Главная » Книги

Старицкий Михаил Петрович - Последняя ночь, Страница 5

Старицкий Михаил Петрович - Последняя ночь


1 2 3 4 5

sp; 
  Как рада я!
  
  
  С т е п а н
  
  
  
  
   А я,
  
  И сам не знаю как! Безмерно!
  
  (Вдруг обнимает жену.)
  
  
  Т а с я
  
  
  
  
  
  Что ты?
  
  Перепугал!
  
  (Целует его.)
  
  
   Так вот тебе!
  
  (Подливает.)
  
  
  
  
  Ну, пей!
  
  Нам бог такое дал большое счастье,
  
  Что даже страшно мне...
  
  
  С т е п а н
  
  Не сломится!
  
  
  Т а с я
  
  (любуется мужем. Пауза)
  
  
   А дело наше как?
  
  
  С т е п а н
  
  Растет, растет и тьму одолевает.
  
  Проснулось чувство гордости в рабах;
  
  Пусть только знак подаст Палий, немедля
  
  И мы начнем священную борьбу.
  
  
  Т а с я
  
  Когда б скорее!
  
  
  С т е п а н
  
  
  
  Обождать придется,
  
  Пока рассвет наступит.
  
  
  Т а с я
  
  
  
  
  Разве нам
  
  Насильники дадут его дождаться?
  
  
  С т е п а н
  
  Э, спят они; для них мы только скот,
  
  Бессильный, жалкий... Преданные делу
  
  Товарищи собрались вкруг меня,
  
  Нести в народ готовы слово правды
  
  И силы обездоленных крепить.
  
  
  Т а с я
  
  О, ты всему и голова, и сердце,
  
  Мое ты счастье, гордость ты моя!
  
  Как я люблю тебя, как преклоняюсь
  
  Пред чистым светочем твоей души!
  
  
  С т е п а н
  
  (обнимает ее)
  
  Мое сокровище, твоя поддержка - сила!
  
  
  Т а с я
  
  Постой, проснулось, кажется, дитя.
  
  (Подбегает к колыбели.)
  
  
  С т е п а н
  
  (за нею)
  
  Смеется? Дай-ка парня! На колено
  
  Верхом посадим...
  
  
  Т а с я
  
  (склонилась над колыбелью)
  
  
  
   Погоди! Сейчас
  
  Управлюсь с ним... О, гуси-потягуси!
  
  
  
  Явление одиннадцатое
  
  Т е ж е и О с т а п.
  
  
  О с т а п
  
  (вбегает)
  
  Стряслась беда: забрали пятерых...
  
  Все ждут тебя... хотят совет услышать:
  
  Бежать ли нам, скрываться по углам,
  
  Иль на злодеев двинуться?
  
  
  С т е п а н
  
  (с минуту стоит ошеломленный)
  
  
  
  
   Как сразу
  
  Мой светлый день затмился, сорвалась
  
  Невесть откуда бешеная буря,
  
  Грозит смести...
  
  
  О с т а п
  
  
  
  Так лучше подождать, -
  
  Мы победить врага сейчас не в силах!..
  
  
  С т е п а н
  
  А тех, что брошены уже в тюрьму,
  
  Оставить там на гибель?
  
  
  О с т а п
  
  
  
  
  Что ж мы можем?
  
  
  С т е п а н
  
  А дело наше? В грязь его втоптать?
  
  
  О с т а п
  
  На время лишь... покуда семьи...
  
  
  С т е п а н
  
  (горячо)
  
  
  
  
  
   Стыдно
  
  Себя спасать, когда судьба борцов
  
  Решается - борцов и братьев наших!
  
  
  Т а с я
  
  Да, милый мой! Не ведать счастья нам,
  
  Когда в неволе гибнут наши братья...
  
  Ты всех будил, так стань же во главе
  
  И делай так, как долг повелевает.
  
  
  С т е п а н
  
  В твоих очах горит огонь святой,
  
  В твоих устах - пророческое слово...
  
  Иду!.. Прощай!.. Но как же вы одни
  
  Останетесь средь этой страшной бури?
  
  Ох, замирает сердце... Стынет кровь...
  
  Кто защитит вас?
  
  
  Т а с я
  
  
  
  Тот, кто правит миром!
  
  Ему я поручу свое дитя.
  
  Сама ж пойду, с тобою оплечь стану...
  
  
  С т е п а н
  
  Любимая!
  
  
  О с т а п
  
  
  Орлица наша!
  
  
  С т е п а н
  
  
  
   Ты
  
  Мне помогла расправить крылья, чую
  
  Вновь силу я...
  
  
  Т а с я
  
  
  
  На бога уповай,
  
  Не плачь о нас: одна семья мы ныне,
  
  Поруганная, скорбная семья!
  
  
  О с т а п
  
  Сюда идут... Я слышу лязг оружья...
  
  Враги!
  
  
  С т е п а н
  
  Вперед! Мы встретим грудью их!
  
  
  Сразу темнеет, картина исчезает; музыка, которая началась чуть раньше,
  полна тревоги; бьет барабан; кажется, что раздаются крики и стоны; в той же
  тональности музыка продолжается и во время монолога Степана; он уже успел
  незаметно лечь на нары.
  
  
  
  Явление двенадцатое
  Б р а т к о в с к и й, один.
  
  
  Б р а т к о в с к и й (вскакивает с нар, не проснувшись, как бы
  в забытьи, в кошмаре). Держи!.. Держи дверь!.. Ломают... Ой, упала!..
  Стойте! (Мечется по камере.) Там ребенок!.. Собаки вы, басурманы! На
  одного?.. А ее за что? Бога ради! Не троньте!.. Меня... я виноват... Ай! За
  косу тащат!.. Спасите!.. О косяк голова ее ударилась... Звери... Кровь... Не
  могу... Ох, смерть! (В конце монолога натыкается на нары, падает головой от
  зрителя и стонет; потом постепенно затихает.)
  
  
  Музыка тоже из бурной переходит в возвышенно-гармоническую
  и сопровождает монолог матери Степана до появления коменданта.
  
  
  
  Явление тринадцатое
  
  Появляется как бы на облаке фигура матери узника. Она сходит с облака,
  подходит к сыну, кладет ему руку на лоб.
  
  
  М а т ь
  
  (под музыку)
  
  Настал твой час, мой мальчик дорогой,
  
  И сразу позабудешь ты все муки;
  
  Все отдал до конца на подвиг свой
  
  И натрудил мозолистые руки...
  
  Так отдохни и дай покой челу
  
  У материнского родного лона;
  
  Оно и там оплот и оборона,
  
  Где богу ангелы поют хвалу,
  
  Усни ж, усни, исчезнут злые муки,
  
  Тебя я буду нежить и баюкать.
  
  
  Не сетуй, что утех ты мало знал,
  
  Что раньше срока жизнь твоя сломалась, -
  
  Забвенья сладкий выпьешь ты фиал,
  
  Не запятнавши чести и на малость.
  
  Не сетуй, что твои промчались дни
  
  Полоской света искрометно-алой:
  
  Твоя любовь вдохнула дух в усталых,
  
  А смерть сплотит всех, кто тебе сродни,
  
  Поднимет знамя братства и свободы...
  
  Усни, забудь и горе, и невзгоды.
  
  
  Облака расходятся, и открываются чудесные глубины рая.
  
  
  Дитя мое, любимый мальчик мой!
  
  Ты все свершил, что мог, что было в силах.
  
  Тебя в чертог надзвездный, зоряной
  
  На облаке я вознесу, мой милый...
  
  И с тех высот, куда мы полетим,
  
  Следить мы будем за земною далью,
  
  Болеть друзей вседневною печалью,
  
  Желать добра и лучшей доли им...
  
  Ты не щадил себя, спасая братьев,
  
  Приди ж к родимой матери в объятья!
  
  
  Барабан - и все исчезает; снова стена тюремной камеры. В окне еще
  раньше забрезжило, а теперь загорелся первый луч.
  
  
  
  Явление четырнадцатое
  
  Б р а т к о в с к и й, к о м е н д а н т, к с е н д з, с т о р о ж и д в о е
  ч а с о в ы х.
  
  
  С т о р о ж
  
  (входит)
  
  Как тихо спит!
  
  (Отворачивается плача.)
  
  
  Комендант остановился в нерешительности; часовые - у двери; за дверью
  видны фигуры двух палачей. Внезапный гром барабанов.
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  (вскакивает)
  
  
  
  Зарю играют? Утро?!
  
  
  К с е н д з
  
  Мужайся!
  
  (Показывает на небо.)
  
  
  Там лишь милосердный суд,
  
  А здесь, мой сын, жестоких не умолишь!
  
  
  К о м е н д а н т
  
  Ждут палачи! Готовься!..
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  (прижимает евангелие к груди)
  
  
  
  
   Боже мой!
  
  (Окаменел.)
  
  
  В дверь с нечеловеческим воплем врывается Т а с я и припадает к ногам
  узника.
  
  
  
  
  
  
   Занавес
  
  
  
  
  _______________________________________________________________________
  
  

Комментарии

  
  Социане - последователи итальянского богослова XVI в. Фаустуса
  Социнуса, отрицавшешго божественное происхождение Христа и некоторые другие
  догмы христианства.
  
  Палий, Самусь, Искра - руководители казацко-крестьянских восстаний
  конца XVII - начала XVIII в. против польской шляхты.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  _______________________________________________________________________
  
  
  Подготовка текста - Лукьян Поворотов
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Другие авторы
  • Гольцев Виктор Александрович
  • Демосфен
  • Бартенев Петр Иванович
  • Кельсиев Василий Иванович
  • Вельяминов Николай Александрович
  • Кроль Николай Иванович
  • Бердников Яков Павлович
  • Якоби Иоганн Георг
  • Круглов Александр Васильевич
  • Меньшиков, П. Н.
  • Другие произведения
  • Шеллер-Михайлов Александр Константинович - Савонарола. Его жизнь и общественная деятельность
  • Тихомиров Павел Васильевич - Несколько критических замечаний на кн.: Чичерин. Основания логики и метафизики
  • Страхов Николай Николаевич - По поводу писем Ап. Григорьева к H. H. Страхову
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Виктор Гофман
  • Бернс Роберт - К маргаритке, которую сам Поэт в 1786 году срезал плугом
  • Бичурин Иакинф - Историческое обозрение ойратов или калмыков
  • Каратыгин Петр Андреевич - Дом на Петербургской стороне
  • Плеханов Георгий Валентинович - Об издании Русской Социально-Революционной Библиотеки
  • Андерсен Ганс Христиан - Андерсен Ганс-Христиан
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Из неизданных воспоминаний о В. И. Ленине
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа