Главная » Книги

Шекспир Вильям - Перикл, принц Тирский, Страница 3

Шекспир Вильям - Перикл, принц Тирский


1 2 3 4

1123;йшей воды снова появляются, чтобы удвоить драгоцѣнности этого м³ра. О, живи и заставь насъ плакать при разсказѣ о твоей судьбѣ, столь же дивной, какъ и ты!
   Таиса. О, дорогая Д³ана, гдѣ я? Гдѣ супругъ мой? Как³е это люди?
   2-й господинъ. Не странно-ли все это?
   1-й господинъ. Чрезвычайно странно.
   Церимонъ. Потише, дорогой сосѣдъ! Помогите мнѣ перенести ее въ сосѣднюю комнату... Бѣлье! Теперь нужна самая большая осторожность, потому что возвратъ въ прежнее состоян³е будетъ ея смертью... Идите, идите, и да поможетъ намъ Эскулапъ (Уходятъ, унося Таису).
  

СЦЕНА III.

  

Тарсъ. Комната въ домѣ Клеова.

Входятъ: Периклъ, Елеонъ, Д³ониса и Лихорида съ Мариной на рукахъ.

  
   Периклъ. Благороднѣйш³й Клеонъ, мнѣ необходимо ѣхать. Двѣнадцать мѣсяцевъ прошло, и теперь въ Тирѣ миръ очень ненадеженъ. Ты и твоя прекрасная жена, примите отъ меня благодарность моего сердца. Боги даруютъ вамъ остальное!
   Клеонъ. Стрѣлы твоей судьбы, поранивш³я тебя смертельно, сильно задѣли и насъ.
   Д³ониса. О, прекраснѣйшая царица! Отчего безжалостная судьба не захотѣла, чтобы ты привезъ ее сюда! Она бы осчастливила мои взоры!
   Периклъ. Мы должны покоряться волѣ боговъ. Еслибы даже я и могъ ревѣть и бѣсноваться также, какъ море, все-таки конецъ былъ бы тотъ же. Мою милую малютку Марину (которую я назвалъ такъ потому, что она родилась въ морѣ), я поручаю вашему сострадан³ю и оставляю ее, какъ дочь вашей заботливости, прося васъ дать ей царственное воспитан³е, соотвѣтственно ея рожден³ю.
   Елеонъ. Не бойся ничего, государь, но будь увѣренъ, что, снабдивъ великодушно всю нашу страну хлѣбомъ (за что народъ благословляетъ тебя и теперь), тебя будутъ помнить въ твоей дочери. Если пренебрежен³е ею унизитъ меня, то народъ, спасенный тобою, заставитъ меня вспомнить о долгѣ. Но если моей природѣ понадобится понужден³е, то боги вымѣстятъ это на мнѣ и на близкихъ мнѣ, и на всемъ моемъ потомствѣ.
   Периклъ. Вѣрю тебѣ; твоя честь и доброта ручаются мнѣ въ этомъ и безъ всякихъ клятвъ. До ея замужества, прекрасная Д³ониса, клянусь свѣтлой Д³аной, которой всѣ мы поклоняемся, ножницы не коснутся моихъ волосъ, хотя бы люди видѣли въ этомъ одно лишь упрямство съ моей стороны. Итакъ, оставляю васъ. Добрая Д³ониса, осчастливьте меня заботливостью о моемъ дитяти.
   Д³ониса. У меня самой есть дочь, но она не будетъ мнѣ дороже твоей, мой государь.
   Периклъ. Благодарю тебя. Мои мысли и молитвы съ тобой.
   Клеонъ. Мы проводимъ тебя до морского берега и тамъ отдадимъ тебя во власть улыбающемуся Нептуну и доброжелательнымъ вѣтрамъ неба.
   Периклъ. Принимаю твое предложен³е. Идемъ, прекрасная дама. О, не проливай слезъ, Лихорида, не проливай! Присматривай за твоей маленькой госпожей, отъ которой зависитъ вся твоя будущность! Идемъ, друзья (Уходятъ).
  

СЦЕНА IV.

  

Эфесъ. Комната въ домѣ Церимона.

Входятъ: Церимонъ и Таиса.

  
   Церимонъ. Госпожа, этотъ свитокъ и эти драгоцѣнности находились вмѣстѣ съ тобой въ гробу. Они принадлежатъ тебѣ. Извѣстенъ-ли тебѣ этотъ почеркъ?
   Таиса. Да, это почеркъ моего супруга. На корабль я вошла, - это я хорошо помню, - въ самомъ концѣ моей беременности, но разрѣшилась-ли я тамъ, клянусь всѣми богами, - не могу сказать. Но до тѣхъ поръ, пока Перикла, моего законнаго супруга, я не увижу, я облекусь въ одежды весталки и откажусь отъ всѣхъ радостей.
   Церимонъ. Госпожа, если такова твоя цѣль, какъ ты говоришь, то храмъ Д³аны не очень далекъ отсюда; тамъ ты можешь жить до конца твоей жизни. Если хочешь, то моя племянница будетъ тамъ прислуживать тебѣ.
   Таиса. Только моя благодарность и будетъ наградой всѣмъ вамъ. Хотя мои добрыя желан³я велики, но даръ ничтоженъ (Уходятъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ЧЕТВЕРТОЕ.

  

Входитъ Гоуэръ.

  
   Представьте себѣ, что Периклъ въ Тирѣ, гдѣ былъ встрѣченъ съ восторгомъ, какъ онъ этого желалъ. Его скорбную царицу мы оставимъ въ Эфесѣ, посвятившую себя служен³ю Д³анѣ. А теперь перенесемся мысленно къ Маринѣ, которую наша быстро-мѣняющаяся сцена должна найти въ Тарсѣ, изучающей, подъ руководствомъ Клеона, музыку и искусства; она пр³обрѣла, благодаря прекрасному образован³ю, всѣ прелести, что сдѣлало ее предметомъ самаго восторженнаго поклонен³я. Но увы! Чудовище зависти, слишкомъ часто подкапывающееся подъ заслуженную славу, старается лишить жизни Марину можемъ измѣны. Въ этомъ-то именно родѣ и есть у нашего Клеона дочь, вполнѣ уже созрѣвшая для замужества. Эта дѣвица называется Филотена; въ нашей истор³и за вѣрное выдается, что она всегда желала быть вмѣстѣ съ Мариной, - плела-ли она своими длинными тонкими, красивыми, точно снѣгъ бѣлыми пальчиками размотанный шелкъ; ранила-ли она острой иголкой полотно, которое отъ каждой такой раны дѣлалось еще крѣпче; пѣла ли она въ сопровожден³и лютни и заставляла своимъ пѣн³емъ умолкать ночную птицу, всегда стонущую жалобно; восхваляла-ли она своимъ богатымъ и краснорѣчивымъ перомъ Д³ану, свою богиню, - Филотена во всемъ старается соперничать съ совершеннѣйшей Мариной, какъ еслибы ворона могла соперничать съ паѳосской голубицей бѣлизной перьевъ. Марина получаетъ всѣ хвалы, какъ долгъ должный ей, а не какъ даръ. Это до такой степени погружаетъ въ мракъ всѣ прелести Филотены, что жена Клеона, побуждаемая необыкновенной завистью, замышляетъ на жизнь Марины. Это уб³йство оставитъ ея дочь безъ соперницы. Этому гнусному замыслу благопр³ятствуетъ смерть Лихориды и проклят³я Д³ониса уже имѣетъ подъ руками жестокое оруд³е, готовое нанести ударъ. Рекомендую вашему вниман³ю событ³е еще нерожденное. Крылатое время я могу только подгонять къ хромающему ходу моей риѳмы, но и въ этомъ я бы никогда не успѣлъ, еслибы ваша мысль не сопровождала меня. Д³ониса появляется съ Леониномъ, уб³йцею (Уходятъ).
  

СЦЕНА I.

  

Тарсь. Открытое мѣсто близь морского берега.

Входятъ: Д³ониса и Леонинъ.

  
   Д³ониса. Не забывай своей клятвы; ты поклялся сдѣлать это. Всего одинъ ударъ, - и о немъ никто никогда не узнаетъ. Такъ скоро ты ничего не можешь сдѣлать, что принесло-бы тебѣ такъ много выгодъ. Не допусти, чтобъ холодная совѣсть, воспламеняя въ груди твоей любовь, воспламенила ее до нѣжности; не позволяй сострадан³я, отъ котораго отказываются даже женщины разжалобить себя, но будь воиномъ твоего рѣшен³я.
   Леонинъ. Я исполню дѣло; однако, она все-таки прелестное создан³е.
   Д³ониса. Тѣмъ болѣе она достойна того, чтобы боги приняли ее въ свои селен³я. Она идетъ сюда, оплакивая смерть своей старой кормилицы. Ты рѣшился?
   Леонинъ. Я рѣшился.
  

Входитъ Марина съ корзиной цвѣтовъ.

  
   Марина. Нѣтъ, я сорву съ земли ея покровы и усыплю твою могилу цвѣтами; желтые, голубые и красные, ф³алки и ноготки, какъ ковромъ, покроютъ твою могилу до послѣднихъ дней лѣта. О, горе мнѣ, бѣдной дѣвушкѣ, рожденной въ бурѣ, во время которой умерла моя мать! этотъ м³ръ для меня точно постоянная буря, уносящая меня далеко отъ моихъ друзей.
   Д³ониса. Какъ, Марина? Ты одна? Какъ могло случиться, что моя дочь не съ тобой? Не изсушай свою кровъ печалью; развѣ нѣтъ у тебя кормилицы во мнѣ! О, Господи! Какъ измѣнилось твое лицо отъ печали! Ну, полно-же полно! Дай мнѣ эти цвѣты, пока море не испортило ихъ. Погуляй съ Леониномъ. Воздухъ здѣсь свѣжъ и рѣзокъ, онъ возбуждаетъ аппетитъ. Ну, Леонинъ, подай ей руку и погуляй съ нею.
   Марина. Нѣтъ, прошу тебя; я не хочу лишить тебя твоего прислужника.
   Д³ониса. Полно, полно! Я люблю царя, твоего друга и тебя больше, чѣмъ можетъ любить чужое сердце. Каждый день мы ждемъ его сюда; когда онъ пр³йдетъ и найдетъ такимъ исхудалымъ наше сокровище, достойное всяческихъ похвалъ, онъ раскается, что совершилъ такое длинное путешеств³е, и станетъ упрекать насъ, меня и моего супруга, въ томъ, что мы недостаточно заботились о тебѣ. Ну, прошу тебя, погуляй и будь по-прежнему весела; сохрани эту красоту, которая восхищаетъ взоръ молодыхъ и старыхъ... Не безпокойся обо мнѣ, я могу и одна возвратиться домой.
   Марина. Ну, хорошо, я пойду; только безъ всякой охоты.
   Д³ониса. Ступай, ступай! Я знаю, что это тебѣ полезно. Погуляй, Леонинъ, съ ней, по крайней мѣрѣ, съ полчаса. Не забудь, что я тебѣ говорила.
   Леонинъ. Будь покойна.
   Д³ониса. Оставляю тебя не надолго, моя дорогая, прошу тебя, гуляй потихоньку; не разгорячай себѣ кровь. Я вѣдь должна о тебѣ заботиться.
   Марина. Благодарю тебя (Д³ониса уходитъ). Это западный вѣтеръ дуетъ?
   Леонинъ. Юго-западный.
   Марина. Когда я родилась, дулъ сѣверный вѣтеръ.
   Леонинъ. Да?
   Марина. Мой отецъ, говорила моя кормилица, совсѣмъ не боялся; онъ кричалъ матросамъ: "Дружнѣй, ребята!" и натягивая канаты, обдиралъ свои царственныя руки. Обхвативъ руками мачту, онъ устоялъ противъ моря, которое почти разломало палубу.
   Леонинъ. Когда это было?
   Марина. Когда я родилась. Никогда еще волны и вѣтеръ не свирѣпствовали такъ. Одного матроса, закрѣплявшаго паруса, сбросило въ море. "А! ты уходишь отъ насъ!" закричалъ кто-то, и всѣ быстро и ловко соскочили съ снастей и бросились къ кормѣ; боцманъ свиститъ, капитанъ зоветъ и этимъ только увеличиваетъ суматоху.
   Леонинъ. Ну, хорошо. Довольно. Читай молитву.
   Марина. Что ты хочешь сказать?
   Леонинъ. Если тебѣ нужно немного времени на молитву, то я тебѣ даю его. Молись, но недолго, потому что у боговъ - тонк³й слухъ и я поклялся, что кончу дѣло быстро.
   Марина. Какъ? Ты хочешь меня убить?
   Леонинъ. Да, чтобы угодить моей госпожѣ.
   Марина. Зачѣмъ она желаетъ, чтобы меня убили? Клянусь, на сколько могу припомнить, я никогда не сдѣлала ей никакого зла; никогда я не сказала дурного слова, не сдѣлала никакого зла ни одному живому существу; повѣрь, я никогда не убила мыши, не тронула мухи; когда случайно я наступала ногой на червяка, я объ этомъ плакала. Чѣмъ-же я ее оскорбила? Зачѣмъ ей нужна моя смерть? Чѣмъ моя жизнь можетъ быть ей опасна?
   Леонинъ. Я обязанъ исполнить поручен³е, а не разсуждать о немъ.
   Марина. Ты ни за что въ м³рѣ не исполнишь его, я въ этомъ увѣрена. У тебя такое славное лицо, и глаза твои говорятъ, что у тебя доброе сердце. Еще недавно, я видала какъ ты получилъ рану, разнимая двухъ дравшихся; это дѣлало тебѣ честь; будь-же и теперь такимъ. Твоя госпожа хочетъ моей смерти, а ты стань между нами и спаси меня, несчастную, спаси болѣе слабую.
   Леонинъ. Я поклялся и исполню.
  

Пока Марина отбивается отъ него, входятъ два пирата.

  
   1-й пиратъ. Стой, негодяй! (Леонинъ убѣгаетъ).
   2-й пиратъ. Добыча, добыча!
   3-й пиратъ. Пополамъ, пр³ятели, пополамъ! Уведемъ ее поскорѣе на корабль (Пираты уходятъ съ Мариной).
  

СЦЕНА II.

  

Близь того-же мѣста.

Входитъ Леонинъ.

  
   Леонинъ. Эти разбойники находятся въ услужен³и знаменитаго пирата Вальдеса; они захватили Марину. Ну, чтожь? Пусть себѣ уѣзжаетъ! На возвратъ нѣтъ ни малѣйшей надежды. Я поклянусь, что она убита и что ее бросилъ въ море... Однако, подожду, можетъ быть, они удовольствуются тѣмъ, что потѣшатся ею, не увозя ее съ собою. Если она останется, то, обезчещенная ими, будетъ убита мною (Уосодитъ).
  

СЦЕНА III.

  

Митилены. Комната въ домѣ разврата.

Входятъ Хозяинъ, его жена и Засовъ.

  
   Хозяинъ. Засовъ!
   Засовъ. Хозяинъ?
   Хозяинъ. Хорошенько обыщи рынокъ; Митилены полны гуляками. Много денегъ потеряли мы за это время, по недостатку дѣвокъ.
   Хозяинъ. Никогда еще намъ такъ недоставало этихъ тварей. Всего только три жалкихъ и есть у насъ; да и онѣ не могутъ больше того, что могутъ; вслѣдств³е безпрестанной работы, онѣ почти совсѣмъ сгнили.
   Хозяинъ. Намъ нужны свѣженьк³я, хотя бы и дорогонько пришлось заплатить за нихъ. Если нѣтъ въ дѣлѣ добросовѣстности, то никакое дѣло не будетъ процвѣтать.
   Жена. Правда твоя; изъ выращиваемыхъ бѣдныхъ незаконныхъ, многого не сдѣлаешь; я и то, кажется, штукъ одиннадцать такихъ выходила...
   Засовъ. Ну, да, цѣлыхъ одиннадцать, а потомъ уходила ихъ! Такъ значитъ обыскать рынокъ?
   Жена. А то какъ же? Товаръ, который мы имѣемъ, будетъ разнесенъ въ клочки даже при малѣйшемъ вѣтрѣ, такъ онѣ износились.
   Хозяинъ. Правда твоя; говоря по совѣсти, онѣ совсѣмъ ненадежны. Бѣдный трансильванецъ, который былъ съ толстою дѣвченкой, такъ-таки и умеръ.
   Засовъ. Да, она проворно его уходила; она сдѣлала изъ него жаркое для червей; ну, я пойду на рынокъ (Уходить).
   Хозяинъ. Три или четыре тысячи секиновъ - хорош³й капиталецъ, чтобы жить припѣваючи, бросивъ нашъ промыселъ.
   Жена. А зачѣмъ бросать промыселъ? Развѣ въ старости зазорно промышлять?
   Хозяинъ. Э, да вѣдь добрая-то слава приходить не такъ какъ прибыль, да и прибылъ не перевѣшиваетъ опасности, а потому, если въ молодости мы можемъ сколотить порядочное состояньице, то лучше запереть двери на ключъ. Кромѣ того наши плох³я отношен³я къ богамъ, - еще причина, чтобы мы поскорѣе отказались отъ нашего промысла.
   Жена. Ну, друг³е-то грѣшатъ не меньше нашего.
   Хозяинъ. Не меньше нашего! Еще бы! Пожалуй, и больше нашего, но нашъ промыселъ хуже. Да онъ и не ремесло, не торговля... Но вотъ и Засовъ.
  

Входятъ: Засовъ, пираты и Марина.

  
   Засовъ. Подвигайся. Почтеннѣйш³е, вы говорите, что она дѣвушка?
   1-й пиратъ. Не сомнѣвайтесь въ этомъ.
   Засовъ. Хозяинъ, мнѣ пришлось порядкомъ-таки дать за эту штучку, которую вы видите; если она годится вамъ - отлично, а если не годится - пропалъ мой задатокъ.
   Хозяинъ. А имѣетъ-ли она, Засовъ, особенныя качества?
   Засовъ. Лицо у ней пр³ятно, говоритъ она складно и носитъ прекрасныя платья; чего больше вамъ еще нужно? принять ее можно.
   Хозяинъ. А цѣна ей какая, Засовъ?
   Засовъ. Изъ тысячи золотыхъ, я не могъ выторговать ни одного.
   Хозяинъ. Ну, хорошо; ступайте за мной, любезнѣйш³е; вы сейчасъ-же и получите ваши деньги. Жена, уведи ее и разскажи ей, что она должна дѣлать, чтобы какъ-нибудь не сглупила въ обращен³и (Хозяинъ и пираты уходятъ).
   Жена. Засовъ, запиши ея примѣты: цвѣтъ волосъ, сложен³е, ростъ, возрастъ, ея дѣвственность, за которую мы ручаемся, и кричи: "кто больше дастъ за нее, тому она и достанется". Такая дѣвственность обошлась бы дорого, если бы нынѣшн³е мужчины походили на прежнихъ. Дѣлай, что тебѣ велятъ.
   Засовъ. Сейчасъ будетъ сдѣлано (Уходитъ).
   Марина. Увы! Отчего Леонинъ такъ медлилъ, такъ колебался? Онъ долженъ былъ убить меня безъ всякихъ словъ! Или отчего эти пираты слишкомъ добрые, не выбросиля меня за бортъ отыскивать мою мать?
   Жена. О чемъ ты горюешь, красавица?
   Марина. О томъ, что я красавица.
   Жена. Ну, вотъ еще! Вѣдь красотой-то наградили тебя боги.
   Марина. Я не виню ихъ за это.
   Жена. Хорошо еще, что ты попала въ мои руки; у меня ты будешь жить припѣваючи.
   Марина. Тѣмъ хуже для меня, если я выскользнула изъ рукъ, въ которыхъ я была увѣрена, что умру.
   Жена. И у меня ты заживешь весело.
   Марина. Нѣтъ.
   Жена. Навѣрное, и познакомишься со всякаго сорта мужчинами. Весело тебѣ будетъ жить; у тебя будутъ мужчины всякихъ сложен³й. Какъ? ты затыкаешь себѣ уши?
   Марина. Вѣдь ты - женщина?
   Жена. А что-же ты хочешь, чтобы я была? Не женщина?
   Марина. Честной женщиной или совсѣмъ не женщиной.
   Жена. Ужь не хочешь-ли отвѣдать плетки, дура? Вижу, что придется мнѣ съ тобой повозиться. Ну, полно, тебѣ, молодая жердушка, ты должна дѣлать то, что я тебѣ прикажу.
   Марина. О, сжальтесь надо мною, боги.
   Жена. Если богамъ угодно, чтобы надъ тобой сжалились мужчины, то найдутся мужчины, чтобы тебя утѣшать, питать, веселить... Засовъ, кажется, вернулся.
  

Входитъ Засовъ.

  
   Ну, что, оповѣстилъ ты на рынкѣ?
   Засовъ. Перечислилъ даже всѣ волосы у ней, и голосомъ изобразилъ ея портретъ.
   Жена. Ну, а скажи-ка, прошу тебя, въ какомъ расположен³и нашелъ ты народъ, въ особенности молодой?
   Засовъ. Да, что! Они слушали меня, какъ бы слушали завѣщан³е своего отца. У одного испанца сейчасъ же потекли слюнки при этомъ описан³и, и онъ, не долго думая, сейчасъ же и отправился въ постель.
   Жена. Онъ непремѣнно придетъ завтра, въ самыхъ лучшихъ своихъ манжетахъ.
   Засовъ. Сегодня же вечеромъ, сегодня вечеромъ придетъ. А знаешь, хозяйка, того француза, у котораго подкашиваются колѣнки?
   Жена. Какого? Мосье Вероля?
   Засовъ. Его самаго; какъ только онъ услышалъ мое оповѣщен³е, ему захотѣлось подпрыгнуть, но онъ заохалъ отъ боли, и поклялся, что придетъ посмотрѣть на нее.
   Жена. Ну, и отлично, отлично. Онъ занесъ сюда свою болѣзнь, здѣсь и возобновляетъ ее. Ужь я знаю, что онъ придетъ подъ нашу сѣнь, чтобы выставить свои кровь на солнце.
   Засовъ. Что же, если бы здѣсь были путешественники всѣхъ народовъ, мы всѣхъ бы ихъ залучили такой вывѣской.
   Жена. Подойди-ка ко мнѣ, милочка, прошу тебя. Счастье идетъ къ тебѣ на встрѣчу. Послушай меня хорошенько: ты должна дѣлать какъ бы съ неудовольств³емъ то, что будешь дѣлать охотно, и какъ бы пренебрегая барышомъ, когда барышъ будетъ большой. Оплакивай жизнь, которую ведешь, этимъ ты возбудишь жалость твоихъ любовниковъ; эта жалость рѣдко не породитъ хорошаго о тебѣ мнѣн³я, а хорошее ихъ мнѣн³е навѣрное принесетъ тебѣ прибыль.
   Марина. Я тебя не понимаю.
   Засовъ. Ну, веди ее, хозяйка, веди; нужно прогнать у ней эту стыдливость знакомствомъ съ дѣломъ.
   Хозяйка. Да, твоя правда, надо прогнать; и невѣсты вѣдь со стыдомъ приступаютъ къ тому, на что законное имѣютъ право.
   Засовъ. Да, однѣ со стыдомъ, а друг³е такъ и совсѣмъ безъ стыда. Но знаешь, хозяйка, ужь если я добылъ тебѣ этотъ кусочекъ...
   Хозяйка. Значитъ, можешь себѣ отрѣзать малую толику съ вертела...
   Засовъ. Значитъ, могу?
   Хозяйка. Никто и не отрицаетъ этого. Ну, милая, твой нарядъ мнѣ нравится.
   Засовъ. Нарядъ хорош³й и перемѣнять его не надо.
   Хозяйка. Засовъ, оповѣстивъ городѣ новость, оповѣсти, какая у насъ есть теперь жиличка; отъ этого ты ничего не потеряешь. Когда природа создавала эту штучку, она хотѣла тебѣ добра. Расписывай, какое у насъ есть совершенство, и ты получишь жатву отъ своихъ словъ.
   Засовъ. Увѣряю тебя, хозяйка, и громъ не расшевелитъ такъ быстро угрей, какъ моя похвала объ этой красавицѣ расшевелитъ развратниковъ. Я приведу нѣсколько человѣкъ на ночь.
   Хозяйка. Ну, иди за мной.
   Марина. Если огонь жжетъ, если ножи рѣжутъ, если воды глубоки, я сохраню мой дѣвственный поясъ. Д³ана, помоги мнѣ въ этомъ.
   Хозяйка. Какое намъ дѣло до Д³аны. Ну, что, идешь, что-ли (Уходятъ).
  

СЦЕНА IV.

  

Тарсъ. Комната въ домѣ Клеона.

Входятъ: Д³ониса и Клеонъ.

  
   Д³ониса. Да ты съ ума сошелъ! Развѣ можно раздѣлать то, что сдѣлано?
   Клеонъ. О, Д³ониса! Никогда еще ни солнце, ни луна не созерцали такого уб³йства.
   Д³ониса. Ты скоро, должно-быть, превратишься въ бѣшеннаго.
   Клеонъ. Еслибы я былъ властелиномъ всей безграничной вселенной, я бы отдалъ ее, чтобы раздѣлать то, что было сдѣлано. О, дѣва, не столь благородная по происхожден³ю, сколь благородная своими добродѣтелями, принцесса, достойная, въ глазахъ безпристрастной справедливости, самой прекрасной короны на землѣ! О, гнусный Леонинъ, котораго ты отравила! Если бы ты вмѣстѣ съ нимъ выпила ядъ - ты бы сдѣлала справедливое дѣло! Что скажешь ты благородному Периклу, когда онъ спроситъ у тебя свою дочь?
   Д³ониса. Я скажу, что она умерла. Нянька - не Парки при всѣхъ заботахъ она навѣрное не можетъ сохранить ребенка. Я скажу, что она умерла ночью; такъ и скажу. Кто станетъ опровергать меня, если только ты не вздумаешь взять на себя роль благочестиваго дурня и не закричишь и припадкѣ честности: она умерла отъ злодѣйства!
   Клеонъ, О, продолжай! Изъ всѣхъ злодѣйствъ, совершенныхъ подъ небесами, это - самое ненавистное богамъ.
   Д³ониса. Ну, да, будь однимъ изъ тѣхъ, которые думаютъ, что воробьи Тарса полетятъ все открыть Периклу. Мнѣ стыдно думать, какого ты благороднаго происхожден³я и какъ ты слабодушенъ.
   Клеонъ. Тотъ, кто бы далъ на такое дѣло не одобрен³е свое, а только соглас³е - не благороднаго происхожден³я.
   Д³ониса. Ну, пусть будетъ но твоему. Но никто, кромѣ тебя, не знаетъ, какъ она умерла и Леонинъ исчезъ. Никто этого знать не можетъ. Она унижала мою дочь и стояла между нею и ея счаст³емъ. Никто не хотѣлъ смотрѣть даже взглянуть на нее, всѣ только на Марину смотрѣли; нашей дочерью гнушались, считали ея чучелой, не достойной даже и простаго привѣтств³я. Это терзало меня; ты можешь считать мой поступокъ противоестественнымъ, - ты, который не любишь свое дитя, но я считаю это дѣломъ любви, услугой, оказанной моей единственной дочери.
   Клеонъ. Да простятъ тебѣ это боги!
   Д³ониса. А что касается Перикла, то что онъ можетъ сказать? Мы плакали на ея похоронахъ и теперь еще носимъ по ней трауръ; ея надгробный памятникъ почти готовъ и эпитаф³я золотыми буквами выражаетъ ей возвышенную похвалу и нашу заботливость, воздвигшихъ этотъ памятникъ на нашъ счетъ.
   Клеонъ. Ты подобна Гарп³и, которая обманываетъ своимъ ангельскимъ лицомъ и хватаетъ добычу орлиными когтями.
   Д³ониса. А ты подобенъ тѣмъ, которые глупо негодуютъ на боговъ за то, что зима убиваетъ мухъ. Но я все-таки знаю, что ты послѣдуешь моему совѣту (Уходятъ).
  

У надгробнаго памятника Марины появляется Гоуэръ.

Гоуэръ.

  
   Такъ издерживаемъ мы время и укорачиваемъ самыя больш³я разстоян³я, переплываемъ моря въ орѣховой скорлупѣ, пр³обрѣтаемъ, какъ только пожелаемъ, путешествуемъ (чтобы занять ваше воображен³е) съ одной мѣстности въ другую, съ одного конца на другой. Благодаря вашей снисходительности, мы, безъ всякаго преступлен³я, говоримъ однимъ языкомъ въ различныхъ странахъ, куда переносится наша сцена. Позвольте мнѣ, пополняющему пробѣлы, повѣдать вамъ дальнѣйш³й ходъ нашей истор³и. Периклъ, въ сопровожден³и многихъ вельможъ и рыцарей, снова пересѣкаеть ворчливыя моря, чтобы увидаться съ дочерью, единственной радостью его жизни. Старый Эсканъ, которому недавно Геликанъ далъ высокую и почетную должность, остался править. Помните, что Геликанъ сопутствуетъ Периклу. Быстрые корабли и благопр³ятные вѣтры привели этого царя въ Тарсъ (дайте его кормчимъ вашу мысль и ваши мысли будутъ ему сопутствовать), чтобы взять свою дочь, которая пропала раньше. Посмотрите теперь, какъ они двигаются, точно тѣни и призраки. Уши ваши я соглашу съ вашими глазамт.
  

Нѣмая сцена.

  

Въ одну дверь входитъ Периклъ со свитой; въ другую - Клеонъ и Д³ониса. Клеонъ показываетъ Периклу гробницу Марины. Периклъ терзается; надѣваетъ на себя одежды печали и уходитъ въ ужасномъ отчаян³и.

Гоуэръ входитъ.

  
   Гоуэръ. Посмотрите, какъ довѣрчивость можетъ страдать отъ преступнаго обмана. Эта наружная печаль считается истиннымъ продолжительнымъ горемъ! А Периклъ, пожираемый печалью, рыдая, съ глазами, наполненными слезами, покидаетъ Тарсъ и садится на корабль. Онъ клянется, что никогда не будетъ мыть своего лица, никогда не будетъ стричь свои волосы; онъ надѣваетъ на себя одежды печали и пускается въ море. Онъ испытываетъ бурю, которая разбиваетъ его бренный корабль, но самъ онъ спасается. А теперь, выслушайте эпитаф³ю, Марины, сочиненную злою Д³онисой: "Здѣсь покоится самая прекрасная, самая добрая, самая кроткая изъ всѣхъ создан³й, увядшая въ веснѣ своихъ дней. Она была изъ Тарса и дочь царя, - та, которая была умерщвлена преступною смерт³ю. Ея имя было Марина. при ея рожден³и, Ѳетида, возгордясь, заняла часть земли, въ то время, какъ земля, боясь, что вся будетъ ею залита, отдала небу это дитя Ѳетиды, которая осаждаетъ и поклялась осаждать всегда скалы береговъ". Никакая маска не идетъ такъ черному вѣроломству, какъ кроткая и нѣжная лесть. Пусть Периклъ вѣритъ, что его дочь умерла и странствуетъ по волѣ лэди Фортуны, а наша суша изобразитъ вамъ несчаст³е и страдан³е его дочери въ ея позорной неволѣ. Итакъ, имѣйте терпѣн³е и вообразите себѣ, что вы въ Митиленахъ (Уходитъ).
  

СЦЕНА V.

  

Мителены. Улица передъ домомъ разврата.

Выходятъ изъ дома разврата два господина.

  
   1-й господинъ. Слыхалъ та что-нибудь подобное когда-либо?
   2-й господинъ. Нѣтъ, и не услышу никогда ничего подобнаго въ такомъ мѣстѣ, когда ее тамъ не будетъ.
   1-й господинъ. И прослушать тутъ такую благочестивую проповѣдь! Вѣдь ничего подобнаго тебѣ и не снилось?
   2-й господинъ. Нѣтъ, нѣтъ. Никогда больше я не войду въ домъ разврата. Не отправиться-ли намъ послушать пѣнье весталокъ?
   1-й господинъ. Съ нынѣшняго дня я стану добродѣтельнымъ. Я навсегда свернулъ съ дороги разврата (Уходятъ).
  

СЦЕНА VI.

  

Тамъ-же. Комната въ домѣ разврата.

Входятъ: хозяинъ, его жена и Засовъ.

  
   Хозяинъ. Да, я готовъ-бы отдать вдвое того, что она мнѣ стоила, лишь бы только она и не поступала ко мнѣ.
   Жена. Безобраpниwа! Она способна заморозить бога Пр³апа и загубить цѣлое поколен³е. Ее надо или изнасиловать или же совсѣмъ избавиться отъ нея. Вмѣсто того, чтобы угождать гостямъ и работать въ дѣлѣ моего ремесла, она пускается въ увертки, отговорки, уговариван³я, мольбы на колѣняхъ; она и черта превратитъ въ пуританина, если бы онъ вздумалъ поцѣловать ее.
   Засовъ. По правдѣ сказать, я долженъ ее изнасиловать; въ противномъ случаѣ, она отгонитъ отъ насъ всѣхъ нашихъ посѣтителей и всѣхъ насъ сдѣлаетъ монахами.
   Хозяинъ. Пусть чума унесетъ ея блѣдную немочь!
   Жена. Ну да, мы можемъ съ нею справиться только съ помощью чумы. А вотъ и знатный Лизимахъ, переодѣтый.
   Засовъ. Были бы у насъ и знатные, и незнатные, если бы только эта шельма была податлива съ посѣтителями.
  

Входитъ Лизимахъ.

  
   Лизимахъ. Ну, почемъ дюжина дѣвственностей?
   Жена. Да благословятъ боги вашу милость!
   Засовъ. Я радъ, что вижу вашу милость въ добромъ здоровьи.
   Лизимахъ. Конечно, долженъ радоваться; для тебя же лучше если посѣтители стоятъ твердо на ногахъ... Ну, угодливое нечестье, имѣется-ли у тебя что-нибудь такое, съ чѣмъ порядочный человѣкъ могъ бы имѣть дѣло, не прибѣгая ко врачу?
   Жена. Есть у насъ одна, ваша милость... Еслибы только захотѣла... Никогда еще въ Митиленахъ не было видно ничего подобнаго.
   Лизимахъ. То-есть, ты хочешь сказать, еслибы она захотѣла заняться дѣлами мрака?
   Жена. Ваша милость знаетъ, въ чемъ дѣло.
   Лизимахъ. Ну, хорошо; зови ее, зови.
   Засовъ. Ваша милость увидитъ настоящую розу, такъ она бѣла и румяна относительно тѣла и крови; и дѣйствительно была-бы розой, еслибы только...
   Лизимахъ. Еслибы что?..
   Засовъ. О, ваша милость, я могу быть скромнымъ.
   Лизимахъ. Скромность увеличиваетъ славу сводчика и даетъ славу цѣломудр³я многимъ потаскухамъ.
  

Входитъ Марина.

  
   Хозяйка. Вотъ она, точно цвѣтокъ на стебелькѣ, еще не сорванный, могу тебя въ этомъ увѣрить. Не правда-ли какое красивое создан³е?
   Лизимахъ. Послѣ долгаго морского путешеств³я ею можно удовольствоваться. Вотъ тебѣ: оставь насъ.
   Жена. Прошу вашу милость сказать мнѣ ей одно словечко, только одно.
   Лизимахъ. Говори.
   Жена (Тихо къ Маринѣ). Во-первыхъ, я должна тебѣ замѣтить, что это - весьма почтенной человѣкъ.
   Марина. Я желала-бы найти его такимъ, чтобы я могла достойно замѣтить его.
   Жена. Затѣмъ, онъ - правитель страны и человѣкъ, которому я многимъ обязана.
   Марина. Если онъ управляетъ страной, ты, конечно, ему многимъ обязана, но на сколько онъ почтененъ въ этой своей должности, этого я не знаю.
   Жена. Прошу быть съ нимъ безъ твоихъ дѣвственныхъ гримасъ, будь съ нимъ полюбезнѣе, и тогда онъ наполнить золотомъ твой передникъ.
   Марина. Все, что онъ сдѣлаетъ для меня честнаго я приму съ благодарностью.
   Лизимахъ. Ну, что, кончила?
   Жена. Она, ваша милость, еще не объѣзжена; вамъ съ нею придется немного повозиться, чтобы приспособить, какъ слѣдуетъ. Ну, оставимъ ихъ вмѣстѣ, его милость и ее (Хозяинъ, его жена и Засовъ уходятъ).
   Лизимахъ. Отправляйтесь... Ну, красотка, скажи мнѣ: долго-ли ты занимаешься этимъ ремесломъ?
   Марина. Какимъ ремесломъ?
   Лизимахъ. Безъ обиды этого ремесла и назвать нельзя.
   Марина. Мое ремесло не можетъ меня обидѣть. Назовите его.
   Лизимахъ. Сколько времени ты находишься въ этомъ положен³и.
   Марина. Съ тѣхъ поръ, какъ помню себя.
   Лизимахъ. Ты такъ рано начала? По пятому или седьмому году ты сдѣлалась распутной?
   Марина. Еще раньше, если только теперь я распутна.
   Лизимахъ. Но домъ, въ которомъ ты живешь, указываетъ на то, что ты продажное создан³е.
   Марина. Вы знаете, что въ этомъ домѣ живутъ так³е люди и посѣщаете его? Я слыхала, что вы - человѣкъ почтенный и правитель этой страны.
   Лизимахъ. Какъ? Твоя хозяйка сказала тебѣ, кто я?
   Марина. Какая моя хозяйка?
   Лизимахъ. Да ваша огородница, которая сѣетъ сѣмена и сажаетъ корни позора и гнусности. А, ты кое-что услыхала о моемъ могуществѣ и скромничаешь въ ожидан³и болѣе серьезнаго ухаживан³я. Но увѣряю тебя, моя милая, что моя власть не увидитъ тебя, а если и увидитъ, то взглянетъ на тебя ласково. А потому, веди меня въ уединенное мѣсто. Пойдемъ, пойдемъ.
   Марина. Если вы - благороднаго рода, то докажите теперь свое благородство. Если вамъ достался почетъ, то оправдайте мнѣн³е, что вы достойны его.
   Лизимахъ. Это еще что такое? Это еще что такое? Продолжай: притворяйся скромницей.
   Марина. Что касается меня, то я невинная дѣвушка, хотя безжалостная судьба и кинула меня въ этотъ хлѣвъ, гдѣ, съ тѣхъ поръ какъ я поселилась въ немъ, я видѣла, что болѣзни продаются дороже, чѣмъ здоровье... О, еслибы боги захотѣли освободить меня изъ этого нечестиваго мѣста, хотя бы для этого они принуждены были бы превратить меня въ самую ничтожную птичку, летающую въ чистомъ воздухѣ.
   Лизимахъ. Я-бы никогда не подумалъ, что ты можешь такъ хорошо говорить; никогда бы этого я не вообразилъ. Я принесъ сюда преступную мысль, но твои слова ее измѣнили. Вотъ тебѣ золото, возьми его; оставайся по прежнему на этомъ чистомъ пути, по которому ты идешь и пусть боги укрѣпятъ тебя.
   Марина. Да сохранятъ васъ боги!
   Лизимахъ. Что-же касается меня, вѣрь, что я сюда пришелъ безъ дурнаго намѣрен³я; для меня даже окна и двери этого дома отвратительны. Прощай. Ты - образецъ добродѣтели и я не сомнѣваюсь, что ты получила благородное воспитан³е. Вотъ возьми еще это золото. Пусть будетъ проклятъ, пусть умретъ, какъ воръ, тотъ, это лишитъ тебя невинности. Если услышишь обо мнѣ, то знай, что это - для твоего-же добра.
  

Входитъ Засовъ.

  
   Засовъ. Позвольте, ваша милость, и мнѣ одну монетку, прошу васъ.
   Лизямахъ. Прочь, проклятый привратникъ. Весь вашъ домъ, безъ этой дѣвы, которая его охраняетъ, еслибы ее здѣсь не было, рухнулъ бы и раздавилъ-бы васъ всѣхъ. Убирайся! (Уходитъ).
   Засовъ. Это еще что такое? Видно, съ тобой надо приняться иначе. Если твое дурацкое цѣломудр³е, которое не стоитъ даже и завтрака въ самой дешевой странѣ, существующей подъ покровомъ неба, должно погубить цѣлый домъ, то пусть меня оскопятъ, какъ испанскую гончую. Ступай за мной.
   Марина. Что тебѣ надо отъ меня?
   Засовъ. Мнѣ нужна твоя невинность, а то, она, пожалуй, достанется палачу. Ступай. Намъ вовсе не нужно, чтобъ посѣтителей отгоняли. Ступай, говорятъ тебѣ.
  

Входитъ жена хозяина.

  
   Жена. Ну, что у васъ тутъ такое? Въ чемъ дѣло?
   Засовъ. Изъ огня да въ полымя, хозяйка; она наговорила благочестивыхъ словъ Лизимаху.
   Жена. О, ужасъ!
   Засовъ. Она, такъ сказать, заражаетъ наше ремесло передъ лицомъ боговъ!
   Жена. Повѣсить ее!
   Засовъ. Этотъ вельможа поступилъ-бы съ нею, какъ слѣдуетъ вельможѣ, а она отправила его такимъ-же холоднымъ, какъ комъ снѣга, да еще бормочущимъ молитвы!
   Жена. Засовъ, тащи ее, распоряжайся ею, какъ тебѣ угодно, разбей хрусталь ея дѣвственности и сдѣлай ее ручной.
   Засовъ. Еслибы она была и еще болѣе тернистымъ полемъ, я ее вспашу, будь увѣрена.
   Марина. О, услышьте, услышьте меня, боги!
   Жена. Она заклинаетъ! Вонъ отсюда, проклятая колдунья! Ахъ, какъ я-бы хотѣла, чтобы она не переступала даже порога моихъ дверей. Повѣсь ее! Она родилась на нашу погибель. А, такъ ты не хочешь пойти по пути, по которому идутъ всѣ женщины? Ну такъ постой, блюдо цѣломудр³я, приправленное розмариномъ и лавровымъ листомъ (Уходитъ).
   Засовъ. Ну, прекрасная дама, или со мной.
   Марина. Чего тебѣ отъ меня надо?
   Засовъ. Мнѣ надо отнять у тебя сокровище, которымъ ты такъ дорожишь.
   Марина. Прошу тебя, скажи мнѣ одно слово.
   Засовъ. Посмотримъ, что тебѣ надо.
   Марина. Чтобы ты пожелалъ своему врагу?
   Засовъ. Я бы ему пожелалъ, чтобы онъ былъ моимъ хозяиномъ или, вѣрнѣе моей хозяйкой.
   Марина. Какъ тотъ, такъ и та не такъ подлы какъ ты, потому что они распоряжаются тобой. Ты занимаешь такое мѣсто, котораго не промѣнялъ бы безъ унижен³я даже и самый забитый дьяволъ въ аду; ты - проклятый привратникъ для каждаго мерзавца, кот

Другие авторы
  • Писарев Дмитрий Иванович
  • Индийская_литература
  • Урванцев Лев Николаевич
  • Суханов Михаил Дмитриевич
  • Пестов Семен Семенович
  • Ферри Габриель
  • Водовозова Елизавета Николаевна
  • Бунина Анна Петровна
  • Рылеев Кондратий Федорович
  • Башуцкий Александр Павлович
  • Другие произведения
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Ночь
  • Струве Петр Бернгардович - Дух и Слово Пушкина
  • Каменский Андрей Васильевич - Сэмюэль Морзе. Его жизнь и научно - практическая деятельность
  • Эмин Федор Александрович - И. З. Серман. Из истории литературной борьбы 60-х годов 18 века
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сын актрисы. Роман
  • Андерсен Ганс Христиан - Маленький Тук
  • Гнедич Николай Иванович - Последняя песнь Оссиана
  • Крюков Федор Дмитриевич - Два мира
  • Шаликов Петр Иванович - Русская песня ("Нынче я был на почтовом дворе...")
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Два света
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 212 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа