Главная » Книги

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Счастливая женщина, Страница 3

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Счастливая женщина


1 2 3 4 5

>
   Лидия (смеется). Да, жаль, что я не родилась около подмостков! Там женщина имеет власть.
  

Явление XV

  
   Луиза (входит). М-r Пьер! (Впускает парикмахера.)
   Лидия. Наконец то, m-r Pierre! Vous devenez trop récherché, ou ne peut plus vous avoir à temps!
   Пьер. Mais, madame, on dirait que toutes les dames ce sont donné la parole d'être coiffées aujourd'hui en même temps!
   Лидия (к Бетси). Это все этот раут.
   Пьер. Oui, madame, c'est bien èa!
   Луиза. Там от Стефани пришли, со шляпами...
   Лидия. Скажите, чтоб вошла.
  

Луиза выходит.

  
   Pas d'ondulation, m-r Pierre! Cela tient très bien!
   Пьер. La coiffure seulement et un petit coup de fer, oui, madame, je vois èa.* (Зажигает машинку).
  

Явление XVI

  
   Модистка (входит, за ней маленькая девочка несет картонки). Здравствуйте, Ваше превосходительство... Здравствуйте, Елизавета Аркадьевна!
   Лидия (сидящая перед туалетом, в то время как Пьер причесывает ее). Здравствуйте, милая!
   Бетси. Здравствуйте, Сонечка.
   Лидия. Что у вас хорошего?
   Модистка. М-ме Стефани кланяется Вашему превосходительству и просит передать, что посылает вам модели. Настя, открой! Две только вчера получены. (Открывает картонки.) Вот эта... и эта...
   Бетси (беря одну из шляп). Ах, вот эта очаровательна!
   Лидия. Нет, мне та больше нравится...
   Модистка. Это теперь всего больше носят для раутов, завтраков... шляпки почти нет - только длинный paradis*.
   Пьер. C'est très porté, madame, je viens de voir cela chez la nouvelle actrice du theatre Michel*.
   Лидия. Бетси, наденьте, я хочу взглянуть на вас
  

Бетси меряет шляпы.

  
   Модистка. Вашему превосходительству не нужно мерить - я еще не видела шляпы, которая бы к вам не шла!
   Пьер. Oui, madame a une tête à chapeaux!*
   Лидия. Эти обе очаровательны. Оставьте их, Сонечка! Сколько они стоят?
   Модистка. Эта - сто...
   Лидия. У!..
   Модистка. Зато эта - только пятьдесят. Модели!..
   Лидия. Ну, хорошо; вот вам... на извозчика. (Дает ей мелочь.)
   Модистка. Благодарю вас, Ваше превосходительство. До свидания... (Уходит с девочкой, унося картонки.)
  

Явление XVII

  
   Лидия. Бетси, наденьте еще раз ту, которая вам нравится!
  

Бетси надевает.

  
   Прелестно! Вот вы и оставьте ее для раута!
   Бетси. Как?..
   Лидия. Это вам мой маленький подарок!
   Бетси. Лиди, милая... дорогая! Нет, вы слишком добры, моя добрая волшебница!.. (Бросается целовать ее.)
   Лидия (отбиваясь). Сумасшедшая! Вы меня задушите и обожжетесь о щипцы!
   Пьер (туша машинку). Mais non, madame, j'ai fini!* (Собирает свои вещи.)
  

Явление XVIII

  
   Луиза (докладывая). Г. Барменьева!
   Лидия. А, просите!..
  

Луиза выходит.

  
   Пьер. Bonjour, mesdames!*
   Лидия. Bonjour, m-r Pierre!*
  

Пьер уходит.

  

Явление XIX

  

Луиза впускает Барменьеву.

  
   Барменьева. Еще в спальне! Ничего. Мне можно?..
   Лидия. Конечно, Мурочка, можно! Я почти готова!
  

Целуются.

  
   Барменьева (Бетси). Здравствуй, darling. Ax какие очаровательные шляпы!..
   Лидия. Стефани.
   Барменьева. Это сразу видно! Ограбила?..
   Лидия. За эту, да... а эта - un rien* 50!
   Барменьева. Удивительно дешево! Ты едешь?
   Лидия. Да, конечно!.. Я одеваюсь!
   Барменьева. Послушайте, прежде всего я должна тебе сказать страшную тайну.
   Лидия. Что такое?
   Бетси. И от меня тайна?
   Барменьева. Нет, можешь слушать. Я - безумно хочу есть!
   Лидия. О, великолепно! Я тоже не прочь! Мы сейчас это устроим! Луиза!
  

Луиза, убиравшая разбросанные вещи, останавливается.

  
   Дайте нам сюда, на этот столик... чего-нибудь. Что у вас есть?.. Холодная дичь, фрукты, мадера!..
   Луиза. Слушаю. (Уходит).
  

Явление XX

  
   Бетси (смеясь). Это Джером* говорит, что если мужчина не завтракает дома - то для женщины высшее удовольствие съесть два яйца всмятку где-нибудь в спальной на кончике стола!..
   Барменьева. Он удивительно наблюдателен!
  

Явление XXI

  

Луиза и Семен приносят закуски, фрукты и т. д., ставят на столик у дивана и уходят.

  
   Бетси. Какая прелесть, вестфальская ветчина!*
   Лидия. И вовсе нет - это медвежий окорок, и вы, Бетси, будете его кушать с особенным удовольствием: медведь был собственноручно убит Павликом Колтовским!
   Бетси. А!.. Съем все без остатка! (Смеется.) Фрукты, вино - у нас прямо пир!
   Барменьева. А вот это, pour fleurir la table*. (Вынимает из-за отворотов собольей кофточки несколько пучков живых фиалок и бросает их на стол.)
   Бетси. Французы говорят: чтобы обед был вкусен, надо, чтобы было: "le vin vieux, la table fleurie et la femme jolie!"*
   Лидия. Все налицо, не хватает только французов, которые бы оценили это!
   Бетси. Позвольте, я вступаюсь за права феминизма: неужели мы с Мурочкой не оценим этого и без французов? (Смеется.)
   Барменьева. Кстати, о феминизме: слыхали вы об аресте Нерадовой? Что вы скажете на это?
   Лидия. Ужасно!
   Барменьева. Это какое-то поветрие теперь. На прошлой неделе молодой князь Щербатов, теперь она... и без всякой подготовки... Потом уже был обыск в доме... Ее мать с ума сходит.
   Лидия. Несчастная женщина! Хочешь мадеры?
   Барменьева. Замечательная мадера у вас!
   Лидия. Брат привез с самой Мадеры.
   Барменьева (чокаясь). A la votre! A la votre, Betsy!* За твои успехи. Твое интервью прелестно! И как тонко она сделала тебе комплимент, Лиди!
   Лидия. Что? Мне? Комплимент?..
   Барменьева. Ах, ты еще не читала? Да вот газета - дай я прочту тебе. (Читает.) "Мы встретили известного государственного деятеля в одном салоне - хозяйка которого обладает самыми красивыми глазами в Петербурге"...
   Бетси (вырывая газету). Не вслух, не вслух! Я сконфужусь...
   Лидия (шутливо берет ее за ухо). Кто вам позволил писать такие вещи, гадкое дитя!..
   Бетси. Нельзя же было назвать вас по имени, а я хотела, чтобы все догадались, кто это!
   Лидия. Нет, как она умеет льстить!..
   Барменьева. Да это же правда. А знаешь ли ты, кстати, что в своей мелодекламации Шверт говорит о чьих-то глазах. Очевидно, он нашел еще красивые глаза в Петербурге...
   Лидия. Откуда ты знаешь эту мелодекламацию?..
   Барменьева. Ее вчера репетировал аккомпаниатор у Колтовских. Читал Павлик, только чтоб дать ему идею... Очень красиво - я даже запомнила последние строки... "И жжет меня сильнее поцелуя любимых глаз" - Не помню какой...
   Лидия. "Ответный, долгий взгляд!.."
   Барменьева. А ты откуда знаешь? Ведь это inédit*?
   Бетси. Удивительно интересный человек. С его положением соединять такую артистичность!
   Барменьева. Дорого бы я дала, чтобы узнать, - кто Аспазия этого Перикла?*
   Лидия (слегка нервно). Однако если я не начну одеваться, то я рискую пропустить и Перикла, и весь раут.
   Бетси. А я тем более - мне еще домой нужно. Захватить тетю. Я ведь ее вывожу. Боже, уже 3-й час!..
   Барменьева. Я тебя подвезу...
   Бетси. Прелестно!
   Лидия. Не забудьте шляпку!
   Бетси. Мерси, мерси! До свидания!..
   Барменьева. A tout à l'heure*.
  

Целуются и уходят обе.

  

Явление XXII

  
   Лидия (одна). Ну, теперь я буду, наконец, серьезно одеваться. (Звонит.) Белое... или шантильи...* (Задумывается.) Да что это она не идет? (Звонит.) Или они все умерли, или звонки испортились. (Идет к двери.) В это время быстро входит Луиза, на ней лица нет.
  

Явление XXIII

  
   Лидия. Луиза, Луиза. Что с вами? Я полчаса звоню!..
   Луиза. Виновата, Ваше превосходительство, я не знаю, как сказать вам... Я не смею сказать...
   Лидия. Что с вами?..
   Луиза. Беда... такая беда...
   Лидия. Опять разбили что-нибудь?..
   Луиза. Нет, ваше превосходительство. Господи, я не смею!..
  

Явление XXIV

  

Появляется няня, растрепанная, дрожащая.

  
   Лидия (к ней). Что случилось? Пожар, что ли? Вы с ума меня сведете!
  

Луиза, закрыв лицо, выскальзывает из комнаты.

  
   Няня. Барыня, матушка! Сама не понимаю, Сереженька... Сереженька...
   Лидия (вскрикивает). Что с ним?..
   Няня. Увозят... опомниться не дали... Идите, матушка... пока не увезли... (Убегает.)
  

Явление XXV

  
   Лидия. Боже мой!.. Что же это? (Хочет бежать, но в дверях сталкивается с Сергеем. Он бледен, как полотно.) Сережа, что это происходит?..
   Сергей. Мама... Я тороплюсь... У меня одна минута - мне разрешили проститься с вами...
   Лидия. Как проститься? Что ты говоришь, ты ошеломил меня...
   Сергей. Меня увозят...
   Лидия. Куда тебя увозят?..
   Сергей. Пока ничего не знаю...
   Лидия. Что ты сделал, что же ты сделал, за что?..
   Сергей. Не волнуйся, мама... Я не знаю, куда сейчас меня... Я напишу вам, как только можно будет... Даст Бог, все кончится пустяками...
   Лидия. Боже мой, Боже мой... Что же это?
   Сергей. Ничего, ничего, мама. Ах, мама, родная! Так и не удалось нам ни до чего договориться... Это не было бы для вас так жестоко неожиданно. Верьте только, что я не мог быть иным... Я все вам напишу...
  

Явление XXVI

  
   Семен (входит бледный, растерянный). Виноват, Сергей Михайлович... там... просят вас... скорее... (Выходит.)
  

Явление XXVII

  
   Сергей. Дайте вашу руку, мама! (Жадно целует ее руку.) Прощайте... Простите... Что бы ни случилось - вы помните, что я любил вас, мама... здесь, в этом дом вас одну... (Отрывается от нее.)
   Лидия. Постой, постой... Дай мне опомниться, куда, зачем тебя увозят... Яне пущу тебя - ведь ты же мой мальчик, мой сын!..
   Сергей. Не могу... надо идти...
   Лидия. Сережа, Сережа, это дикий кошмар!..
   Сергей. Так вы любите меня, мама! Родная! (Целует ее порывисто.) Прощайте!.. (Убегает.)
   Лидия. Сережа!.. (Бросается за ним.)
  

Несколько времени сцена пуста.

  

Явление XXVIII

  
   Няня (входит, рыдая). Увезли, увезли! Господи! Заступница! Да что же это такое!..
  

Явление XXIX

  

Лидия входит, шатаясь. Держится за голову.

  
   Няня. Барыня, матушка! Что же это? До чего мы дожили? Сереженька наш, тихонький, ровно барышня! Что же он мог сделать-то, чтоб его так...
   Лидия. Няня, няня, сама ничего не понимаю, с ума сойти боюсь. Надо собрать мысли.
  

Явление XXX

  
   Стожаров (весь багровый, быстро входит). Вот! Вот дожили... А, а! Опозорил! Стожаров! Стожаров и... мерзавец-мальчишка! (Падает на стул, задыхается, рвет на себе воротник.) Лидия, овладевая собой, но все еще бледная, трясущимися руками наливает ему воды. (Пьет.) А все... ты... все либерализм дурацкий... Был бы в строю - ничего бы не вышло! Что скажет Шверт? Я погиб! Это конец всему.
   Лидия. Перестань кричать, как истеричная женщина. Это... это какое-нибудь недоразумение! Теперь такое время...
   Стожаров. Да понимаешь ли ты, что это для меня значит? Отдаешь ли ты себе отчет в том, что случилось? Ведь в моем служебном положении... да это гибель, гибель! А, м-мерзавец! (Топает ногами.)
   Лидия. Успокойся. Ты с ума меня сведешь своими криками. Я тебе говорю, что это какое-нибудь недоразумение... Нужно это выяснить.
   Стожаров. Какое тут недоразумение? Очевидно, связался черт знает с кем. А ты смотрела! Флиртом занималась вместо того, чтобы видеть, что под носом делается!
   Лидия. Перестань, Михаил Платонович. Довольно! Тут надо не вопить, а действовать!
   Стожаров. Как действовать? Что делать? Убить его мало!..
   Лидия (звонит). Дорога одна.
  

Явление XXXI

  

Является перепуганная Луиза.

  
   Лидия (Луизе). Одеваться... скорее... белое платье... кружевное...
  

Луиза выходит.

  
   (Мужу.) Я застану Шверта у Колтовских. Я ему обещала там быть. Он - всесилен... О чем же тут еще думать?
   Стожаров. Шверт умоет руки. Он слишком умен.
   Лидия. Шверт?.. Шверт для меня сделает все. И вы это хорошо помните, когда это нужно вам. Скорее, скорее, скорее, одеваться! (Идет навстречу входящей Луизе.)
  

Няня плачет в углу.

Занавес

  

Действие третье

  

Зимний сад у Колтовских. Большие стеклянные двери, полузакрытые японскими жалюзи, ведущие в залу. За ними, как тени, мелькают люди; когда двери открыты - ясно слышны музыка, пение и т. п., в остальное время почти совсем тихо. Выходы и справа и слева. Под пальмами уютные диванчики. Садовая мебель и т. п.

  

Явление I

  

Павлик вводит Бетси под руку.

  
   Бетси. Но я отрываю вас от ваших обязанностей?
   Павлик. Наоборот, miss Бетси! Я страшно вам благодарен! Ведь в качестве хозяина дома мне выпадает на долю занимать разных престарелых дам; судите же сами, как я рад иметь законный предлог отдохнуть немного в Вашем обществе.
   Бетси. Да, предлог действительно великолепный: не может же хозяин дома отказать журналисту в необходимых сведениях.
   Павлик. Да здравствует журнализм! (Усаживает ее.) Сядемте здесь, тут отлично: никого не видно и все слышно. Это мой любимый уголок - я сюда прихожу тайком от жены - мечтать и курить.
   Бетси. Тайком... Что тайком - мечтать или курить?
   Павлик. Собственно, курить - она боится, что от дыма портятся цветы. Впрочем, и мечтать - жены не любят, когда их мужья мечтают!
   Бетси. А вы любите делать разные вещи тайком от жены?
   Павлик. Но ведь в этом вся прелесть брака, что опять начинаешь хотеть делать все то, что до брака было неинтересно, потому что слишком доступно!
   Бетси. Хорошенькая теория. Но вот что, если вы хотите курить - вы не стесняйтесь! Курите, пожалуйста.
   Павлик. Вы разрешаете... И даже сами предлагаете?
   Бетси. Я открываю вам свои карты. У меня была гувернантка, miss Jones, премилая - она многому меня научила. Так вот, она всегда мне говорила: если вы хотите, чтоб мужчина чувствовал себя хорошо в вашем обществе - позволяйте ему курить сколько угодно.
   Павлик. Приношу глубочайшую благодарность miss Jones, но, право, не надо папироски, чтоб чувствовать себя хорошо в Вашем обществе! А вы сами не курите?
   Бетси. Когда никто не видит - курю!
   Павлик (протягивает ей портсигар). Хотите? Здесь никто не видит. Кругом нас зеленая стена, а, кроме того, я сяду так, чтобы видеть, если кто войдет, - и сделаю вам знак в случае опасности!
   Бетси. Идет! (Закуривает.) Ну, давайте же говорить о деле. Скажите мне... (Смотрит в программу.) Этого я знаю... эту тоже... баронесса Розентраубе - это полная брюнетка в желтом, да?..
   Павлик. Очень милая дама, у которой голос обратно пропорционален фигуре.
   Бетси. Скажите... это та же, которая у себя на даче устраивает пикники с французскими актрисами?..
   Павлик. Ого! Именно - она, однако вы, я вижу, знаете подробности...
   Бетси. У меня была гувернантка - француженка, от нее я и знаю много интересных вещей - у нее кузина служила в Михайловском театре.
   Павлик. Ну, вероятно, про этого тенора вы не знаете - он носит вериги и собирается в монастырь.
   Бетси. А! Давно собирается?
   Павлик. Давно. Пожалуй, мы его не лишимся. Знаменитого maestro вы знаете... Будет играть паганиниевскую "Песню ведьм"* - это у него великолепно выходит. Левандовская - это восходящая звездочка... но гвоздь всего вечера, конечно, мелодекламация Шверта. Жена горда чрезвычайно, что может предложить знакомым эту primeur*. Помилуйте, произведение великого человека в первый раз исполняет сам автор, и у нас! Сенсация! У жены есть маленькая невинная слабость, она любит великих людей!..
   Бетси. Это интересно - великие люди, разве вы их не любите!.. Les grands hommes...*
   Павлик. Нет, я предпочитаю маленьких женщин - les petites femmes!..*
   Бетси. Мне кажется, вы не очень любите Шверта.
   Павлик. Тсс! От таких слов содрогнутся сами стены. Разве можно любить или не любить Шверта? Он выше этого...
   Бетси. Кажется, не все петербургские дамы так рассуждают!
   Павлик. Дамы - другое дело. Видите ли, Шверт государственный деятель и - Шверт - автор мелодекламации - это два человека. Мы знаем первого, вы - второго.
   Бетси. Пусть два человека, но оба интересны!..
   Павлик. Miss Бетси, не будите во мне чудовища с зелеными глазами - я ревную вас... ко второму, разумеется.
   Бетси. И напрасно, потому что мне, как журналистке, гораздо интереснее и нужнее первый!..
   Павлик. Правда! Я все забываю, что вы журналистка! Вольно же вам быть такой... непохожей на "синий чулок"!
   Бетси. Кто выдумал эту сказку о синих чулках? У меня всегда черные!.. (Вытягивает ножки.)
   Павлик. И на очаровательной ножке при этом, какая же вы журналистка?
   Бетси. Ну, смотрите, неверующий человек, - вот вам чернильное пятнышко, нарочно его не смываю, чтобы видели - "la marque du métier"*.
   Павлик (целует ей руку). Можно? В чернильное пятнышко?.. Это дань уважения к труду! (Целует пальчик за пальчиком, потом выше.)
   Она не противится. Он вдруг притягивает ее к себе и целует.
   Бетси (с легким смешком). А это что?.. (Возвращает ему поцелуй. Потом вырывается.) Нет - довольно! Ein Mahl ist - kein Mahl* - как говорила моя гувернантка-немка, но больше нельзя!..
   Павлик. Однако у вас были отличные воспитательницы.
   Бетси. Вам не нравятся результаты?
   Павлик. Слишком нравятся... Но мне именно нравится в Вас Ваша испорченность!
   Бетси. Почему вы думаете, что я испорчена?
   Павлик. Я достаточно опытен. Вижу ее во всем : в вашей манере говорить, смотреть, даже целоваться!
   Бетси. Что? Когда я с вами поцеловалась? Что с вами? Вы могли случайно меня поцеловать, а я вам нечаянно ответить... Но все-таки моя испорченность так далеко не заходит, чтобы целоваться рядом с гостиными, откуда каждую минуту могут войти: ваша жена, моя тетя или, наконец, - лакей.
   Павлик. А как далеко заходит ваша испорченность? Скажите, например... до маленького пикника... к Филисьену, на острова, а? Послушайте, не сердитесь, у меня чудная идея... После раута отправимся обедать. Никто не увидит: я возьму автомобиль...
   Бетси. А ваша жена?..
   Павлик. Я собирался сегодня обедать в клубе - она и не заметит...
   Бетси. A ma tante?*
   Павлик. Изобретите что-нибудь, а?..
   Бетси. Положим, я могу ей сказать, что еду к Лидии... она меня отпустила спокойно... но что лекажу Лидии!..
   Павлик. А ваш журнализм? Скажите ей, что вам надо в редакцию, и заезжайте туда, а я у редакции буду вас ждать.
   Бетси. Идея! Но моя заметка... ведь должна же я ее написать?
   Павлик (обнимая ее). Мы ее вместе напишем!
   Бетси. Ну, хорошо... Но помните - я на вас смотрю как на товарища... так быть умником!.. Никто не должен видеть и знать... Увы, я должна думать о том старом генерале, за которого я когда-нибудь выйду замуж...
   Павлик. Ура! Нет, нет, мы не забудем о старом генерале!.. (Целует ей руки.)
  

Явление II

  

Входят Барменьева и Тэдди Челищев.

  
   Барменьева. А, вот куда вы забрались! Да у вас тут аркадская идиллия*. В зале так жарко...
   Бетси. Однако что там делается?
   Барменьева. Старый граф продолжает читать своего "Антиноя"*.
   Тэдди. Мухи все умерли.
   Павлик. Ну, это можно еще посидеть немного! Надеюсь, мое отсутствие не очень заметно?
   Барменьева. Нисколько, все дремлют; знаете что, мы лучше заставим Тэдди прочесть нам свои новые стихи. А в утешение велите нам дать чего-нибудь холодного, Павлик, утилизируйте ваши права хозяина!
   Павлик. Моментально! (Идет к дверям в залу, отворяет их, приказывает тихо стоящему там дворецкому и возвращается.)
   Барменьева. Тэдди, извольте прочесть ваши стихи!
   Бетси. Непременно, непременно!.. Мы вас не выпустим без стихов!
   Тэдди. Но я не в ударе сегодня.
   Барменьева. Извольте меня слушаться, гадкий ребенок, я взялась за Ваше политическое воспитание, и вы должны мне во всем повиноваться, слышите?
   Павлик. Тэдди, не ломайся, читай!
  

Явление III

  

Лакей вкатывает столик, на нем крюшон и фужеры.

  
   Барменьева. А, крюшон! Это отлично! Вот вам для вдохновения, Тэдди...
   Тэдди. Но что же мне читать, я, право, не знаю.
   Барменьева. Прочтите это, о пароходах и сиренах, это очень мило!
   Бетси. А - это интересно!
   Тэдди. Это мне пришло в голову, когда мы шли архипелагом... между Хиосом и Наксосом...* (Откашливается.)
   О, бедные сирены,
   Поющие вдали!
   Подобной перемены
   И ждать вы не могли! а
   Любили вы волны морские
   И солнца яркий блеск:
   Вот была ваша стихия -
   Простор и моря плеск.
   Гребнями белой пены
   Волнуя синюю гладь,
   О, милые сирены,
   Любили вы играть!
   Но явились пароходы
   По волнам голубым...
   В них шумные народы,
   Кругом и грязь, и дым!..
   Бегут железные стены,
   Пугают вас оне...
   О, бедные сирены,
   Как вас жалко мне!..
  

Все аплодируют. Барменьева наливает ему бокал.

  
   Бетси. Какая интересная мысль!..
   Барменьева. Правда, ужасно мило! За ваши успехи!
  

Чокаются.

  
   Павлик (Бетси). И за ваши планы!..
   Барменьева. Какие это у вас планы?
   Бетси. Литературные!
  

Чокаются, глядя друг другу в глаза.

  
   Павлик. Тэдди - но ты прямой поэт, хоть соперничай с Швертом! Если бы я знал, что у тебя такие стихи, - я бы заставил жену тебя просить читать!
   Тэдди. Нет, я читаю только в интимном кругу...
   Барменьева. Я с громадным интересом жду этой мелодекламации! Что же это Лидии нет?
   Павлик. А Лидия Юрьевна хотела быть?
   Барменьева. Как же... мы с Бетси уехали раньше.
   Бетси. Но она уже начала одеваться!
   Тэдди. К чему вопросы?.. Сегодня же исполняется знаменитая мелодекламация!
   Бетси. При чем же это?
   Тэдди. Но ведь их... дружба притча во языцех!
   Барменьева. "C'est de l'amitié bien pure!" - Ах, это дружба святая!
   Павлик (подхватывает). "Ah, quelle drôle l'amitié" - Странная дружба какая...
   Бетси. Фу, какие вы злоязычные... это одна из пустых выдумок.
   Барменьева. Это не из выдумок, а из "Креолки"*!..
  

Хохочут.

  
   Павлик. Ба-ба-ба! Сюда шествует моя супруга и какие-то великие люди!.. Мы пойманы на месте преступления! Я сделаю вид, что я только что пришел!..
  

Явление IV

  

Входят Колтовская, Баччи, Челищева, Лакей.

  
   Колтовская. Отдохните здесь, maestro. Поль, вы тут? Предложите м-r Баччи чего-нибудь...
   Павлик. Можно вам налить?..
   Баччи. Благодарю вас... я только забочусь о судьбе моей лучшей половины...
   Челищева. Разве ваша жена здесь?
   Баччи. Простите - я не женат... я говорю о моей скрипке...
   Колтовская. C'est délicieux!* Вот, вот ваша возлюбленная скрипка - она за вами... (Лакею, внесшему скрипку.) Осторожнее, дайте сюда...
   Бетси. Дайте нам полюбоваться на это сокровище, которое дарит нам столько дивных минут.
  

Окружают Баччи.

  
   Баччи. На этой скрипке нельзя играть плохо - это настоящий Амати!..*
   Колтовская. Ну, рука тоже кое-что значит.
   Барменьева. Какой изящный étui*! Колтовской. Наверно, вышит прелестными ручками...
   Баччи. Да, это вышивали прекрасные руки, но их больше уже нет...
  

Явление V

  
   Шверт (входит). Вот вы где, Ольга Глебовна, я искал вас... (Здоровается.)
   Колтовская. Барон!.. Наконец-то - я начинала волноваться... Позвольте вам представить нашего Орфея...
   Шверт. Лишнее называть... Я давнишний поклонник вашего волшебного смычка...
   Баччи. Кажется, сегодня мне предстоит удовольствие сделаться вашим поклонником, барон?..
   Шверт. Ах, не говорите об этом!..
   Челищева. Неужели вы волнуетесь?
   Шверт. Вообразите, я чувствую сильнейшую авторскую лихорадку. Ни перед каким докладом я так не волнуюсь, как перед этим, чтобы прочесть эти несколько рифмованных строк... (К Бетси.) Только этого вы не пишите, милый журналист, не выдавайте меня.
   Бетси. Нет, раз вы просите - не выдам ни за что.
   Колтовская. Может быть, вы пройдете послушать - сейчас будет петь очаровательная певица... (Павлику.). Поль, вам бы не мешало показаться в зале...
   Павлик. Mais oui, mais oui, je viens...*
   Колтовская. Графиня, идем... Игорь Адольфович, обратите внимание на эту певицу...
  

Все выходят, кроме Павлика и Бетси.

  

Явление VI

  
   Павлик. Vous venez, miss Betzy?*
   Бетси. Минуту... Я только кое-что запишу и приду... Павлик (тихо ей). Так решено? Редакция?.. Бетси. Да, да...
   Павлик. А если Лидия Юрьевна не придет?
   Бетси. Все равно, в редакции. Идите же, а то Ольга Глебовна поставит вас в угол.
  

Павлик уходит.

  

Явление VII

  

Бетси одна, записывает что-то в книжечку. Входит Лидия Юрьевна, роскошно одета, бледна, глаза горят.

  
   Бетси. Душечка, что вы так поздно?..
   Лидия. Бетси, дитя мое! (Торопливо.) Шверт уже здесь?
   Бетси. Да, здесь...
   Лидия (держась за сердце). Дайте мне выпить чего-нибудь... (Садится.)
   Бетси (наливает ей бокал). Что вы? Вам нехорошо?
   Лидия. Ничего... быстро поднялась по лестнице.
   Бетси. Пойдемте слушать Левандовскую? Про нее чудеса говорят.
   Лидия. Нет... постойте, детка. Позовите мне сюда Павлика!
   Бетси. Павлика?.. Хорошо, позову... (Идет к дверям.)
   Лидия. Бетси! Не говорите пока никому, что я здесь.
   Бетси (удивленно). Хорошо! (Уходит в залу, слегка отворивши дверь.)

Слышно пение красивого женского голоса.

  

Явление VIII

  

Лидия одна. Большая пауза. Взволнованно ходит взад и вперед.

  
   Павлик (входит и затворяет за собой дверь). Лидия Юрьевна, наконец-то! Позвольте провести вас в зал?..
   Лидия. Нет, Павлик, милый, мне не до концерта теперь! Вы ничего не знаете - у нас дома несчастье.
   Павлик. Что такое?
   Лидия. Сережу увезли. Я ничего не понимаю. Для меня это как гром с ясного неба. Мне необходимо говорить со Швертом... Устройте как-нибудь, чтобы я его увидела одного.
   Павлик. Постойте, постойте, Лидия Юрьевна! Что вы говорите! Сережу увезли? Когда же это?
   Лидия. Только сейчас... все это случилось какой-нибудь час тому назад...
   Павлик. В чем же его обвиняют?
   Лидия. Не знаю ничего. Не знаю, не имею понятия, ни в чем его могут обвинять, ни что с ним хотят сделать. Я бы совсем потеряла голову, если бы не мысль об Игоре Адольфовиче.
   Павлик. У него были какие-нибудь... такие знакомства?
   Лидия. Я не знаю никаких его знакомств. Ничего не знаю и не понимаю. Но не будем тратить даром слов. Я ведь бросилась сюда, зная, что Шверт здесь. Какое счастье, что этот человек наш друг! Я не могу себе представить, что бы я стала делать, не будь его... К кому бы я кинулась?
   Павлик. Лидия Юрьевна, я не хочу быть дурным пророком, но я хотел бы вас предупредить - Шверт в этих вопросах очень... осторожен.
   Лидия. Вы шутите! Я знаю, к кому я иду. Но позовите, позовите мне его!.. Мне как-то дико, что кругом все так спокойно.
  

Слышны аплодисменты.

  
   Концерт идет, электричество горит, будто бы ничего не случилось. Скорее же, скорее, Павлик...
   Павлик. Они идут сюда - вам придется немного отложить ваш разговор...
  

Явление IX

  

Входят Колтовская, Левандовская, Шверт и некоторые гости.


Другие авторы
  • Куликов Николай Иванович
  • Ауслендер Сергей Абрамович
  • Загуляева Юлия Михайловна
  • Гердер Иоган Готфрид
  • Корнилов Борис Петрович
  • Соловьев Федор Н
  • Иванчин-Писарев Николай Дмитриевич
  • Мертваго Дмитрий Борисович
  • Ахшарумов Дмитрий Дмитриевич
  • Тэн Ипполит Адольф
  • Другие произведения
  • Вельтман Александр Фомич - Юрий Акутин. Александр Вельтман и его роман "Странник"
  • Михайлов Михаил Ларионович - Художественная выставка в Петербурге
  • Писемский Алексей Феофилактович - Ваал
  • Попов Александр Николаевич - Турецкая война в царствование Феодора Алексеевича
  • Якубович Петр Филиппович - Певец Сиона
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Переводчица на приисках
  • Карпини, Джованни Плано - История Монголов, которых мы называем Татарами
  • Киплинг Джозеф Редьярд - Маленькие сказки
  • Маурин Евгений Иванович - Возлюбленная фаворита
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Голубое платье
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа