Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини, Страница 24

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

bsp;        МАКСЪ (живо).
  
                                 Да,
             Разсудкомъ ты способенъ заблуждаться,
             Я сердцемъ - нѣтъ.
                   (Болѣе умѣреннымъ тономъ).
                             Его могуч³й духъ
             Нельзя судить обыкновенной мѣркой.
             Какъ связываетъ онъ свою судьбу
             Съ планетами, такъ онъ, подобно имъ,
             Идетъ путемъ таинственнымъ, чудеснымъ,
             Всегда непостижимымъ. Вѣрь мнѣ - вы
             Къ нему несправедливы. Разъяснится
             Вся истина. И въ блескѣ чистоты
             Онъ выйдетъ къ намъ изъ черныхъ подозрѣн³й.
  
                       ОКТАВIО.
  
             Я подожду.
  

ЯВЛЕН²Е II.

Прежн³е, камердинеръ, вслѣдъ за нимъ Курьеръ.

                       ОКТАВIО.
  
                       Что нужно?
  
                       КАМЕРДИНЕРЪ.
  
                                 Ждетъ курьеръ
             Здѣсь за дверьми.
  
                       ОКТАВ²О.
  
                       Такъ рано? Кто? Откуда?
  
                       КАМЕРДИНЕРЪ.
  
             Онъ не хотѣлъ сказать.
  
                       ОКТАВ²О.
  
                             Зови его
             И никому о немъ не проболтайся.
             (Камердинеръ уходитъ. Входитъ корнетъ),
  
                       ОКТАВ²О.
  
             А, вы, корнетъ? Отъ Галласа? Давайте
             Его письмо.
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                       Я присланъ отъ него
             Съ словеснымъ поручен³емъ. Графъ боялся...
  
                       ОКТАВIО.
  
             Въ чемъ дѣло?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                       Онъ вамъ поручилъ сказать...
             Могу ль здѣсь говорить свободно?
  
                       ОКТАВIО.
  
             Сынъ знаетъ все.
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                       Его поймали мы.
  
                       ОКТАВ²О.
  
             Кто это онъ?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                       Сезина, переметчикъ.
  
                   ОКТАВ²О (быстро).
  
             И онъ y васъ?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                       Да, капитанъ Морбрандъ
             Схватилъ его въ ущельи горъ Богемскихъ.
             Третьяго дня поутру путь держалъ
             Онъ въ Рогенсбургъ и везъ депеши къ шведамъ.
  
                       ОКТАВ²О.
  
             И эти всѣ депеши...
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                             Генералъ
             Отправилъ ихъ тотчасъ же въ Вѣну вмѣстѣ
             Со схваченнымъ Сезиной.
  
                       ОКТАВ²О.
  
                             Наконецъ!
             Ну, наконецъ! Большая это новость!
             Вѣдь этотъ переметчикъ - дорогой
             Для насъ сосудъ, въ себѣ хранящ³й вещи
             Важнѣйш³я!.. Что, много ли нашли?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
             Шесть писемъ - всѣ съ гербами графа Терцки.
  
                       ОКТАВIО.
  
             Отъ герцога собственноручныхъ нѣтъ?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
             Ни одного, насколько мнѣ извѣстно.
  
                       OKTABIO.
  
             A что же самъ Сезина?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                             Очень былъ
             Испуганъ онъ, когда узналъ, что въ Вѣну
             Его везутъ. Графъ Альтрингеръ его
             Однако успокоилъ - если только
             Онъ искренно сознается во всемъ.
  
                       OKTABIO.
  
             Да развѣ графъ y Галласа? Я слышалъ,
             Что въ Линцѣ онъ лежитъ совсѣмъ больной.
  
                       КОРНЕТЪ.
  
             Уже три дня, какъ онъ во Фрауэнбергѣ,
             У нашего начальника. У нихъ
             Ужъ шестьдесятъ знаменъ собралось - люди
             Отборные; и мнѣ поручено
             Вамъ передать, что только приказан³й
             Отъ васъ тамъ ждутъ.
  
                       OKTABIO.
  
                             Черезъ немного дней,
             Я думаю, случиться можетъ много.
             Когда должны уѣхать вы?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                             Когда
             Прикажете.
  
                       OKTABIO.
  
                       Я попрошу остаться
             Васъ до вечера.
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                       Слушаю-съ.
  
                       OKTABIO.
  
                                 Никто
             Не видѣлъ васъ?
  
                       КОРНЕТЪ.
  
                       Никто. Черезъ калитку
             Монастыря - какъ и всегда -
             Впустили капуцины.
  
                       OKTABIO.
  
                             Ну, идите
             Поотдохнуть; скрывайтесь здѣсь отъ всѣхъ.
             До вечера еще я вѣроятно
             Васъ отпущу. Развязка нашихъ дѣлъ
             Не далека, и прежде, чѣмъ погаснетъ
             День роковой, занявш³йся сейчасъ,
             Рѣшиться все должно безповоротно.
                   (Корнетъ уходитъ).
  

ЯВЛЕН²Е III.

Оба Пикколомини.

  
                       OKTABIO.
  
             Ну, что, мой сынъ? Теперь ужъ скоро все
             Узнаемъ мы: я зналъ, что все ихъ дѣло
             Велось черезъ Сезину.
  
             МАКСЪ (въ которомъ въ продолжен³е всей
               предыдущей сцены происходила сильная
               внутренняя борьба, рѣшительно).
  
                             Я возьму
             Короче путь, чтобъ истины добиться.
             Прощай.
  
                       OKTABIO.
  
                       Куда? Останься здѣсь.
  
                       МАКСЪ.
  
                                       Къ нему.
  
                   ОКТАВ²О (въ испугѣ).
  
               Что?..
  
                   МАКСЪ (возвращаясь).
  
       ;                  Если ты надѣялся, что стану
             Я роль играть въ твоей игрѣ - во мнѣ
             Ошибся ты. Идти я долженъ только
             Прямымъ путемъ. Не можетъ мой языкъ
             Правдивымъ быть, a сердце - быть фальшивымъ.
             Я не могу, когда мнѣ человѣкъ
             Довѣрился, какъ другъ - заставить совѣсть
             Молчать лишь тѣмъ, что дѣйствовалъ вѣдь онъ
             На собственный свой страхъ, что я устами
             Ему не лгалъ. Какимъ кажусь, такимъ
             И долженъ быть. Я къ герцогу. Сегодня жъ
             Потребую, чтобъ передъ свѣтомъ онъ
             Спасъ честь свою, чтобъ вашу сѣть, такъ ловко
             Сплетенную, однимъ открытымъ шагомъ
             Онъ разорвалъ.
  
                       OKTABIO.
  
                       И ты поступишь такъ?
  
                       МАКСЪ.
  
             Такъ поступлю. Не сомнѣвайся въ этомъ.
  
                       OKTABIO.
  
             Да, точно, я въ тебѣ ошибся. Мнѣ
             Казалось - ты разумный сынъ, который
             Благословитъ спасительныя руки,
             Изъ пропасти извлекш³я его,~
             A предо мной слѣпецъ, съ ума сошедш³й
             Отъ пары глазъ, туманомъ страсти весь
             Окутанный, неисцѣленный даже
             С³яньемъ дня... Ну, что жъ! Ступай къ нему!
             Разспрашивай! Настолько безразсуденъ
             Будь, чтобъ ему и твоего отца,
             И твоего монарха тайну выдать!
             Заставь меня до времени принять
             Открытую рѣшительную мѣру!
             До нынѣшняго дня, благодаря
             Чудесному заступничеству неба,
             Отъ всѣхъ была сокрыта наша тайна,
             И подозрѣнья дальновидный взоръ
             Былъ усыпленъ,- и вотъ теперь увидѣть
             Ты мнѣ даешь, что собственный мой сынъ
             Неистово безумнымъ шагомъ рушитъ
             Политики тяжелые труды!
  
                       МАКСЪ.
   &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 202 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа