Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна, Страница 2

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

в сетях своих же
  
  
   Запутавшись, могу я, лишь насильем
  
  
   Их разорвав, себя освободить.
  
  
  
  (Снова остановившись.)
  
  
   Одно, когда отважный дух влечет
  
  
   Нас к смелому деянью, и другое,
  
  
   Когда нужда велит свершить его.
  
  
   Необходимости нам грозен вид,
  
  
   И с трепетом мы опускаем руку
  
  
   В таинственный сосуд земных судеб.
  
  
   Мой помысел, хранимый в недрах сердца,
  
  
   В моей был власти: выпущенный вон
  
  
   Из своего родимого приюта,
  
  
   Чужбине жизни отданный, подвластен
  
  
   Он силам злым, - их никаким искусством
  
  
   Не сделает друзьями человек.
  
   (Прохаживается быстро по комнате и опять
  
  
   останавливается в задумчивости.)
  
  
   И что ж предпримешь ты? Признался ль честно
  
  
   Ты в этом самому себе? Ты хочешь
  
  
   Власть потрясти, царящую спокойно,
  
  
   Упроченную обладаньем древним,
  
  
   Могуществом привычки вековой,
  
  
   В понятье детски-набожном народов
  
  
   Глубоко вкоренившуюся власть.
  
  
   Не будет это битва силы с силой:
  
  
   Такой борьбы я не боюсь; кто б ни был
  
  
   Противник мой, лишь мог бы я ему
  
  
   Глядеть в глаза, лишь бы своей отвагой
  
  
   Воспламенял отвагу он мою.
  
  
   Пугает бой меня с врагом незримым,
  
  
   Сокрытым в человеческой груди,
  
  
   С врагом, мне страшным робостью своею.
  
  
   Не то опасно, в чем избыток сил, -
  
  
   Опасно только пошлое и вечно
  
  
   Вчерашнее, что неизменно было
  
  
   И возвращается всегда, что завтра
  
  
   Годиться будет, ибо годно ныне!
  
  
   Воспитан и взлелеян человек
  
  
   Тем, что обычно, и зовет привычку
  
  
   Кормилицей своей. Беда тому,
  
  
   Кто давнего добра его коснется,
  
  
   Наследства предков! Делают года
  
  
   Все на земле законным и заветным.
  
  
   Что поседело, то для нас священно;.
  
  
   Чем ты владеешь, то твое по праву,
  
  
   И это свято сохранит толпа.
  
  
  
   (Вошедшему пажу.)
  
  
   Полковник шведский? Пусть войдет.
  
  Паж уходит. Валленштейн задумчиво смотрит на дверь.
  
  
  
  
  
  
  Она
  
  
   Чиста еще! Не перешла измена
  
  
   Еще порога. О, сколь узкой гранью
  
  
   Разделены две жизненных тропы!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
  
  
  Валленштейн. Врангель.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  (посмотрев на него испытующим взором)
  
  
   Вы Врангель?
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  Да, полковник Густав Врангель,
  
  
   Зюдерманландского полка.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
  Немало
  
  
   Один мне Врангель причинил вреда
  
  
   Под Штральзундом: сопротивленьем храбрым
  
  
   Он город отстоял.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  
  Стихии подвиг,
  
  
   С которой вы боролись, не моя
  
  
   Заслуга, герцог! Защищал упорно
  
  
   Порывом бури Бельт свою свободу;
  
  
   Нельзя, чтобы служили одному
  
  
   Земля и море.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Шляпу адмирала
  
  
   Вы у меня сорвали с головы.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
   Чтоб возложить корону на нее,
  
  
   Я прибыл.
  
  
  
   Валленштейн
  
   (знаком предлагает ему, сесть и садится сам)
  
  
  
  
  Есть письмо у вас? Явились
  
  
   Вы с полномочиями?
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
   (значительно)
  
  
  
  
  
  Разрешить
  
  
   Две-три неясности придется...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
   (прочитав письмо)
  
  
  
  
  
  
   Дельно
  
  
   Составлено письмо. Умен и сведущ
  
  
   Начальник ваш, полковник. Канцлер пишет,
  
  
   Что короля покойного он мысль
  
  
   Исполнит, мне добыв венец богемский.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
   Он правду говорит. Король покойный
  
  
   Высоко вашей светлости ценил
  
  
   Военный гений и могучий ум;
  
  
   И должен только тот быть властелином,
  
  
   Он говорил, кто властвовать умеет.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Он смел так говорить!
  
  
   (Доверчиво взяв его руку.)
  
  
   Полковник Врангель, был всегда я в сердце
  
  
   Друг шведам1. Это вы под Нюренбергом
  
  
   Узнали и в Силезии; вы были
  
  
   Не раз в моих руках, и постоянно
  
  
   Я вам давал возможность ускользнуть.
  
  
   Вот то, чего мне не прощают в Вене
  
  
   И что меня на этот шаг толкнуло.
  
  
   А так как ваша выгода теперь
  
  
   Сливается с моею, - пусть друг к другу
  
  
   Доверье будет в нас.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  
  Оно придет,
  
  
   Коль обеспечится залогом каждый.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Я вижу, канцлер мне не доверяет;
  
  
   В невыгодном ему кажусь я свете;
  
  
   Он думает, что, коль с моим законным
  
  
   Я господином поступаю так,
  
  
   Я так же мог бы поступить с врагами,
  
  
   И было бы простительней оно.
  
  
   Вы не того же мненья?
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  
   У меня
  
  
   Есть только порученье, мненья ж - нет.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   До крайности последней доведен
  
  
   Я императором; ему служить
  
  
   Я честно не могу уже. Свершаю
  
  
   Для своего спасенья тяжкий шаг,
  
  
   Который сознаю неправым.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  
  
  Верю,
  
  
   Так далеко зайдут ли добровольно!
  
  
  
   (После паузы.)
  
  
   Что вашу светлость побуждает ныне
  
  
   Восстать на государя своего,
  
  
   Не следует нам разбирать. Мы, шведы,
  
  
   За дело правое ведем борьбу
  
  
   Своею совестью и славной шпагой.
  
  
   Удобный представляется нам случай. -
  
  
   В войне всегда все выгодное кстати, -
  
  
   Берем и мы, что подвернулось нам.
  
  
   И коль все так...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Чему ж не доверяют?
  
  
   Моей ли воле? Силам ли моим?
  
  
   Я канцлеру дал слово, - если вверит
  
  
   Он мне шестнадцать тысяч человек,
  
  
   И восемнадцать тысяч к ним прибавить
  
  
   Имперских войск...
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
   Как славный полководец
  
  
   Известна ваша светлость, как второй
  
  
   Пирр и Аттила. С изумленьем помнят,
  
  
   Как, вопреки всем мненьям, вы когда-то
  
  
   Из ничего призвали к жизни рать.
  
  
   Но все же...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Все же?..
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  
   Канцлер полагает,
  
  
   Что легче тысяч шестьдесят бойцов,
  
  
   Средств не имея, выставить внезапно,
  
  
   Чем хоть шестидесятую их часть...
  
  
  
   (Умолкает.)
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Ну? Без стеснения!
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  
  Склонить к измене.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Он это полагает? Судит он
  
  
   Как швед и протестант. Вы, лютеране,
  
  
   Сражаетесь за библию свою,
  
  
   Вам ваше дело свято, вы идете
  
  
   Вослед знаменам, сердцу повинуясь.
  
  
   К противникам из вас кто перешел,
  
  
   Тот совершил двойное вероломство.
  
  
   Об этом всем и речи нет у нас...
  
  
  
  
  Врангель
  
  
   Помилуй бог! Иль нет здесь у людей
  
  
   Ни очага, ни церкви, ни отчизны?
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Я объясню вам это. У австрийца
  
  
   Отчизна есть, и любит он ее,
  
  
   И не напрасно любит. Но у войска,
  
  
   Стоящего в Богемии, себя
  
  
   Имперским именующего, - нет.
  
  
   Бродяги это из чужих земель,
  
  
   Отбросы наций; все их достоянье -
  
  
   Одно лишь всем сияющее солнце.
  
  
   И здесь в краю Богемском, за который
  
  
   Воюем мы, привязанности нет
  
  
   К властителю, лишь боевым успехом
  
  
   Венчанному, не выбором народным.
  
  
   Народ озлоблен тиранией веры,
  
  
   Насильем он запуган, - не смирён.
  
  
   Жива в нем жаждущая мести память
  
  
   Об ужасах, в его стране свершенных.
  
  
   Забыть возможно ль сыну, что отца
  
  
   К латинской литургии гнали псами?
  
  
   Когда с народом поступали так,
  
  
   То, как и месть, страшна его покорность.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
   А знать и офицеры что? Такому
  
  
   Предательству и вероломству, герцог,
  
  
   Примера в летописях мира нет.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Все заодно со мною безусловно.
  
  
   Не мне поверьте, а своим глазам.
  
   (Подает ему бумагу, подписанную генералами.)
  
  
   Врангель, прочитав, кладет ее молча на стол.
  
  
   Ну как? Понятно вам?
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  
   Пойми кто может!
  
  
   Личину я снимаю. Договор
  
  
   Я заключить уполномочен, герцог.
  
  
   Стоят всего в трех днях пути отсюда
  
  
   Пятнадцать тысяч шведов, под начальством
  
  
   Рейнграфа; ждут они приказа к вашим
  
  
   Пристать войскам. Приказ пошлю я этот,
  
  
   Как только все мы с вами порешим.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   В чем требованье канцлера?
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
   (значительно)
  
  
  
  
  
  
  Идет
  
  
   Тут дело о двенадцати полках
  
  
   Народа шведского; я отвечаю
  
  
   За них своею головой. Все это
  
  
   Могло бы хитростью...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  (вспыхнув)
  
  
  
  
  
  Полковник Врангель!
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  (спокойно продолжая)
  
  
   А потому настаивать я должен,
  
  
   Чтоб окончательно Фридландский герцог
  
  
   Связь с императором порвал, иначе
  
  
   Не будут шведы вверены ему.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   В чем требованье? Говорите прямо!
  
  
  
  
  Врангель
  
  
   Чтоб преданные Австрии полки
  
  
   Испанские немедленно все были
  
  
   Обезоружены; чтоб, взявши Прагу,
  
  
   Вы город этот, как и крепость Эгер,
  
  
   Нам передали.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Много вы хотите!
  
  
   Вам Прагу! Эгер - так и быть. Но Прагу?
  
  
   Нет! Я готов любой залог вам дать
  
  
   По требованью скромному, но только
  
  
   Не Прагу. Я Богемию могу
  
  
   Сам защитить.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
   Сомнений в этом нет.
  
  
   Но дело не в защите лишь. Напрасно
  
  
   Мы не хотим людей и деньги тратить.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Понятно.
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
   Прага будет нам залогом
  
  
   До возвращенья всех издержек наших.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Так мало доверяете вы нам?!
  
  
  
  
  Врангель
  
  
  
  
  (встает)
  
  
   Быть осторожен с немцем должен швед.
  
  
   Из-за моря нас в этот край призвали;
  
  
   От гибели империю спасли мы,
  
  
   Мы вероисповеданья свободу,
  
  
   Учение евангелия здесь
  
  
   Запечатлели кровию своею.
  
  
   Но уж забыв благодеянья ныне,
  
  
   Лишь бремя чувствуют и смотрят косо
  
  
   На чужеземцев; к нам в леса назад
  
  
   Нас отослать хотели б с горстью денег.
  
  
   Не ради мзды Иудовой, не ради
  
  
   Мы серебра и золота здесь лечь
  
  
   На поле битвы дали королю!
  
  
   Так много шведской благородной крови
  
  
   Не ради золота лилось. Мы с данью
  
  
   Бесплодных лавров не хотим к отчизне
  
  
   Опять направить вымпелы свои.
  
  
   Мы гражданами быть земли желаем,
  
  
   Что покорил король наш, пав на ней.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   На общего врага со мной идите,
  
  
 &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 247 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа