Главная » Книги

Шекспир Вильям - Веселые уиндзорския жены, Страница 3

Шекспир Вильям - Веселые уиндзорския жены


1 2 3 4 5

lign="justify">   Свищъ. Идемъ.
   Педжь, Свищъ и Жердь. Прощайте, любезный докторъ (Уходятъ).
   Кайюсъ. Какъ перетъ Похъ, я непремѣнно унижаю пастора, онъ у Анны Петсь хляпосетъ о мальсискѣ.
   Хозяинъ. Пускай умретъ, но ты до поры до времени вложи свое нетерпѣн³е въ ножны, окати гнѣвъ холодной водой и пойдемъ со мною въ Фрогморъ полями. Я приведу тебя на ферму; Анна Педжь на праздникѣ, ты съ нею тамъ объяснишься. Что, хорошо вѣдь сказано, безмозглая моя дочь?
   Кайюсъ. Ессе ни нѣтъ! плякотарю фасъ за это. Сортъ фосьми, я фасъ люплю и хосю фамь тостафляй каросихъ костей, крафофъ, рисарей, лортофъ, тшентльмэновъ,- слефомъ, всѣхъ моихъ пас³ентовъ.
   Хозяинъ. А я взамѣнъ буду твоимъ соревнователемъ у Анны Педжь. Хорошо вѣдь сказано?
   Кайюсъ. Ессе ни не карасо!
   Хозяинъ. Отправляемся же въ путь.
   Кайюсъ. Ити са мной, по пятамъ, Тшэкъ Рокпи! (Уходитъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ТРЕТЬЕ.

СЦЕНА I.

Поле близь Фрогмора.

Входятъ: сэръ Гугъ, Эвэнсъ и Простофиля.

  
   Эвэнсъ. Скаши, стэлай отолшен³е, слука топрэйшаго каснотина Шерть и фъ то ше фремя трукъ мой, Простофиля по просфишу, фъ какую сторону смотрѣлъ ты, штопъ уфытать, не итетъ ли мастэръ Кайюсъ, фитающ³й сепя са токтиръ метисины.
   Простофиля. И со стороны парка смотрѣлъ, и со стороны старой уиндзорской дороги, и со всѣхъ другихъ сторонъ, сэръ, кромѣ городской.
   Эвэнсъ. Упэтительно прошу, посмотри и съ этой.
   Простофиля. Извольте, сэръ, посмотрю (Уходитъ).
   Эвэнсъ. Поше ты мой, Поше, какъ преисполненъ я некотофан³я и какъ фосмушенъ мой тухъ! Я билъ бы ошень ратъ, еслипъ онъ опманулъ меня! О, какъ мнэ крусно! Если только фитетъ утопный слутшай, я, прости мнэ Коспоти, переколотшу ефо кнусную пашку, фсѣ ефо склянки съ мотшей (Поетъ).
  
   О, рушейки, фъ тшихъ перекахъ сфэтушихъ,
   Птенсы поютъ люпесны матрикалы,
   Тамъ лоше мы исъ росъ сепэ устроимъ
   И плакофонныхъ тысяши кирлянтъ!
   Та, рушейки!
  
   Прости мнэ, Коспоти, што это мнэ такъ хошется плакать.
  
         На фашихъ перекахъ
   Фнимая пэсенькамъ пэфисъ пернатыхъ,
   Мы путемъ нюхать тшутныя кирсянты,
   И фсе на фафилонскихъ перикахъ!
  
   Простофиля. Идетъ, сэръ, идетъ! вонъ съ той стороны!
   Эвэнсъ. Ошень, ошень ратъ.
  
   На фафилонскихъ тшутныхъ перекахъ...
  
   Спасите ше, о непеса, прафетное прафо! Какое у нефо оруш³е?
   Простофиля. Никакого, сэръ. Но вотъ съ той стороны, изъ Фрогмора, идутъ сюда мой господинъ, господинъ судья Свищъ и еще какой-то джентльмэнъ.
   Эвэнсъ. Прошу, тай мой ферхн³й платье или нэтъ, терши ефо у сепя на рукѣ.
  

Входятъ: Пэджь, Свищъ и Жердь.

  
   Свищъ. А, вотъ вы гдѣ, почтеннѣйш³й пасторъ! Здравствуйте, добрѣйш³й сэръ Гугъ! Видѣть игрока далеко отъ его игральныхъ костей и ученаго вдали отъ его книгъ - зрѣлище довольно рѣдкостное.
   Жердь. Ахъ, прелестная Анна Педжь!
   Педжь. Да благословитъ васъ Господь, сэръ Гугъ!
   Эвэнсъ. Плакослофи онъ и фасъ сфоей феликой милостью.
   Свищъ. Какъ! и мечъ, и слово? Неужто вы, г. пасторъ, владѣете и тѣмъ и другимъ?
   Педжь. Вы все еще хотите прослыть молодымъ человѣкомъ? Въ такой сырой и холодный день вы въ одномъ камзолѣ, безъ верхняго платья!
   Эвэнсъ. На это есть сфоя пришины.
   Педжь. А мы къ вамъ за добрымъ дѣломъ.
   Эвэнсъ. Карошо; са какимъ ше?
   Педжь. Тамъ одинъ почтенный джентльмэнъ, находя себя оскорбленнымъ, попирая ногами и терпѣн³е, и собственное достоинство, пришелъ въ крайнюю ярость.
   Свищъ. Я живу на свѣтѣ слишкомъ восемьдесятъ лѣтъ и никогда не видывалъ и не слыхивалъ, чтобы такъ высокопоставленный человѣкъ, такой достойный ученый могъ до такой степени выйти изъ себя.
   Эвэнсъ. Кто ше это?
   Педжь. Вы, вѣроятно, его знаете: это знаменитый французск³й врачъ, докторъ Кайюсъ.
   Эвэнсъ. Сути меня са это Похъ, а мнѣ било-би пр³ятнѣе, кохта бы фи сакофорили о мискѣ съ поклепкой.
   Педжь. Почему-же?
   Эвэнсъ. Потому што онъ не польше миска снаетъ Хипократа и Калена. Къ тому ше онъ некотяй, такой труслиф³й некотяй, какофо фи никохта ешшо не фитыфали.
   Педжь. Ручаюсь вамъ, что именно онъ то и долженъ съ нимъ драться.
   Жердь. О, несравненная Анна Педжь!
   Свищъ. Судя по шпагѣ, это, кажется, такъ и есть. Не подпускайте-же ихъ другъ къ другу; Кайюсъ идетъ сюда.
  

Входятъ: Хозяинъ, Кайюсъ и Рогби.

  
   Педжь. Ахъ, добрѣйш³й мой пасторъ, вложите снова шпагу въ ножны!
   Свищъ. А вы, добрѣйш³й докторъ, свою.
   Хозяинъ. Надо ихъ обезоружить, а потомъ пусть объясняются. Пусть жизнь ихъ останется въ цѣлости, а сами они научатся нашему англ³йскому языку.
   Кайюсъ. Посфольте скасать фамъ отинъ слефо на уско. Сасѣмъ не присель фи, какъ пиль услофленъ!
   Эвэнсъ. Прошу, потерпите немношко, фсе фъ сфое фремя.
   Кайюсъ. Перетъ Похомъ, фи трусъ, сайса, опесьяна.
   Эвэнсъ. Прошу фасъ, непутемъ претметомъ насмэшекъ тля трукихъ. Трушески прошу фасъ. Я утофлетфорю фасъ такъ или инаше.- Я расопью фсѣ фаши склянки о фашу клупую пашку са то, што фи не прихотили на наснашенное мэсто и тэмъ не соплюли услоф³й!
   Кайюсъ. Дшэкъ Рокпи и ти, касаинъ Потфяски, скасите, не сталь я, стопи упифать его? не пиль я на наснасенное мѣсто?
   Эвэнсъ. Какъ христ³анинъ, это мэсто стэсь. Хосяинъ Потфяска сешасъ это поттфертитъ.
   Хозяинъ. Молчите, говорю я, оба, Галл³я и Валл³я, французъ и уэльсецъ, врачъ души и врачъ тѣла!
   Кайюсъ. Фотъ это карасо, префосходно!
   Хозяинъ. Молчите, говорю, слушайте, что скажетъ хозяинъ Подвязки! Не умѣю я играть въ политику, не умѣю хитрить, я не Мак³авель. Согласенъ ли я лишиться моего доктора? Нѣтъ, онъ лечитъ и укрѣпляетъ меня. Лишу ли себя своего пастора, моего духовнаго отца? Нѣтъ онъ научаетъ и исправляетъ меня. Давайте-же ваши руки, отцы мои, земной и небесный. Вотъ такъ. Мужи науки, я обманулъ васъ обоихъ; назначилъ вамъ разныя мѣста. Ваши души полны доблести, шкура ваша цѣла, такъ запьемъ же все это хересомъ. Возьмите въ залогъ ихъ шпаги! За мной, мужи мира, за мной, за мной!
   Свищъ. Ну, не проказникъ-ли нашъ хозяинъ? Идемъ, джентльмэны! идемъ!
   Жердь. О, несравненная Анна Педжь! (Уходитъ за Свищемъ, Педжемъ и хозяиномъ).
   Кайюсъ. А, понимай теперь! Фи тѣлялъ исъ насъ de sot,- карасо!
   Эвэнсъ. Онъ стэлалъ насъ сфоей икрушкой! Поэтому, прошу, путемъ трусьями, соетинимъ наши колофы, штопъ отомстить этому скферному, кнусному, паршивому пестэльнику, косяину Потфяска.
   Кайюсъ. Передъ Похъ, съ фелисайсимъ утофольстф³й! Онъ скасифаль, сто провосай меня къ Анна Петсь; передъ Похъ, и фъ этомъ опманифаль!
   Эвэнсъ. Карашо, расколотшу ше я са это ефо пашку. Пойтемте ше, пошалуйста, со мной (Уходятъ).

СЦЕНА II.

Улица въ Уиндзорѣ.

Входятъ: мистрисъ Педжь и Робэнъ.

  
   М-съ Пэджь. Нѣтъ, маленьк³й шалунъ, ступай впередъ ты; хотя ты уже и привыкъ ходить за другими, но теперь ты служишь мнѣ вожатымъ. А что тебѣ пр³ятнѣе: служить руководителемъ для моихъ глазъ или глазѣть на пятки своего господина?
   Робэнъ. Мнѣ, право, пр³ятнѣе ходить впереди васъ, какъ подобаетъ человѣку, чѣмъ сзади, какъ карлику.
   М-съ Педжь. Какъ ты ни малъ, а льстишь, я вижу, ты уже выучился; поэтому убѣждена, что изъ тебя со временемъ выйдетъ истинный царедворецъ.
  

Входитъ Фордъ.

  
   Фордъ. Очень радъ, что имѣю случай встрѣтить васъ, мистрисъ Педжь. Куда вы направляетесь?
   М-съ Педжь. Повидаться съ вашей женой. Дома она?
   Фордъ. Дома и за неимѣн³емъ общества сидитъ безъ всякаго дѣла и смертельно скучаетъ. Я убѣжденъ, что умри ваши мужья,- вы обѣ тотчасъ же вышли бы замужъ.
   М-съ Педжь. Непремѣнно - за двухъ другихъ мужей.
   Фордъ. Откуда добыли вы этого мальчугана?
   М-съ Педжь. Самъ дьяволъ свидѣтель, что я совсѣмъ не помню имени того, отъ кого добылъ его мой мужъ. Скажи, мальчуганъ, какъ имя твоего барина?
   Робэнъ. Сэръ Джонъ Фольстэфъ.
   Фордъ. Сэръ Джонъ Фольстэфъ!
   М-съ Педжь. Онъ, онъ и есть; я всегда забываю его имя. Онъ такъ друженъ съ добрымъ моимъ мужемъ... Итакъ жена ваша дома?
   Фордъ. Дома.
   М-съ Педжь. Извините меня, сэръ, я съ такимъ нетерпѣн³емъ жажду увидѣться съ нею (Уходитъ съ Робиномъ).
   Фордъ. Что же это такое? Развѣ у Педжа нѣтъ ни головы, ни глазъ, ни здраваго смысла? Должно быть, все это у него заснуло, если онъ не заставляетъ ихъ служить дѣлу. Этотъ мальчишка и за двадцать миль съумѣетъ доставить письмо такъ-же легко, какъ стрѣлокъ въ двухстахъ пятидесяти шагахъ попасть изъ пушки въ цѣль. Педжь во всемъ слушается прихотей своей жены, позволяетъ ей дурить, какъ ей вздумается. И вотъ она теперь отправляется къ моей женѣ съ пажемъ Фольстэфа. Каждый здравомыслящ³й человѣкъ въ шумѣ вѣтра уже слышитъ приближен³е грозы, а она идетъ къ моей женѣ съ мальчишкой Фольстэфа. Прекрасный заговоръ, нечего сказать! Это все условлено впередъ, и наши возмутивш³яся жены за одно губятъ свои души. Хорошо же! Поймаю его, затѣмъ проучу жену, сорву взятое на прокатъ покрывало цѣломудр³я съ лицемѣрной мистрисъ Педжь, выставлю самого Педжа безпечнымъ, добровольнымъ Актеономъ и заслужу тѣмъ одобрен³е всѣхъ своихъ сосѣдей! (Часы бьютъ десять). Часы подаютъ мнѣ знакъ, а убѣжден³я заставляютъ идти на розыски. Я застану Фольстэфа тамъ, гдѣ онъ теперь, и вмѣсто того, чтобъ заслужить всеобщ³я порицан³я, заслужу всеобщ³я похвалы, такъ какъ Фольстэфъ непремѣнно тамъ,- и это такъ же вѣрно, какъ земля тверда! Итакъ я иду туда же.
  

Входятъ: Педжъ, Свищъ, Жердь, хозяинъ, сэръ Гугъ Эвэнсъ, Кайюсъ и Рогби.

  
   Всѣ. Здравствуйте, здравствуйте, мистэръ Фордъ.
   Фордъ. Какая славная компан³я! А у меня обѣдъ отличнѣйш³й, поэтому прошу васъ всѣхъ ко мнѣ.
   Свищъ. Меня, мистеръ Фордъ, вы, пожалуйста, извините.
   Жердь. И меня тоже. Мы дали слово обѣдать съ миссъ Анной, и я ни за как³я деньги не измѣню этому слову.
   Свищъ. Мы давно уже хлопочемъ о брачномъ союзѣ между Анной Педжь и моимъ племянникомъ Жердью, а нынче должны получить рѣшительный отвѣтъ.
   Жердь. Соглас³е родителя ея, мистэра Педжа, я, надѣюсь, уже имѣю.
   Педжь. Мое-то соглас³е, господинъ Жердь, вы имѣете, я за васъ вполнѣ, но жена упорно стоить за васъ, господинъ докторъ.
   Кайюсъ. Это такъ, какъ передъ Похъ, и сама тѣфисъ лупитъ меня. Такъ мнѣ сказалъ мой томопрафительнисъ, Куикли.
   Хозяинъ. А что вы скажете о мистэрѣ Фентонѣ? Пляшетъ онъ отлично и выдѣлываетъ при этомъ самые удивительные прыжки; глаза у него горятъ юностью, онъ пишетъ стихи и говоритъ отборнѣйшими словами и весь благоухаетъ, какъ апрѣль или май. Онъ перебьетъ ее у васъ, непремѣнно перебьетъ; онъ ужь такой, къ нему нельзя не попасть на пуговку,- перебьетъ непремѣнно.
   Педжь. Можетъ быть, но только безъ моего соглас³я, за это я вамъ ручаюсь. Джентльмэнъ этотъ - голь, жилъ въ обществѣ буйнаго принца и Пойнса; для насъ слишкомъ знатенъ и не достаточно ученъ. Нѣтъ, не поправить ему своихъ дѣлишекъ руками моего состоян³я; если онъ возьметъ Анну, то безъ приданаго. Приданое нераздѣльно съ моимъ соглас³емъ, а соглас³е мое направлено совсѣмъ въ другую сторону.
   Фордъ, Какъ хотите, а кто нибудь долженъ непремѣнно обѣдать у меня. Кромѣ обѣда, я приготовлю еще забаву, покажу вамъ чудо. Господинъ докторъ, вы непремѣнно ко мнѣ; и вы, мистэръ Педжь; и вы, сэръ Гугъ.
   Свищъ. Прощайте же, если такъ. Намъ тѣмъ свободнѣе будетъ заняться нашимъ сватовствомъ у мистрисъ Педжь (Уходитъ съ Жердью).
   Кайюсъ. Ступай томой, Тшекъ Рокпи, я скоро и самъ путу притти (Рогби уходитъ).
   Хозяинъ. Прощайте, друзья, я отправлюсь къ моему любезному рыцарю и разопью съ нимъ бутылку хересу (Уходитъ).
   Фордъ (про себя). Полагаю, что бутылку рыцарь разопьетъ прежде со мной и попляшетъ у меня же. Идемте, джентльмэны!
   Всѣ. Идемъ, посмотримъ на забаву (Уходятъ).
  

СЦЕНА III.

Комната въ домѣ Форда.

Входятъ: мистрисъ Фордъ и мистрисъ Пэджь.

   М-съ Фордъ. Джонъ! Робертъ!
   М-съ Педжь. Скорѣе, скорѣе! А корзина?
   М-съ Фордъ. Готова. Гдѣ же ты, Робертъ?
  

Входятъ два служителя съ большой корзиной.

  
   М-съ Педжь. Давайте, давайте!
   М-съ Фордъ. Поставьте ее здѣсь.
   М-съ Педжь. Не задерживай, говори прямо, что имъ дѣлать потомъ.
   М-съ Фордъ. Какъ я вамъ уже говорила, ждите по близости въ пивоварнѣ, и какъ только я позову, мигомъ являйтесь сюда, возьмите эту корзину и, недолго думая, тотчасъ же взвалите на плечи и какъ можно скорѣе отнесите на Дэтчетск³й лугъ; тамъ все, что въ ней будетъ находиться, вы вывалите въ грязный ровъ около самой Темзы.
   М-съ Педжь. Поняли?
   М-съ Фордъ. Я столько уже имъ толковала объ этомъ, что они сдѣлаютъ все, какъ слѣдуетъ. - Ступайте и приходите, когда я позову (Служители уходятъ).
   М-съ Педжь. Вотъ и малютка Робэнъ.
  

Входитъ Робэнъ.

  
   М-съ Фордъ. Ну, что скажешь, мой ястребенокъ?
   Ровэнъ. Мистрисъ Фордъ, мой баринъ, сэръ Джонъ, подошелъ къ задней двери вашего дома и проситъ позволен³я войти.
   М-съ Педжь. А ты, плутишка, намъ не измѣнилъ?
   Ровэнъ. Нѣтъ, готовъ побожиться, что не измѣнилъ. Мой господинъ не знаетъ, что вы здѣсь; онъ даже грозилъ дать мнѣ вѣчную свободу, если я сообщу вамъ объ этомъ. Да, онъ поклялся, что прогонитъ меня.
   М-съ Педжь. Ты мальчикъ добрый, и твоя скромность замѣнитъ тебѣ портного: она сошьетъ тебѣ новые штаны и куртку. Теперь я спрячусь.
   М-съ Фордъ. Спрячься. А ты, Робэнъ, ступай и скажи своему господину, что я одна (Робэнъ уходитъ). Смотри, милая Педжь, не забудь своей роли.
   М-съ Пэджь. Не бойся. Ошикай меня, если я сыграю дурно (Уходитъ).
   М-съ Фордъ. И отдѣлаемъ же мы теперь эту зловредную слякоть, эту толстую, водянистую тыкву! Научимъ его различать горлинокъ и сорокъ.
  

Входитъ Фольстэфъ.

  
   Фольстэфъ (напѣвая). "Ты добытъ мной, о брилл³антъ небесный!" Теперь я могу умереть, я жилъ достаточно, и честолюб³е мое получило желанный вѣнецъ. О, часъ блаженства!
   М-съ Фордъ. О, милѣйш³й сэръ Джонъ!
   Фольстэфъ. Мистрисъ Фордъ,я не умѣю льстить, не умѣю пустословить, прекрасная мистрисъ Фордъ. Хотя желан³е мое грѣховно, но я все-таки выскажу него: я желалъ-бы, чтобы твой мужъ лежалъ уже мертвымъ въ землѣ. Я готовъ передъ Верховнѣйшимъ Владыкой м³ра провозгласить тебя своею женою.
   М-съ Фордъ. Мнѣ быть вашей женою, сэръ Джонъ? Ахъ, какая жалкая вышла-бы изъ меня лэди!
   Фольстэфъ. Пусть хоть при дворѣ Франц³и мнѣ покажутъ другую подобную! Я вижу, что твои глаза поспорили-бы съ брилл³антами. У тебя именно тотъ самый чудный выгибъ бровей, къ которому такъ идетъ шапочка-корабликъ, шапочка амазонка и всякая другая шапочка венец³анской моды.
   М-съ Фордъ. Ко мнѣ, сэръ Джонъ, идетъ только простой чепчикъ, да и то не особенно.
   Фольстэфъ. Клянусь Создателемъ, что, говоря это, ты тиранка. Ты была-бы безукоризненнѣйшей придворной дамой; еслибъ одѣть тебѣ полукруглыя фижмы, твердость твоей поступи придала-бы необыкновенную прелесть твоей походкѣ. Вижу, чѣмъ могла-бы ты быть, еслибы счастье не оказалось твоимъ врагомъ; но природа тебѣ другъ. Полно, скрыть этого тебѣ не удастся.
   М-съ Фордъ. Повѣрьте, во мнѣ нѣтъ ровно ничего такого.
   Фольстэфъ. Что-же заставило меня полюбить тебя? Пусть хоть это убѣдитъ тебя, что въ тебѣ есть нѣчто необыкновенное. Не ожидай, чтобъ я сталъ льстить, говоря, что ты такая и этакая, что ты похожа на многихъ пришепетывающихъ распуколокъ боярышника, которыхъ можно принять за женщинъ, переодѣтыхъ въ мужское платье и благоухающихъ, какъ Боклерсбюри во время сбора травъ. Нѣтъ, не могу, но я люблю тебя и кромѣ тебя не могу любить никого, такъ-какъ ты этого заслуживаешь.
   М-съ Фордъ. Не обманывайте меня, сэръ, я боюсь, что вы любите мистрисъ Педжь.
   Фольстэфъ. Это все равно, что ты сказала-бы мнѣ, будто я люблю прогуливаться около долговой тюрьмы, которая мнѣ такъ-же противна, какъ дымъ печи, въ которой обжигаютъ известь.
   М-съ Фордъ. Богу извѣстно, какъ я васъ люблю, и вы когда-нибудь это узнаете.
   Фольстэфъ. Люби, я это заслужу.
   М-съ Фордъ. Не могу не признаться вамъ, что вы уже это заслужили; иначе-бы я васъ не полюбила.
   Робэнъ (за сценой). Мистрисъ Фордъ! мистрисъ Фордъ! Мистрисъ Педжь у дверей! Она, вся въ поту и вся запыхавшись, въ страшномъ испугѣ говоритъ, что ей необходимо сейчасъ-же объясниться съ вами.
   Фольстэфъ. Никакъ не слѣдуетъ,чтобы она застала меня здѣсь; я скроюсь за коврами.
   М-съ Фордъ. Сдѣлайте одолжен³е; она ужасно болтлива (Фольстэфъ прячется).
  

Входятъ: мистрисъ Пэджь и Робэнъ.

  
   Что такое? что случилось?
   М-съ Педжь. Что ты надѣлала, милая Фордъ? Ты осрамлена, опозорена, погибла на вѣки!
   М-съ. Фордъ. Да что-же такое?
   М-съ Педжь. Подумай сама,- какъ же можно, имѣя мужемъ такого честнаго человѣка, подавать ему такой ужасный поводъ къ подозрѣн³ю?
   М-съ Фордъ. Къ какому подозрѣн³ю?
   М-съ Педжь. Къ какому? Стыдитесь! О, какъ жестоко я ошиблась въ тебѣ!
   М-съ Фордъ. Да скажи-же, наконецъ, въ чемъ дѣло.
   М-съ Пэджь. Твой мужъ со всѣми полицейскими служителями Уиндзора идетъ сюда отыскивать джентльмэна, который, по словамъ Форда, будто-бы находится въ этомъ домѣ и, съ твоего соглас³я, замышляетъ что-то ужасное противъ его чести. Ты погибла!
   М-съ Фордъ. Не можетъ этого быть.
   М-съ Педжь. Дай Богъ, чтобы не было и чтобы не было здѣсь его. Но твой мужъ, въ сопровожден³и половины Уиндзора, идетъ отыскивать его сюда,- это вѣрно. Я обогнала ихъ, чтобы предупредить тебя. Если ты невинна,- я радуюсь отъ души, но если онъ здѣсь,- выпроводи его скорѣе. Что-жь ты стоишь? Напряги всѣ силы духа, спасай свое доброе имя или простись съ нимъ навсегда.
   М-съ Фордъ. Что-же мнѣ дѣлать? Этотъ джентльмэнъ, другъ моего сердца, дѣйствительно у меня, и я не столько боюсь за свое доброе имя, сколько за него. Не пожалѣла-бы я и тысячи фунтовъ, чтобы его только не было здѣсь!
   М-съ Педжь. То, чего-бы ты пожелала, дѣла не поправить. Твой мужъ сейчасъ будетъ здѣсь; скрыть того здѣсь невозможно, такъ придумай скорѣе, какъ бы его выпроводить. О, какъ я въ тебѣ ошиблась! Да, вотъ кстати корзина; если онъ ужь не черезчуръ объемистъ, онъ въ ней уляжется; мы его завалимъ грязнымъ бѣльемъ и отправимъ въ стирку. Прикажи двоимъ изъ твоихъ служителей отнести его на Дэтчетск³й лугъ.
   М-съ Фордъ. Онъ слишкомъ великъ; въ корзинѣ онъ не умѣстится. Что же, что-же, мнѣ дѣлать? (Фольстэфъ выходитъ).
   Фольстэфъ. Покажите! Дайте, дайте взглянутъ! О, умѣщусь! умѣщусь непремѣнно! Такъ я послѣдую совѣту твоей подруги и умѣщусь въ корзинѣ.
   М-съ Пэджь. Какъ, это вы, сэръ Джонъ Фольстэфъ? А ваше письмо, сэръ?
   Фольстэфъ. Люблю тебя и кромѣ тебя никого, помоги мнѣ только убраться отсюда.- Вотъ я и улегся. Никогда болѣе... (Онѣ заваливаютъ его грязнымъ бѣльемъ.)
   М-съ Педжь. Помоги же, шалунишка, укрыть твоего господина! Зови слугъ, мистрисъ Фордъ! А ты, рыцарь, человѣкъ вѣроломный.
   М-съ Фордъ. Джонъ! Робертъ! Джонъ! (Робэнъ уходитъ. Появляются служители). Возьмите скорѣе эту корзину съ бѣльемъ. Да гдѣ же у васъ шестъ? Что же вы стоите? Несите корзину къ прачкамъ на Дэтчетск³й лугъ. Ну, скорѣе скорѣе, поворачивайтесь!
  

Входятъ: Фордъ, Педжь, Кайюсъ и сэръ Гугъ Эвэнсъ.

  
   Фордъ. Сдѣлайте одолжен³е, войдите. Если подозрѣн³я мои не имѣютъ основан³я, смѣйтесь, потѣшайтесь надо мною потомъ, какъ хотите, я этого вполнѣ буду достоинъ. Это что? Куда вы несете бѣлье?
   Слуга. Въ стирку.
   М-съ Фордъ. А тебѣ какое дѣло, куда они несутъ корзину? Тебѣ надо вмѣшиваться даже въ дѣла стирки!
   Фордъ. Дѣла стирки! Ахъ, желалъ-бы я, чтобъ можно было вымыть и мою честь, какъ вычистится это бѣлье! Ручаюсь вамъ, что на этой чести есть пятно, пятно громадное; вы увидите сами (Слуги уходятъ, унося корзину). Господа, прошедшею ночью я видѣлъ сонъ, и я вамъ его разскажу. Вотъ берите, берите мои ключи; ступайте наверхъ, обойдите всѣ комнаты и ищите. Ручаюсь, что мы выгонимъ лису изъ норы. Дайте прежде запереть вотъ этотъ выходъ, а теперь впередъ!
   Педжь. Да успокойтесь, любезный Фордъ, вы только вредите самому себѣ.
   Фордъ. Да, мистэръ Педжь, совершенная правда. Идемте-же наверхъ, господа; ручаюсь, что вы похохочете отъ души. Итакъ за мною, господа! (Уходитъ).
   Эвэнсъ. Странное у нефо располошен³е и престранная рефность!
   Кайюсъ. Клянусь сестью, фо Франс³и рефнофать не фъ мотѣ; фо Франс³и никто не рефнуй.
   Педжь. Пойдемте-же, господа, за нимъ, посмотримъ, чѣмъ кончатся его поиски (Уходитъ съ Эвансомъ и Кайюсомъ)
   М-съ Педжь. Ну, развѣ это не двойная потѣха?
   М-съ Фордъ. Теперь я даже не знаю, чему больше радоваться: тому-ли, что одураченъ мужъ или - Фольстэфъ.
   М-съ Педжь. Воображаю, какъ онъ перепугался, когда твой мужъ спросилъ, что такое въ корзинѣ!
   М-съ Фордъ. Боюсь, какъ-бы ему не пришлось самого себя подвергнуть стиркѣ. Его выбросятъ въ воду, и это будетъ какъ нельзя болѣе кстати.
   М-съ Педжь. Чтобъ этому гнусному бездѣльнику утопиться! Желаю того-же и всѣмъ ему подобнымъ.
   М-съ Фордъ. Однако, вѣроятно мой мужъ имѣлъ какую нибудь особенную причину предполагать, что Фольстэфъ здѣсь, потому что ревность его никогда не доходила до такого безобраз³я.
   М-съ Педжь. Я постараюсь разузнать это. Но Фольстафу такого наказан³я мало. Однимъ пр³емомъ подобнаго лекарства его гнусной болѣзни не излечишь.
   М-съ Фордъ. Не послать-ли намъ опять къ нему глупую Куикли съ извинен³емъ, что мы выкупали его, нисколько того не желая? И подадимъ толстяку новую надежду, чтобъ наказать его вторично.
   М-съ Педжь. Пошлемъ. И въ вознагражден³е назначимъ ему свидан³е завтра въ восемь часовъ.
  

Фордъ, Пэджь, Кайюсъ и сэръ Гугъ Эвэнсъ возвращаются.

  
   Фордъ. Нигдѣ его нѣтъ. Можетъ быть, негодяй только похвастался, что добился того, чего добиться не могъ.
   М-съ Пэджь. Слышала?
   М-съ Фордъ. Молчи! - Хорошо-же вы поступаете со мной, мистэръ Фордъ, очень хорошо!
   Фордъ. Да, да.
   М-съ Фордъ. Да поможетъ вамъ небо стать лучше вашихъ мыслей!
   Фордъ. Аминь.
   М-съ Педжь. Вы, мистэръ Фордъ, страшно вредите самому себѣ.
   Фордъ. Да, да,- но что-же дѣлать?
   Эвэнсъ. Если есть кто-нипуть тшушой фъ томэ, фъ комнатахъ, фъ шкапахъ, фъ сунтукахъ, та проститъ мнѣ крѣхи мои самъ Коспоть фъ тень страшнафо сута.
   Кайюсъ. Какъ перетъ Похъ, это такъ, никофо нэтъ.
   Педжь. На что-же это похоже, Фордъ! И не стыдно-ли вамъ! Какой злой духъ, какой демонъ поселилъ въ васъ такую дикую фантаз³ю? Ни за всѣ сокровища уиндзорскаго замка не согласился-бы я страдать вашею болѣзнью.
   Фордъ. Виноватъ, мистэръ Педжь, я самъ наказамъ за это.
   Эвэнсъ. Фи терпите накасан³е отъ нешистой софэсти. Фаша шена такая шестная шенщина, какой и не найти срети пяти тысяшъ и пятисотъ шеншинъ.
   Кайюсъ. Какъ перетъ Похъ фисю и я, что она сеснѣйшая исъ сенсинъ.
   Фордъ. Довольно! Я обѣщалъ угостить васъ обѣдомъ, такъ въ ожидан³и его пойдемте-же погуляемъ въ паркѣ. Прошу васъ, простите меня, я разскажу вамъ послѣ, что довело меня до такой глупости. Идемъ, жена; идемте, мистрисъ Педжь. Прошу васъ, отъ души прошу, простите меня.
   Педжь. Идемте, господа, а посмѣяться надъ нимъ - мы все-таки посмѣемся.Однако прежде прошу васъ всѣхъ завтра утромъ ко мнѣ на завтракъ: послѣ него мы позабавимся соколиной охотой; соколъ у меня чудесный. Согласны, что-ли?
   Фордъ.Такъ, такъ, согласны.
   Эвэнсъ. Ктэ отмнъ, тамъ я путу фторымъ.
   Кайюсъ. А ктэ отинъ и тфа, тамъ я путу третью.
   Эвэнсъ. Третьими хотэли фи скасать.
   Фордъ. Идемте-же, Пэджь.
   Эвэнсъ. А фи, прошу, не сапутьте сафтра хосяина, этофо вшифафо аттатшика всаймы постели.
   Кайюсъ. Перетъ Похъ, никакъ не сапифаю.
   Эвэнсъ. Фшиф³й этотъ некотяй встумалъ икрать, сапафляться нами (Уходитъ).
  

СЦЕНА IV.

Комната въ домѣ Педжа.

Входятъ: Фентонъ и миссъ Анна Педжъ.

  
   Фентонъ. Нѣтъ, милая Анна, отъ твоего отца я ничего не добьюсь; поэтому не посылай меня больше къ нему.
   Анна. Ахъ, Боже мой, что-же намъ дѣлать?
   Фентонъ. Окажись настолько смѣлой, чтобы быть самою собою. Отецъ твой предполагаетъ, будто я слишкомъ знатнаго происхожден³я, что я своими безумными тратами нанесъ сильный ущербъ своему состоян³ю, которое теперь и думаю поправить на его счетъ. Мало-ли на что онъ ссылается еще,- какъ то: на мои прежн³я безпутства, на мои безумныя связи,- и увѣряетъ, будто я не могу любить тебя иначе, какъ довольно значительное наслѣдство.
   Анна. Можетъ быть онъ говоритъ правду.
   Фентонъ. О нѣтъ, клянусь Небомъ и всѣмъ нашимъ будущимъ счастьемъ! Признаюсь, тебѣ, однако, что состоян³е твоего отца первое побудило меня искать твоей руки; но потомъ, ухаживая за тобою, я нашелъ, что ты несравненно драгоцѣннѣе всевозможныхъ чеканныхъ золотыхъ монетъ, всѣхъ набитыхъ ими мѣшковъ,- и теперь добиваюсь единственно только тѣхъ сокровищъ, которыя таятся въ тебѣ самой.
   Анна. А все таки, милый Фентонъ, постарайтесь заручиться расположен³емъ моего отца. Когда же не помогутъ ни старан³я, ни просьбы, тогда... Подите сюда! (Отходятъ въ сторону и разговариваютъ).
  

Входятъ: Свищъ, Жердь и мистрисъ Куикли.

  
   Свищъ. Положите конецъ ихъ разговору, мистрисъ Куикли; мой племянникъ самъ желаетъ говорить съ нею!
   Жердь. Соберусь, наконецъ, съ духомъ; вѣдь стоитъ только набраться храбрости.
   Свищъ. Только не робѣй.
   Жердь. Сробѣть-то я не сробѣю. Дѣло не въ этомъ, а въ томъ, что все-таки очень страшно.
   Куикли. Послушайте, любезная Анна, господинъ Жердь желалъ-бы сказать вамъ слова два.
   Анна. Сейчасъ. Это выборъ моего отца! О, какихъ отвратительныхъ уродствъ не скрашиваютъ триста фунтовъ годового дохода,
   Куикли. Какъ ваше здоровье, добрѣйш³й мистеръ Фентонъ? Прошу на одно слово.
   Свищъ. Она идетъ. Смѣлѣе, племянникъ, смѣлѣе! Вспомни, какой у тебя былъ отецъ!
   Жердь. Да, миссъ Анна, какой у меня былъ отецъ! Мой дядя можетъ разсказать вамъ множество его чудесныхъ продѣлокъ. Сдѣлай одолжен³е, дядя, разскажи миссъ Аннѣ, какъ мой отецъ стянулъ изъ курятника двухъ гусей.
   Свищъ. Миссъ Анна, мой племянникъ въ васъ влюбленъ.
   Жердь. Да, да, люблю, какъ и всякую другую женщину изъ Глостершейра.
   Свищъ. Онъ будетъ содержать васъ, какъ дворянку.
   Жердь. Непремѣнно. Въ этомъ я поспорю и съ длиннохвостыми, и съ короткохвостыми и не уступлю никому изъ дворянства.
   Свищъ. Онъ намѣренъ признать за вами вдов³й надѣлъ въ полтораста фунтовъ.
   Анна. Добрѣйш³й господинъ Свищъ, позвольте же племяннику говорить самому за себя.
   Свищъ. Благодарю васъ за это, за такое одобрен³е. Ну, милѣйш³й, она хочетъ говорить съ тобою. Я оставляю васъ (Отходитъ въ сторону).
   Анна. Ну, господинъ Жердь...
   Жердь. Ну, добрѣйшая миссъ Анна...
   Анна. Посмотримъ, что завѣщаете вы мнѣ сами.
   Жердь. Завѣщаю? Вотъ, это штука, такъ штука! право чудесная! Нѣтъ, слава тебѣ Господи, я къ завѣщан³ю еще не приступалъ: не такой я, слава Богу, еще болѣзненный.
   Анна. Я, господинъ Жердь, спрашиваю, чего вы отъ меня хотите?
   Жердь. Собственно говоря, я ничего ровно отъ васъ не хочу, или по крайней мѣрѣ весьма немного. Всю эту истор³ю затѣяли вашъ отецъ и мой дядя. Удается - хорошо; не удастся - всякому свое счастье. Она лучше могутъ объяснить вамъ, какъ и что. Можете обратиться къ вашему отцу. Вотъ онъ кстати идетъ.
  

Входятъ: Пэджь и мистрисъ Педжь.

  
   Педжь. Ну что, господинъ Жердь? Люби его дочь моя! А это что-же? Зачѣмъ здѣсь мистэръ Фентонъ? Вы, сэръ, оскорбляете меня, держа мой домъ какъ-бы въ осадѣ. Развѣ я вамъ уже не сказалъ, что распорядился рукою моей дочери?
   Фентонъ. Не гнѣвайтесь, мистэръ Пэджь.
   М-съ Пэджь. Прошу васъ, любезный Фентонъ, оставьте мою дочь въ покоѣ.
   Педжь. Она вамъ не пара.
   Фентонъ. Сэръ, угодно вамъ меня выслушать?
   Педжь. Нѣтъ, мистэръ Фентонъ, не угодно. Пойдемте, господинъ Свищъ. Пойдемъ, сынъ мой, Жердь. Зная мое рѣшен³е, вы, мистэръ Фентонъ, меня оскорбляете (Уходитъ съ Свищемъ и съ Жердью).
   Куикли. Поговорите съ мистрисъ Педжь.
   Фентонъ. Добрѣйшая мистрисъ Педжь, любя вашу дочь честно и искренно, я, несмотря на отказъ и на требован³я прилич³й свѣта, не могу прекратить своихъ искан³й. Прошу, осчастливьте меня своимъ соглас³емъ.
   Анна. Добрая матушка, молю тебя, не отдавай меня за того дурака!
   М-съ Педжь. И не думаю отдавать тебя за него. Для тебя у меня въ виду есть мужъ получше.
   Куикли. Это господинъ докторъ, то есть мой господинъ.
   Анна. Если такъ, то лучше зарой меня живою въ землю, забросай на смерть рѣпой.
   М-съ Пэджь. Перестань, успокойся.- Любезный мистэръ Фентонъ, я не буду ни другомъ вамъ, ни врагомъ. Я распрошу хорошенько, дочь, допытаюсь, дѣйствительно-ли она васъ любитъ, и то, что я узнаю, опредѣлитъ мои отношен³я къ вамъ. До тѣхъ-же поръ прощайте, сэръ; ей необходимо идти, иначе разсердится отецъ (Уходитъ съ Анной).
   Фентонъ. Прощайте, добрая мистрисъ! прощай, Анна!
   Куикли. А это все вѣдь мое дѣло. "Нѣтъ,- говорю я ей,- неужто вы отдадите дочь за дурака или за лекаришку? Вы посмотрите только на мистэра Фентона"... Да, все это мое дѣло.
   Фентонъ. Благодарю тебя и прошу сегодня-же вечеромъ отдать это кольцо милой Аннѣ. Вотъ тебѣ за труды (Уходитъ).
   Куикли. Пошли тебѣ за это Господь всякаго благополуч³я! Онъ предобрый; за него, право, охотно пойдешь и въ огонь, и въ воду. А все-таки хотѣлось-бы, чтобъ миссъ Анна досталась моему господину. А то все равно, доставайся она и Жерди, а не то хоть и Фентону. Сдѣлаю, что могу, для всѣхъ троихъ, потому что всѣмъ я дала слово за нихъ хлопотать. И слово свое я сдержу, но въ особенности буду стараться за мистэра Фентона. Ахъ, Боже мой, да вѣдь мнѣ надо еще сбѣгать къ сэру Джону Фольстэфу съ поручен³емъ отъ двухъ моихъ красавицъ; а я-то, глупая, болтаю да болтаю здѣсь! (Уходитъ).
  

СЦЕНА. V.

Комната въ гостинницѣ Подвязки.

Входятъ: Фольстэфъ и Бардольфъ.

   Фольстэфъ. Бардольфъ!
   Бардольфъ. Къ вашимъ услугамъ, синьоръ!
   Фольстэфъ. Принеси мнѣ бутылку хересу да положи въ него кусокъ подожженнаго хлѣба (Бардольфъ уходитъ). Для того ли я такъ долго жилъ на свѣтѣ, чтобъ меня потащили въ корзинѣ, словно ворохъ требухи съ бойни, да и вывалили въ Темзу? Если и въ другой разъ со мной разыграютъ такую же штуку, то пусть вынутъ мой мозгъ, истопятъ его на сало и бросятъ какой нибудь собакѣ вмѣсто подарка на новый годъ. Бездѣльники бросили меня въ рѣку такъ равнодушно. какъ будто топили слѣпыхъ щенятъ, пятнадцать штукъ разомъ. А ужь по одному моему объему можно было догадаться, что я одаренъ способностью погружаться въ воду неимовѣрно быстро. Еслибъ оно было даже такъ глубоко, какъ самъ адъ, я и тогда до него бы дошелъ. Еслибъ они попали не на такое мелкое мѣсто, я утонулъ бы непремѣнно, а для меня такой родъ смерти противнѣе всѣхъ остальныхъ. Отъ воды человѣкъ вѣдь распухаетъ; что же было бы со мною, еслибы распухъ я? Вѣдь я сдѣлался бы гора-горой!
  

Бардольфъ возвращается съ виномъ.

  
   Бардольфъ. Пришла мистрисъ Куикли и ей нужно о чемъ то поговорить съ вами.
   Фольстэфъ. Подбавимъ къ водѣ Темзы немного хересу; животъ мой совершенно похолодѣлъ, какъ будто я вмѣсто пилюль для освѣжен³я почекъ принималъ комки снѣга. Зови ее сюда.
   Бардольфъ. Войди, любезная!
  

Входитъ мистрисъ Куикли.

  
   М-съ Куикли. Извините меня, сэръ! Я съ вашего позволен³я желаю вашей милости добраго утра.
   Фольстэфъ. Возьми эту посуду, да вскипяти мнѣ еще бутылку; да хорошенько!
   Бардольфъ. Съ яйцами, сэръ?
   Фольстэфъ. Нѣтъ, просто чистаго; терпѣть не могу, когда въ моемъ питьѣ попадается куриный пометъ (Бардольфъ уходитъ). Что тебѣ нужно?
   М-съ Куикли. Я къ вашей милости отъ мистрисъ Фордъ.
   Фольстэфъ. Фордъ? Нѣтъ, будетъ ея съ меня; я упоенъ ею, упоенъ по самое горло!
   М-съ Куикли. Ахъ, Боже мой, бѣдняжка нисколько въ этомъ не виновата. Это люди ошиблись,- и какъ же разбранила она ихъ за это!
   Фольстэфъ. Я виноватъ не менѣе, положившись на обѣщан³е глупой бабы.

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 217 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа