Главная » Книги

Шекспир Вильям - Перикл, Страница 17

Шекспир Вильям - Перикл


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

ign="justify">             Привѣтствуй Церимона; чрезъ него
             Могущество явили боги;
             Онъ можетъ разсказать тебѣ подробно,
             Какъ воскресилъ меня.
  
                       Периклъ.
  
                       Почтенный мужъ,
             Служа богамъ, ты ликомъ имъ подобенъ.
             Повѣдай мнѣ, какъ къ жизни ты вернулъ
             Почившую царицу.
  
                       Церимонъ.
  
                       Все узнаешь.
             Но ты сначала домъ мой посѣти;
             Тамъ покажу тебѣ тѣ украшенья,
             Что я нашелъ при ней, и объясню,
             Какъ въ храмъ она попала. Отъ тебя
             Не ускользнетъ малѣйшая подробность.
  
                       Периклъ.
  
             Хвала тебѣ, о, чистая Д³ана,
             За чудный сонъ, что ты послала мнѣ!
             Таиса, этотъ принцъ - женихъ Морины.
             Въ Пентаполисѣ свадьбу ихъ сыграемъ.
             Я волосы теперь могу обстричь,
             Что мнѣ даютъ такой суровый видъ,
             И бороду, къ которой столько лѣтъ
             Не прикасалась бритва, я обрѣю,
             Чтобъ бракъ счастливый чествовать.
  
                       Таиса.
  
                                 Увы!
             До Церимона вѣрныя извѣстья
             Дошли о томъ, что мой отецъ скончался.
  
                       Периклъ.
  
             Да станетъ онъ звѣздою свѣтлой въ небѣ!
             А все же тамъ отпразднуемъ ихъ свадьбу,
             А сами въ этомъ царствѣ проведемъ
             Остатокъ нашихъ дней. А сынъ и дочь
             Пусть на престолѣ Тира возсѣдаютъ!
             Обѣщанное сдержитъ Церимонъ
             И, что не знаемъ мы, доскажетъ онъ.

(Уходятъ).

  

Входитъ Говеръ.

  
             Наказанъ Ант³охъ; всегда злодѣйства
             Караетъ справедливо божество.
             Въ Периклѣ и въ судьбѣ его семейства
             Я показалъ вамъ правды торжество.
             Коль рокъ ее преслѣдуетъ, участье
             Въ богахъ она находитъ; перенесъ
             Не мало мукъ Периклъ, но ласку счастья
             Ему опять извѣдать довелось.
             Вамъ Геликанъ и вѣрности и чести
             Явилъ примѣръ, а славный Церимонъ
             Вамъ образецъ того, кто, чуждый лести,
             Творитъ добро и въ мудрость погруженъ.
             Когда народъ узналъ о злодѣяньи,
             Что совершилъ Клеонъ, его онъ сжегъ
             Въ дворцѣ со всѣмъ отродьемъ. Наказанья
             И этотъ извергъ избѣжать не могъ.
             Такъ покарали боги преступленье,
             Что довершить не могъ вполнѣ злодѣй:
             На этомъ я окончу представленье -
             И съ вами распрощусь до лучшихъ дней.
  

П. Козловъ.

  

Примѣчан³я къ IV-му тому.

Въ составлен³и примѣчан³й къ IV т. принимали участ³е С. А. Венгеровъ и А. Г. Горнфельдъ.

  

ПЕРИКЛЪ.

(Pericles).

  
   Изъ дѣйствующихъ лицъ Церимонъ, эфесск³й вельможа у Уилькина вслѣдъ за Туэйномъ (ср. введен³е, стр. 6-7) названъ въ спискѣ дѣйствующихъ лицъ врачемъ, а въ новеллѣ богатымъ и знатнымъ господиномъ.
   Стр. 16. Говеръ:
   Et bonum guo antiquius, eo melius.
   То-есть: и благо, чѣмъ старѣе - тѣмъ лучше. Собственно, латинская поговорка, которую онъ имѣетъ въ виду, гласитъ: "И благо, чѣмъ общѣе (quo comnmnius), тѣмъ лучше".
   Стр. 16. Говеръ:
   Здѣсь желтый черепъ, тамъ скелетъ...
   При этихъ словахъ Говеръ показываетъ на головы казненныхъ жениховъ на копьяхъ въ глубинѣ сцены.
   Стр. 18. Периклъ:
   Незрящ³й кротъ, приподнимая землю,
   Показываетъ небу, какь она
   Придавлена людьми, и умираетъ.
   Набрасывая холмикъ надъ своей норой, кротъ выдаетъ свое мѣстопребыван³е - и гибнетъ.
   Стр. 20. Тальярдъ:
   Приблизиться на выстрѣлъ пистолета.
   Одинъ изъ многихъ анахронизмовъ Шекспира.
   Сцена III. Стр. 22. Тальярдъ:
   Поступилъ онъ осмотрительно, отказавшись узнать тайны царя, когда его спросили, чего онъ отъ него хочетъ.
   Въ "Souldier's Wish to Britaine's Welfare", Барнаби Рича, у котораго Шекспиръ заимствовалъ сюжетъ, напр., своей "Двѣнадцатой ночи", разсказывается, что поэтъ Филипидъ, спрошенный царемъ Лизимахомъ, какое доказательство царской любви онъ желалъ бы получить, отвѣтилъ царю: прошу ваше величество никогда не дѣлиться со мною своими тайнами.
   Стр. 26. 2-й рыбакъ: Коль случится удачный денъ, вычеркни его изъ календаря и повѣръ, что никто ? немъ не пожалѣетъ.
   Рѣчь 2-го рыбака сохранилась въ чрезвычайно изуродованномъ видѣ. Предлагаютъ такое толкован³е: Периклъ пожелалъ рыбаку добраго дня, а тотъ отвѣчаетъ: "Если этотъ бурный день нравится вамъ, вырвитс его изъ календаря и возьмите себѣ - никто ? немъ не пожалѣетъ".
   Стр. 27. 2-й рыбакъ: Такъ я самъ буду умолять и такимъ оброзомъ избѣгну розогъ.
   Розги - въ эпоху Шекспира - обычное наказан³е нищихъ и бродягъ.
   Стр. 28. Таиса: Me ротрае provexit apex.
   Въ подстрочномъ примѣчан³и переведено: "Достигь вершины славы". Точнѣе было бы: "Меня влечетъ вершина славы".
   Стр. 28. Таиса:
   Слова девиза: Sic spectanda fides.
   О нац³ональности четвертаго и пятаго рыцарей не говорится въ драмѣ ничего. По Стивенсу пять рыцарей выступаютъ въ такомъ порядкѣ: македонск³й, коринѳск³й, ант³ох³йск³й, спартанск³й, аѳинск³й.
   Стр. 29. Симонидъ: Что самъ такъ ловко щитъ себѣ представилъ.
   Ударен³е на словѣ самъ: у него нѣтъ оруженосца, какъ у предыдущихъ, и онъ самъ несетъ не щитъ, какъ сказано въ переводѣ, ибо у него нѣтъ щита, а свою эмблему - вѣтвь.
   Стр. 29. Таиса:
   Его эмблема - высохшая вѣтка
   Съ верхушкой, что одна лишь зеленѣетъ.
   Его девизъ гласитъ: in hoc spe vivo.
   Уилькинсъ разсказываетъ: "Шестой и послѣдн³й былъ Периклъ, царь тирск³й, который, не имѣя ни пажа для несен³я щита, ни самаго щита, сдѣлалъ сѣбѣ эмблему, подобную его судьбѣ: увядшую вѣтвь съ зеленой верхушкой, что обозначало, что упадокъ его тѣла не нарушаетъ благородства его души... Онъ самъ съ грац³ей и вѣжливостью преподнесъ это ей". Но на чемъ былъ написанъ девизъ?
   Стр. 29. Уходятъ; за сценой слышны громк³е крики "О, жалк³й рыцарь".
   Собственно, не "жалк³й", такъ какъ этотъ возгласъ относится къ побѣдителю - Периклу, а "невзрачный". Очевидно, предъ этимъ возгласомъ проходитъ значительная пауза, во время которой Периклъ побѣждаетъ на турнирѣ, происходящемъ за сценой.
   Стр. 30. Симонидъ:
   Клянуся Зевсомъ, богомъ размышлен³й,
   Такъ мысль о немъ преслѣдуетъ меня
   Что въ ротъ нейдетъ кусокъ.
   Нѣкоторые издатели влагаютъ эти слова въ уста Периклу, предполагая, что они относятся къ Таисѣ (въ переводѣ было бы: "Такъ мысль ? ней преслѣдуетъ меня"). Но у Уилькинса сказано: "Сидя за столомъ противъ Перикла, король съ дочерью, по божескому внушен³ю, такъ влюбились въ благородство его существа, что не могли улучить время поѣсть, ибо все время говорили о его достоинствахъ".
   Стр. 37.
   Въ концѣ монолога Говера въ переводѣ пропущено нѣсколько стиховъ, онъ прибавляетъ еще: "Примите въ вашемъ воображен³и эту сцену за корабль, на палубѣ котораго выступаетъ Периклъ, объятый страхомъ бури".
   Стр. 37. Периклъ:
   Пусть будетъ нравъ твой кротокъ потому,
   Что никогда на свѣтъ не появлялась
   Съ такимъ привѣтомъ грубымъ дочь царя.
   Полагаютъ, что въ сохранившемся шекспировскомъ текстѣ здѣсь пропускъ, такъ какъ у Уилькинса этотъ эпизодъ переданъ слѣдующимъ образомъ: "Между тѣмъ какъ добрый государь бранилъ ураганъ и умолялъ луну, явилась на палубу мамка Лихорида и положила въ его руки новорожденное дитя, которое онъ поцѣловалъ со словами: "Бѣдный ты кусочекъ природы, бурный пр³емъ получаешь ты при появлен³и на свѣтъ, какъ ни одна дочь царицы; такъ бурно твое рожден³е, какъ только могли сдѣлать огонь, воздухъ, земля и небо". Выражен³е "бѣдный кусочекъ (собств. дюймъ - poor inch of Nature) природы" носитъ вполнѣ шекспировск³й отпечатокъ.
   Стр. 40. Церимонъ: Слышалъ я
   Разсказъ объ египтянкѣ, что лежала,
   Какъ бы объята смертью, въ продолженье
   Восьми часовъ. Она затѣмъ воскресла,
   Благодаря хорошему уходу.
   Какъ испорчено это мѣсто въ сохранившемся текстѣ, показываетъ разсказъ Уилькинса: "Я слышалъ объ египтянахъ, что они черезъ четыре часа послѣ - если можно это такъ назвать - смерти, пробуждали къ прежнему быт³ю безжизненныя тѣла, вродѣ этого".
   Стр. 40. Церимонъ: Дай мнѣ склянку.
   Въ старѣйшихъ издан³яхъ vial, т.-е. склянка; въ 1 издан³и quarto уже viol, то-есть скрипка, что также подходило бы къ словамъ Церимона, зовущаго музыкантовъ. Однако, Уилькинсъ говоритъ: "Вливъ ей въ ротъ драгоцѣнную жидкость, онъ замѣтилъ, какъ понемногу усиливается жизненная теплота".
   Стр. 40. Таиса: Д³ана, гдѣ же я? Кто эти люди? гдѣ мой супругъ?
   Слова эти взяты буквально изъ "Confessio amantis" Говера; но текстъ и здѣсь очевидно испорченъ, такъ какъ у Уилькинса Таиса получаетъ отвѣтъ Церимона на свой отчаянный вопросъ.
   Стр. 43. Берегъ моря.
   Точнѣе: открытое мѣсто у морского берега.
   Стр. 51. Лизимахъ: Не думалъ,
   Чтобъ говорить такъ складно ты могла.
   Нѣкоторые комментаторы находятъ, что переломъ въ Лизимахѣ совершается слишкомъ ужъ быстро. Дѣйствительно, соотвѣтственное мѣсто у Уилькинса показываетъ, что рѣчь Морины и вся эта сцена въ драмѣ сильно сокращены.
   Стр. 1. Сводня: Подожди, перестанешь кичиться своимъ цѣломудр³емъ.
   Точнѣе: "Ты, блюдо невинности, украшенное лавромъ и розмариномъ". Въ такомъ видѣ подавались при Шекспирѣ рождественск³я блюда.
   Стр. 55. Морина поетъ.
   Текстъ пѣсни Морины, не включенный въ драму, сохранился у Туэйна и Уилькинса; она поетъ: "Я среди распутницъ, но сама не стала распутницей; роза цвѣтетъ въ терновникѣ, но неуязвима для терн³й. Разбойникъ, похитивш³й меня, навѣрное давно погибъ; сводня купила меня, но я не осквернила себя плотскимъ преступлен³емъ. Но было бы для меня ничего отраднѣе, какъ узнать моихъ родителей; я отпрыскъ короля, и кровь моя королевская кровь. Надѣюсь, что Господь измѣнитъ мое положен³е и пошлетъ мнѣ лучш³й день. Осушите слезы, вдохните мужество и прогоните ваше горе, исполнитесь радост³ю, подымите веселые глаза. Ибо живъ Богъ, создавш³й изъ ничего небо и землю. И онъ не хочетъ, чтобы вы провели всю жизнь въ горѣ и скорби я все понапрасну".
   Стр. 57. Периклъ... Дайте мнѣ
   Другое платье. Въ траурной одеждѣ
   Я мраченъ и унылъ...
   Должно помнить, что, согласно обѣту, Периклъ до сихъ поръ ходилъ въ траурномъ платьѣ.
   Стр. 55. Периклъ: Что я слышу.
   При этомъ Периклъ, какъ явствуетъ изъ дальнѣйшаго, отталкиваетъ Морину. Поэтому она ниже говоритъ:
   Когда-бъ ты зналъ мое происхожденье,
   Не сталъ бы ты, о, царь, гнушаться мной.
   Уилькинсъ передаетъ этотъ эпизодъ рѣзче.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 90 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа