Главная » Книги

Шекспир Вильям - Веселые уиндзорския жены, Страница 5

Шекспир Вильям - Веселые уиндзорския жены


1 2 3 4 5

амъ успѣха.
   Фольстэфъ. Идемъ въ мою комнату (Уходятъ).
  

СЦЕНА VI.

Другая комната въ гостинницѣ Подвязки.

Входятъ: Фентонъ и хозяинъ.

  
   Хозяинъ. Нѣтъ, мистэръ Фентонъ, не говорите больше ничего. У меня такъ тяжело на душѣ, что я отказываюсь отъ всего.
   Фентонъ. А меня ты все-таки выслушаешь. Помоги мнѣ и, клянусь честью джентльмэна, ты получишь отъ меня за это сто фунтовъ золотомъ, а это далеко превышаетъ то, что ты потерялъ.
   Хозяинъ. Я выслушаю васъ, мистэръ Фентонъ, и по крайней мѣрѣ сохраню въ тайнѣ то, что услышу.
   Фентонъ. Не разъ уже говорилъ я тебѣ, что люблю красавицу Анну Педжь, а она отвѣчаетъ мнѣ полнѣйшею взаимностью, насколько это въ ея власти. Вотъ я получилъ отъ нея письмо, которое тебя удивитъ. То, что касается меня лично, до того тѣсно связано съ задуманной ими шуткой, что нельзя не передать тебѣ всего. Подробности шутки, въ которой главную роль долженъ играть жирный Фольстэфъ, ты узнаешь вотъ изъ этого письма (Подаетъ ему письмо). Теперь слушай-же, мой добрый хозяинъ. Ночью, между двѣнадцатымъ и первымъ часомъ, моя дорогая Анна должна близь дуба Герни изображать царицу фей; а для чего - ты опять таки узнаешь изъ письма. А оттуда, когда всѣ будутъ заняты своими ролями, отецъ велѣлъ ей потихоньку скрыться съ Жердью и сейчасъ-же обвѣнчаться съ нимъ въ Этонѣ; на это она согласилась. Мать-же, которая всегда была противъ этого брака ради доктора Кайюса, устроила такъ, что Кайюсъ похитить ее и тотчасъ-же обвѣнчается съ нею въ своемъ приходѣ, гдѣ пасторъ уже ихъ ждетъ; покоряясь, для вида, матери, она дала свое соглас³е на бракъ и съ докторомъ. Отецъ рѣшилъ, что она будетъ въ бѣломъ, и привлеченный этимъ цвѣтомъ, Жердь подойдетъ къ ней, возьметъ за руку и она тотчасъ за нимъ послѣдуетъ. Такъ какъ всѣ будутъ въ маскахъ, то мать, чтобы докторъ могъ легче узнать ее, рѣшила, что она будетъ въ зеленомъ, съ длинными лентами на головѣ, и Кайюсъ, улучивъ удобную минуту, подойдетъ къ ней, ущипнетъ ее за руку, и это послужить знакомъ, чтобы она шла за нимъ.
   Хозяинъ. Какъ-же вы думаете, кого обманетъ она - отца или мать?
   Фентонъ. Обоихъ, чтобы бѣжать со мною. И вотъ въ чемъ моя къ тебѣ просьба:- устрой такъ, чтобы между двѣнадцатью и часомъ викар³й явился въ церковь, совсѣмъ готовый тотчасъ-же соединить наши сердца священными узами брака.
   Хозяинъ. Хорошо. Устраивайте свои дѣла, а я отправлюсь къ викар³ю. Явитесь съ невѣстой, а викар³й ждать себя не заставитъ.
   Фентонъ. Ты этимъ обяжешь меня навсегда и кромѣ того сейчасъ-же получишь награду (Уходятъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ПЯТОЕ.

СЦЕНА I.

Комната въ гостинницѣ Подвязки.

Входятъ: Фольстэфъ и мистрисъ Куикли.

  
   Фольстефъ. Прошу тебя, прекрати свою болтовню; ступай. Я свое слово сдержу. Это трет³й разъ, авось нечетное число окажется для меня счастливѣе. Ступай! Говорятъ, будто въ нечетныхъ числахъ есть какая-то чародѣйственная сила по отношен³ю къ рожден³ю, судьбѣ и смерти. Ступай.
   Куикли. Я добуду вамъ цѣпь, постараюсь добыть и головной уборъ съ рогами.
   Фольстэфъ. Ступай-же, говорю, время не терпитъ. Подними колову вверхъ и работай проворнѣе ногами (Куикли уходитъ).
  

Появляется Фордъ.

  
   А г. Источникъ! Да, г. Источникъ, дѣло сладится или въ эту ночь, или никогда. Будьте около полуночи въ паркѣ близь дуба Герни и вы увидите чудеса.
   Фордъ. А вчера, сэръ, развѣ вы у нея не были? Вы сказали, что пойдете.
   Фольстэфъ. Отправился я къ ней, г. Источникъ, какъ видите, жалкимъ старикашкой, а вернулся отъ нея, г. Источникъ, жалкой старушенкой. Самый хитрѣйш³й изъ демоновъ ревниваго безум³я вдохновляетъ ея мужа, подлеца Форда. Скажу вамъ, онъ страшно отколотилъ меня, но когда я былъ въ видѣ старухи, потому что, когда я нахожусь въ образѣ мужчины, я даже безъ всякаго оруж³я не побоюсь самого Гол³аѳа, потому что знаю, что жизнь не болѣе, какъ ткацк³й челнокъ. Но я тороплюсь. Пойдемте со мной, г. Источникъ, и я все разскажу вамъ дорогой. Съ тѣхъ поръ, какъ я въ дѣтствѣ щипалъ гусей, отлынивалъ отъ ученья и гонялъ кубари, я до вчерашняго дня не зналъ, что значитъ быть битымъ. Удивительныя вещи разскажу я вамъ про подлеца Форда, которому я непремѣнно отомщу сегодня-же ночью, то есть непремѣнно передамъ его жену въ ваши руки. Пойдемте г. Источникъ! Затѣваются удивительныя вещи Идемте. (Уходятъ).
  

СЦЕНА II.

Уиндзорск³й паркъ.

Входятъ: Пэджь, Свищъ и Жердь.

   Педжь. Идемъ, идемъ и, пока не увидимъ огней нашихъ фей, посидимъ во рву, окружающемъ замокъ. Не забудь-же мою дочь, будущ³й сынъ мой Жердь.
   Жердь. Ни за что не забуду. Я ужъ говорилъ съ ней и мы условились, какъ узнать другъ друга. Она будетъ вся въ бѣломъ. Я подойду къ ней; она скажетъ на это:- "молчокъ",- а я отвѣчу:- "ни гугу".- Поэтому мы и узнаемъ другъ друга.
   Свищъ. Прекрасно, но зачѣмъ вамъ и "молчокъ", и "ни гугу", когда ты и безъ того ужь узнаешь ее по бѣлому платью. А десять то часовъ, кажется, уже пробило.
   Педжь. Ночь темна, хоть глазъ выколи; тѣмъ эффектнѣе покажутся и свѣчи, и духи. Лишь-бы только на долю нашей шутки выпала полная удача! Никакого зла тутъ никто не замышляетъ, кромѣ развѣ дьявола, а мы тотчасъ-же узнаемъ его но рогамъ. Идемте-же за мною (Уходятъ).
  

СЦЕНА III.

Улица въ Уиндзорѣ.

Входятъ: Мистрисъ Педжь, мистрисъ Фордъ и докторъ Кайюсъ.

  
   М-съ Педжь. Любезный докторъ, моя дочь будетъ въ зеленомъ платьѣ. Улучите благопр³ятную минуту, возьмите ее за руку, ведите прямо въ церковь и кончайте тамъ все какъ можно скорѣе. Ступайте-же въ паркъ, мы съ нею не замедлимъ явиться туда-же.
   Кайюсъ. Я снай, сто мнѣ тѣляй. Adieu.
   М-съ Педжь. Прощайте, сэръ (Кайюсъ уходитъ). Мужа, конечно, потѣха надъ Фальстэфомъ порадуетъ не такъ, какъ взбѣситъ его то, что наша дочь вышла за доктора. Но что-же дѣлать, небольшая размолвка все-таки лучше большого горя.
   М-съ Фордъ. Гдѣ же Анна со своими феями и съ уэльскимъ дьяволомъ Эвэнсомъ?
   М-съ Педжь. Вѣроятно, спрятались въ ямѣ около дуба Герни, скрывъ огни, которыми разомъ разсѣютъ мракъ ночи, какъ только мы сойдемся съ Фольстэфомъ.
   М-съ Фордъ. Онъ непрѣменно перепугается.
   М-съ Педжь. Перепугается или не перепугается - не знаю, а осмѣянъ все-таки будетъ.
   М-съ Фордъ. Мы его одурачимъ, и притомъ самимъ вѣроломнымъ образомъ.
   М-съ Педжь. Для того, чтобы дурачить такихъ безпутныхъ нахаловъ, всякое вѣроломство позволительно.
   М-съ Фордъ. Завѣтный часъ приближается. Итакъ къ дубу, скорѣе къ дубу! (Уходятъ).

СЦЕНА IV.

Уиндзорск³й паркъ.

Входятъ: сэръ Гугъ Эвансъ и феи.

  
   Сэръ Гугъ Эвэнсъ. Скорѣе, феи, скорѣе са мною! Помните фаши роли, а клафное - прошу, не ропэйте. Спряшемся фъ яму, а кохта я вамъ стэлаю снакъ, тэлай каштый, што скасано. Скорѣе, скорѣе са мной. (Уходятъ).

СЦЕНА V.

Другая часть парка.

Входитъ переодѣтый Фольстэфъ; на плечахъ у него оленья голова съ рогами.

  
   Фольстэфъ. Уиндзорск³й колоколъ прозвучалъ уже двѣнадцать разъ, желанная минута приближается. Теперь, о боги, въ комъ текла пламенная кровь, помогайте мнѣ! Ты, Юпитеръ, былъ для своей Европы быкомъ, любовь приставила тебѣ рога. О всесильная любовь, дѣлающая иногда животное человѣкомъ, а иногда - человѣка скотомъ! Ты же, Юпитеръ, изъ любви къ Ледѣ былъ и лебедемъ. О, всемогущая любовь, какъ близокъ былъ тогда всемогущ³й повелитель Олимпа къ гусиной породѣ! Первый грѣхъ, о Юпитеръ, ты совершилъ въ образѣ скота, и это былъ скотск³й грѣхъ; второй - въ видѣ птицы, и это, сознайся самъ, былъ грѣхъ пернатаго мужа. Если-же и боги не въ силахъ совладать со своими страстями, какъ совладать съ ними бѣдному смертному? И вотъ я теперь - уиндзорск³й олень и, какъ я полагаю, жирнѣйш³й изъ всѣхъ оленей, рыщущихъ по этому лѣсу. Пошли же мнѣ, о Юпитеръ, прохлаждающую течку, иначе кто же въ состоян³и будетъ осуждать меня за то, что я вмѣсто мочи изолью весь свой жиръ? Однако, кто же это идетъ сюда? Должно быть, моя лань.
  

Входятъ: мистрись Фордъ и мистрисъ Педжь.

  
   М-съ Фордъ. Сэръ Джонъ, ты здѣсь, мой олень, безцѣнный, мой самецъ?
   Фольстэфъ. Да, это ты, моя черношерстая самка? Пусть теперь съ неба вмѣсто дождя сыплется картофель, громъ гремитъ на голосъ пѣсни: "Зеленые рукавички", вмѣсто града сыплются поцѣлуи, а вмѣсто снѣга - синеголовникъ, и поднимается цѣлая буря страстныхъ вожделѣн³й (обнимаетъ ее), я притаюсь вотъ здѣсь.
   М-съ Фордъ. Ненаглядный мой, мистрисъ Педжь со мною.
   Фольстэфъ. Дѣлите же меня, какъ дѣлятъ оленя, разрѣзаемаго на части; каждой достанется по задней ногѣ. Ребра свои я берегу для себя, плечи - для лѣсного сторожа, а свои рога оставляю въ наслѣдство вашимъ мужьямъ. Ну что, развѣ я не совершеннѣйш³й охотникъ? Развѣ я не выражаюсь, какъ подобаетъ охотнику Герни? Наконецъ, Купидонъ показываетъ, что у него, мальчишки, тоже есть совѣсть: онъ вознаграждаетъ меня за прежн³я неудачи. Добро пожаловать,- говорю вамъ это, какъ истинный другъ (За сценой шумъ).
   М-съ Педжь. Боже мой, это что за шумъ?
   М-съ Фордъ. О, небо, прости намъ наши согрѣшен³я!
   Фольстэфъ. Что же можетъ это быть?
   М-съ Фордъ и М-съ Педжь. Бѣжимъ! бѣжимъ! (Убѣгаютъ).
   Фольстэфъ. Дьяволъ рѣшительно не желаетъ, чтобъ я совершилъ смертный грѣхъ; должно быть, онъ боится, что я весь адъ воспламеню своимъ жиромъ, иначе онъ не мѣшалъ-бы мнѣ такъ безбожно.
  

Входятъ: мистрисъ Куикли и Пистоль, также сэръ Гугъ Эвэнсъ, одѣтый сатиромъ, Анна Пэджь въ видѣ царицы фей; ее сопровождаютъ братъ и друг³е, одѣтые феями и духами; на головѣ у нихъ вѣнцы изъ восковыхъ свѣчъ.

  
   Царица фей. Черные, сѣрые, зеленые и бѣлые любители луннаго свѣта и ночного сумрака, сиротствующ³я дѣти неумолимой судьбы, за дѣло теперь, за дѣло! Глашатай Гобгоблинъ, вѣщай!
   Пистоль. Рой воздушныхъ эльфовъ, умолкни и внемли моимъ словамъ! Ты, сверчокъ, лети въ трубы Уиндзора и тамъ, гдѣ увидишь, что огонь не погашенъ и шестокъ не очищенъ, щипли служанокъ, и пусть каждый твой щипокъ оставляетъ на нихъ пятна синѣе ежевики. Наша царица вѣдь не терпитъ ни грязи, ни грязныхъ людей.
   Фольстэфъ. Это феи, духи! Кто заговоритъ съ ними, тому не жить. Зажмурюсь и лягу, смертный не долженъ видѣть ихъ дѣлъ (Ложится ничкомъ).
   Эвэнсъ. Кто ше Питъ? Лети! и если ты кто найдешь тэфу, которая перетъ сномъ три раса сотфорила молитфу, нафэй на нее слатк³я крезы, и пусть спитъ она спокойно, какъ титя. Но тэ, которыя саснули, не фспомнифъ о крэхахъ, щипи имъ руки и ноки, и темя, и спину, и шею, и круть.
   Царица фей. Задѣло! за дѣло! Осмотрите, эльфы, весь Уиндзорск³й замокъ и внутри, и снаружи. Насыпьте въ каждую его комнату какъ можно болѣе благоденств³й, и пусть онъ до скончан³я вѣка пребываетъ въ томъ-же великолѣп³и, какого достоинъ и онъ самъ, и его велик³й властитель. Натрите мѣста, на которыхъ засѣдаютъ члены ордена, бальзамомъ и сокомъ драгоцѣнныхъ травъ. Пусть на каждомъ изъ этихъ красивыхъ креселъ, на всѣхъ латахъ и на всѣхъ шлемахъ вѣчно блестятъ ихъ гербы, эмблемы вѣрности. Ночною порою, феи духовъ, пойте, изображая изъ себя кружокъ, подобный подвязкѣ, а мѣсто собран³я кружка да будетъ зеленѣе и свѣжѣе всѣхъ окрестныхъ луговъ. Потомъ на кружкѣ, застегнутомъ подъ гибкими колѣнями блистательныхъ рыцарей, начертайте слова:- "Honni soit qui mal y pense",- и начертайте ихъ изумрудными, пурпуровыми цвѣтами, цвѣтами синими и бѣлыми, блестящими, какъ сапфиръ, жемчужины или драгоцѣнныя вышивки. Феѣ буквами вѣдь служатъ цвѣты. Ступайте, разсѣйтесь пока, но не забудьте, что въ часъ мы должны собраться вкругъ дуба охотника Герни, чтобы предаться тамъ обычной пляскѣ.
   Эвэнсъ. Тафайте ше руки, станофитесь въ крушокъ. Тватсать сфэтляковъ пусть путутъ намъ фонарями, штопъ мы мокли плясать фкрукъ тупа. Стойте, я шую, што на семлѣ лешигь шелофэкъ.
   Фольстэфъ. Господи, защити меня отъ этого уэльскаго дьявола! Онъ сейчасъ обратитъ меня въ кусокъ сыра.
   Пистоль. Гнусный червь, проклятый съ самаго дня рожден³я!
   Царица фей. Ради испытан³я коснитесь огнемъ конца его пальцевъ. Если онъ чистъ, пламя отклонится само собою, не причинивъ ему ни малѣйшей боли; если же онъ вздрогнетъ, то въ его тѣлѣ живетъ развратное сердце.
   Пистоль. Приступимъ къ испытан³ю.
   Эвэнсъ. Приступимъ, посмотримъ, спосопно-ли это дерефо корэть (Жгутъ его свѣчами).
   Фольстэфъ. Ой-ой-ой!
   Царица фей. Онъ не чистъ, не чистъ, полонъ самыхъ гнусныхъ замысловъ! Феи, кружитесь вокругъ него съ грозной пѣсней и, кружась, щекочите и щиплите его.
   Эвэнсъ. Та, онъ полонъ люпостраст³я и фсякихъ мерсостей.
   Одинъ голосъ: Стыдъ вамъ, помыслы грѣховные,
   Прочь ты, похоть непотребная!
   Что такое сладостраст³е?
   Кровожадный то огонь,
   Чей очагъ въ груди скрывается
   И чье пламя рвется бѣшено
   Выше, выше къ небесамъ.
   Хоръ: За его проступки гнусные,
   Феи, гномы, всѣ безъ удержа
   Вейтесь вкругъ него, негоднаго,
   И, щипля его безжалостно,
   Безпощаднымъ жгите пламенемъ,
   Пока звѣзды вмѣстѣ съ мѣсяцемъ
   Не изчезнутъ съ неба яснаго.
   Да пршлите, щекочите и палите всѣ его.
  

(Во время пѣн³я, впродолжен³е котораго феи идутъ и щиплютъ Фольстэфа, съ одной стороны появляется Кайюсъ и уводитъ съ собою фею въ земномъ платьѣ, съ другой - Жердь уводитъ фею въ бѣломъ и, наконецъ, Фентонъ, похищаетъ Анну Педжь. Затѣмъ за сценой раздаются звуки охотничьихъ роговъ и всѣ духи и феи, кромѣ Эвэнса, разбѣгаются. Фольстэфъ снимаетъ съ головы рога, вскакиваетъ и хочетъ бѣжать).

Появляются: Педжъ, Фордъ, мистрисъ Пэджь и мистрисъ Фордъ и останавливаютъ его.

  
   Педжь. Нѣтъ, куда-же, пр³ятель? Попались, наконецъ! И нашли-же, кѣмъ переодѣться,- охотникомъ Герни!
   М-съ Пэджь. Прошу васъ, кончимъ шутку! Ну, любезный сэръ Джонъ, какъ правятся вамъ уиндзорск³я женщины? Скажи, добрѣйш³й мой мужъ, не болѣе-ли идутъ эти чудныя развѣтвлен³я лѣсу, чѣмъ городу?
   Фордъ. Ну, сэръ, кто теперь остался съ рогами? Да, господинъ Источникъ, Фольстэфъ оказался бездѣльникомъ, бездѣльникомъ рогатымъ; вотъ его рога, господинъ Источникъ. Изъ всего, что принадлежало Форду, онъ воспользовался только его корзиной, его палкой и двадцатью фунтами, которые онъ долженъ уплатить господину Источнику; а такая уплата обезпечена его лошадьми.
   М-съ Фордъ. Нѣтъ намъ счастья, сэръ Джонъ, ни одно наше свидан³е не удалось. Любовникомъ моимъ вамъ болѣе мы быть, но моимъ оленемъ вы останетесь всегда.
   Фольстэфъ. Начинаю понимать, что я оказался въ положен³и осла.
   Фордъ. Да еще вола. Доказательства того и другого на лицо.
   Фольстэфъ. И это не духи, не феи? Мнѣ и такъ три или четыре раза приходило въ голову, что это обманъ. Но нечистая совѣсть, неожиданный испугъ такъ меня отуманили, что я не могъ не поддаться такому грубому обману и, наперекоръ всякому здравому смыслу, не принять ихъ за настоящихъ духовъ. Такъ вотъ и самый умный человѣкъ, когда употребляетъ свой умъ на зло, дѣлается подлѣйшимъ дуракомъ.
   Эвэнсъ. Сэръ Тшонъ Фольстэфъ, помните Поха, отрекитесь отъ фсякихъ турныхъ помыслофъ, и тухи не путутъ фасъ шипать.
   Фордъ. Отлично сказано, духъ Эвэнсъ.
   Эвэнсъ. Та и фасъ прошу не рефнофать польше.
   Фордъ. И не стану, пока ты не начнешь любезничать съ моею женою на самомъ чистомъ англ³йскомъ языкѣ.
   Фольстэфъ. Высохъ, что-ли, на солнцѣ мой мозгъ, что не могъ избавить меня отъ такого грубаго обмана и даже уэльскому козлу далъ возможность потѣшаться надо мною и украсить меня дурацкой уэльской шапкой? Впору послѣ этого подавиться кускомъ поджареннаго сыру.
   Эвэнсъ. Сиръ не итетъ къ ширъ, а фесь фашъ шифотъ отинъ ширъ.
   Фольстэфъ. "Сиръ" и "ширъ" - каково дожить до насмѣшекъ такого коверкателя англ³йскаго языка! Да этого достаточно, чтобы всему государству опротивѣли гулянки и ночныя похожден³я.
   М-съ Педжь. И какъ могло это придти вамъ въ голову, что мы, еслибы даже и выгнали добродѣтель изъ сердца и безъ зазрѣн³я совѣсти предались аду, могли когда нибудь плѣниться вами, сэръ Джонъ?
   Фордъ. Такою требухою, такимъ тюкомъ пеньки?
   М-съ Педжь. Раздутымъ до невозможности?
   Педжь. Старымъ, въ конецъ остывшимъ, износившимся и невыносимо противнымъ?
   Фордъ. Злоязычнымъ, какъ самъ сатана?
   Педжь. Бѣднымъ, какъ ²овъ?
   Фордъ. Нечестивымъ, какъ его жена?
   Эвэнсъ. Претаннымъ расфрату, харшефнямъ, хересу и фину, и мету, и пьянстфу, и скфернослоф³ю, и пуйстфу, и фсякой мерсости?
   Фольстэфъ. Потѣшайтесь, потѣшайтесь! Я затравленъ, забитъ, не въ состоян³и отвѣтить даже этому уэльскому войлоку; само невѣжество попираетъ меня ногами. Потѣшайтесь-же, какъ угодно.
   Фордъ. Мы, сэръ, проводимъ васъ въ Уиндзоръ къ нѣкоему Источнику, котораго вы надули на порядочную сумму, обязавшись служить ему сводникомъ. Необходимость возвратить эту сумму, я убѣжденъ, будетъ для васъ больнѣе всего, что вы уже вытерпѣли.
   М-съ Фордъ. Нѣтъ, мой другъ, оставь ему эти деньги въ вознагражден³е. Простимте ему его прегрѣшен³я и будемте всѣ друзьями.
   Фордъ. Изволь, вотъ моя рука, прощаю все.
   Фольстефъ. Я и безъ того поплатился достаточно: выкупанъ, весь исщипанъ.
   Педжь. Утѣшься, рыцарь. Кромѣ ужина, я сегодня дамъ тебѣ еще возможность посмѣяться надъ моей женою, которая смѣется теперь надъ тобой: скажи ей, что ея дочь повѣнчана съ Жердью.
   М-съ Педжь (про себя). Есть, однако, доктора, которые въ этомъ сомнѣваются. Если правда, что Анна Педжь моя дочь, она въ данную минуту уже повѣнчана съ докторомъ Кайюсомъ.
  

Входитъ Жердь.

  
   Жердь. Ау, Педжь? ау, отецъ, гдѣ ты?
   Педжь. Ну что, сынокъ, все кончено?
   Жердь. Кончено! Пусть самые ловк³е умники Глостершейра разбираются въ этомъ дѣлѣ, а мнѣ это не подъ силу; пусть меня повѣсятъ, если не такъ.
   Педжь. Что же случилось сынъ мой?
   Жердь. Прихожу я въ Этонъ вѣнчаться съ миссъ Анной, а она кѣмъ же оказывается? - здоровеннымъ парнемъ. Не будь это въ церкви, я отколотилъ бы его или онъ отколотилъ бы меня. Не думай я, что это миссъ Анна, я и шагу бы не сдѣлалъ. И кѣмъ же оказался парень? - сыномъ почтмейстера.
   Педжь. Если такъ, клянусь жизнью, ты сильно ошибся.
   Жердь. Вотъ какую еще новость сказали! Я думаю, что ошибся, когда принялъ мужчину за дѣвицу. Еслибъ я уже съ нимъ обвѣнчался, я бы тотчасъ-же прогналъ его, не смотря даже на его женск³й нарядъ.
   Педжь. Сами виноваты. Развѣ я васъ не предупреждалъ, что мою дочь слѣдуетъ узнавать по платью?
   Жердь. Я и подошелъ къ кому то въ бѣломъ и сказалъ:- "Молчокъ!" а она сказала:- "ни гугу!" - какъ мы съ ней и условились. И вдругъ это была совсѣмъ не Анна, а сынъ почтмейстера.
   М-съ Пэджь. Не сердитесь, добрый Джорджъ! Узнавъ о вашемъ намѣрен³и, я переодѣла дочь въ зеленое платье, и она уже, вѣрно, обвѣнчана въ приходской церкви съ докторомъ.
  

Входитъ Кайюсъ.

  
   Кайюсъ. Ктѣ мистриссъ Петсь? Перетъ Похъ, я опмануть! Я сенилься на garèon, на мальсиска, на paysan! Переть Похъ, на мальсиска! перетъ Похъ, не на Анна Петсь! Я опманутъ.
   М-съ Педжь. Зачѣмъ же вы не увели ту, которая была въ зеленомъ?
   Кайюсъ. Я ее и фсяль, а она втрухъ окасифается мальсиска. Фотъ фамъ Похъ, я потнимай на ноки фесь Уинтсоръ! (Уходитъ).
   Фордъ. Странно! Кому же досталась настоящая Анна?
   Педжь. Я предчувствую. Вотъ мистеръ Фентонъ идетъ сюда.
  

Входятъ: Фентонъ и Анна.

  
   А, что скажете, мистеръ Фентонъ?
   Фентонъ. Простите, добрѣйш³й отецъ! простите и вы, добрѣйшая матушка.
   Педжь. Какъ-же это случилось, сударыня, что вы не вышли за господина Жердь?
   М-съ Педжь. Зачѣмъ не пошла ты за докторомъ?
   Фентонъ. Вы ее совсѣмъ конфузите. Скажу вамъ всю правду. Вы хотѣли, чтобы она вступила въ постыдный бракъ безъ тѣни взаимности. Мы же давно связаны съ нею любовью и теперь соединены такими узами, которыхъ ни что уже разорвать не можетъ. Поступокъ ея безгрѣшенъ, хитрость ея нельзя назвать ни обманомъ, ни ослушан³емъ, ни неуважен³емъ къ родителямъ, потому что эта хитрость избавила, оградила ее отъ грѣха въ продолжен³е тысячи тяжкихъ часовъ проклинать жизнь, что было-бы неизбѣжно при бракѣ противъ желан³я.
   Фордъ. Ну что-жь тутъ еще разсуждать? вѣдь этого ничѣмъ уже не поправишь. Любовныя дѣла устраиваются самимъ Небомъ. Земли пр³обрѣтаются деньгами, а женъ даетъ судьба.
   Фольстэфъ. Радуюсь отъ души, что нѣкоторыя изъ вашихъ стрѣлъ, хоть вы и сдѣлали меня своей мишенью, попали совсѣмъ не въ меня, а въ другихъ.
   Педжь. Дѣйствительно, не поправишь. Фентонъ, да пошлетъ тебѣ Небо полнѣйшее счастье! Нельзя не помириться съ тѣмъ, что неизбѣжно.
   Фольстэфъ. Когда ходишь на охоту ночью, всякая дичь собакамъ хороша.
   М-съ Пэджь. Перестану и я сердиться! Мистэръ Фентонъ, да пошлетъ вамъ Небо много, много радостей въ этотъ день! Идемъ домой, любезный мужъ! Пойдемте къ намъ и всѣ остальные,- не исключая и васъ, сэръ Джонъ. Посмѣемся еще надъ этой шуткой, сидя у огня камина.
   Фордъ. Идемте.- А вы, сэръ Джонъ, все-таки сдержали слово, данное Источнику; онъ вѣдь въ самомъ дѣлѣ ночуетъ сегодня съ мистрисъ Фордъ!
  

ПРИМѢЧАН²Я къ ДЕСЯТОМУ ТОМУ

  
   Въ томъ видѣ, въ какомъ мы читаемъ эту пьесу теперь въ издан³и 1623 года, она не существовала въ первоначальномъ ея очеркѣ, сохранившемся въ дошедшемъ до насъ первомъ ея издан³и in quarto. Это первоначальное издан³е появилось въ 1602 году и носило длинный титулъ: "Очень забавная и крайне остроумная комед³я о сэрѣ Джонѣ Фольстэфѣ и веселыхъ Уиндзорскихъ женахъ. Перемѣшана разнообразными и забавными шутками сэра Гюга, уэльскаго дворянина, мирового судьи Свища и его мудраго племянника мистера Жердь. Со многимъ лганьемъ знаменосца Пистоля и капрала Нима. Сочинен³е Вильяма Шекспира". Мног³я погрѣшности въ текстѣ этого издан³я слѣдуетъ приписать его незаконному издателю, но, съ другой стороны, мног³я небрежности объясняются и той торопливостью, съ которою была обработана эта пьеса. Предан³е, со словъ Джона Денниса, говоритъ, что Шекспиръ написалъ эту пьесу по желан³ю королевы Елизаветы въ двѣ недѣли. Объ этомъ происхожден³и "Уиндзорскихъ веселыхъ женъ" было не мало споровъ, но тѣмъ не менѣе въ его пользу склоняются так³е изслѣдователи, какъ Гервинусъ, Жене и друг³е.
  
   Стр. 3. Здѣсь впервые у Шекспира къ священнику обращаются со словомъ "сэръ". Въ старину, такъ обращались обыкновенно къ духовнымъ лицамъ и рыцарямъ. Слово "сэръ" обозначало бакалавра кембриджскаго и дублинскаго университетовъ, при этомъ оно упоминалось всегда съ фамил³ей человѣка, къ которому обращались. Въ другихъ случаяхъ, т. е. когда обращались, напримѣръ, къ низшему духовенству прибавляли къ слову "сэръ" имя, данное при крещен³и: сэръ Джонъ, сэръ Гюгъ, и т. д.
   Стр. 3. "Я подамъ на него жалобу въ "Звѣздную палату"", говоритъ Свищъ, подразумѣвая подъ "Звѣздной палатой" королевск³й совѣтъ. Рѣшен³я этого совѣта признавались безапеляц³онными и приговоры приводились въ исполнен³е быстрѣе, чѣмъ приговоры другихъ судовъ. Въ позднѣйшее время при Тюдорахъ "Звѣздная палата" пр³обрѣла уже опасную власть, а при Карлѣ первомъ ея значен³е приняло угрожающ³е размѣры. Чѣмъ сильнѣе было значен³е этой судебной инстанц³и, тѣмъ смѣшнѣе должны казаться слова глуповатаго судьи, воображающаго, что въ "Звѣздную палату" можно обращаться съ такими мелочами, какъ его ссора съ Фольстэфомъ.
   Стр. 3. "Cust-alorum" есть сокращен³е словъ "Custos-Ratulorom", т. е. хранитель свитковъ. "Armigero", то есть "оруженосецъ", "эскуайръ", было титуломъ, который сохранился и до сихъ поръ многими дворянскими фамил³ями Англ³и.
   Стр. 3. "Luces" значитъ "щуки"; Эвэнсъ не понимаетъ и принимаетъ это слово за "loses", т. е. "вши", такимъ образомъ происходитъ непереводимая игра словъ. Здѣсь-же видятъ ясный намекъ на гербъ извѣстнаго сэра Томаса Люси, игравшаго столь важную и непр³ятную роль въ жизни еще юнаго Шекспира. У сэра Томаса Люси въ гербѣ были три щуки.
   Стр.'3. Эвэнсъ, какъ уэльсецъ, страшно коверкаетъ англ³йск³я слова. Докторъ Кайюсъ, какъ французъ, грѣшитъ тѣмъ-же.
   Стр. 5. "Въ Котселѣ ее обогнали". Въ Котсуольдѣ въ Глучестершайрѣ бывали ежегодно празднества и игры, заключавш³яся въ деревенскихъ состязан³яхъ и тѣлесныхъ упражнен³яхъ. Эти "Олимп³йск³я игры Роберта Довера" были учреждены въ началѣ царствован³я ²акова I. Самъ Доверъ былъ атторнеемъ въ одномъ изъ мѣстечекъ уеруикскаго графства. Его воспѣли за его заслуги Драйтонъ, Рандольфъ и Джонсонъ.
   Стр. 6. "Мефистофель - Mephistopholus". Это назван³е злого духа упоминается въ старинной исторической книгѣ: "Sir John Faustus". Во времена Шекспира прилагали это прозвище къ особамъ отличавшимся худобой, костлявостью.
   Стр. 7. "Scarlet and John". Скарлетъ и Джонъ, такъ назывались извѣстные товарищи прославившагося въ Англ³и разбойника Робина Гуда. Фольстэфъ, играя словами, напоминаетъ о нихъ и опредѣляетъ въ то же время цвѣтъ лица и волосъ Джона Бардольфа, такъ какъ scarlet значитъ яркобагровый, яркокрасный и т. п.
   Стр. 8. "Книга съ пѣснями и сонетами" была написана достопочтеннымъ лордомъ Генри Гоуардомъ, покойнымъ графомъ Серрей и др. Жердь жалѣетъ, что, съ нимъ нѣтъ для Анны Педжь этой аристократической книги. Предлагаемая слугою книга принадлежитъ къ числу простонародныхъ книгъ; она занесена въ списокъ "The English Courtier".
   Стр. 10. "Секерсонъ". Такъ звали медвѣдя, показываемаго въ общественномъ "Парижскомъ" саду въ Сусуэркѣ во времена Шекспира.
   Стр. 10. "Клянусь пирогомъ и пѣтухомъ" - народная божба, повторяемая во многихъ старыхъ англ³йскихъ драмахъ.
   Стр. 13. Лег³онъ "ангеловъ" - "золотыхъ монетъ".
   Стр. 15. Каинъ и ²уда на старинныхъ картинахъ и тканяхъ для обивки стѣнъ изображались съ рыжими бородами.
   Стр. 15. "Докторъ Кайюсъ". Не мало удивлялись, что Шекспиръ взялъ для француза въ своей комед³и именно эту фамил³ю, такъ какъ эту фамил³ю носилъ знаменитый врачъ временъ Елизаветы, основатель Кайюсъ-Коллэджа. Разумѣется, Шекспиръ не имѣлъ вовсе въ виду эту знаменитость, создавая своего шарлатана-чужезеща.
   Стр. 15. Имя "Джекъ" во времена Шекспира употреблялось какъ нарицательное имя въ презрительномъ смыслѣ.
   Стр. 20. "Весь отрывокъ о рыцарствѣ былъ вставленъ въ пьесу послѣ ея перваго издан³я, говоритъ Уильямъ Блэкстонъ, и, кажется, служитъ намекомъ на ту щедрость, съ которою ²аковъ I раздавалъ это зван³е". "Съ апрѣля до мая 1603 года, замѣчаетъ съ своей стороны Малонъ, король ²аковъ сдѣлалъ двѣсти тридцать семь рыцарей, въ полѣ того-же года онъ произвелъ въ рыцари отъ трехъ-сотъ до четырехъ-сотъ человѣкъ". "Вѣроятно, въ это время просматривалась комед³я и насмѣшка вставленная въ пьесу, конечно, должна была очень понравится ея слушателямъ".
   Стр. 20. "Пѣсня о зеленыхъ рукавичкахъ" была одною изъ популярнѣйшихъ пѣсенъ въ царствован³е Елизаветы. Древнѣйш³я слова этой пѣсни, дошедш³я до насъ, не восходятъ далѣе 1580 года. Но одинъ изъ изслѣдователей древней англ³йской музыки полагаетъ, что эта пѣсня сложена, вѣроятно, ранѣе царствован³я Генриха VIII. Она занесена въ Stationer's Hall въ августѣ 1581 г.
   Стр. 22. "Не повѣрю такому китайцу". Подъ словомъ китаецъ подразумѣвается нѣчто въ родѣ пройдохи. О продѣлкахъ китайцевъ говорится во всѣхъ старинныхъ истор³яхъ про страну "Cataia", какъ прежде называли англичане Китай вмѣсто "China".
   Стр. 25. Во времена Шекспира кошельки носились у пояса и мошенники обыкновенно отрѣзали ихъ особенными короткими ножами. Пиктэчъ испорченное назван³е одной изъ частей города, долженствующее обозначать притонъ мошенниковъ, развратниковъ, непотребнаго люда.
   Стр. 27. "Пенс³онеры" - люди, составлявш³е свиту королевы въ числѣ 60 человѣкъ. Они получали по 50 фунтовъ въ годъ и держали по двѣ лошади. Они отличались богатствомъ одежды и щегольствомъ. Сообразно съ ихъ одеждой Куикли и считаетъ ихъ важнѣе всякихъ вельможъ.
   Стр. 32. "Амемонъ и Барбазонъ". Читатели, интересовавш³еся всѣми особенностями, касавшимися разныхъ демоновъ, могли найдти разныя объяснен³я по этой части у Реджинальда Скотта въ книгѣ: "Инвентарь именъ, образовъ, силъ, управлен³я и дѣйств³й демоновъ и духовъ, ихъ различныхъ чиновъ и достоинствъ".
   Стр. 33. "Кастильянск³й король". Позорная кличка, которой народъ обзывалъ испанцевъ, вѣроятно, со временъ Армады.
   Стр. 36. Строки пѣсни, которую коверкаетъ Эвэнсъ, напоминаютъ чудесную маленькую поэму Марло. Сперва ее приписывали самому Шекспиру. Въ 1600 году она была напечатана въ "Геликонѣ Англ³и".
   Стр. 42. "Ты добытъ, мой брилл³антъ небесный". Это первая строка второй пѣсни поэмы Сиднея. "Астрофель и Стелла".
   Стр. 42. "Венец³анская мода". Моды получались прежде изъ Венец³и, какъ теперь Парижъ является ихъ законодателемъ. Моды того времени отличались вообще эксцентричностью и въ одной изъ проповѣдей въ 1607 году говорится, что женщины носятъ на головахъ цѣлые корабли съ мачтами, парусами, флагами, мостиками и т. д.
   Стр. 42. Боклеръ-бюри былъ во времена Шекспира обитаемъ по преимуществу дрогистами; здѣсь находились склады всякихъ травъ, свѣжей и сушеной зелени.
   Стр. 48. "Длиннохвостыя и короткохвостыя" т. е. "бѣдныя и богатыя". Происхожден³е этого опредѣлен³я неизвѣстно.
   Стр. 49. "Забросать на смерть рѣпой" - народная поговорка южныхъ графствъ въ Англ³и.
   Стр. 50. "Упоенъ ею по самое горло". Здѣсь непереводимая игра словъ, основанная на фамил³и Фордъ, такъ какъ это слово обозначаетъ "бродъ", "волну", "потокъ".
   Стр. 54. Во время экзамена въ словахъ Куикли все основано на сходствѣ нѣкоторыхъ англ³йскихъ словъ и латынскихъ. Вслѣдств³е чего и происходитъ игра словъ.
   Стр. 57. Упоминан³е о пистолетѣ - одинъ изъ анахронизмовъ Шекспира.
   Стр. 58. Уиндзорск³я гражданки говорятъ, что женщина можетъ быть весела и все-таки честна. Объ этомъ ходила еще въ концѣ XVII столѣт³я, по словамъ Галливеля, пѣсня съ припѣвомъ: "That wives may he merry and yet honest too", намекающимъ на мораль этой пьесы.
   Стр. 58. Сумасшедшихъ въ тѣ времена не лечили, а сажали подъ арестъ и держали на цѣпи.
   Стр. 61. "Нѣмцы требуютъ трехъ изъ вашихъ лошадей". Объ этихъ нѣмцахъ и о пр³ѣзжемъ герцогѣ упоминается и далѣе въ нѣсколькихъ мѣстахъ и въ этихъ мѣстахъ пьесы изслѣдователи Шекспира видятъ намеки на посѣщен³е нѣмецкимъ (виртембергскимъ) герцогомъ Уиндзора въ 1592 году, причемъ герцогу дано было право пользоваться почтовыми лошадьми даромъ.
   Стр. 62. Въ настоящее время извѣстно, что фамил³я Герни существовала въ Уиндзорѣ XVI вѣкѣ, когда въ 1569 году женился нѣкто Джилль Герни. По предан³ю, это былъ лѣснич³й парка; онъ сдѣлалъ одинъ проступокъ, за который боялся наказан³я, а потому и повѣсился на одномъ изъ дубовъ. Около этого-то дуба и появлялся его призракъ. Въ 1742 году появился планъ города, замка и парка въ Уиндзорѣ и здѣсь упоминается о прославленномъ Шекспиромъ дубѣ. Этотъ "дубъ Фольстэфа" находился на краю рва, въ немъ было такое большое дупло, что туда могли прятаться дѣти. Его истребили дровосѣки только въ 1792 году.
   Стр. 64 "Антропофагъ" - людоѣдъ.
   Стр. 66. Игра въ примеро - одна изъ старыхъ карточныхъ игръ.
  

Другие авторы
  • Каразин Николай Николаевич
  • Шишков Александр Семенович
  • Сенкевич Генрик
  • Корш Евгений Федорович
  • Соболевский Сергей Александрович
  • Тагеев Борис Леонидович
  • Львовский Зиновий Давыдович
  • Теляковский Владимир Аркадьевич
  • Готшед Иоганн Кристоф
  • Юм Дэвид
  • Другие произведения
  • Плеханов Георгий Валентинович - Почему и как мы разошлись с редакцией "Вестника Народной Воли"
  • Шеллер-Михайлов Александр Константинович - В непогоду
  • Веселовский Александр Николаевич - В. А. Жуковский. Поэзия чувства и "сердечного воображения"
  • Лесков Николай Семенович - Большие брани
  • Бунин Иван Алексеевич - Святитель
  • Лухманова Надежда Александровна - Правда
  • Замятин Евгений Иванович - Мученица науки
  • Добролюбов Николай Александрович - Школа
  • Крылов Иван Андреевич - Похвальная речь в память моему дедушке, говоренная его другом в присутствии его приятелей за чашею пуншу
  • Зарин Ефим Федорович - Зарин Е. Ф.: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 244 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа