Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини, Страница 14

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

sp;       Мои уста ея коснулись устъ...
             Но тутъ шаги, раздавшись въ смежной залѣ,
             Разъединили насъ... То были вы...
             Теперь вамъ все извѣстно, что случилось.
  
             ГРАФИНЯ (послѣ короткаго молчан³я,
             украдкой бросилъ взоръ на Тэклу).
  
             И неужели вы такъ скромны, или въ васъ
             Такъ мало любопытства, что о тайнѣ,
             Которую и я имѣю, вы
             Не спросите меня?
  
                       МАКСЪ.
  
                       О вашей тайнѣ?
  
                       ГРАФИНЯ.
  
             Ну, да, о томъ, какъ тотчасъ вслѣдъ за вами
             Я въ комнату вошла; какъ тамъ нашла
             Племянницу, что въ первую минуту
             Сердечнаго волненья...
  
                       МАКСЪ.
  
                             Что же, что?
  

ЯВЛЕН²Е IV.

Прежн³е. Тэкла быстро выходитъ на авансцену.

  
                       ТЭКЛА.
             Вы отъ труда себя избавьте, тетя!
             Онъ отъ меня услышитъ это лучше,
             Чѣмъ отъ другихъ.
  
                   МAКСЪ (отступая).
  
                       Княжна!... О, что сказать
             Заставили меня вы, тетя Терцки!
  
                   ТЭКЛA (графинѣ).
  
             Давно онъ здѣсь?
  
                       ГРАФИНЯ.
  
                       Ну, да; и долженъ скоро
             Опять уйти... И отчего не шла
             Такъ долго ты?
  
                       ТЭКЛА.
  
                       Ахъ. матушка опять
             Такъ плакала! Она страдаетъ - это
             Я вижу, и однако не могу
             Сама не быть счастливой.
  
             МАКСЪ (погруженный въ созерцан³е ея).
  
                             Вновь я смѣю
             Глядѣть на васъ. За нѣсколько часовъ
             Не могъ смотрѣть. Блескъ драгоцѣнныхъ камней,
             Который васъ такъ пышно окружалъ,
             Скрывалъ, увы, души моей царицу
             Отъ глазъ моихъ.
  
                       ТЭКЛА.
  
                       Такъ, значитъ, на меня
             Смотрѣли лишь глаза, не сердце ваше.
  
                       МAКСЪ.
  
             О, Боже мой, когда сегодня утромъ
             Я васъ нашелъ въ кругу родныхъ, друзей,
             Въ объят³яхъ отца, когда увидѣлъ
             Себя средь нихъ чужимъ - какъ мнѣ хотѣлось
             Упасть къ нему на грудь, назвать его
             Своимъ отцомъ! Но взглядъ его суровый
             Душевному волненью моему
             Давалъ отпоръ, и страхъ въ меня вселяли
             Тѣ ярк³е алмазы, что вкругъ васъ,
             Подобные вѣнцу изъ звѣздъ, сверкали!
             О, отчего волшебною чертой
             Онъ отдѣлилъ, при первой встрѣчѣ съ вами,
             Васъ отъ меня, и ангела убралъ
             Какъ будто бы для жертвоприношенья,
             И сана своего печальный гнетъ
             На радостное сердце ваше кинулъ.
             Любовь властна просить любовь идти
             Рукасърукой; но приближаться къ блеску
             Подобному доступно лишь царямъ.
  
                       ТЭКЛА.
  
             Ахъ, полно-же объ этомъ маскарадѣ!
             Вы видите, какъ быстро это бремя
             Я сбросила. (Графингѣ). Совсѣмъ не веселъ онъ.
             Какая-же причина! Вѣрно, тетя
             Вы это такъ настроили его!
             Совсѣмъ иной онъ, право, былъ въ дорогѣ:
             Такъ радостно спокоенъ, живо такъ
             Краснорѣчивъ! Такимъ желала бъ видѣть
             Его всегда, и никогда инымъ.
  
                       МАКСЪ.
  
             Вы здѣсь нашли отцовск³я объятья
             И новый м³ръ, который, преклонясь
             Почтительно предъ вами, ваши взоры
             Хотя бы ужъ своею новизной
             Чаруетъ.
  
                       ТЭКЛА.
  
                       Да! я отрицать не стану,
             Что многое меня чаруетъ здѣсь -
             Отраденъ мнѣ видъ этой пестрой сцены
             Военнаго театра; предо мной
             Проводитъ онъ въ различныхъ формахъ образъ
             Мнѣ дорогой; благодаря ему,
             Связую я съ дѣйствительною жизнью
             То, что пока прекраснымъ только сномъ
             Казалось мнѣ.

 []

                       МАКСЪ.
  
                       A для меня онъ сдѣлалъ
             Дѣйствительное счастье только сномъ.
             На островѣ среди высотъ эѳира
             Всѣ эти дни послѣдн³е я жилъ -
             И вотъ теперь спустился онъ на землю,
             И этотъ мостъ, которымъ къ прежней жизни
             Я возвращенъ, отъ неба моего
             Вдругъ оторвалъ меня.
  
                       ТЭКЛА.
  
                             Когда мы въ сердцѣ
             Надежное сокровище хранимъ,
             Жизнь кажется свѣтлѣе и отраднѣй,
             И мнѣ теперь, поближе здѣсь узнавъ
             Ея игру, тѣмъ радостнѣй вернуться
             Къ сокровищу тому, что мнѣ одной
             Принадлежитъ...
                   (Переходя въ шутливый тонъ).
             Скажите: много новыхъ,
             Неслыханныхъ вещей за это время
             Короткое мнѣ довелось узнать,-
             Но всѣ онѣ блѣднѣютъ передъ чудомъ,
             Которое таинственно вашъ замокъ
             Хранитъ въ себѣ.
  
                   ГРAФИНЯ (вспоминая).
  
                       Что жъ это можетъ быть?
             Всѣ темные углы вѣдь въ этомъ домѣ
             Извѣстны мнѣ.
  
                   ТЭКЛA (улыбаясь).
  
                       Туда дорогу духи
             Усердно охраняютъ. У дверей
             На стражѣ два грифона.
  
                   ГРАФИНЯ (смѣясь).
  
                             А, о башнѣ
             Астрологической ты говоришь! Но какъ
             Въ святилище, куда такъ строго доступъ
             Для всѣхъ закрытъ, такъ скоро ужъ могли
             Тебя впустить?
  
                       ТЭКЛА.
  
                       Какой то человѣчекъ,
             Съ сѣдыми волосами и лицомъ
             Привѣтливымъ,сейчасъ же благосклонность
             Мнѣ оказалъ и двери отворилъ.
  
                       МАКСЪ.
  
             А, герцога астрологъ, Сени!
  
                       ТЭКЛА.
  
                                 Онъ
             Мнѣ задавалъ различные вопросы:
             Въ какой я день и мѣсяцъ родилась,
             И днемъ ли, или ночью...
  
                       ГРАФИНЯ.
  
                                 Это значитъ -
             Твой гороскопъ хотѣлъ составить онъ.
  
                       ТЭКЛA.
  
             Осматривалъ мою онъ тоже руку,
             И кажется, что лин³и на ней
             Не нравились ему: тревожно какъ-то
             Онъ головой покачивалъ.
  
                       ГРАФИНЯ.
  
                             Скажи,
             Какимъ нашла ты этотъ залъ? Мнѣ видѣть
             Его лишь мимоходомъ привелось
             До этихъ поръ.
  
                       ТЭКЛА.
  
                       Я ощутила что-то
             Необычное, когда вошла туда:
             Весь ярк³й день смѣнился вдругъ зловѣщей
             Ночною тьмой, чуть-чуть лишь освѣщенной
             Таинственнымъ мерцаньемъ. Предо мной
             Стояли полукругомъ семь иль восемь
             Статуй царей со скипетромъ въ рукѣ
             И со звѣздой на головѣ y каждой,
             И этотъ свѣтъ, что въ башнѣ былъ разлитъ,
             Весь исходилъ, какъ мнѣ казалось, только
             Отъ этихъ звѣздъ. Путеводитель мой
             Мнѣ объяснилъ, что это все - планеты,
             Что въ ихъ рукахъ лежатъ судьбы людей,
             И потому ихъ представляютъ въ видѣ
             Царей; вотъ тотъ - суровый, злой старикъ,
             Украшенный звѣздою мрачножелтой -
             Сатурнъ, a тотъ, что выше помѣщенъ
             Какъ разъ надъ нимъ, въ доспѣхахъ бранныхъ, съ красной
             Звѣздою - Марсъ, и оба мало счастья
             Приносятъ человѣку; рядомъ съ нимъ
             Красавица стояла, кроткимъ свѣтомъ
             Ея звѣзда горѣла, то Венера,
             Планета наслажден³й; слѣва былъ
             Меркур³й окрыленный, a въ срединѣ,
             Вокругъ себя лилъ серебристый блескъ
             Мужъ съ царственнымъ челомъ, со свѣтлымъ взоромъ -
             Юпитеръ, моего отца звѣзда;
             A по бокамъ его - луна и солнце.
  
                       МАКСЪ.
  
             О, никогда не буду я хулить,
             Что вѣритъ онъ въ планеты, въ силу духовъ.
             Не только изъ гордыни человѣкъ
             Воздушное пространство населяетъ
             Таинственными силами; тѣсна
             Обычная природа и для сердца,
             Согрѣтаго любовью; въ сказкахъ тѣхъ,
             Что слышалъ въ дѣтствѣ я, значенье глубже,
             Чѣмъ въ правдѣ той, которой учитъ жизнь.
             Да, свѣтлый м³ръ чудесъ необъяснимыхъ
             Одинъ даетъ отвѣты моему
             Восторженному сердцу, открываетъ
             Мнѣ вѣчныя пространства и ко мнѣ
          

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 311 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа