Главная » Книги

Шекспир Вильям - Много шума из ничего, Страница 4

Шекспир Вильям - Много шума из ничего


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

еонато
  Это она говорила в то время, когда начинала писать к нему. Потом она вставала раз двадцать ночью и сидела в одной сорочке, пока не исписала полностью целого листа. Дочь все мне рассказывает.
  
  
  
  
  Клавдио
  Заговорив о листе бумаги, вы напомнили мне одно забавное происшествие, о котором рассказывала ваша дочь.
  
  
  
  
  Леонато
  А! Когда она написала его и стала перечитывать, то заметила, что имена Бенедикта и Беатриче в складках письма ложились одно на другое.
  
  
  
  
  Клавдио
  Да.
  
  
  
  
  Леонато
  И она рвет его на мельчайшие кусочки и бранит себя за нескромную мысль писать к тому, который, разумеется, только посмеется над ней. "Я сужу, - говорит она, - по себе: я презирала бы его, если бы он вздумал писать ко мне - да, презирала бы, несмотря на всю мою любовь!"
  
  
  
  
  Клавдио
  Потом бросается на колени, плачет, рыдает, бьет себя в грудь, рвет на себе волосы, клянется, молится: "Бенедикт, милый! Дай силы мне, о Боже!"
  
  
  
  
  Леонато
  Да, все это рассказывала нам Геро. Страсть овладела ею до такой степени, что дочь моя боится. Как бы она с отчаянья не сделала чего над собою.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Не мешало бы уведомить об этом Бенедикта стороною, если она сама не хочет признаться.
  
  
  
  
  Клавдио
  К чему? Он обратит это в шутку и будет мучить ее еще больше.
  
  
  
  
  Дон Педро
  За это стоило бы его повесить: она прекраснейшая девушка, достойная истинного уважения!
  
  
  
  
  Клавдио
  И с умом необыкновенным.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Во всем, кроме любви к Бенедикту.
  
  
  
  
  Леонато
  К сожалению, если ум и кровь спорят в таком нежном теле, можно держать десять против одного, что кровь победит. Я, как дядя и опекун, не могу не пожалеть о ней.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Лучше бы она влюбилась в меня: я пренебрег бы всеми отношениями и женился бы на ней. Пожалуйста, расскажите все это Бенедикту - послушаем, по крайней мере, что он на это ответит.
  
  
  
  
  Леонато
  Вы думаете, это будет хорошо?
  
  
  
  
  Клавдио
  Геро твердо уверена, что она умрет; она сама говорит, что умрет, если он ее не полюбит; умрет скорее, нежели признается ему в любви; даже если он за нее посватается, то и тогда скорее умрет, нежели отречется от своих обычных сарказмов.
  
  
  
  
  Дон Педро
  И хорошо сделает: если она признается - дело очень возможное, что он станет насмехаться. Вы знаете, как он горд.
  
  
  
  
  Клавдио
  А все-таки сей молодец недурен собой.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Да и сложения впечатляющего.
  
  
  
  
  Клавдио
  Ну, да и умом не отстал.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Да, иногда у него проблескивает даже что-то вроде остроумия.
  
  
  
  
  Клавдио
  Храбрый солдат!
  
  
  
  
  Дон Педро
  Как Гектор - за это я ручаюсь; а что касается поединков, так даже мудрец: он или отвиливает очень ловко, или идет на битву с истинно христианским страхом.
  
  
  
  
  Леонато
  Это доказывает, что в нем есть страх Господень: он всеми силами старается хранить мир или, если уж пришлось нарушить его, так ссорится со страхом и трепетом.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Да, страх Божий в нем жив, несмотря на кое-какие иногда вольные шутки. Жаль мне вашей племянницы! Что, пойдем, отыщем его и расскажем?
  
  
  
  
  Клавдио
  Не говорите, ваше высочество! Лучше обратиться к ней с добрыми советами.
  
  
  
  
  Леонато
  Это невозможно: она умрет, а не образумится.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Обождем, послушаем, что скажет ваша дочь; между тем страсть, может быть, поостынет. Я люблю Бенедикта и желал бы, чтобы он оценил себя со скромною рассудительностью: он увидит, что не стоит такой женщины.
  
  
  
  
  Леонато
  Угодно вам идти, ваше высочество? Пора обедать.
  
  
  
  
  Клавдио
  
  
  
  
  (тихо)
  Если после этого он не сойдет от нее с ума, так не знаю, какому расчету и верить!
  
  
  
  
  Дон Педро
  
  
  
  
  (тихо)
  Теперь устроим такую же ловушку и для Беатриче - это дело вашей дочери и ее камер-фрейлины. Вот будет забавно, если они вообразят себе, что влюблены друг в друга, а на самом деле ничего нет! Хотелось бы посмотреть на эту сцену: немая пантомима! Пошлем ее позвать его к обеду.
  
  
  Дон Педро, Клавдио и Леонато уходят.
  
  
  
  
  Бенедикт
  Это не шутка, они разговаривали слишком серьезно. Геро рассказала им всю правду. Они, кажется, сожалеют о Беатриче; страсть ее дошла до крайней степени. Влюблена в меня! За это надо отблагодарить. И какого они обо мне мнения: загордится, если узнает, что она его любит! А она скорее умрет, нежели подаст хоть малейший знак. Я никогда не думал жениться... Не надо казаться гордым... Счастлив тот, кто слышит, что в нем порицают: он может исправиться. Она, говорят они, хороша собою: правда, это я сам вижу; добродетельна - и против этого возразить нечего; умна - жаль только, что влюблена в меня. Да, это, действительно, не рекомендует ее со стороны ума, впрочем, не доказывает и глупости: я сам влюблюсь в нее насмерть. Конечно, в меня пустят какую-нибудь пару истасканных острот, крохи остроумия, за то, что я так долго проповедовал против брачной жизни. Да разве вкус не изменяется? Иной в молодости любит какое-нибудь кушанье, а в старости терпеть его не может. Мужчине ли бояться колких слов и нравоучительных суждений и ради их своротить с дороги? Нет, мир должен быть населен. Я говорил, что умру холостым; что ж, я тогда не думал, что доживу до свадьбы.
  
  
  
   Входит Беатриче.
  Вот и Беатриче: клянусь дневным светилом - красавица! Я уже замечаю в ней кое-какие признаки любви.
  
  
  
  
  Беатриче
  Меня против моей воли послали просить вас к обеду.
  
  
  
  
  Бенедикт
  Благодарю вас за труд, милая Беатриче!
  
  
  
  
  Беатриче
  Я столько же трудилась ради вашей благодарности, как вы сами: если бы позвать вас составляло для меня труд, я не пришла бы.
  
  
  
  
  Бенедикт
  Так это вам доставляет удовольствие?
  
  
  
  
  Беатриче
  На грош. Вы не голодны, синьор? Прощайте. (Уходит.)
  
  
  
  
  Бенедикт
  А! "Меня против воли послали просить к обеду" - тут скрывается двойной смысл. "Я столько же трудилась ради вашей благодарности, как вы сами" - это то же самое, что "трудиться для вас мне так же легко, как благодарить". Только негодяй может не сжалиться над ней. Быть мне жидом, если не полюблю ее! Сейчас же пойду заказать ее портрет. (Уходит.)

    АКТ ТРЕТИЙ

    СЦЕНА I

  
  
  
   Сад Леонато.
  
  
   Входят Геро, Маргарита и Урсула.
  
  
  
  
   Геро
  
  
   Сходи-ка в залу, Маргарита: там
  
  
   Найдешь ты Клавдио и Беатриче -
  
  
   Они беседуют о чем-то с принцем.
  
  
   Шепни ей на ухо, что мы с Урсулой
  
  
   В саду и речь идет о ней; скажи,
  
  
   Что ты подслушала, и посоветуй
  
  
   Пройти тайком в тенистую аллею,
  
  
   Туда, где жимолость, густою сетью
  
  
   Раскинувшись на солнечных лучах,
  
  
   От света и тепла загородила
  
  
   Траву и дом, как гордый царедворец,
  
  
   Всесильный милостью царя, толпу
  
  
   От царской милости загородивший.
  
  
   Там можно скрыться и подслушать; это
  
  
   Твоя забота; не испорть, иди.
  
  
  
  
  Маргарита
  
  
   Придет, ручаюсь вам.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
   Геро
  
  
  
  
  
   Смотри ж, Урсула,
  
  
   Как только мы заметим Беатриче,
  
  
   Сейчас заводим разговор о нем;
  
  
   Я назову его, а ты
  
  
   Нании хвалить без меры и границ.
  
  
   На это я замечу, что бедняжка
  
  
   Влюбился, к сожаленью, в Беатриче.
  
  
   Поверь мне, меткая стрела Амура
  
  
   Вопьется в слух и словно ранит сердце.
  
  
   Беатриче показывается вдали.
  
  
   Начнем. Смотри, она скользит в траве,
  
  
   Как пигалица, навостривши уши.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
   Смотреть, как рыбка в серебристой влаге
  
  
   Спешит на веслах золотых и жадно
  
  
   Впивается в предательский крючок -
  
  
   Вот истинное наслажденье ловли!
  
  
   И точно так удим мы Беатриче.
  
  
   Смотри, смотри! Плутовка притаилась
  
  
   Под тенью каприфолий. Начинай,
  
  
   Я не отстану.
  
  
  
  
   Геро
  
  
  
  
   Подойдем поближе,
  
  
   Она должна не проронить ни грана
  
  
   Из сладостно-обманчивой приманки.
  
  
   Нет, ни за что! Она высокомерна,
  
  
   Пуглива и дика, как горный сокол.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
   Да полно, правда ли, что Бенедикт
  
  
   Влюблен как сумасшедший в Беатриче?
  
  
  
  
   Геро
  
  
   Так говорят дон Педро и жених мой.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
   И вам поручено сказать ей это?
  
  
  
  
   Геро
  
  
   Просили, да; но я отговорила -
  
  
   Пусть он сгорает затаенной страстью,
  
  
   А ей не надо говорить.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
  
  
  
   Однако
  
  
   Ужели он не стоит Беатриче?
  
  
  
  
   Геро
  
  
   Не стоит? Он? О нет! Клянусь Амуром,
  
  
   Он стоит больше, нежли кто-нибудь;
  
  
   Но в ней природа создала образчик
  
  
   Надменной женщины. Ее глаза
  
  
   Сверкают гордостью; она на все
  
  
   Глядит с презреньем, по ее понятые
  
  
   Она сама стоит так высоко,
  
  
   Что прочее не стоит и вниманья.
  
  
   С такой любовью к собственной особе
  
  
   Нельзя не только что любить других,
  
  
   Но даже и прикинуться влюбленной.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
   Я то же думаю и, без сомненья,
  
  
   Ей говорить об этом не годится:
  
  
   Она его подымет н_а_ смех.
  
  
  
  
   Геpо
  
  
  
  
  
  
  Да,
  
  
   Ей дай хоть мудреца, хоть раскрасавца,
  
  
   Она сейчас отыщет в нем порок.
  
  
   Будь бел, румян - так "годен ей в сестрицы",
  
  
   Будь черен, смугл - так "клякса от чернил";
  
  
   Высок - так "шест, ушедший с голубятни";
  
  
   Приземист - так "брелок дрянной работы";
  
  
   Молчит - так "пень", а говорит - так "флюгер".
  
  
   Она во всем доищется изнанки,
  
  
   А справедливой похвалы заслуге
  
  
   От ней не жди.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
  
  
   Да, правда, правда, в ней
  
  
   Есть страсть язвить - и это не похвально.
  
  
  
  
   Геро
  
  
   Колоть так зло, как колет Беатриче,
  
  
   И как не принято никем, нигде, -
  
  
   Не только не похвально - неприлично.
  
  
   Но кто осмелится сказать ей это?
  
  
   Осмелься я - беда! Ее насмешки
  
  
   Со света сгонят, в порошок сотрут.
  
  
   Такой конец грозит и Бенедикту.
  
  
   Нет, пусть он лучше обратится в пепел
  
  
   От скрытого огня своей любви,
  
  
   Чем быть засмеянным; такая смерть
  
  
   Ужаснее, чем смерть от щекотанья.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
   Однако все-таки поговорите с ней;
  
  
   Услышим, что она ответит.
  
  
  
  
   Геро
  
  
  
  
  
  
  Нет,
  
  
   Уж если говорить, так лучше с ним:
  
  
   Подать ему спасительный совет -
  
  
   Стараться сердце покорить рассудку.
  
  
   Я, право, выдумаю про нее
  
  
   Так, что-нибудь невинное. Кто знает,
  
  
   Как силен яд лукавого словечка?
  
  
  
  
  Урсула
  
  
   Ну нет, к чему же обижать сестру?
  
  
   С ее блестящим, правильным умом
  
  
   Она не может быть так безрассудна,
  
  
   Чтоб отказать синьору Бенедикту.
  
  
   Он - редкий человек.
  
  
  
  
   Геpо
  
  
  
  
  
   Бесспорно, первый
  
  
   Во всей Италии; и только граф,
  
  
   Жених мой, лучше Бенедикта.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
  
  
  
  
   Нет,
  
  
   Вы не сердитесь, если я скажу
  
  
   Что думаю, а Бенедикт, известно,
  
  
   Слывет первейшим смельчаком, красавцем
  
  
   И умницей.
  
  
  
  
   Геpо
  
  
  
  
  Да, с этим все согласны.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
   И он вполне достоин громкой славы.
  
  
   Когда же свадьба?
  
  
  
  
   Геро
  
  
  
  
  
  Завтра, каждый день.
  
  
   Пойдем, я покажу тебе обновки,
  
  
   Да посоветуй мне, как приодеться.
  
  
  
  
  Урсула
  
  
  
  
  (тихо)
  
  
   Она на удочке - ручаюсь вам.
  
  
  
  
   Геро
  
  
  
  
  (тихо)
  
  
   Когда ее поймать нам удалось,
  
  
   То надо согласиться, что любовь
  
  
   Случайно успевает. Купидон
  
  
   Одних пронзает острыми стрелами,
  
  
   Других же ловит хитрой западней.
  
  
  
  Геро и Урсула уходят.
  
  
  
  
  Беатриче
  
  
  
   (выходя из чащи)
  
  
   Возможно ли? Меня бранят за гордость!
  
  
   Худую славу заслужила я!
  
  
   Пора исправиться, пора смириться
  
  
   И сердце, дикое, как горный сокол,
  
  
   Отдать ему ручным. Прощай же, гордость!
  
  
   Любовью на любовь отвечу я,
  
  
   И нас соединит союз священный.
  
  
   Все говорят: ты благороден, храбр,
  
  
   Исполнен доблести, любви достоин -
  
  
   На что мне отзывы чужих? Я верю
  
  
   Не им, а собственным глазам.
  
  
  
  
  (Уходит.)

    СЦЕНА II

  
  
  
  Комната в доме Леонато.
  
  
  Входят дон Педро, Клавдио, Бенедикт и
  
  
  
  
  Леонато.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Я дождусь только окончания вашей свадьбы и потом еду в Арагон.
  
  
  
  
  Клавдио
  Позвольте мне проводить вас.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Нет, это значило бы помрачить блеск нового счастья - все равно, что показать ребенку обнову и не позволить надеть ее. Я возьму себе в спутники одного Бенедикта; он от темени до пяток олицетворенная веселость. Раза два или три уже перерезал он тетиву Купидона, так что маленький палач не смеет уже и стрелять в него. Сердце у него здорово, как колокол, и язык болтается в нем очень свободно; у него что на душе, то и на языке.
  
  
  
  
  Бенедикт
  Господа, я уже не тот, что был.
  
  
  
  
  Леонато
  Я то же говорю: мне кажется, вы стали серьезнее.
  
  
  
  
  Клавдио
  Надеюсь, он влюблен.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Он? Этот пустозвон? В нем нет и капли настоящей крови, в которой могла бы вспыхнуть настоящая любовь. Если он невесел, так значит у него нет денег.
  
  
  
  
  Бенедикт
  У меня зуб болит.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Выдернуть его.
  
  
  
  
  Бенедикт
  Да, к черту его!
  
  
  
  
  Клавдио
  Прежде повесить, а потом выдернуть.
  
  
  
  
  Дон Педро
  Как, вздыхать от зубной бо

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 137 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа