Главная » Книги

Шулятиков Владимир Михайлович - К оценке текущего момента

Шулятиков Владимир Михайлович - К оценке текущего момента


   Владимир Шулятиков

К оценке текущего момента

(Рабочее знамя, 1908, ноябрь, No 6, Коц-1, стр.2)

   Революционные силы российского пролетариата иссякли; рабочее движение зашло в тупик, из которого ему долго, очень долго не выбраться - повторяют на все лады наши недруги и наши мнимые друзья. Так ли это?
   Нет! Это клеветнические и лживые уверения, и лживость их особенно ярко обнаруживается в настоящую минуту.
   Правда, над Россией нависла тяжелая политическая реакция.
   Правда, российские капиталисты в своих наступлениях на рабочих становятся все смелее.
   Но все же их российский пролетариат может смело глядеть вперед: перед ним открываются широкие дали. Нарастает новая волна пролетарского подъема и притом более сильная, чем та, которая вынесла на своем гребне революцию 1905 года.
   Кто торопится хоронить революционное рабочее движение, тот не хочет считаться с новейшей экономической жизнью России и Западной Европы.
   А жизнь эта говорит вот о чем. Начиная с 1906 г. для российской буржуазии наступили счастливые дни. Дубасовские пушки не только усмирили ее главного непримиримого врага, но и помогли ей поправить на время ее хозяйственные дела. Усмиренного врага легко эксплуатировать: капиталисты поспешили сейчас же отобрать завоевания, сделанные рабочим классом во время революции - увеличили рабочий день, урезали заработную плату. Но само по себе это обстоятельство больших барышей господам "предпринимателям" еще не сулило. Как раз ближайшая причина расстройства их дел, причина жалкого положения российской промышленности - в отсталых способах ведения хозяйства, в хищнической, потогонной эксплуатации труда.
   Необученный, живущий в проголодь, вечно утомленный рабочий, естественно, может изготовлять продукты очень невысокого качества. Потому-то русские товары не в состоянии соперничать с изделиями фабрик и заводов Западной Европы и даже Польши, где условия труда иные. И лишь при исключительных случайностях наши хищники капиталисты могут рассчитывать на расширенный сбыт своих товаров. А такие именно случайности и явились им на выручку.
   Произошло в Лодзи длительная приостановка фабричных работ - фабриканты владимиро-московского промышленного района поспешили воспользоваться критическим положением их соперника и перехватить у него рынки для сбыта продуктов. Сами Лодзинцы обратились к ним за помощью, делали им заказы, и Московские товары посылались под лодзинскими клеймами. А в 1907 г. на Западе разразился промышленный кризис, и это, в свою очередь, несколько оживило деятельность русской промышленности: выиграли, главным образом, отечественные металлургисты. Их товары, несмотря на свое плохое качество, вывозились в большем количестве, чем раньше, за границу.
   Но Лодзь стала на ноги: острый момент западного кризиса миновал. И судьба, милостиво улыбнувшаяся русским капиталистам, снова повертывается к ним спиной.
   В то же время, ничего утешительного не обещает им положение дел на мировом рынке. Там совершаются события первостепенной важности. Пол-Азии охвачено революционными движениями. Частью эти движения еще не перешли в открытые массовые выступления (Китай), частью уже перешли (Персия, Турция). И все они - революции буржуазные, все они означают создание азиатских капиталистических государств. Азиатская буржуазия отныне будет самостоятельно вести капиталистическое хозяйство. Европейским промышленникам наносится очень чувствительный удар. Азия до последнего времени была золотой страной для них, главным и богатейшим из их внешних рынков, главным предметом их колониального грабежа. И теперь они лишаются своих крупнейших барышей.
   Но если вообще азиатские революции чреваты для европейских Капиталистов великими неприятностями, то для русских промышленников они прямо таки оказываются роковыми.
   Русский капитал, сравнительно слабо развитый, применяющий первобытные способы эксплуатации труда, не имевший сил создать для себя достаточной внутренний рынок, делает отчаянные попытки захвата внешних рынков - идет по дорожке так называемой империалистической политики. Эта дорожка привела его к поражению на манчжурских полях; теперь она приготовила ему поражение еще более горшее. Азиатские революции и события на Балканском полуострове отнимают у русских промышленников лакомый кусок, никоторый они в продолжение целого столетия прицеливались и который им удавалось отчасти урывать. Приходится прощаться им с рынками Ближнего Востока. Отныне доступ на эти рынки будет открыт только для очень и очень сокращенно го количества европейских товаров, отличающихся наибольшей добротой, а таковыми продукты русской промышленности считаться не могут. "Куда не кинь - все клин. Перед русской буржуазией встает грозный вопрос: как же дальше быть?
   Чтобы существовать дальше, русскому капитализму остается один только путь, действительно могущий принести ему улучшение.
   Какой же это путь?
   Народники спешат ответить: все дело в отсутствии широких масс такого крестьянства, которое бы обладало в достаточной мере деньгами, обладало бы надежной покупательной способностью; деревня спасет город; создайте такое крестьянство, т.е. создайте внутренний рынок, и тогда фабрично-заводской промышленности обеспечено прочное будущее.
   Социал-демократы должны рассуждать иначе.
   Во-первых, внутренний рынок - это не только крестьянство, обладающее известной покупательной способностью, но и пролетариат как городской, так и сельско-хозяйственный, а равным образом мелкая городская буржуазия.
   Во-вторых, нельзя сначала создать внутренний рынок, а затем насаждать на его почве капитализм. Это значит подавать знахарский совет. Надо твердо знать, что капитализм, развиваясь, развивает внутренний рынок, т.е. разлагает старые, некапиталистические хозяйства, отнимает у них самостоятельность, делает невозможным ведение их без помощи денег, заставляет крестьян производить на рынок, а обезземельнного крестьянина обращает в рабочего: именно он, а не кто другой, не какие-нибудь кудесники или маги, наделяют и первого и второго покупательной способностью. Если же в настоящее время внутренний рынок плох, это значит, что капитализм еще недостаточно силен, еще слабо организован, еще пользуется хищническими приемами производства, и ввиду своей слабости, не произвел более или менее решительного натиска на хозяйства некапиталистические; значит также, что держа рабочего в самом черном теле, выбрасывая рабочему нищенскую заработную плату, он не дал ему сколько-нибудь значительной покупательной способности.
   Чтобы наделить его и крестьянина рабочего, капитал должен, так сказать внутренне переродиться. Он должен перейти к другим, не чисто хищническим формам эксплуатации. Он должен улучшить значительно свою технику, ввести повсюду усовершенствованные машины и усовершенствованные способы выделки продуктов. Это, в свою очередь, даст ему возможность успешнее соперничать с капиталами других стран, так как изготовляемые им продукты повысятся в своей доброте.
   Вот единственный существующий для русского капитализма выход из ямы, в которой он очутился", (стр.2 столбец 3).
   Уже кое-какие попытки переродить капитал сделаны. С 1906 г. в целом ряде производств (напр., в текстильном, металлургическом, механическом, типографском) введены технические улучшения. Но этого еще слишком и слишком мало. Это пока капля в море.
   Одно дело - обзавестись новейшими машинами, другое дело - использовать их как следует.
   Новейшая техника требует, прежде всего, применения обученного труда. Проходит то время, когда за фабричными станками сидели не только подростки и дети, но и калеки и душевно-больные и слабоумные Новейшие машины требуют от рабочего продолжительной выучки, немалых специальных и общих технических познаний. А широких масс такого обученного пролетариата в России еще нет.
   Господствующая у нас до сих пор хищническая буржуазия эксплуатировала, повторяем, труд необученный. Ее способы эксплуатации - выжимание пота посредством непомерно длинного рабочего дня и непомерно низкой заработной платы. Между тем, обученный труд требует обязательно более короткого рабочего дня и вообще лучших условий работы: обученный рабочий должен сильнее напрягать свое внимание, гораздо скорее утомляться, что сейчас же отзывается на его работе. Потому простой, своекорыстный экономический расчет заставляет собственников новейшего рода фабрик и заводов сделать его работу менее утомительной".
   "Итак, капитал должен переродиться. На смену господствующей ныне хищнической буржуазии должны прийти новые эксплуататоры, эксплуататоры, так сказать, утонченные. И они уже идут. Они уже довольно громко заявляют о себе, в лице наиболее ярких выразителей их интересов - в лице "кадетов". Познакомьтесь ближе с "кадетской" литературой, с их писаниями по рабочему вопросу, и вы увидите, что главная их забота - это именно забота о создании широких масс обученного пролетариата. Будущего для себя они ждут только от "подъема образования" рабочих масс. Такова основа их социально-экономической программы. И в связи с этой основой они выдвигают вытекающие из нее требования - требования некоторого фабричного законодательства и некоторых "социальных реформ".
   Но идут они очень медленно.
   Хищнической, октябрьской буржуазии нанесен решительный удар, но все еще она достаточно сильна. В ее руках политическая, правительственная организация. И прежде чем уступить место представителям новейшей фабрики они сделали все возможное для продления своего господства.
   Пусть на Ближнем и Дальнем Востоке она потерпел поражение: все же она попавши в совершенно безвыходное положение, будет стараться вернуть бесповоротно для нее потерянное и, может быть, обречет Россию на новый военный разгром. А во всяком случае, она в ближайшие дни страшно усилит милитаризм. И это означает для России продолжение политической реакции.
   Вообще реакция, воцарившаяся у нас с 1906 г. - дело их рук. Нельзя называть ее только "черносотенной", нельзя думать, будто ее главные виновники - крепостники - помещики. Черная сотня за собой крупной экономической силы не имеет: она сильна, главным образом, поддержкой со стороны октябрьской капиталистической буржуазии. Октябристы вытащили черную сотню за уши на первый план. Отсталый хищнический капитал, естественно, льнет к отсталым докапиталистическим и полукапиталистическим группам. Но это единение с черной сотней его толкает и страх перед пролетариатом и соперничество с нарождающейся новейшей фабрикой. И то по сравнению с этими противниками помещики-крепостники (оказываются для отсталого капитала столь безвредным элементом, что с ними можно и должно заключить оборонительный и наступательный союз.
   Временное оживление промышленности, о котором мы говорили в начале, и которое не вызвало немедленного коренного перерождения капитала, последовательно делало черносотенно-октябристский союз все более и более тесным. Дальнейшая судьба капитала, развернувшаяся перед ним пропасть, не дают основания предвидеть расторжения союза. Напротив, милитаристические и империалистические поползновения октябристов должны только упрочить его, а стало-быть, затянуть петлю политической реакции еще туже.
   И в свою очередь, и на Западе произойдет широкий разгул политической реакции. И там капиталистическая буржуазия - притом буржуазия всех оттенков, начиная с наиболее отсталой и кончая наиболее передовой - постарается вооруженной рукой вознаградить себя за потерянное ею в Азии и Турции. Она захватит то, что еще можно захватить. Совершился политический переворот в Турции, и что политический переворот в Турции, и что же мы видим? На другой день турецкой революции европейские правительства с лихорадочной быстротой принимаются за грабеж принадлежащих Турции областей, и на Балканском полуострове загорается искра, грозящая превратиться во всеевропейский пожар. А моменты грабежей, совершаемых вооруженной рукой, всегда бывают моментами тяжелого политического гнета.
   Такое положение дел в Западной Европе, со своей стороны, сильнейшим образом поддержит и укрепит российскую реакцию. И эта реакция - реакция всей буржуазии. Путь вооруженного грабежа лежит не перед одними октябристами, но и перед представителями более развитого капитала, перед "утонченными" эксплуататорами. И они не составят исключения в общем хоре европейской буржуазии. Правда, кадеты и мирнообновленцы не так откровенны, кар октябристы. Но прислушайтесь к их речам о балканских делах: почему это они так громко кричат теперь о "всеславянском объединении", почему им так хочется "поддержать Сербию"? Все это доказывает одно: все это отклоняет российскую промышленность от пути, который бы вывел ее из угнетенного состояния. Никакого сколько-нибудь быстрого перерождения российского капитала ожидать нельзя.
   И в ближайшие дни его стремление внутренне переродиться сведется только к следующему: будут предлагаться и проводиться мелкие меры, ублюдочные фабричные законы. И только!
   Но все же, оценивая текущий момент, мы никак не можем упускать из виду этого стремления капитала внутренне переродиться. Оно существует, оно развивается. А вместе с ним развиваются внутриклассовые трения в рядах буржуазии, и "утонченные" эксплуататоры начинают подымать голову, оживляются "кадеты". Они даже мечтают о том, что сделаются господами завтрашнего дня и пробуют просить "народ" посодействовать им, помочь им одолеть их соперников. Сейчас они не прочь даже заигрывать с пролетариатом.
   Но мы знаем, кто они, и должны по достоинству оценить их заигрывания и дать им самый решительный отпор. На удочку эксплуататоров пролетариат не пойдет, не даст себя ослепить никакими обещаниями.
   Кадеты уверяют, будто теперь такое же время, как было до октября 1905 г., и нужно забыть классовую борьбу, всем классом сплотиться. Так думают они провести рабочих.
   Но с 1905 г. много воды утекло. Революция в том виде, как она была в 1905 г., не повторится. Либеральная буржуазия прекрасно показала, чем она является для пролетариата. И рабочий класс должен не забывать о борьбе с ней, а напротив энергично развивать эту борьбу. Теперь больше ни о какой поддержке либеральной буржуазии не может быть речи, ни о каких "совместных" выступлениях.
   Да, много воды утекло с 1905 г.! Российский пролетариат теряет все больше и больше "союзников".
   Обострились его отношения, в свою очередь, и к массам мелкой городской буржуазии и к части деревенского населения.
   В недрах ремесла и мелкой торговли вырос рабочий вопрос. Ремесленные рабочие последние годы начали энергичную борьбу с хозяевами. Кооперативное рабочее движение бьет по карману лавочников. Приводят в негодование мелкую буржуазию забастовки рабочих на фабриках и в крупных магазинах: мелкое производство становится все в большую зависимость от крупных предприятий, и приостановка деятельности в этих предприятиях приостанавливает деятельность и ремесла.
   А в деревне, при благосклонном содействии столыпинского законодательства, все более и более усиливаются богатеи, все больше и больше разоряется мелкое крестьянство. Между ними разгорается классовая борьба. А эта борьба только гонит крестьянскую буржуазию "вправо". Крестьянская масса, выступившая в революционные дни, расслоилась.
   Пролетариат оказывается идущим все более и более обособленно в своем революционном движении. Но в этом для него не слабость, а сила. Это делает его более самостоятельным. Он глубже начинает сознавать свои классовые интересы. Он начинает более социалистически думать, чувствовать и действовать.
   Буржуазия, с верхов до низов, спешит похоронить революцию. Пуст интересы некоторых буржуазных слоев, казалось бы, заставляют их повести решительную борьбу с существующим правительством: но страх перед рабочим движением смиряет их революционный порыв. Они ищут "мирных" обходных путей для достижения своих целей. И они идут только этими путями.
   В минуту будущего революционного подъема у российского пролетариата останется весьма ограниченное число "союзников": вместе с ним выступит крестьянская беднота и лишь наиболее обездоленная, наиболее разоренная часть мелкой городской буржуазии.
   Но его наиболее истинным, наиболее могущественным союзником явятся его заграничные собратья. Обострение экономической борьбы в Европе, повсеместное усиление буржуазной реакции более тесными узами, чем было до сих пор, объединит пролетарские отряды отдельных стран. И революционное выступление рабочих одной страны немедленно найдет живейшую поддержку со стороны других отрядов пролетарской армии?
  

(Раб. зн. No 6, 1908, стр. 3)

Типография Московского Комитета

Отпечатано 12 000 экземпляров. 22 ноября 1908 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7
  
  
  


Другие авторы
  • Чехова Е. М.
  • Антропов Роман Лукич
  • Кузьмина-Караваева Елизавета Юрьевна
  • Сухово-Кобылин Александр Васильевич
  • Теплова Серафима Сергеевна
  • Сейфуллина Лидия Николаевна
  • Ковалевская Софья Васильевна
  • Гельрот М. В.
  • Воейков Александр Федорович
  • Мейхью Август
  • Другие произведения
  • Решетников Федор Михайлович - Внучкин
  • Морозов Михаил Михайлович - О трагедиях Уильяма Шекспира
  • Вейнберг Петр Исаевич - Вейнберг П. И.: биобиблиографическая справка
  • Никитенко Александр Васильевич - Леон, или идеализм
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Совещание расширенной редакции "Пролетария"
  • Антипов Константин Михайлович - Стихотворения
  • Розанов Василий Васильевич - К началу учебных занятий. 1909
  • Гершензон Михаил Осипович - Пушкин и графиня Е.К. Воронцова
  • Иванов Вячеслав Иванович - Иванов В. И.: Биобиблиографическая справка
  • Блок Александр Александрович - Интеллигенция и Революция
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 314 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа