Главная » Книги

Шпажинский Ипполит Васильевич - Легкие средства, Страница 2

Шпажинский Ипполит Васильевич - Легкие средства


1 2 3 4

чтобы Камила Егоровна была снисходительнѣй съ вами, чѣмъ со мной и бѣднымъ Alexis''омъ, который, voyez-vous, до сихъ поръ не оправился отъ смущен³я.
   Фрикъ. Съ господами Аникѣевыми нельзя быть снисходительной.
   Аникѣевъ ст. Ого, рекомендац³я!
   Аникѣевъ мл. Bonjour! [Торопливо пожалъ руку Мажарова и, сторонясь Фрикъ, пробирается къ двери].
   Аникѣевъ ст. [пожимая Мажарову руку]. Ха-ха! Бѣдняга считаетъ погибшимъ тотъ день, когда встрѣтитъ Камилу Егоровну. [Уходятъ].
  

ЯВЛЕН²Е V.

Мажаровъ и Фрикъ.

   Мажаровъ. Что онъ нагородилъ! Что за намеки! [Фрикъ]. Садитесь. [Фрикъ продолжаетъ стоять. Въ сторону]. И принесло эту!.. [Ей]. Что скажете? Садитесь же!
   Фрикъ. Я скажу, чтобы вы отдали тѣ деньги, которыя я имѣла непростительную глупость дать вамъ три мѣсяца назадъ. Я никогда и никому не даю денегъ, безъ вѣрнаго обезпечен³я и удивляюсь себѣ, какъ это случилось, что вамъ ссудила подъ вексель. Положимъ, я не ожидала, что вы, получивъ мои деньги, съѣдете у меня съ квартиры, хотя и должна была ожидать. Я зла на себя за то, что отъ васъ ожидала. Вы давали такъ много поводовъ ожидать!.. Но все это прошло. Остаются вашъ долгъ и вексель, который я протестовала и подамъ ко взыскан³ю, если вы с³ю минуту не заплатите денегъ.
   Мажаровъ [въ сторону]. Ну, это ты врешь! [Къ ней]. Ха-ха-ха! Какая вы сегодня сердитая. Прошу же сядьте. [Беретъ ее за обѣ руки съ нѣжностью и хочетъ подвести къ дивану]. Не хотите ли кофе, завтракать?
   Фрикъ. Ничего я не хочу, и пожалуйста не дотрогивайтесь до меня. [Вырываетъ руки]. Меня это тревожитъ, а я должна слушаться только разсудка. Отдайте деньги, и мы больше никогда не увидимся. Живя у меня, вы ничего не имѣли, поэтому увѣряли... Но къ чему вспоминать! Теперь вамъ, конечно, все равно, если мы больше никогда не увидимся. И мнѣ все равно. Вы живете богато, кормите Аникѣевыхъ, значитъ, имѣете деньги. Свои или чуж³я - вамъ все равно. И мнѣ все равно, чьими бы ни получить, только отдайте.
   Мажаровъ. Такъ я же насильно усажу васъ съ собою, если не слушаете просьбъ. [Обнимаетъ ее за тал³ю и хочетъ усадить].
   Фрикъ [вырываясь]. Ахъ, ахъ!.. Прошу, Мажаровъ, до меня не дотрогиваться. Я никому никогда не позволяла дотрогиваться до себя и знаю къ чему это ведетъ. [Садится].
   Мажаровъ [садясь рядомъ]. Но мнѣ вы позволяли вотъ такъ держать ваши руки [беретъ ея руки], и склоняли голову ко мнѣ на плечо, и говорили разныя хорош³я слова... глубоко и часто вздыхали... А разъ, когда мы пили кофе съ жирными сливками, вы взяли мою голову и крѣпко, крѣпко прижали къ груди. Видите, я все помню, и мнѣ пр³ятны эти воспоминан³я.
   Фрикъ. Правда, я взяла вашу голову и прижала къ груди, въ которой тогда совершалось что-то особенное. Но теперь я раскаиваюсь въ этомъ и прошу - отодвиньтесь подальше. Я всю жизнь была недовѣрчива къ разнымъ авансамъ, которые мнѣ дѣлали мужчины. Я понимала, что имъ больше всего нравились мои деньги. Вамъ одному хотѣлось вѣрить, когда вы говорили, что во мнѣ очень много привлекательнаго, и что серьезный человѣкъ предпочтетъ счастье со мною амурамъ съ какою-нибудь дѣвочкой. Вотъ потому я прижала вашу голову къ груди. Это былъ порывъ... Потомъ я отъ васъ убѣжала и заперлась. Вы хотѣли быть дерзки. Я не позволила вамъ быть дерзкимъ и никогда никому не позволю. Я могу упрекнуть себя въ одной слабости, что дала вамъ тогда денегъ, но ни въ чемъ другомъ упрекнуть себя не могу. И теперь вы напрасно опять придвигаетесь и жмете мнѣ руку. Въ другой разъ вы меня не обманете. И если я говорю, что с³ю минуту подамъ ко взыскан³ю, то сдѣлаю это.
   Мажаровъ. Не сдѣлаете, не захотите разстроить выгодное дѣло, которое у меня почти въ рукахъ. Когда дѣло удастся, и я буду имѣть порядочныя деньги, тогда Камила Егоровна не станетъ отнимать своихъ ручекъ, повѣритъ моему расположен³ю и опять прижметъ къ груди мою голову. Правда? Вы богаты. Чего стоитъ вамъ подождать немного!
   Фрикъ. Да, я богата, но ждать не могу. Я богата и средствами и чувствами, кому они нужны; но ждать все-таки никакъ не могу.
   Мажаровъ. Въ томъ-то и дѣло, что мнѣ нужны ваши чувства. Поэтому и не хочется ссориться съ вами.
   Фрикъ. Еслибъ вамъ нужны были мои чувства, Мажаровъ, вы не съѣхали бы отъ меня съ квартиры, а я не поглупѣла бы до того, какъ теперь, что сижу и слушаю васъ, вмѣсто того, чтобы хлопотать объ исполнительномъ листѣ, для заключен³я васъ подъ арестъ. Вѣрно вамъ нечѣмъ заплатитъ, что тянете канитель. Я твердо рѣшилась преслѣдовать васъ, Мажаровъ, если не заплатите, и не столько за долгъ, сколько за то, что я думала объ васъ лучше, чѣмъ слѣдуетъ. Отъ этого произошли нѣкоторыя разстройства въ моихъ дѣлахъ и кухарка стала меня обворовывать.
   Мажаровъ. Ха-ха-ха! Преслѣдовать за то, что вы обо мнѣ думаете и что кухарка ваша воруетъ. Это забавно!
   Фрикъ. Если васъ арестуютъ, то никому отъ этого не будетъ больнѣе, чѣмъ мнѣ. Этимъ я накажу себя. Я буду мучиться за васъ,- мучиться больше, чѣмъ вы.
   Мажаровъ. Изъ сего явствуетъ, милая моя Камила Егоровна, что вы меня любите, а?
   Фрикъ. Если я не первой молодости, то изъ этого вовсе не слѣдуетъ, что не могу любить больше каждой дѣвчонки. Напротивъ... напротивъ, я много ждала и много боролась съ собой. И я сомнѣваюсь, можно ли найти дѣвушку, въ которой было бы такъ много чувствъ, сколько во мнѣ. Пожалуйста, Мажаровъ, не дотрогивайтесь до моей тал³и!
   Мажаровъ. Нѣтъ, дотронусь.
   Фрикъ. Ахъ, какой вы настойчивый!
   Мажаровъ [обнимая]. Дотронусь, и вы не станете противиться. Зачѣмъ противиться, если любите?
   Фрикъ. Нѣтъ, я должна противиться и ничего вамъ не позволю, Мажаровъ.
   Мажаровъ. Не подавайте, по крайней мѣрѣ, ко взыскан³ю векселя.
   Фрикъ.. Подамъ, если... если я въ васъ окончательно ошиблась и если мои желан³я и чувства не приведутъ ни къ чему.
   Мажаровъ. Приведутъ къ чему хотите, прелестная моя Камила Егоровна. [Хочетъ ее поцѣловать].
   Фрикъ. Ахъ, ахъ, ни за что!.. [Отодвигается]. Я могу хотѣть, чего должна хотѣть каждая честная дѣвушка. Ничто не сдѣлаетъ изъ меня вѣтреницы, Мажаровъ. Поэтому, если ищете моей любви, то возьмите ее такъ, какъ я могу дать.
   Мажаровъ [удивленно]. То-есть?
   Фрикъ. Еслибъ я позволила любить себя опрометчиво, то была бы глупѣй всякой дуры, потому что не получила бы на васъ никакихъ правъ. Дайте мнѣ права и возьмите мои чувства, Мажаровъ.
   Мажаровъ [еще съ большимъ удивлен³емъ]. То-есть?
   Фрикъ. То-есть, я позволяю сдѣлать мнѣ формальное предложен³е и если стану вашей женой, то вы нисколько не раскаетесь.
   Мажаровъ [вставая]. Ха-ха-ха! Вотъ такъ пуля! Сколько вамъ лѣтъ, почтеннѣйшая Камила Егоровна?
   Фрикъ [встаетъ]. Сколько бы ни было, но впереди ихъ достаточно. чтобы васъ проклинать. Помните это, Мажаровъ. Прощайте! Вы мнѣ не заплатили. Помните! Теперь я убѣдилась, что на свѣтѣ нельзя прожить, не сдѣлавъ глупости хоть разъ, какимъ бы благоразум³емъ ни обладала женщина. Я сдѣлала глупость, и вы за нее поплатитесь! [Быстро уходить, багровая отъ ярости].
   Мажаровъ. Ахъ, черномазая жердь съ длиннымъ носомъ! Жениться на ней! Ха-ха-ха! Если бы всю жизнь не видать ни одной женщины, кромѣ вѣдьмъ, и тогда тобой не прельстишься!.. Какъ?!.. Матушка?!..
  

ЯВЛЕН²Е VI.

Мажаровъ и Софья Ивановна.

[Тщедушная старушка болѣзненнаго вида].

  
   Софья Ивановна. Здравствуй, Валерьяша, голубчикъ! [Объят³я].
   Мажаровъ. Не ожидалъ!.. Какими судьбами? зачѣмъ?
   Софья Ивановна. Ты будто сердишься, что я пр³ѣхала?
   Мажаровъ. Пустяки. Но интересно, что заставило васъ пр³ѣхать чуть не за тысячу верстъ? Расходы, утомлен³е... Вы же такая хворая... Храбро! Не желан³е же видѣть меня?
   Софья Ивановна. Ты знаешь, Валерьяша, какъ я тебя люблю, и что въ томъ удивительнаго, если мнѣ хотѣлось видѣть тебя? А ты... не въ духѣ, сердишься...[Смахнула слезу]. И обнять себя хорошенько не далъ!
   Мажаровъ. Все это прекрасно, и я, конечно, радъ видѣться съ вами; но... догадываюсь, даже увѣренъ, что пр³ѣхали вы не затѣмъ только, чтобы меня обнять. И въ этомъ вопросъ. Поэтому, безъ дальнихъ околичностей, объясните въ чемъ дѣло.
   Софья Ивановна [вздохнула и потупилась]. Я бы не пр³ѣхала, еслибъ Ната...
   Мажаровъ [вскакивая съ дивана]. Ната, Ната! Конечно, вы пр³ѣхали по милости этой Наты, которая козыряетъ у васъ, какъ солдатъ въ юбкѣ, и вертитъ всѣмъ, какъ хочетъ. Ната!
   Софья Ивановна. Ты знаешь, Валерьяша, какъ меня всегда огорчало, что ты не любишь сестру... что вы не ладите. [Плачетъ].
   Мажаровъ. Э, представьте, пожалуйста! Еслибъ ваша Ната не была такой дурой, такой дерзкой и злой дѣвкой, вамъ бы не пришлось проливать слезы надъ нами,
   Софья Ивановна. Ты несправедливъ къ ней, мой другъ. Ты осуждаешь ее, она осуждаетъ тебя...
   Мажаровъ. Оставимъ! Не о томъ рѣчь. Вы пр³ѣхали. Въ этомъ видно вл³ян³е Наты...
   Софья Ивановна. Да, она безпокоилась...
   Мажаровъ [злобно]. Ха-ха-ха!
   Софья Ивановна. Ты не писалъ. Четвертый мѣсяцъ мы не имѣли отъ тебя ни строчки. Мнѣ Богъ знаетъ что въ голову приходило, Валерьяша. Случалось напролетъ цѣлыя ночи думать о тебѣ; думаешь... и боленъ-то ты, и въ бѣдѣ, чего-чего не придумаешь...! [Беретъ его за руки]. Милый ты мой, какъ же я рада, что вижу тебя! Зачѣмъ съ перваго слова о дѣлахъ, когда... Мы, матери, глупы. Приласкать хочется, приголубить, наглядѣться на своего роднаго... Матери такъ памятно прошлое, Валерьяша... когда ты, теперь такой молодецъ, былъ еще крошкой. Вспоминается, какъ ты засыпалъ у меня на колѣняхъ, какъ ровно и тихо дышалъ на груди... Все: какъ лепеталъ, рѣзвился, шалилъ... [Обнимаетъ его съ сердечной нѣжностью]. Радость моя! Не сердись на меня! У меня вѣдь только и жизни, что дѣти, что ты, первенецъ мой любимый!
   Мажаровъ. Полно, матушка, довольно! [Тихо освобождается]. Потолкуемъ. Вы говорите, Ната безпокоилась, что я не писалъ. Ясно, что она командировала васъ за справками и...
   Софья Ивановна. Мы вмѣстѣ.
   Мажаровъ [вскакиваетъ]. Какъ?! И она?!
   Софья Ивановна [робко]. Со мной, Валерьяша. Она выходитъ замужъ.
   Мажаровъ. Нашелся таки оселъ, который на ней женится. Ну-съ?
   Софья Ивановна. Нехорошо, Валерьяша. Ну кое-что изъ приданаго сдѣлать...
   Мажаровъ. Натѣ приданое и за этимъ ѣхать въ столицу? Ха-ха-ха!
   Софья Ивановна. Ну и деньги.
   Мажаровъ [злобно]. А-а, наконецъ-то! Наконецъ мы договорились до дѣла!
   Софья Ивановна. Но какъ же, милый, не говорить о деньгахъ, когда онѣ ей дѣйствительно нужны? Выдѣлить Нату я хотѣла давно. Друг³я сестры молоды еще, подождутъ. Ты же взялся устроить это. Вѣдь ты заложилъ землю въ банкъ?
   Мажаровъ. Ссуда получена. Вы это знаете, слѣдовательно нечего спрашивать.
   Софья Ивановна. Вотъ эти деньги, эти 10.000, которыя ты получилъ изъ банка для Наты, она и ждала. Ты не писалъ, денегъ не присылалъ, а между тѣмъ скоро свадьба. Ната очень тревожилась...
   Мажаровъ. Конечно, конечно! Ругала меня на всѣ корки!.. Ахъ, вотъ онѣ, самолично, ха-ха!
  

ЯВЛЕН²Е VII.

Тѣ же, Наташа1) и прикащики.

[изъ мануфактурнаго магазина и отъ ювелира, со свертками]

1) Вида мужественнаго, съ энергичными манерами и громкимъ голосомъ. Одѣта очень просто, въ темные цвѣта.

  
   Наташа. Здравствуй, Валерьянъ! [Прикащикамъ]. Положите здѣсь. [Перебираетъ свертки]. Разъ, два, три... Полотно... А картонъ? Тальма?
   1й прикащикъ. Все здѣсь.
   Наташа. Валерьянъ, потрудись заплатить этому господину 320 рублей. [Другому прикащику]. Дайте сюда. Ложки... браслегь, серьги... [открываетъ коробку]. Все. А за эти вещи, Валерьянъ, заплати 218 рублей. Такъ?
   2-й прикащикъ. Точно такъ-съ.
   Наташа. Слѣдовательно, всего 538 рублей. [Прикащикамъ]. Сейчасъ вамъ заплатятъ.
   Мажаровъ. Ха-ха-ха! Это забавно!
   Наташа. Какъ? Ничего смѣшного тутъ нѣтъ и забавнаго ровно ничего. Заплатите этимъ господамъ изъ моихъ денегъ 638 рублей.
   Мажаровъ [взбѣшенъ. Прикащикамъ]. Заберите эти свертки, коробки и убирайтесь вонъ!
   Наташа. Что-о?! Нѣтъ, они ничего не заберутъ и не уйдутъ, пока ты имъ не заплатишь.
   Софья Ивановна. Отчего же, Валерьяша, ты не хочешь?..
   Мажаровъ. Э, замолчите! Въ настоящую минуту у меня можетъ не быть при себѣ денегъ и... нѣтъ... Сестрицѣ вздумается натащить тряпокъ, побрякушекъ, всякаго вздора...
   Наташа. И за все это ты обязанъ заплатить, безъ разговоровъ и дерзостей.
   Мажаровъ. Да, хорошо-съ, хорошо! [Прикащикамъ]. Оставьте ваши адреса. Я пр³ѣду въ магазины и расплачусь. [Прикащики забрали вещи, переглянулись съ усмѣшкой и ушли].
  

ЯВЛЕН²Е VIII.

Мажаровъ, Софья Ивановна и Наташа.

   Наташа. Что, матушка, не права я, что мои деньги нс въ вѣрныхъ рукахъ?
   Мажаровъ. Если у тебя есть хоть капля смысла, не тараторь и выслушай. Мать говоритъ, что твоя свадьба близка. Но моя еще ближе.
   Софья Ивановна. Какъ, ты женишься, Валерьяша?
   Мажаровъ. Да, женюсь; на дѣвушкѣ изъ высшаго круга и очень богатой.
   Софья Ивановна. Какъ же я рада!
   Наташа. Погодите радоваться. Я знаю, къ чему клонится дѣло. Продолжайте-съ! Ты женишься на аристократкѣ и богачкѣ. Если эту невѣсту имѣешь не во снѣ, она мнѣ жалка.
   Софья Ивановна. Наташа!
   Наташа. Продолжайте!
   Мажаровъ. Невѣсту мою зовутъ Раисой Петровной Гладышевой, и матушка вскорѣ съ нею познакомится. [Къ матери]. Вы понимаете, что въ такой домъ, какъ Гладышевыхъ, войти не легко.
   Наташа. А жениться на Гладышевой еще труднѣе. Дальше-съ!
   Мажаровъ. Да, труднѣе. Труднѣе, чѣмъ тебѣ найти мужа, котораго ты искала безъ малаго 10 лѣтъ. [Къ матери]. Чтобы войти въ богатый домъ на правахъ знакомаго, а тѣмъ болѣе жениха, необходимо, конечно, имѣть фракъ не хуже, чѣмъ носятъ лакеи въ этомъ домѣ. Вращаясь въ обществѣ Гладышевыхъ, нужно бывать вездѣ, гдѣ бываютъ они; въ оперѣ торчать не въ райкѣ, въ концертахъ не въ послѣднихъ рядахъ. За каретой Гладышевыхъ невозможно трястись на оборванномъ Ванькѣ. Нужныхъ людей изъ ихъ общества нельзя принимать у черта на кулижкахъ, и нельзя сервировать имъ селедку изъ обжорной лавчонки. Не правда ли, матушка?
   Софья Ивановна. Конечно, мой другъ...
   Наташа. А такъ какъ Валерьяну Николаевичу не на что было разыгрывать большого барина, то... ха-ха! Ясно... Голову даю на отсѣчен³е, если у него изъ моихъ 10.000 осталась хоть копѣйка. Не на мое вышло, матушка? Не права была я, что онъ обманетъ насъ и прокутитъ деньги? Я просила, настаивала, чтобы вы не давали ему довѣренности на залогъ земли. Не права я?
   Софья Ивановна. Если ты дѣйствительно истратилъ сестрины деньги, Валерьянъ, то это нехорошо...
   Мажаровъ. Постойте! Послушайте! Надо имѣть голову моей сестрицы, чтобы дойти до ея выводовъ. Если теперь, с³ю минуту у меня денегъ и нѣтъ, то вскорѣ, послѣ свадьбы, будетъ въ десять разъ больше, нежели дали мнѣ въ банкѣ. [Къ сестрѣ] Достанетъ не только расплатиться съ тобою, но хватитъ и на дурацк³й колпакъ твоему жениху.
   Наташа. Да-а? Но я не допущу васъ, Валерьянъ Николаевичъ, обрядить въ дурацк³е колпаки вашу невѣсту и ея родню. Да будетъ это вамъ извѣстно и вѣдомо! Твоя плутня настолько красива, что скрывать ее жаль. Обобрать насъ, чтобъ обмануть невѣсту! Отлично!
   Мажаровъ. Боже, какъ глупа!
   Софья Ивановна. Валерьянъ, зачѣмъ въ самомъ дѣлѣ такъ поступать?.. А если Гладышевы считаютъ тебя за богатаго человѣка?
   Мажаровъ. Вы, наконецъ, меня взбѣсите! Что за дичь! Дайте же себѣ трудъ хоть каплю подумать. Овладѣть обстоятельствами въ свою пользу - развѣ это обманъ? Ротозѣи, неумѣющ³е пользоваться случаемъ, обыкновенно слывутъ за несчастныхъ людей. Имъ три исхода: либо въ могилу, либо въ домъ сумасшедшихъ, либо на каторгу. Логично ли осуждать меня за то, что мнѣ не но вкусу эти дорожки?
   Наташа. И такъ далѣе. Мы привыкли къ твоему краснобайству и дорого платились, пока тебя слушали. Фактъ остается фактомъ. Ты обокралъ меня, чтобъ обмануть невѣсту, и плодами этого обмана обѣщаешь сквитаться со мною. Но этому не бывать! Я не хочу быть участницей подлаго дѣла.
   Мажаровъ. Фу, чортъ возьми! Такъ и разитъ навозомъ деревенской нравственности! Лучше сознайся, что ты зла, какъ фур³я, и если хочешь мнѣ повредить, такъ отъ злости. Но безсильная злоба забавна.
   Наташа. Увидимъ! Матушка поѣдемъ. Мы должны сейчасъ разыскать Гладышевыхъ.
   Мажаровъ. Что? Это зачѣмъ?
   Наташа. Чтобы открыть имъ глаза.
   Софья Ивановна. Ната, но позволь, какъ же...
   Наташа. Никакихъ возражен³й! Вы знаете, что разъ я рѣшила, меня не остановитъ ничто. [Идетъ къ двери].
   Мажаровъ. Очнись! Ты съ ума спятила!
   Софья Ивановна. Позволь, Ната, надо же обсудить...
   Наташа. Надо досказать правду и больше ничего не надо. [Рѣшительно повернулась и уходитъ].
  

ЗАНАВѢСЪ.

  

ДѢЙСТВ²Е ТРЕТЬЕ.

Сцена - гостиная въ домѣ Гладышевыхъ. Богатая обстановка. Три двери: въ задней стѣнѣ и боковыя. Направо - каминъ.

ЯВЛЕН²Е I.

Вѣра [сидя въ креслахъ, читаетъ письмо] и Донна [сидитъ возлѣ, въ круглыхъ очкахъ и вяжетъ чулокъ].

   Домна. Отъ него письмо-то?
   Вѣра. Отъ кого, няня?
   Домна. Ишь! знаю, что отъ Ивана Семеныча; нѣтъ, скрытничаетъ! [Заглядываетъ въ письмо]. Отцы мои, настрочилъ сколько!.. Онъ что ли?
   Вѣра. Онъ.
   Домна. То-то и есть! Шутка ли, словно бисеромъ нанизалъ. А хвалился - работать стану въ лѣсу. Хороша работа, коли мысли сюда летятъ!.. Ну что-жъ онъ... тоскуетъ по тебѣ, а?
   Вѣра. Тебѣ кланяется.
   Домна. Тьфу!. "Тебѣ кланяется". Посмѣлъ бы забыть, такъ-то загривокъ намну, какъ пр³ѣдетъ!.. Да не обо мнѣ толкъ. Эхъ, сударыня, со мной скрытничать словно бы и грѣшно. Ну-ка-сь, почитай мнѣ. Дай письмо-то. [Беретъ письмо]. Ну, читай хоть отсюда. [Указываетъ спицей и возвращаетъ письмо].
   Вѣра. Изволь. [Читаетъ]. "Все бы здѣсь хорошо, да васъ нѣтъ"...
   Домна. Хе-хе-хе! Не на мое вышло? Сразу напала. Ну... а ты какъ?
   Вѣра. Я ничего.
   Домна. Извѣстно! Что прачкинъ счетъ тебѣ подай, что письмо это, все ты одного лица будешь. Да ладно, не проведешь! По глазамъ вижу, когда объ немъ думаешь.
   Вѣра [съ улыбкой]. Как³е-жъ тогда глаза у меня?
   Домна. Ласковые, вотъ как³е. А то вотъ еще какъ съ тобою бываетъ: подопрешь такъ-то головку, впередъ себя смотришь-смотришь, не шевельнешься. Окликнуть тебя - не сразу услышишь, сказать что - не сразу вдомёкъ: своя думка въ головѣ стоитъ. И думка та объ немъ же, шаршавомъ. Что-жъ, Вѣруня, хорош³й онъ парень. Что правда, то правда!
   Вѣра [со вздохомъ пряча письмо]. Ну, няня, есть и о другомъ о чемъ подумать.
  

ЯВЛЕН²Е II.

Вѣра. Домна [вначалѣ], Раиса [выходитъ изъ лѣвой двери] и потомъ слуга.

   Раиса. Няня, мамаша зоветъ. [Домна встаетъ, собирая работу]. Что-жъ это Мажаровъ не ѣдетъ!
   Домна. И то! Охъ выкинь его изъ головы, Раиса Петровна, ой выкинь! [Грозится и уходитъ въ заднюю дверь].
   Раиса. Вотъ бѣситъ меня эта нянька!
   Вѣра. Ты думаешь, Раичка,- тебя любитъ Мажаровъ?
   Раиса. А ты думаешь, я не могу нравиться?
   Вѣра. Богъ съ тобой! Отчего не принимать просто, что говорятъ? Непремѣнно вспыхнешь, будто тебя хотятъ обидѣть.
   Раиса. Ну это довольно трудно, я думаю!
   Вѣра. Главное никому не нужно. Вотъ что пойми. Люди раздражительные - враги себѣ, Раичка.
   Раиса [съ реверансомъ]. Merci за урокъ! [Вѣра пожимаетъ плечами]. Ну-съ, а по поводу Мажарова как³я послѣдуютъ наставлен³я?
   Вѣра. Э, лучше не говорить!
   Раиса [вспыльчиво]. Нѣтъ, ужъ если ты задѣла меня, то должна говорить. Мажаровъ мнѣ нравится. Ты это знаешь. Я вѣрю ему... и - надѣюсь - доказала это.
   Вѣра. Чѣмъ же ты доказала?
   Раиса [отходитъ]. Ну это не ваше дѣло-съ.
   Вѣра. Пусть. Хорошо, буду продолжать о Мажаровѣ.
   Раиса. Да, и я этого требую!
   Вѣра. Только не горячись. Мажаровъ кажется мнѣ холоднымъ эгоистомъ...
   Раиса. Какъ?! Что такое?!
   Вѣра. Да право. Вглядись въ него хорошенько, въ его глаза, что въ нихъ? - Холодное, жесткое равнодуш³е. Посмотри, какъ онъ себя держитъ: усталость, небрежность какая-то. Въ голосѣ что-то язвительное, улыбка насмѣшливая... Какъ хочешь, Раичка, а Мажаровъ не такой человѣкъ, съ которымъ ты можешь быть счастлива.
   Раиса. Я, матушка, буду счастлива съ кѣмъ захочу. Это первое, а второе - о вкусахъ не спорятъ. Тебѣ нравится какой-нибудь Гречухинъ, съ нечесаной бородой и въ худыхъ сапоженкахъ, а мнѣ Мажаровъ, которому и ты бы дѣлала глазки, еслибъ онъ удостоилъ замѣтить. При тебѣ онъ вялъ, насмѣшливъ и проч. А мнѣ взгляда довольно, чтобы въ немъ вспыхнуло такое чувство, такое... отъ котораго въ глазахъ потемнѣетъ, все забудешь, все!.. Ахъ, Вѣра, еслибъ ты знала!.. Прости, душечка, если я наговорила тебѣ непр³ятнаго! [Бросается цѣловать сестру]. И что-жъ, что у Гречухина борода нечесаная. Ты причешешь, когда онъ пр³ѣдетъ. Только не брани моего Валерьяна. Онъ вовсе не похожъ, какъ ты рисуешь его. Ахъ, Вѣра, отчего я не такая, какъ ты, разсудительная, спокойная?... Впрочемъ, ты вѣдь холодная.
   Вѣра [подходитъ и ласкаетъ сестру]. Вотъ и пр³уныла! Этого съ тобой не случалось. О чемъ?
   Раиса. Тебя никто не обманетъ, и все-то ты замѣтишь, обдумаешь... А все-таки про Валерьяна не будемъ говорить дурно. Душечка, милая, не говори! Мнѣ это несносно, больно...
   Вѣра (садясь рядомъ]. Раичка, у тебя есть что-то на душѣ. Поговоримъ, дружокъ, откровенно.
   Раиса [отрицательно покачала головой, вздохнула и встала]. Однако, сегодня у насъ гости къ обѣду. Надо пр³одѣться. [Передъ зеркаломъ]. Какъ думаешь, не надѣть ли мнѣ шарфикъ bleu-marin?

[Входитъ слуга и на подносѣ подаетъ Раисѣ письмо].

   Раиса. Мнѣ? [Взглянула на конвертъ]. Ахъ, Валерьянъ!.. [Слуга уходитъ. Раиса быстро срываетъ конвертъ и читаетъ молча]. А ты, Вѣра, говорила, что онъ холодный! Слушай! [Читаетъ]. "Пульсъ жизни моей - это б³ен³е твоего любящаго сердца". Что-съ?
   Вѣра. Однако вы съ нимъ на ты!
   Раиса. Да-съ! И, пожалуйста, не серди меня.
   Вѣра. Читай, читай! Послѣ такого начала не будетъ хорошаго конца.
   Раиса. Пожалуйста, Вѣра Петровна, пожалуйста!
   Вѣра. Читай.
   Раиса [читаетъ]. "Но я на краю пропасти"... Что это значитъ?! [Быстро читаетъ про себя]... "и, если твоя ручка не удержитъ меня, я буду тамъ... съ черепомъ, разнесеннымъ въ куски... Шесть пуль"... Господи да что-жъ это такое? Что случилось? Вѣра!
   Вѣра [участливо подходитъ]. Читай дальше!
   Раиса [читаетъ]. "Я почти нищ³й!"... Ахъ, Вѣра, милая... я умру!
   Вѣра. Не волнуйся. Дочитай.
  

ЯВЛЕН²Е III.

Вѣра, Раиса и Гладышева [изъ правой двери].

   Раиса. Мамочка, душечка, бѣда, бѣда! Валерьянъ нищ³й! Слышите - нищ³й! Вотъ письмо, ужасное письмо!
   Гладышева. Письмо отъ Мажарова къ тебѣ!? Дай!
   Раиса. Охъ, я еще не дочла. Не мѣшайте мнѣ, отойдите, отойдите! [Отходитъ и читаетъ]. "Предпр³ят³я мои лопнули, если теперь же не дать имъ поддержки. Всему виною несчастная случайность". Слышите?
   Гладышева [заглядывая въ письмо]. И слушать не хочу. Но какъ смѣть писать тебѣ и на ты!?
   Раиса. Ахъ, отстаньте, отстаньте!.. Ты, вы - велика разница. [Читаетъ]. "Ты можешь отъ меня отвернуться, и я покончу съ собою"!.. Слышите, maman? [Читаетъ]. "Если же хочешь сохранить меня..., то несчастье мое не будетъ препятствовать... браку. Твои средства... Для поправлен³я дѣлъ моихъ нужно немедленно 30.000"...
   Гладышева. Какая наглость! Дай сюда! [Беретъ письмо и рветъ въ клочки].
   Вѣра. Я такъ и знала!
   Раиса. Maman, вы сейчасъ должны дать мнѣ 30.000, слышите - сейчасъ!
   Гладышева. Ты съ ума сошла!
   Раиса. Сейчасъ, с³ю минуту, иначе я утоплюсь, удавлюсь, зарѣжусь, приму яду! С³ю минуту!
   Гладышева. Опомнись, ma chère! Если этотъ негодяй успѣлъ настолько тебя завлечь, что ты позволила говорить себѣ "ты", то изъ письма его, кажется, ясно, кто онъ.
   Раиса. Я сказала и сдѣлаю. [Схватываетъ съ камина флаконъ съ духами]. Если вы с³ю минуту не дадите мнѣ 30.000, я залпомъ выпью эти духи! Они сожгутъ мнѣ внутренность.
   Вѣра. Позволь, Раичка. Я вижу, что... Maman, дѣло, кажется, серьезно. Дай, дружокъ, флаконъ. [Отбираетъ его]. Maman все сдѣлаетъ, только успокойся, пожалуйста!
   Гладышева. Но разсуди, Раиса...
   Раиса. Слышать ничего не хочу! Теперь поздно разсуждать.
   Гладышева. Какъ... какъ "поздно"?
   Раиса. Ахъ, да не ребенокъ же вы! Словомъ я должна быть женой Валерьяна. [Рыдаетъ]. Ахъ, Вѣра, а я еще упрекала тебя, что ты посѣщала Гречухина. Какая я гадкая!
   Гладышева [пораженная, опускается на диванъ]. Этого, Раиса, я никакъ отъ тебя не ожидала, никакъ!
   Вѣра [обнявъ сестру, ласкаетъ и цѣлуетъ ее]. Maman, надо идти за Мажарова, какъ это ни горько. Тридцать тысячъ пусть будутъ приданымъ Раисы. Отдайте мое, если нужно.
   Гладышева. Но я... не могу...
   Раиса. Какъ не можете?
   Гладышева. Не могу, потому, что у меня... нѣтъ денегъ.
   Раиса. У васъ нѣтъ денегъ, когда дѣло идетъ о моей жизни? Нѣтъ какихъ-нибудь 30.000, когда мы живемъ такъ богато!
   Гладышева. Ma chère, ты не понимаешь, что такое деньги... И неужели-бъ я стала жалѣть для тебя!
   Вѣра. Надо заложить или продать имѣн³е, брилл³анты, словомъ пожертвовать всѣмъ, maman. Развѣ-жъ вы не понимаете этого?
   Гладышева. Но, мой другъ, наше имѣн³е... его взяли за долги... Закладывать нечего. Тряпки и bijouterie - что это дастъ? Mon Dieu! [Въ отчаян³и ломаетъ руки].
   Вѣра. Не плачь, Раичка. [Матери]. Но чѣмъ же мы жили? У насъ экипажи, пр³емы...
   Гладышева. Ахъ, не говори!.. Не спрашивай! Я напишу... достану денегъ. Раиса, я достану... Дайте собраться съ мыслями. Уйдите!
   Раиса [бросается на шею къ матери]. Мамочка, простите меня, дорогая! Я васъ огорчила, а?.. Очень?.. Дайте ваши милыя лапочки. [Горячо и нѣсколько разъ цѣлуетъ ея руки]. Мамочка! Я ему ужасно отомщу, ужасно!
   Гладышева. Довольно! Поди оправься. На бѣду, у насъ гости сегодня. Вѣра, уведи ее, успокой. Ради Бога,чтобъ ничего не замѣтили. Идите! [Раиса уходитъ. Гладышева приготовляется писать].
   Вѣра. Къ кому вы будете писать о деньгахъ?
   Гладышева. Послушай, вы меня уложите, наконецъ, Va-t-eu! [Вѣра уходитъ].
  

ЯВЛЕН²Е IV.

Гладышева, слуга и потомъ Наташа.

   Гладышева. Ахъ, Раичка, Раичка!.. дитя мое!.. [Пауза. Закрываетъ лицо руками]. Это ужасно!.. Я теряю способность соображать... О, негодяй!.. Тридцать тысячъ!.. Однако, необходимо достать... Еслибъ ты знала, Раичка, чего стоитъ мнѣ просить эти деньги!.. [Быстро и нервно пишетъ, время отъ времени утирая слезы]. Нѣтъ, это бремя становится мнѣ не подъ силу! [Оправляется и звонитъ. Входитъ слуга]. Отправить съ посыльнымъ. [Конвертуетъ и отдаетъ письмо].
   Слуга. Сударыня, госпожа Мажарова проситъ принять...
   Гладышева. Мажарова?!
   Слуга. Онѣ назвались сестрицей Валерьяна Николаевича. Говорятъ - очень нужно васъ видѣть.
   Гладышева [удивленно]. Проси. [Слуга уходитъ]. Это еще что такое?!
   Наташа |входя]. Имѣю удовольств³е видѣть Сусанну Александровну Гладышеву?
   Гладышева. Къ вашимъ услугамъ... [Нерѣшительно]. Прошу васъ...
   Наташа. Позвольте безъ предислов³й. Буду откровенна съ перваго слова. Этого требуютъ обстоятельства и мой долгъ. Дочь ваша не должна выходить за брата моего, Мажарова, если думаетъ, что онъ съ состоян³емъ и если хочетъ быть счастливой.
  

ЯВЛЕН²Е V.

Тѣ же, Раиса и Вѣра.

   Гладышева. Вы... очень меня удивили. Извините, если не найдусь, что сказать... Благодарю васъ, но... [Входитъ Раиса]. Дочь моя - Раиса. [Дочери]. La soeur de m-r Majaroff.
   Раиса [подходитъ къ Наташѣ съ протянутой рукой]. Вы сестра Валерьяна... Николаевича?
   Наташа. И очень жалѣю, что имѣю такого брата, какъ Валерьянъ Николаевичъ.
   Раиса [отступая въ изумлен³и]. Да?! [Входитъ Вѣра].
   Гладышева [въ сторону]. Можно съума сойти! [Наташѣ]. Старшая дочь моя - Вѣра. [Дочери]. Сестра г. Мажарова. [Вѣра издали кланяется]. Извините, если я васъ оставлю. Мнѣ такъ нездоровится!.. [Уходить].
  

ЯВЛЕН²Е VI.

Наташа, Раиса, Вѣра и въ концѣ слуга.

   Наташа [Раисѣ]. Вы - я вижу - поражены тѣмъ, что я сказала про брата?
   Раиса. Признаюсь.
   Наташа [Вѣрѣ]. Я высказала вашей сестрѣ сожалѣн³е, что у меня такой братъ, какъ Валерьянъ. Передъ этимъ, матушкѣ вашей я сказала, что пусть Раиса Петровна не выходитъ за него, если ищетъ счастья и думаетъ, что у брата есть средства. [Раисѣ]. То же повторяю и вамъ.
   Раиса. Но мы знаемъ, что дѣла его разстроены... предпр³ят³я...
   Наташа. Дѣла, предпр³ят³я! У него нѣтъ никакихъ предпр³ят³й и дѣлъ. Для этого онъ слишкомъ лѣнивъ и всегда мечталъ сѣсть на готовое, особенно съ тѣхъ поръ, какъ спустилъ все, что дала ему мать.
   Вѣра [подходитъ и съ интересомъ глядитъ на Наташу]. Но Валерьянъ Николаевичъ вашъ братъ...
   Наташа. Поэтому я не должна говорить правду? Когда онъ вредилъ только себѣ, я съ нимъ бранилась, но, понятно, не болтала про его глупости. Когда же онъ хочетъ сподличать насчетъ другихъ, ни я, ни матушка этого недопустимъ. Вчера я объявила ему, что разыщу Гладышевыхъ и открою имъ глаза. Разыскала и открываю. [Рансѣ]. Чтобы жениться на васъ, онъ прикидывается большимъ бариномъ; но деньги, на которыя онъ это продѣлывалъ, были чуж³я. Вамъ нѣтъ дѣла - чьи именно; достаточно знать, что чуж³я. Женившись, онъ разсчитывалъ уплатить вашими деньгами долгъ, сдѣланный для того, чтобы васъ обмануть.
   Раиса [растерянно]. Но онъ сознался, что нужна поддержка... Писалъ...
   Вѣра. Но когда все это, когда? [Обнимаетъ сестру]. Бѣдная ты моя, птичка глупенькая!.. [Раиса плачетъ]. Да, Валерьянъ Николаевичъ дурной человѣкъ.
   Наташа. И едва ли не хуже, чѣмъ я сама думаю. О чемъ вы такъ горько плачете, Раиса Петровна?
   Вѣра [съ сильномъ волнен³и]. Валерьянъ Николаевичъ такъ поступилъ... что... что, несмотря на все слышанное отъ васъ, Раичка не можетъ не выйти за него замужъ. [Отходитъ].
   Наташа. Вотъ, что!.. Господа, я терпѣть не могу, когда рюмятъ; но, видите, плачу сама. Значитъ, меня прошибло! На вашемъ мѣстѣ, Раиса Петровна, я бы не вышла за Валерьяна, а дала бы ему добрую пощечину. [Беретъ ея руки]. Но ваши ручки слишкомъ нѣжны для этого. И какъ это жаль! Что-жъ, нечего дѣлать, выходите. Я буду драться за васъ, насколько это можетъ быть вамъ полезно, дорогая моя. За мать и себя даю слово, что мы сдѣлаемъ все, чтобы вамъ не было худо. Кого я брала подъ защиту, тотъ знаетъ, что мое горло и мой кулакъ постоятъ за себя. Меня даже мужики боятся. Смотрите же веселѣй!
   Вѣра [крѣпко пожимая ея руку]. И, конечно, всѣ любятъ.
   Наташа. Представьте, нашелся мужчина, который не признаетъ во мнѣ очаровательныхъ свойствъ, ха-ха! Дичится. Впрочемъ онъ звѣрь, въ лѣсу живетъ. Но премилый малый - этотъ Гречухинъ.
   Раиса. Гречухинъ? Иванъ Семеновичъ?
   Наташа. Иванъ Семеновичъ, нашъ новый лѣснич³й.
   Раиса. Вѣра, слышишь?
   Вѣра. Слышу.
   Наташа [Вѣрѣ]. Развѣ знакомы?
   Раиса. О, больш³е друзья, даже больше, чѣмъ друзья.
   Вѣра [сестрѣ]. Опять готова повѣсничать!
   Слуга [входитъ]. Матвѣй Андреевичъ и Алексѣй Андреевичъ Аникѣевы.
   Вѣра. Доложи мамашѣ. [Слуга уходитъ]. Пойдемте ко мнѣ, mesdames. [Уходятъ всѣ въ лѣвую дверь].
  

ЯВЛЕН²Е VII.

Братья Аникѣевы.

   Аникѣевъ ст. Какъ полагаешь, Alexis, сегодня мы хорошо пообѣдаемъ?
   Аникѣевъ мл. О, да! У Сусанны Александровны великолѣпный поваръ, и если намъ дадутъ котлетки maréchale et des truffes...
   Аникѣевъ ст. Ха-ха, ты трюфели любишь, плутишка?
   Аникѣевъ мл. Хе-хе-хе!
   Аникѣевъ ст. И бутылочку кло-де-вужо?
   Аникѣевъ мл. И champagne...
   Аникѣевъ ст. [треплетъ брата по плечу]. Ха-ха! Ты удивительный сластена, Alexis.
   Аникѣевъ мл. Но, Matthieu...
   Аникѣевъ ст. Сластена и я? О, да, мы оба эпикурейцы!
  

ЯВЛЕН²Е VIII.

Тѣ же и Гладышева

[входитъ при послѣднихъ словахъ].

   Гладышева. Вотъ признан³е! Pardon, messieurs...
   Аникѣевъ ст. [съ поклономъ]. Oh, madame!.. Мы съ братомъ, дѣйствительно, эпикурейцы, но мы черпаемъ изъ чистыхъ источниковъ... красоты, изящнаго.
   Аникѣевъ мл. И это наслажден³е теперь понятно немногимъ.
   Аникѣевъ ст. Ахъ, да, да! Грустно, Сусанна Александровна, грустно, какъ посмотришь, чѣмъ теперь живутъ...
   Аникѣевъ мл. Ваалъ!
   Аникѣевъ ст. Именно Ваалъ! Вотъ еслибъ у насъ было побольше гостиныхъ, какъ ваша, гдѣ такъ легко душѣ...
   Аникѣевъ мл. Гдѣ освѣжаешься, оживаешь...
   Аникѣевъ ст. Merci, Alexis. Именно оживаешь...
   Гладышева. Господа, вы всегда такъ любезны, такъ милы, что еслибъ моя гостиная и имѣла тѣ свойства, которыя вы ей приписываете, то этимъ была бы обязана вамъ.

[Оба брата кланяются съ сладкими улыбками].

   Аникѣевъ мл. Вы слишкомъ скромны, Сусанна Александровна.
   Аникѣевъ ст. Мы только клавиши, на которыхъ играютъ искусные пальчики обворожительныхъ ручекъ хозяйки. [Цѣлуетъ ея руку].
   Аникѣевъ мл. [также цѣлуя руку]. Только, только клавиши, хе-хе-хе! [Оба садятся].
   Аникѣевъ ст. Да, Сусанна Александровна, вы принадлежите къ тому прелестному типу, который, увы, блекнетъ въ нашей атмосферѣ. Прежде существо женщины восхищало насъ, возвышало. Теперь... на первомъ планѣ деньги и желудокъ, и въ этомъ омутѣ животной мамоны женщина теряетъ весь свой букетъ.
   Аникѣевъ мл. Именно букетъ: женственность, грац³ю...
   Аникѣевъ ст. Именно. Она знаетъ, какъ выгоднѣе помѣстить деньги, любитъ покушать и даже кутнуть.

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа