Главная » Книги

Шпажинский Ипполит Васильевич - Чародейка

Шпажинский Ипполит Васильевич - Чародейка


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

  

И. В. Шпажинск³й

Драматическ³я сочинен³я

Томъ второй.

2-е издан³е Разсохина.

  

Чародѣйка.

Нижегородское предан³е.

Трагед³я въ пяти дѣйств³яхъ.

[Въ исправленномъ видѣ).

"Зачинается пѣсня отъ древнихъ затѣй,

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Отъ того ль старорусскаго краю"...

Гр. А. Толстой.

  

Дѣйствующ³я лица:

  
   Князь Никита Даниловичъ Курлятевъ, великокняжеск³й намѣствикъ въ Нижнемъ-Новгородѣ.
   Княгиня Евпракс³я Романовна. жена его, за 30 лѣтъ, видная, красивая женщина.
   Княжичъ Юр³й, сынъ ихъ, юноша.
   Бояринъ Шетневъ, пожилой.
   Мамыровъ, старый дьякъ.
   Ненила, сестра его, постельница княгини.
   Настасья, по прозвищу "Кума", хозяйка постоялаго двора у перевоза черезъ Оку, молодая женщина.
   Фока, дядя ея.
   Паис³й, бродяга подъ видомъ чернеца.
   Иванъ Журамъ, княжеск³й ловч³й.
   Ключаревъ, старикъ.
   Балакинъ, Дятловъ, среднихъ лѣтъ, гости Нижегородск³е.
   Лукашъ, Потапъ, Дема, братъ его, гостиные сыновья.
   Борковъ, монастырск³й крестьянинъ.
   Кичига, кулачный боецъ.
   Поля, подруга "Кумы".
   Мосей, работникъ "Кумы".
   Дѣвушки, гости изъ Нижняго, пристава, княжеск³е холопы, скоморохи и народъ.
  

Дѣйств³е происходитъ въ послѣдней четверти XV столѣт³я въ Нижнемъ-Новгородѣ и его окрестностяхъ.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

Поперегъ сцены Ока, у впаден³я въ Волгу. За Окой, на горѣ, видъ Нижняго Новгорода. По сю сторону рѣки, слѣва, постоялый дворъ. Сѣнями, въ которыя ведетъ дверь съ надворья, строен³е разделяется на двѣ половины: собственно избу, съ косящатыми окнами [изъ слюды] и клѣть, съ волоковыми окошками, почти подъ крышею. Тесовая кровля очень крута. Въ ней, надъ избою, деревянная дымница [труба] и посерединѣ выводное окно, освѣщающее чердакъ. Гребень крыши рѣзной, съ маковицами по краямъ. Свѣсъ ея украшенъ подзоринами. Возлѣ избы дерево, подъ которымъ столъ и скамья. Справа, въ кустахъ, и еще столы и скамьи.

  

ЯВЛЕН²Е I.

Ключаревъ, Балакинъ, Дятловъ и Ворковъ сидятъ за столомъ справа: Фока и Паис³й слѣва, подъ деревомъ.

             Дятловъ.
  
         По милости Господней, нынѣ намъ
         Куда свободнѣй стало отъ татаръ.
         A было время, Русская земля
         Жила отъ нихъ въ великомъ разореньи.
         Не пахари, бывало, на поляхъ,
         A вороны надъ трупами летали.
  
             Борковъ.
  
         Для выхода въ орду поганымъ ханамъ,
         По сохамь и людямъ вся область наша
         Уроками тяжелыми была
         Обложена. Да мало-ли еще
         На проторы ордынск³я сходило!
  
             Балакинъ.
  
         Да, легче отъ татаръ, за то тяжелѣ
         Всѣмъ стало отъ другаго лиха намъ.
         Свои у насъ татары завелись,
         Народъ дерутъ не хуже сыроядцевъ:
         Намѣстники, провётчики, т³уны,
         Таможенники... всѣхъ не перечтешь!
  
             Ключаревъ.
  
         Ужъ со сто лѣтъ прошло, какъ сынъ Донскаго,
         Васил³й Дмитревичъ Московск³й князь,
         Ярлыкъ на наше княжество купилъ
         Въ ордѣ и князя нашего Бориса
         Изъ отчины и дѣдины прогналъ.
         И съ той поры намѣстникамъ въ кормленье
         Попали мы... Волковъ голодныхъ шлетъ
         Москва. Намѣстникъ Красный былъ, Лихорь,
         A тамъ литовск³й выходецъ Драница...
         И много ихъ, да добрыхъ не бывало.
  
             Балакинъ.
  
         A всѣхъ лютей теперешн³й намѣстникъ,
         Никита князь.
  
             Ключаревъ,
  
                   Пожалуй что и такъ.
  
             Балакинъ.
  
         Кормы беретъ так³е - плакать въ пору.
         Разоръ людямъ торговымъ. По алтыну
         Тамги съ рубля платить бы - платимъ втрое.
  
             Дятловъ.
  
         Поборы съ рыбаковъ-отъ каковы!
  
             Борковъ.
  
         Спроси, съ монастырей-то что дерутъ,
         Съ ихъ селъ и волостей! Да въ судъ еще
         Къ себѣ людей таскаютъ монастырскихъ;
         A вѣдать ихъ игумену, не князю. [Продолжаютъ разговоръ тихо].
   Фока. Такъ вотъ какое видѣн³е было тебѣ! И свѣтъ самос³янный и ликован³я гласы... Складно врешь!
   Паис³й. Кто грубъ есть умомъ, въ душу того не внидетъ премудрость.
   Фока. "Грубъ умомъ"!.. Пей лучше, премудрый! Нечего носомъ крутить, пей!
   Паис³й. Охъ-охъ!.. Сѣтьми грѣховъ своихъ к³йждо заплетается. [Пьетъ].
   Фока. Плоть блазвитъ, дѣло такое. [Пьегь].
   Паис³й. A тебѣ вѣдомо: горе напояющему подруга своего развращен³емъ мутнымъ?
   Фока. Тебя развратить? Хе, хе, хе! Пей, милый человѣкъ, полно! Вино нигдѣ такого не сыскать, вотъ какое вино. [Выпилъ и крякнулъ].
   Паис³й [пьетъ]. Охъ-охъ! Плачу суетнаго жит³я своего и грѣховъ своихъ, окаянный! Въ рай пресвѣтлый порываемся, а въ преисподнюю угождаемъ. [Пьетъ]. Вотъ пьемъ мы съ-тобою, друже, а не памятуемъ сказаннаго: брат³е, трезвы будьте, ибо супостатъ вашъ д³аволъ ищетъ пьяныхъ, да пожретъ.
   Фока. Ну, нами подавится! [Пьетъ. Панс³й укоризненно покачалъ головою и продолжаетъ съ Фокою разговоръ тихо].
  
             Ключаревъ.
  
         Да, дѣтки, тяжки стали времена!
         Ни правды нѣтъ, ни праваго суда
         И крестъ святой цѣлуютъ на неправду,
         И ябеда межъ насъ и татьба встали
         И всяческая мерзость Жизнь ворамъ,
         Въ лѣсахъ бродяги, что ни день - разбой,
         Насильство въ волостяхъ, и плачъ и вой.
  

      [Справа, вдали, хоръ женскихъ голосовъ. Все слышнѣе и слышнѣе ихъ пѣсня].

  
         "Пойду-ль, выйду-ль я!
         "Пойду-ль, выйду-ль я,
         "Выйду на долинушку,
         "Выйду на зеленую!"
  
         "Сорву-ль, вырву-ль я!
         "Сорву-ль, вырву-ль я,
         "Вырву я калинушку,
         "Вырву я зеленую!"
  
             Дятловъ [прислушиваясь].
  
         Экъ ихъ распѣлись! Знать кума идетъ,
         Настасья.
         В О Р К О В Ъ [³мядя вправо].
         Да, она!
  
             Балакинъ.
  
                   Ужъ безъ кумы
         Какое-же веселье заведется!
  

ЯВЛЕН²Е II.

Тѣ же. Справа входятъ Кума, Поля и нѣсколько девушекъ. Куна впереди, прихлопываетъ въ ладоши и поетъ съ хоромъ:

         "Кинуся, брошуся,
         "Кинуся, брошуся
         "Къ батюшкѣ на руки,
         "Къ батюшкѣ на ручки".
  
         "Тутъ-то мнѣ не спится
         "Тутъ-то не лежится.
   "²²ойдуль, выйдуль я,
   "Выйдуль на доливушку..."
  

[Дѣвушки, смѣясь и разговаривая, приходять къ дому. Кума подходитъ къ сидящимъ справа. Всѣ они весело привѣтствуютъ ее].

  
   Балакинъ. Естьли пѣвунья у насъ супротивъ кумы Настасьи?!
   Борковъ. Знамо - нѣтъ. Какъ ни ступитъ, что ни скажетъ - все ей пристало. Гдѣ была гуляла?
   Кума. Я-то гдѣ? Въ лугу зеленомъ. Ягодъ съ дѣвками искала, пѣсни пѣла на раздольѣ, да гулять къ себѣ скликала добрыхъ молодцевъ. A вы съ чего не веселы сидите?
   Дятловъ. Про старые вѣка растолковались, да нынѣшнее время, про то, какъ жить намъ стало.
   Кума. И стали тужить! Эхъ, гости, мужички почестные, про нашъ вы обыкъ позабыли. Ну кто къ Кумѣ съ заботою приходитъ? Не горбъ она. У насъ заботу съ плечь долой, у насъ пируй, гуляй, да пой!

[Дѣвки, окруживш³я Паис³я, дружно захохотали].

   Паис³й. Кши! Отцѣпитесь, сороки окаянныя! И поганство же здѣсь, погляжу я! Вмѣсто воздержан³я - пьянство губительное, вмѣсто цѣломудреннаго жит³я - нечистоты...
   Кума. Этотъ объявился откуда?
   Паис³и [подступая къ ней]. A ты, заблудшая жена, како жительствуешь? Женщинѣ подобаетъ жить, яко пустынницѣ, въ молитвѣ и постѣ пребывать и лице свое умывать слезами покаян³я...
   Кума. Не въ ту дудку задуделъ, блаженъ мужъ. Ступай-ка, проспись, а то подъ тобою земля расшаталась.
   Фока [Паис³ю]. Не ретись, полно! Пойдемъ, въ холодокъ сведу.
   Пaисiй [упираясь, на дѣвушекъ, которыя опять обступили его]. Кши!
   Первая дѣвушка. Веди его, веди!
   Поля. Мужъ блаженный, лыкомъ шитый!
   Кума. Придорожный воръ-шатунъ!
   Фока, Пойдемъ, пойдемъ!
   Паис³й [отбивается] Пусти!.. Я вотъ куда... я въ Печерску-то обитель вашу стопы направляю.
   Ключаревъ [подходя]. Напрасно. У насъ отецъ архимандритъ куда крутъ до вашего брата!
   Паис³й. Наслышанъ бо я - Господь благодать на него пролилъ... и слово его солью божественной растворено...
   Фока. Попадешься къ нему, такъ-то просолитъ, что виннаго духа въ тебѣ ай-ни-ни не останется. Насидишься въ подвалѣ на цѣпи, пока крысы не сгложутъ. [Повелъ его къ дому].
   Паис³й. Крысы?!
   Фока. Тамъ вотъ как³я, братъ, - съ кошку. [Уходять. Дѣвушки мало по малу расходится, которыя въ избу, которыя влѣво за дворъ].
   Ключаревъ. Много ихъ, такихъ-то бродягъ, стало и какъ блаженный Ѳеодос³й митрополитъ строгую жизнь въ монастыряхъ учинилъ. Много и чернецовъ и поповъ выгнанныхъ шляется, кой не Богу служить, а тѣло свое льготить шли.
   Борковъ. За то и не взлюбили святителя, что строгъ до поповъ былъ.
   Ключаревъ. Строгъ! То одно взять, кто какъ не они жидовской ереси начало положили? Чрезъ кого въ Новѣградѣ Схар³й жидъ ересь поганую укрѣпилъ? Строгъ!.

[Уходятъ влѣво, продолжая разговоръ тихо].

  

ЯВЛЕН²Е III.

Балакинъ, Дитловъ и Кума.

             Балакинъ [на берегу].
  
         Гляди, Кума, изъ города къ тебѣ
         Народу сколько! Полныхъ двѣ лодьи.
         Гребутъ-спѣшатъ, ажъ веслами сверкаютъ.
  
             Кума.
  
         Спѣшите. Рада, гости дорог³е
         Вались къ Кумѣ потѣшиться на волѣ,
         Въ весел³и пожить, да погулять!
  
             Дятловъ.
  
         Погуляно здѣсь, попито не мало.
         Не мало тоже въ городѣ у насъ
         Бородъ да косъ повыдраво за это.
         И жалоба великая идетъ
         По Нижнему на кумушку Настасью.
         И, слышно, до намѣстника дотла.
         И клялся дьякъ Мамыровъ за Оку
         Нагрянуть съ княземъ, съ корня сбить тебя.
  
             Бaлакинъ.
  
         Знать, отъ тебя дьяку прибытка мало.
  
             Дятловъ.
  
         Въ его карманъ, братъ, ухнешь съ головой.
         И зелье-жъ старый дьякъ!
  
             Кума [задумчиво].
  
                       Грозитъ Мамыровъ ..
         Намѣстника поклялся извести...

[Къ берегу слѣва причаливаютъ двѣ лодки].

  

ЯВЛЕН²Е IV.

Тѣ-же. Лукашъ, Кичига и еще двое въ первой лодкѣ; Потапъ, Дема и съ нимъ трое во второй лодкѣ. Въ концѣ Мосей и дѣвушки.

   Потапъ [съ лодки]. Здравствуй, Кума!
   Дема [съ лодки]. На разгуляньице къ тебѣ!
   Лукашъ [выскакивая на берегъ, съ узелкомъ въ рукѣ]. Сажай за столы, снаряжай пиръ, подавай питья пьяныя! [Всѣ вышли на берегъ].
   Кума. Милости просимъ. Рада чествовать гостей дорогихъ. Меду, вина, пива, браги - всего подадутъ. [Уходитъ распорядиться].
   Балакинъ. Эхъ вы, вольница!
   Дятловъ. Видно, грузно вамъ отъ силушки по домамъ сидѣть? [Пр³ѣхавш³е разсаживаются за столы. Вскорѣ Мосей приноситъ и разливаетъ питья].
   Лукашъ. Задохнешься отъ скуки въ городѣ то. Молодицы по свѣтлицамъ, дѣвки по теремамъ сидятъ, а старухи шнырятъ-глазѣютъ, проклятыя, нѣтъ-ли соблазна какого, не притаился-ли гдѣ парень за тыномъ, не перемигивается-ли съ красоткою. Вотъ тутъ и живи!
   Дема. Чего отъ скуки не сдѣлаешь!
   Лукашъ. Вонъ Потапъ у Мамырова ворота изъ пяты вышибъ!
   Кичига [басомъ]. Важно! [Стукнулъ дубинкою и оперся на нее].
   Потапъ [угрюмо]. Онъ не лайся. Не такъ проучу.
   Балакинъ. Да, Потапа ежели что - обходи дальше, корчагою согнетъ, а то и за ножъ... Буйная ты голова, Потапушка!
   Лукашъ. Какъ бы ему не сложить голову-то на липовой плахѣ!
   Потапъ [гнѣвно]. Гляди - твоя крѣпка-ль на плечахъ.
   Дема [Лукашу, тихо]. Не трожь брата, не трожь!
   Потапъ. Зубоскалъ!

[Кума. выйдя изъ дому. приказываетъ что-то Мосею, которая уходитъ].

   Лукашъ [подскакиваетъ къ ней и обнимаетъ]. Ягодка ты моя, утица сѣрая!
   Кума [отстраняется]. Полно тебѣ дуровать! [Подходить къ сидящимъ]. Потчуйтесь, гости, кушайте!
   Дема [Кумѣ]. Лукашъ-то около тебя вьюномъ вьется!
   Лукашъ. Супротивъ кумы не сыскать красавицы во всемъ Нижнемъ. Цвѣтетъ словно маковъ цвѣтъ.
   Кичигa [тупо ухмыляясь]. Въ самомъ прыску. [Смѣхъ].
   Балакинъ. Кичига слово скажетъ - рублемъ подаритъ. [Слѣва входятъ дѣвушки].
   Лукашъ [подлетаетъ къ нимъ]. Эхъ вы дѣвки мои, веселянки мои! Ну-те пряничковъ, орѣшковъ, лебедушки бѣлыя. [Одѣляетъ ихъ лакомствомъ].
   Дема [осушивъ кружку]. Гдѣ пьется, тамъ и поется. Давай, братцы, пѣсню играть!
   Кичига. На кулачки бы!..
   Балакинъ. Мало отъ тебя стало увѣчныхъ! Пожди, сутяжники на поле въ бойцы позовутъ, тамъ и разминай плечи...
   Кума. Пѣсню, такъ пѣсню!
   Дятловъ. Скоро къ вечернѣ ударятъ. Люди молиться, а мы - пѣсни!
   Потапъ. Намолились. Будетъ.
   Дема. Ужъ это ежели молодому въ благочест³и, да смиренствѣ жить - нѣтъ того хуже.
   Лукашъ [заигрывая съ дѣвушками]. Вѣрно!
   Дема. Старики лаются-лаются!.. Одолѣли!..
   Кума. Старики! Васъ они подъ кулакомъ, да подъ плетью держатъ, въ уставахъ, да въ правилахъ; ни попѣть, ни погулять, ни силу показать молодецкую; мирскими утѣхами да игрищами бѣсовскими это у нихъ называется. A сами, старики ваши, запершись накрѣпко, чинятъ пьянство великое, и сквернословятъ и ужъ так³я-то безстыдства творятъ!.. Это какъ - ничего?
   Потапъ. Правда, кума.
   Дема. Знаемы намъ забавы-то ихн³я!
   Кума [воодушевляясь]. И какъ нашимъ молодцамъ не знать удали!
   Потапъ. На тебя взглянуть - въ комъ она не взыграетъ!
  
             Кума.
  
         Глянуть съ Нижняго, со крутой горы
         На кормилицу Волгу-матушку,
         Гдѣ въ желтыхъ пескахъ, въ зеленыхъ лугахъ
         Обнялась она со Окой сестрой,
         Стариковъ, поповъ - позабудешь все!
         Что за ширь кругомъ!.. конца краю нѣтъ!..
         И засмотришься, залюбуешься,
         И въ самой тебѣ та-же ширь-просторъ,
         Вольной птицею полетѣть туда,
         Во раздолье то, душа просится!
         Пѣсню!.. [Запѣваетъ. Всѣ подхватываютъ за нею хоромъ].
  
         "Внизъ по Волгѣ-рѣкѣ, съ Нижня города
         "Снаряженъ стружокъ, какъ стрѣла, летитъ.
         "Какъ на томъ стружкѣ на снаряженномъ
         "Удалыхъ гребцовъ сорокъ два сидятъ"...

[Во время пѣн³я Лукашъ приплясываеть, кружитъ то одну, то другую дѣвушку, которыя со смѣхомъ отъ него отбиваются].

  
   Дятловъ [на берегу, глядя вправо]. Эй, слушь-ка! Никакъ братцы, княжичъ! [Пѣсня смолкла. общее движен³е на берегу].
   Кума [присматриваясь]. Онъ... И ловч³й съ нимъ, Журанъ! [Въ волнен³и отходить въ сторону].
   Потапъ. Съ охоты.
   Балакинъ. Псари, я давешь видѣлъ, большущаго медвѣдя провезли.
   Поля [Кумѣ]. Мнѣ видѣть княжича не доводилось. Пригожъ, я слышала?
   Кума [съ увлечен³емъ]. Какъ бож³й день! Высокъ и статенъ, и могучъ. Отвагой взоръ горитъ подъ бровью соболиной. Надъ алыми и гордыми устами пушится черный усъ. Красавецъ, Поля!
   Дятловъ [на берегу, къ толпѣ]. Да, не въ отца нашъ княжичъ уродился!
   Дема. Слезу утретъ въ бѣдѣ, въ нуждѣ поможетъ.
   Потапъ. Опричь него, въ обидахъ и насильствахъ, другой намъ нѣту обороны. Вотъ онъ!

[Всѣ снимаютъ шапки. Справа, въ лодкѣ съ двумя гребцами въѣзжаютъ Юр³й и ловч³й Журанъ].

  

ЯВЛЕН²Е V.

Тѣ-же, Юр³й и Журанъ.

   Потапъ. Здравствуй, батюшка-княжичъ!
   Балакинъ. Здравствуй, государь, свѣтлое солнышко!
   Лукашъ. Пожалуй насъ своей милостью, сойди медку выпить съ нами!
   Дятловъ. Сойди, пожалуй, дай поглядѣть на себя, сокола яснаго!
   Юр³й. Спасибо на добромъ словѣ. Не время мнѣ. Тороплюсь домой. Вотъ Журана ссажу. Онъ у меня охочъ погулять. [Журанъ спрыгнулъ на берегъ]. Прощайте! [Его провожаютъ поклонами. Лодка быстро удаляется влѣво].
   Лукашъ. Дѣвки-лебедки, а мы на лугъ! Ребята, кто съ нами? Мы пойдемъ во лужокъ, заведемъ ка кружокъ, съ пѣснями, съ играми. Живо! [Дѣвушки, исключая Поли, и Дема съ нѣкоторыми товарищами уходять за Лукашемъ влѣво].
  

ЯВЛЕН²Е VI.

Балакинь, Дятловъ, Кума, Поля, Потапъ, Кичига, Журанъ и кое-кто изъ изъ парней.

             Журанъ.
  
         A ты чего-жъ, хозяюшка, примолкла
         И княжича къ себѣ не позвала!
         Быть можетъ: заглядѣлась?- Есть на что.
         Словцемъ задѣть, иль шуткою веселой
         Ужъ ты-ли ни шустра!
  
             Кума.
  
                       Боюсь обмолвки .
         Хоть ласковъ онъ, а шутка съ устъ нейдетъ.
  
                   Журанъ.
  
         Ну подлинно нашъ Юр³й-князь орелъ,
         Коли "кума" и та его робѣетъ.

[Отходитъ къ остальнымъ, которые размѣстились за столами].

  
             Поля [Кумѣ].
  
         Какъ онъ пригожъ! Я краше не видала.
  
             Кума [обнялась съ нею].
  
         При немъ съ чего-то вся стихаешь, Поля...
         И сердце замираетъ и смутишься...

[Тихо разговаривая, отходитъ къ дому].

  
             Дятловъ.
  
         Охотились вы гдѣ-же?
  
             Журанъ [осушивъ кружку].
  
                       За Окой.
         Въ бору сосновомъ подняли медвѣдя
         Съ копну сѣнную. Лѣсомъ на проломъ
         Идетъ-реветъ на княжича какъ разъ.
         Мигнуть мы не успѣли, а косматый
         У ногъ его ужъ грохнулся въ крови.
  
             Потапъ.
  
         Отважный онъ охотникъ!
  
             Бaлакинъ.
  
                       Воинъ славный!
  
             Журанъ.
  
         Когда судовой ратью въ третьемъ годѣ
         Ходили на Казань, досталъ себѣ
         Великой славы княжичъ. Вотъ подплыли;
         Орломъ безъ сходней на берегъ крутой
         Взлетѣлъ онъ первый. Къ бою позади
         Полки покамѣсть наши уряжали,
         Какъ вихорь, княжичъ, съ горстью удальцевъ.
         Понесся на врага. Врубился, сшиблись
         И въ мигъ башки, какъ чурки, полетѣли
         Съ татаръ поганыхъ.
  
             Потапъ.
  
                   Всѣмъ за диво было.
  
             Кичига.
  
         Гораздъ лущить поганыхъ Богатырь!
  
        &

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа