Главная » Книги

Шекспир Вильям - Троил и Крессида

Шекспир Вильям - Троил и Крессида


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  
  
   Вильям Шекспир
  
  
  
   Троил и Крессида --------------------------------------
  Перевод А. Федорова
  Шекспир В. Собрание сочинений: Троил и Крессида; Антоний и Клеопатра; Тимон Афинский / Пер. с англ.; Коммент. Б. Акимова, А. Смирнова. - М.: Мир книги, Литература, 2007.
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА*
  Приам, царь троянский.
  Гектор |
  Парис |
  Троил } сыновья Приама.
  Дейфоб |
  Эллен |
  Эней |
  
  } троянские вожди.
  Антенор |
  Калхас, троянский жрец, сторонник греков
  Пандар, дядя Крессиды.
  Маргарелон, побочный сын Приама.
  Агамемнон, греческий полководец.
  Менелай, брат его.
  Ахиллес |
  Аякс * |
  Улисс } греческие вожди.
  Нестор |
  Диомед |
  Патрокл |
  Терсит, безобразный и непристойный грек.
  Александр, слуга Крессиды.
  Елена, жена Менелая.
  Андромаха, жена Гектора.
  Кассандра, дочь Приама, пророчица.
  Крессида, дочь Калхаса.
  Троянские и греческие солдаты, слуги и народ.
  Действие происходит частью в Трое, частью в греческом лагере.
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  
   Арена - Троя. Гневом благородным
  
  
   Охваченные, к гавани Афин
  
  
   Шлют корабли властители Эллады*.
  
  
   На кораблях - войска, орудья битв.
  
  
   Все - для войны. И вот, шестьдесят девять
  
  
   Увенчанных царей дают обет
  
  
   Разрушить Трою и от волн афинских
  
  
   Пускаются к далеким берегам.
  
  
   Там нежится за крепкими стенами,
  
  
   Похищена Парисом и в его
  
  
   Объятиях - супруга Менелая -
  
  
   Предмет раздора. Греки пристают
  
  
   К Тенедосу. Тяжелые суда
  
  
   На берег груз воинственный спустили,
  
  
   И бодрые, не смятые борьбой,
  
  
   На царственных равнинах дарданийских*
  
  
   Разбили греки пышные шатры.
  
  
   Все шесть ворот у города Приама*:
  
  
   Тимбрийские, Троянские ворота,
  
  
   Антеноридские, Дарданские, Хетские
  
  
   И Илионские, - скрывая за собой
  
  
   Питомцев Трои, замкнуты вплотную
  
  
   Железными засовами внутри,
  
  
   Входящими в огромнейшие скобы.
  
  
   Надежда на себя так разжигает
  
  
   Тех и других, что греки и троянцы
  
  
   Равно рассчитывают только на удачу.
  
  
   И если я, Пролог, являюсь здесь
  
  
   Вполне вооруженным*, то, конечно,
  
  
   Не с тем, чтобы актеров защитить
  
  
   Иль автора перо, а лишь поведать,
  
  
   О зрители почтеннейшие, вам,
  
  
   Облекшись в плащ,
  
  
  
  
  
  достойный представленья,
  
  
   Что, опустив начало той войны,
  
  
   Все действие начнется с середины
  
  
   И оборвется там, где надо. Вы
  
  
   Хвалите представленье иль браните,
  
  
   Все в вашей воле. Здесь, как на войне.
  
  
   От случая зависит все вполне.
  
  
  
  
  АКТ ПЕРВЫЙ
  
  
  
  
  СЦЕНА 1
  
  
   Троя; перед дворцом Приама.
  
   Входит вооруженный Троил, с ним Пандар.
  
  
  
  
  Троил
  
  
   Зови слугу. Я вновь сниму доспехи,
  
  
   Зачем мне биться вне троянских стен,
  
  
   Когда во мне, во мне самом ужасней
  
  
   Кипит война! Пусть с греками уж тот
  
  
   Сражается, кто сам над сердцем властен.
  
  
   Троил, увы, утратил эту власть.
  
  
  
  
  Пандар
  
  
   Ты нянчиться с собой намерен долго?
  
  
  
  
  Троил
  
  
   Умеют греки силою своей
  
  
   Распорядиться. Ловкость их доходит
  
  
   До лютости, а лютость - до геройства...
  
  
   Я ж женских слез слабее, я пугливей
  
  
   Ночного сна, глупее, чем незнанье.
  
  
   Геройства же во мне не больше, чем
  
  
   У девушки в полночи. Ловкость! Ловкость!
  
  
   Любой ребенок превзойдет меня.
  Пандар. Ладно. Достаточно у нас с тобой было говорено об этом. Больше я не намерен вмешиваться в это дело. Кто желает получить пшеничный пирог, пусть подождет, пока смелют пшеницу.
  Троил. Разве мало я ждал!
  Пандар. Да, пока мололи. Подожди, пока просеют.
  Троил. Разве мало я ждал!
  Пандар. Да, пока просеивали. Подожди, когда взойдет тесто.
  Троил. Ждал и этого.
  Пандар. Да... теста! Но это не все. Еще надо замесить тесто, сделать пирог, затопить печь и посадить в нее пирог... Да и этого еще мало. Надо дать пирогу простыть, а не то неравно губы обожжешь.
  
  
  
  
  Троил
  
  
   Терпенье - бог, но даже он едва ли
  
  
   Сносить страданья может так, как я!
  
  
   Когда порой за трапезой Приама
  
  
   В моих мечтах возникнет как-то вдруг
  
  
   Чарующий и светлый лик Крессиды -
  
  
   Возникнет! О, как смею я так лгать!
  
  
   Да есть ли миг, когда он не со мною!
  Пандар. Надо сознаться, вчера вечером она мне показалась особенно красивой. Вряд ли могла соперничать с нею какая-нибудь другая женщина.
  
  
  
  
  Троил
  
  
   О да! Я также видел. В целом мире
  
  
   Прекрасней нет. А сердце! Ах, оно
  
  
   От вздохов то грозило разорваться,
  
  
   То выскочить из груди. Но, боясь,
  
  
   Чтобы отец иль Гектор не постигли
  
  
   Заветной тайны, я ее скрывал
  
  
   Улыбкою. Так солнце поглощает
  
  
   Своим сияньем тучи. Но печаль,
  
  
   Прикрытая притворною улыбкой,
  
  
   Подобна счастию: блеснет
  
  
   И вдруг во тьме страданья пропадет.
  Пандар. Не будь ее волосы немного потемнее, чем у Елены, по-моему, их и сравнивать было бы немыслимо. Впрочем, она мне родственница, и я вовсе не желаю нареканий в том, что, как говорится, восхваляю ее. Однако я желал бы, чтоб кто-нибудь вчера подслушал, как я, ее разговор. Конечно, я нисколько не умаляю ума твоей сестры Кассандры, но...
  
  
  
  
  Троил
  
  
   О, Пандар, замолчи! Когда тебе
  
  
   Я говорю, что все мои надежды
  
  
   Потоплены навек... - ты измеряешь
  
  
   Всю глубину пожравшей их пучины!..
  
  
   Как другу, доверяюся тебе,
  
  
   Что от любви к Крессиде я сгораю,
  
  
   Схожу с ума, - а ты терзаешь мне
  
  
   Сердечную, мучительную рану
  
  
   То царственною поступью ее,
  
  
   То чудными глазами, то щекою,
  
  
   То волосами. О ее руке
  
  
   Ты говоришь, в сравнении с которой
  
  
   Все белое - чернила, лишь к тому
  
  
   И годные, чтоб в этом расписаться.
  
  
   Лебяжий пух тяжел и груб с ней рядом.
  
  
   А нежное дыхание Зефира -
  
  
   Шершавее ладони землепашца.
  
  
   Хоть говоришь бесспорную ты правду,
  
  
   Но для чего она, когда я сам
  
  
   Одно и то же вечно повторяю:
  
  
   "Люблю! Люблю безумно!" И взамен
  
  
   Целебного бальзама, ты мне в рану
  
  
   Вонзаешь нож любви.
  Пандар. Что ж, правду не перерастешь.
  Троил. Ты не сравнишься с правдой.
  Пандар. Ладно. Если так, мое дело сторона. Пусть она будет такой, как ей заблагорассудится. Хороша - тем лучше для нее. Нехороша - средство помочь беде у нее под руками.
  Троил. Ну полно, Пандар, добрый мой Пандар.
  Пандар. И вот награда за все мои старания. Из-за нее - твое пренебрежение ко мне, из-за тебя - ее пренебрежение. Я-то мечусь от одной к другому, и вот - благодарность!
  Троил. Неужели ты обиделся, Пандар? Это на меня-то!
  Пандар. Если она мне родственница, так, значит, и не может быть хороша, как Елена. А не будь родственницей - о, тогда ее и в пятницу можно признать столь же красивой, как Елена в воскресенье. Да мне-то что за дело! Будь она также черна и дурна, как арапка, не все ли мне равно!
  Троил. Да разве я говорю, что она нехороша?
  Пандар. Не все ли мне равно, говоришь ты или нет. Дура она, что остается здесь без отца*. Отправилась бы к грекам. При первой же встрече я ей это внушу. Ну а я? Мое дело - сторона. Не стану я в это мешаться.
  Троил. Пандар!
  Пандар. Ни в каком случае!
  Троил. Славный мой Пандар...
  Пандар. Сделай милость, не приставай. Я, как все застал, так и оставлю. Кончено. (Уходит.)
  
  
   За стеной трубят тревогу.
  
  
  
  
  Троил
  
  
   Умолкни, гул противный! Замолчите
  
  
   Вы, звуки возмутительные! Все,
  
  
   Все вы глупцы, и греки и троянцы!
  
  
   Пусть хороша Елена, если вы
  
  
   Здесь каждый день своею кровью в этом
  
  
   Расписываетесь. Но я
  
  
   Не в силах воевать за это: повод
  
  
   Ничтожный здесь для моего меча.
  
  
   Но, Пандар! Пандар! Как вы беспощадны
  
  
   Ко мне, о боги! Без него, увы,
  
  
   Мне не проникнуть никогда к Крессиде.
  
  
   А он! Лишь только речь зайдет о ней,
  
  
   Становится таким же беспощадным,
  
  
   Таким же грозным, как она сама,
  
  
   Когда свою невинность защищает
  
  
   От пламенных намерений моих.
  
  
   О Аполлон! Хоть ради Дафны только
  
  
   Скажи мне, что Крессида? Пандар? Я?
  
  
   Ей Индия и ложе и отчизна,
  
  
   Жемчужина бесценная она...
  
  
   Меж ней и мной и нашим Илионом*,.
  
  
   Как бы кипит мятежный океан.
  
  
   Я против волн плыву за ней, и Пандар
  
  
   Мой утлый челн, мой кормчий, якорь мой,
  
  
   Маяк надежд, обманчивый в туман.
  
  
  
  Снова трубят тревогу.
  
  
  
   Входит Эней.
  
  
  
  
   Эней
  
  
   Зачем ты здесь, а не на поле битвы?
  
  
  
  
  Троил
  
  
   Затем, что здесь. Ответ, конечно, бабий,
  
  
   Но кстати он. Не правда ль? Быть не там,
  
  
   Уместно бабе. Но скажи скорее,
  
  
   Что нового на поле битвы?
  
  
  
  
   Эней
  
  
  
  
  
  
  То,
  
  
   Что раненый Парис домой вернулся.
  
  
  
  
  Троил
  
  
   Кем ранен?
  
  
  
  
   Эней
  
  
  
  
  Менелаем.
  
  
  
  
  Троил
  
  
  
  
  
   О, пускай
  
  
   Струится кровь. Забавна только рана:
  
  
   Ее нанес рогами Менелай.
  
  
  
  
  Тревога.
  
  
  
  
   Эней
  
  
   Ты слышишь ли, какая за стенами
  
  
   Идет потеха?..
  
  
  
  
  Троил
  
  
  
  
   Я бы предпочел
  
  
   Ее в стенах, когда б в одно слилися
  
  
   Хотеть и мочь. Но время. Дело к спеху.
  
  
   Идешь?
  
  
  
  
   Эней
  
  
  
   Сейчас.
  
  
  
  
  Троил
  
  
  
  
   Так вместе на потеху!
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА 2
  
  
  
  Другая улица в Трое.
  
  
   Входят Крессида и Александр.
  
  
  
  
  Крессида
  
  
   Кто это был?
  
  
  
  
  Александр
  
  
  
  
  Елена и Гекуба.
  
  
  
  
  Крессида
  
  
   Куда ж они?
  
  
  
  
  Александр
  
  
  
  
  На битву поглядеть -
  
  
   К восточной башне, царственно стоящей
  
  
   Над полем. Гектор нынче раздражен.
  
  
   Куда терпенье делось! Андромаху
  
  
   Он разбранил, прибил оруженосца.
  
  
   С рассветом, как прилежный земледелец,
  
  
   Надел доспехи бранные и в поле
  
  
   Направился, где весь в росе цветок
  
  
   Как бы слезами горестными плачет,
  
  
   Несчастие предвидя, как пророк.
  
  
  
  
  Крессида
  
  
   А что его взбесило так?
  
  
  
  
  Александр
  
  
  
  
  
   Да слухи,
  
  
   Что будто в стане греков есть герой,
  
  
   Троянец - кровью, с именем Аякса...
  
  
   Племянник Гектора при этом...
  
  
  
  
  Крессида
  
  
  
  
  
  
   И затем?
  
  
  
  
  Александр
  
  
   Он, говорят, весьма своеобразен
  
  
   И держится всегда особняком.
  Крессида. Да и всякий так держится, коли не пьет, не болен и с целыми ногами.
  Александр. Этот человек, по отзывам, воспринял все качества зверей: он храбр, как лев, груб, как медведь, неповоротлив, как слон. Природа до того перепутала в нем все эти крайности, что его мужество граничит с глупостью, зато в глупости прорывается истинная мудрость. Нет того порока и добродетели, которые не сказались бы в нем так или иначе. Он без причины бывает печален и ни с того ни с сего весел. У него всего много, но все вразлад; это какой-то паралитик Бриарей: сто рук и не управляется с ними*, или Аргус: весь в глазах и ничего не видит*.
  Крессида. И этот забавный человек мог взбесить Гектора!
  Александр. Слышно, вчера в бою он схватился с Гектором и повалил его; оттого Гектор, пристыженный и униженный, перестал есть и спать.
  Крессида. Кто там идет?
  Александр. Ваш дядя Пандар.
  
  
  
   Входит Пандар.
  Крессида. А все же Гектор храбрый человек.
  Александр. Во всем мире нет равного ему по храбрости.
  Пандар. В чем дело? О чем речь?
  Крессида. Доброго утра, дядя Пандар.
  Пандар. Доброго утра, племянница Крессида. О чем это вы беседовали? Доброго утра, Александр. Как поживаешь племянница? Когда из Илиона?
  Крессида. Нынче утром, дядя.
  Пандар. О чем шла речь, когда я подходил к вам... А Гектор дома был, когда ты шла в Илион, или он уж вооружился и ушел? А Елена, верно, и не вставала еще?
  Крессида. Гектор уже ушел, но Елена еще не вставала,
  Пандар. Раненько же он ушел сегодня!
  Крессида. Об этом-то мы и беседовали, когда ты подошел. Да еще о том, что он был в ярости.
  Пандар. А он был в ярости?
  Крессида. Да, вот по его словам.
  Пандар. Так оно и есть. Я знаю почему. Достанется нынче от него грекам! Да и Троил от него не отстанет. Берегись они Троила! Могу поручиться!
  Крессида. Как! разве он тоже сердит?
  Пандар. Кто? Троил? Да Троил-то еще позначительнее будет.
  Крессида. О Юпитер! Можно ли их сравнивать!
  Пандар. Троила с Гектором? Да разве ты не отличишь мужа, раз увидев его?
  Крессида. Разумеется, если я прежде видала и отличала его.
  Пандар. Вот я и говорю. Троил есть Троил.
  Крессида. И я убеждена, что он не может быть Гектором.
  Пандар. Но зато Гектор не Троил.
  Крессида. Справедливо. Каждый сам по себе.
  Пандар. Сам по себе! Увы, бедный Троил! Если бы он мог быть сам по себе.
  Крессида. Так он и есть.
  Пандар. Если бы было так, я бы с радости босиком в Индию сходил.
  Крессида. Однако не стал же он Гектором.
  Пандар. Сам по себе! Желал бы я, чтобы он был сам по себе. Но ведь есть же над нами боги! Время все может исправить. Жди, Троил, придет твое время. Желал бы я, чтобы в ее груди было мое сердце. Нет, Гектор ни в коем случае не лучше Троила.
  Крессида. Ну, уж извини.
  Пандар. Он, во-первых, старше.
  Крессида. Извини, извини.
  Пандар. А Троил еще не дожил до его лет. Посмотрим, что ты скажешь, когда он доживет. Гектору не мешало бы призанять ума у младшего, но только... не в этом году.
  Крессида. Ему и незачем занимать: своего достаточно.
  Пандар. Нет у него тех достоинств, какие есть у Троила.
  Крессида. Какие это?
  Пандар. Во-первых, нет такой красоты.
  Крессида. Зачем ему такая красота? Своя к нему больше идет.
  Пандар. У тебя недостает вкуса, племянница. Давеча сама Елена клялась, что смуглость Троила для мужчины... он правда смугл... в том нельзя не сознаться... И, однако, не совсем.
  Крессида. Совсем смугл.
  Пандар. По правде, он и смугл и не смугл.
  Крессида. По правде, эта правда-неправда.
  Пандар. По ее словам, цвет его лица куда лучше, чем у Париса.
  Крессида. По-моему, румянец у Париса достаточно свеж.
  Пандар. Достаточно.
  Крессида. Значит, Троил не в меру румян. Если Елена говорила, что цвет его лица лучше, чем у Париса, значит он ярче, а так как Парис достаточно румян, он должен быть ярче яркого. Из этого следует, что такая похвала слишком ярка. Пожалуй, так золотой язычок Елены найдет, что у Троила медный нос, и станет его восхвалять за это.
  Пандар. Я готов дать клятву, что Елене он нравится больше, чем Парис.
  Крессида. О, значит, у этой гречанки прелегкомысленный нрав!
  Пандар. Я уверен, что он ей нравится. На днях она приблизилась к нему... Он стоял у оконной ниши... Ты знаешь, ведь у него на подбородке всего три-четыре волоска растут.
  Крессида. Да, откровенно говоря, их легко счесть и без математики. Любой трактирный слуга подсчитает.
  Пандар. Да, он еще очень молод. И все таки сила у него такая, что он... ну, может быть, на три фунта меньше вытянет, чем его брат Гектор!
  Крессида. Да неужели! Так молод и такая прыть!
  Пандар. И вот доказательство, что Елена к нему неравнодушна: она подошла к нему и прикоснулась своей белой ручкой к его раздвоенному подбородку.
  Крессида. О сжалься, Юнона! Кто же ему раздвоил подбородок?
  Пандар. Не то. У него, знаешь, ямочка на подбородке. По-моему, во всей Фригии ни у кого нет подобной улыбки.
  Крессида. О, улыбка у него замечательная!
  Пандар. Не правда ли?
  Крессида. Как осенняя туча.
  Пандар. Ну, говори, говори... Однако, чтобы доказать тебе, что Елена влюблена в Троила...
  Крессида. Докажи это Троилу. Ему интереснее.
  Пандар. Троилу! Но она для него не интереснее выеденного яйца.
  Крессида. Если ты так же любишь выеденные яйца, как пустые головы, то поешь всех невылупившихся цыплят.
  Пандар. Вспомнить не могу без смеха, как она щекотала ему подбородок. Ведь у Елены дивная ручка, надо сознаться,
  Крессида. И даже - без пытки.
  Пандар. Вдруг она нашла седой волосок на его подбородке.
  Крессида. Бедный подбородок! Он может позавидовать многим бородавкам.
  Пандар. Сколько тут было смеха! Царица Гекуба хохотала до слез; они выкатывались у нее...
  Крессида. Как жернова.
  Пандар. И Кассандра хохотала так...
  Крессида. Что глаза выкатывались? Или и у нее из глаз катились слезы?
  Пандар. И Гектор до того смялся...
  Крессида. Над чем же они, однако, так надрывались от смеха?
  Пандар. Да все над тем же седым волоском, который Елена открыла на Троиловом подбородке.
  Крессида. Вот если бы зеленый волос она у него нашла, я бы, пожалуй, посмеялась тоже.

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 279 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа