Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна, Страница 14

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

div align="justify">  
  
   Из чьих я уст услышу голос правды?
  
  
   Волнуют всех нас страсти здесь. О, если б
  
  
   Теперь ко мне сойти мог ангел с неба,
  
  
   Мне истину святую почерпнуть
  
  
   Из чистого ключа рукою чистой!
  
  
   (Взор его обращается на Текли.)
  
  
   И я еще зову его? Другого
  
  
   Жду ангела?
  
   (Подходит к ней и обвивает ее стан рукой.)
  
  
  
  
  Непогрешимым сердцем,
  
  
   Святым и чистым, ты решить должна.
  
  
   Спрошу твою любовь, что осчастливить
  
  
   Счастливого лишь может, что несчастно
  
  
   Виновного отвергнет навсегда.
  
  
   Меня любить ты можешь, коль останусь?
  
  
   Скажи, что можешь, - и тогда я ваш.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
   (многозначительно)
  
  
   Подумай...
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
   (прерывая ее)
  
  
  
  
  Нет, не думай ни о чем!
  
  
   Скажи, что чувствуешь!
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
  
  Отец твой, помни...
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
   (прерывая ее)
  
  
   Не Фридланда я спрашиваю дочь, -
  
  
   Тебя, тебя, возлюбленную! Дело
  
  
   Идет не о короне; размышлять
  
  
   Тогда могла б ты, - дело о душевном
  
  
   Покое друга твоего идет,
  
  
   О тысяче товарищей отважных,
  
  
   Которые последуют теперь
  
  
   Его примеру. Должен ли присягу
  
  
   Нарушить я и в стан Октавио
  
  
   Послать отцеубийственную пулю?
  
  
   Свинец, из дула вырвавшийся, больше
  
  
   Не мертвое орудие, - живет он,
  
  
   Вселится дух в него, покорен власти
  
  
   Он Эвменид карающих, и злейший
  
  
   Они ему указывают путь.
  
  
  
  
  Текла
  
  
   О Макс!
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
   (прерывая ее)
  
  
  
   Не отвечай мне слишком скоро!
  
  
   Тебя я знаю, - сердцем ты способна
  
  
   Труднейший долг всем прочим предпочесть.
  
  
   Как человек здесь поступить хочу я,
  
  
   Не как герой. Подумай, чем обязан
  
  
   Я герцогу, припомни, чем воздал
  
  
   Ему отец мой. А влеченье дружбы,
  
  
   Признательности чувство для души -
  
  
   Святой закон, и мстит тяжелым мщеньем
  
  
   Природа нарушителю его.
  
  
   Все, все ты взвесь - и твоему дай сердцу
  
  
   Решить вопрос.
  
  
  
  
  Текла
  
  
  
  
   Твое его давно
  
  
   Решило. Первому последуй чувству
  
  
   Ты своему!
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
  Несчастная!
  
  
  
  
  Текла
  
  
  
  
  
   Как может
  
  
   Быть справедливым то, чего сначала
  
  
   Ты не избрал правдивым этим сердцем?
  
  
   Исполни долг свой. Как ты б ни решился,
  
  
   Тебя любить не перестала б я.
  
  
   Поступки все твои тебя достойны
  
  
   И благородны были бы всегда.
  
  
   Раскаянье же не должно нарушить
  
  
   Душевного покоя твоего.
  
  
  
  
   Макс
  
  
   Итак, я вынужден с тобой расстаться!
  
  
   Жить без тебя!
  
  
  
  
  Текла
  
  
  
  
   Себе оставшись верен,
  
  
   Ты верен мне. Судьба нас разлучает,
  
  
   Сердец ей наших разлучить нельзя.
  
  
   Дом Пикколомини и дом Фридлаада
  
  
   Навек разделены враждой кровавой,
  
  
   Но мы с тобой, мы не принадлежим
  
  
   К своим домам. Ступай, ступай и дело
  
  
   Свое благое отделить спеши
  
  
   От нашего, злосчастного. Не медли!
  
  
   На нашей голове проклятье неба,
  
  
   Паденью мы обречены! Погубит
  
  
   Вина отца меня. Не сетуй! Скоро
  
  
   Решится жребий мой.
   Макс в сильном волнении обнимает ее. За сценой слышны
  
  громкие, яростные долго не смолкающие восклицания:
  
  "Vivat Ferdinandus", сопровождаемые военной музыкой.
  
   Макс и Текла замирают друг у друга в объятиях.
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ
  
  
  
   Те же. Терцки.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  (идет ему навстречу)
  
  
   Что значат эти клики?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  
   Все пропало!
  
  
   Все кончено!
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
   Он их смирить не мог?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Напрасно было все.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
  
  Они кричали:
  
  
   Да здравствует...
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  
  Австрийский Фердинанд!
  
  
  
  
  Графиня
  
  
   Изменники!
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  И не дали промолвить
  
  
   Ему ни слова. Только речь он начинал,
  
  
   Как заглушали музыкой ее.
  
  
   Идет он.
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ
  
   Те же. Валленштейн в сопровождении Илло и
  
  
  
  Бутлера. Затем кирасиры.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
   Граф Терцки!
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  
   Герцог!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Чтоб полки сейчас же
  
  
   Готовились к походу. Мы до ночи
  
  
   Оставим Пильзен.
  
  
  
   Терцки уходит.
  
  
  
  
   Бутлер!
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
  
  
  
  
  Генерал!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Гонца отправьте к коменданту в Эгер.
  
  
   Он ваш земляк и друг. Вы напишите,
  
  
   Чтоб был готов принять нас завтра в крепость.
  
  
   За нами следом со своим полком
  
  
   Вы двинетесь.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
  
  
  Я слышал вас, фельдмаршал.
  
  
   Исполню все.
  
  
  
   Валленштейн
  
   (подходит к Максу и Текле, которые все это
  
  
   время стояли, крепко обнявшись)
  
  
  
  
   Расстаньтесь!
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
  
  
  
   Боже!
   Кирасиры с обнаженными шпагами входят и останавливаются
   в глубине зала. В то же время слышны за сценой отрывки
  
  из паппенгеймского марша, как бы призывающие Макса.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
   (кирасирам)
  
  
  
  
  
  
  
  Вот он.
  
  
   Свободен он. Я не держу его.
  
   (Отворачивается и стоит так, что Макс не может
  
  
   подойти ни к нему ни к Текле.)
  
  
  
  
   Макс
  
  
   Меня ты ненавидишь, злобно гонишь.
  
  
   Любви давнишней узам суждено
  
  
   Не развязаться нежно, а порваться.
  
  
   Но захотел ты боль разрыва сделать
  
  
   Еще больнее мне. Жить без тебя
  
  
   Не научился я, ты это знаешь;
  
  
   Иду в пустыню, - все здесь оставляю,
  
  
   Все, что люблю! Не отвращай лица!
  
  
   Твои черты, мне вечно дорогие,
  
  
   Мне раз еще теперь увидеть дай!
  
  
   Не отвергай меня...
  
   (Хочет взять его руку. Валленштейн отдергивает
  
  
   ее. Макс обращается к графине.)
  
  
  
  
  
  Не обратится ль
  
  
   Взор состраданья на меня? Графиня!
  
  Графиня отворачивается; он подходит к герцогине.
  
  
   Мать Теклы вы моей!
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  
  
  
   Идите, граф,
  
  
   Куда зовет вас долг! Нам верным другом,
  
  
   Заступником нам можете усердным
  
  
   У трона императора вы быть.
  
  
  
  
   Макс
  
  
   Вы не хотите без надежд оставить,
  
  
   Предать вполне отчаянью меня.
  
  
   Отрады не ищите мне напрасно
  
  
   В пустой мечте. Мое несчастье верно,
  
  
   И слава милосердным небесам,
  
  
   Что прекратить его дано мне средство!
   Снова начинается военная музыка. Зал все более и более
   наполняется вооруженными воинами. Макс видит Бутлера.
  
  
   Вы здесь, полковник Бутлер? Не пойдете
  
  
   За мною вы? Прощайте же! Служите
  
  
   Вы господину новому верней,
  
  
   Чем прежнему служили. Дайте руку
  
  
   И слово мне, что будете всечасно
  
  
   Жизнь охранять его.
  
  
   Бутлер не подает ему руки.
  
  
  
  
  
  Опальный он,
  
  
   И голова его добычей стала
  
  
   Убийцы каждого, который плату
  
  
   Назначенную взять себе захочет
  
  
   За злодеяние. Ему теперь
  
  
   Заботливость нужна прямого друга.
  
  
   А те, которых вижу вкруг него...
  
   (Многозначительно смотрит на Илло и Бутлера.)
  
  
  
  
   Илло
  
  
   Изменников ищите там, где Галлас
  
  
   И ваш отец. Здесь лишь один остался.
  
  
   Нас от него избавить вам пора!
  
  Макс пытается еще раз подойти к Текле. Валленштейн
   препятствует этому. Он стоит в нерешительности, полный
   скорби; между тем зал все больше наполняется, и звуки
  
   труб за сценой раздаются все громче и чаще.
  
  
  
  
   Макс
  
  
   Трубите! О, когда бы это был
  
  
   Зов шведских труб, зов к битве беспощадной!
  
  
   Когда б мечи все эти обнажились
  
  
   Пронзить мне грудь! - Чего хотите вы?
  
  
   Меня с ней разлучить? - Не доводите
  
  
   Вы до отчаянья меня! Пришлось бы
  
  
   Раскаяться вам в том!
  
   Весь зал наполнен вооруженными солдатами.
  
  
  
  
  
   Еще
  
  
   На тяжесть тяжесть, и людская масса
  
  
   Увлечь меня готова. Берегитесь!
  
  
   Себе вождем опасно брать того,
  
  
   Кто безнадежен. Вы меня из рая
  
  
   Безжалостно влечете моего -
  
  
   Свершись же месть над вами роковая!
  
  
   Будь выбор ваш вам карой и бедою!
  
  
   Идет на смерть, кто следует за мною!
   В то время как он направляется в глубину сцены, кирасиры
  
   в шумном волнении окружают и провожают его.
  
  Валленштейн стоит недвижимо. Текла падает в объятия
  
  
  
  
  матери.
  
  
  
  
  Занавес
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  
  
   В доме бургомистра в Эгере.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
  
  
  (входя)
  
  
   Он здесь. Сюда он роком приведен.
  
  
   Решетка вслед за ним упала. Так же,
  
  
   Как перед ним, спустился этот мост
  
  
   И, дав ему пройти, поднялся снова, -
  
  
   Спасенья путь отрезан для него.
  
  
   До этих пор лишь, Фридланд, и не дале! -
  
  
   Гласит судьба. Возник в земле богемской
  
  
   Ты дивным метеором, пролагая
  
  
   По небесам сверкающий свой путь,
  
  
   И у границ Богемии померкнешь!
  
  
   От прежних ты знамен своих отрекся
  
  
   И веришь в счастье старое, слепец!
  
  
   Чтоб вновь разжечь в империи войну,
  
  
   Чтоб лар очаг священный уничтожить,
  
  
   Вооружил преступную ты руку.
  
  
   Тобою правил мести дух свирепый, -
  
  
   Смотри, от мести не погибни сам.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  
  
  
   Бутлер и Гордон.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Вы это? Жаждал я беседы с вами.
  
  
   Изменник герцог! Боже! Он - беглец!
  
  
   И голова его оценена!
  
  
   Скажите мне: как в Пильзене все это
  
  
   Произошло?
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
  
  
  Письмо вы получили,
  
  
   Которое послал я вам с гонцом?
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   И все исполнил, как вы мне велели,
  
  
   Впустил его я в крепость, так как было
  
  
   Мне императорское предписанье
  
  
   Повиноваться слепо вам во всем.
  
  
   Но - вы меня простите - как увидел
  
  
   Я герцога, в сомнение невольно
  
  
   Я снова впал. Вступил не как опальный
  
  
   Он в город. На челе его, как встарь,
  
  
   Величие властителя сияло,
  
  
   Повиновенья требуя. Спокойно,
  
  
   Как в дни порядка, принял от меня
  
  
   Отчет он. Человек в беде приветлив,
  
  
   И ласково бывает к малым людям
  
  
   Величье павшее. Но герцог скупо,
  
  
   С достоинством слова мне одобренья
  
  
   Отмеривал, как господин слуге.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
   Все точно так, как вам писал я: войско
  
  
   Врагам он продал, Прагу и Эгер
  
  
   Отдать хотел. Узнав о том, полки
  
  
   Оставили его. Из них лишь пять
  
  
   Пришли с ним под командой графа Терцки,
  
  
   Объявлен о

Другие авторы
  • Кирхейзен Фридрих Макс
  • Ухтомский Эспер Эсперович
  • Ландау Григорий Адольфович
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна
  • Тетмайер Казимеж
  • Вербицкий-Антиохов Николай Андреевич
  • Малышкин Александр Георгиевич
  • Верн Жюль
  • Плаксин Василий Тимофеевич
  • Толстой Николай Николаевич
  • Другие произведения
  • Скиталец - Памяти Чехова
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Мальчики
  • Кузминская Татьяна Андреевна - Моя жизнь дома и в Ясной Поляне
  • Потапенко Игнатий Николаевич - Чрезвычайное средство
  • Морозов Николай Александрович - Откровение в грозе и буре. История возникновения Апокалипсиса
  • Розанов Василий Васильевич - Реальные силы и идеальные возможности в политике
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Драматические сочинения и переводы Н. А. Полевого. Часть четвертая
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Главные черты из древней финской эпопеи Калевалы. Морица Эмана
  • Добролюбов Николай Александрович - Непостижимая странность
  • Гомер - Илиада
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 212 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа