Главная » Книги

Шекспир Вильям - Мера за меру, Страница 2

Шекспир Вильям - Мера за меру


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

iv align="justify">  Клавдио
  
  
  Минуту, друг! Мой Луцио, два слова.
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Хоть сотню, коль они тебе на пользу.
  
  
  (Вот как берут распутство под надзор!)
  
  
  
  
  Клавдио
  
  
  Вот дело в чем: я обручен с Джульеттой,
  
  
  Но с ней до свадьбы ложе разделил,
  
  
  Ее ты знаешь. Мне она жена.
  
  
  Нам не хватает внешнего обряда,
  
  
  Мы медлили из-за ее родных,
  
  
  Не расстающихся с ее приданым,
  
  
  Что в сундуках они своих хранят.
  
  
  От них свою любовь мы скрыть хотели,
  
  
  Пока на брак согласья не получим,
  
  
  Но тайных ласк взаимных наших след
  
  
  Начертан слишком ясно на Джульетте.
  
  
  
  
  Луцио
  Ручаюсь, что это так. И голова твоя так плохо держится на плечах, что любая влюбленная девчонка может сдуть ее одним своим вздохом. Пошли к герцогу, подай ему просьбу о помиловании...
  
  
  
  
  Клавдио
  
  
  Я посылал: его нельзя найти.
  
  
  И вот тебя прошу я об услуге:
  
  
  Сестра моя сегодня в монастырь
  
  
  Послушницей должна была вступить.
  
  
  Найди ее, скажи, что мне грозит,
  
  
  И за меня моли, чтоб попыталась
  
  
  Жестокого наместника смягчить
  
  
  И упросить: в ней вся моя надежда.
  
  
  У юности ее, быть может, свой,
  
  
  Немой, но выразительный язык,
  
  
  Что трогает людей; к тому ж сестра,
  
  
  Когда захочет, разумом и речью
  
  
  Умеет убеждать.
  
  
  
  
  Луцио
  Дай бог, чтоб ей это удалось и ради тех, кто в таком тяжелом положении, как ты, и ради того, чтоб ты еще насладился жизнью. Обидно мне будет, если ты ее проиграешь в такую глупую игру трик-трак. Что ж, я отправлюсь к ней.
  
  
  
  
  Клавдио
  
  
  Мой добрый Луцио, благодарю...
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  И через два часа...
  
  
  
  
  Клавдио
  
  
  
   (тюремщику)
  
  
  
  
  
  Иду за вами.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА 3
  
  
  
  
  Монастырь.
  
  
   Входят герцог и брат Фома.
  
  
  
  
  Герцог
  
  
  О нет, святой отец, не думай так:
  
  
  Бессильная стрела любви не может
  
  
  Пронзить в броню закованную грудь.
  
  
  И если я пришел у вас просить
  
  
  Дать тайно мне приют в монастыре,
  
  
  То цель моя и строже и важнее,
  
  
  Чем цели пылкой юности!
  
  
  
  
  Брат Фома
  
  
  
  
  
   Скажите,
  
  
  В чем эта цель?
  
  
  
  
  Герцог
  
  
  
  
   Вы знаете, отец мой,
  
  
  Как я всегда любил уединенье,
  
  
  Как мало придавал цены собраньям,
  
  
  Где юность, роскошь и разгул пируют.
  
  
  И вот я графу Анджело вручил
  
  
  (Он человек воздержанный и строгий)
  
  
  Всю власть мою и все права здесь в Вене.
  
  
  Он думает, что я уехал в Польшу;
  
  
  Сам этот слух я распустил в народе,
  
  
  И верят все ему, святой отец!
  
  
  Вы спросите, зачем я это сделал?
  
  
  
  
  Брат Фома
  
  
  Да, государь.
  
  
  
  
  Герцог
  
  
  У нас суров закон, уставы строги
  
  
  (Узда нужна для лошадей упрямых),
  
  
  Но вот уже почти пятнадцать лет,
  
  
  Как мы из виду упустили их, -
  
  
  Как устаревший лев, что из пещеры
  
  
  Не хочет на добычу выходить,
  
  
  Как баловник-отец подчас ребенку
  
  
  Показывает розги, чтобы ими
  
  
  Не наказать, а только напугать,
  
  
  И постепенно делаются розги
  
  
  Предметом не боязни, а насмешки, -
  
  
  Так если мы закон не соблюдаем,
  
  
  То сам собою отмирает он.
  
  
  Свобода водит за нос правосудье.
  
  
  Дитя бьет мамку. И идут вверх дном
  
  
  Житейские приличья.
  
  
  
  
  Брат Фома
  
  
  
  
  
  Но от Вас
  
  
  Зависело вернуть законам силу:
  
  
  От вас страшней бы это было, чем
  
  
  От Анджело.
  
  
  
  
  Герцог
  
  
  
  
  Боюсь, что слишком страшно.
  
  
  Моя вина - я дал народу волю
  
  
  Тиранством было бы его карать
  
  
  За то, что я же разрешал им делать:
  
  
  Ведь н_е к_а_р_а_я, мы уж п_о_з_в_о_л_я_е_м,
  
  
  Вот почему я это возложил
  
  
  На Анджело: он именем моим
  
  
  Пускай карает, я же в стороне
  
  
  Останусь и злословью не подвергнусь.
  
  
  А чтоб следить за ним порой, под видом
  
  
  Монаха буду навещать и власти
  
  
  И мой народ. А потому, прошу,
  
  
  Монашеское платье мне достаньте
  
  
  И научите как себя вести,
  
  
  Чтоб настоящим иноком казаться.
  
  
  Еще причины есть, о них потом
  
  
  Я сообщу, но главное скажу:
  
  
  Граф Анджело и строг и безупречен,
  
  
  Почти не признается он, что в жилах
  
  
  Кровь у него течет и что ему
  
  
  От голода приятней все же хлеб,
  
  
  Чем камень. Но когда достигнет власти -
  
  
  Как знать? Увидим, как себя явит
  
  
  Тот, кто безгрешным кажется на вид.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА 4
  
  
  
   Женский монастырь.
  
  
   Входят Франциска и Изабелла.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  И прав других у вас, монахинь, нет?
  
  
  
  
  Франциска
  
  
  Тебе прав наших мало?
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  О нет, я б не желала больших прав:
  
  
  Скорей хотела б я устава строже
  
  
  Для общины сестер блаженной Клары.
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  
  
  (снаружи)
  
  
  Мир этим стенам!
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  
  
   Кто-то нас зовет.
  
  
  
  
  Франциска
  
  
  Мужчина! Дорогая Изабелла
  
  
  Открой ему. Спроси, чего он хочет.
  
  
  Ты можешь говорить с ним. Мне нельзя.
  
  
  Послушница ты только, а когда
  
  
  Ты примешь полный постриг, то с мужчиной
  
  
  При старшей только сможешь говорить,
  
  
  И то закрыв лицо, а если будешь
  
  
  С лицом открытым, то должна молчать.
  
  
  Опять зовет! Прошу, ответь ему.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   Входит Луцио.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  И вам да будет мир! Что надо вам?
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Привет вам, дева! Если только, впрочем,
  
  
  Вы - дева (как легко предположить
  
  
  По этим розам на щеках). Скажите,
  
  
  Нельзя ли повидать мне Изабеллу?
  
  
  Она в монастыре на послушанье,
  
  
  Несчастный Клавдио - ей брат.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  
  
  
  
   Несчастный?
  
  
  Скажите, почему же он несчастен?
  
  
  Я Изабелла. Я его сестра.
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Прекрасная и кроткая, ваш брат
  
  
  Вам шлет привет. Но я хочу быть краток:
  
  
  Ваш брат в тюрьме.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  
  
  
  О горе! Но за что?
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Да то, за что, будь я его судьей,
  
  
  Я б наказаньем сделал благодарность:
  
  
  Подруге он ребенка подарил.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  О, сударь, не шутите!
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Я не шучу, хоть мой грешок любимый
  
  
  С девицами дурачиться, шутить
  
  
  И вздор болтать... но не со всякой стал бы
  
  
  Я так себя вести. Вы для меня
  
  
  Святое и небесное созданье,
  
  
  Бесплотный дух, отрекшийся от мира,
  
  
  И с вами говорю чистосердечно,
  
  
  Как со святой.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Насмешкой надо мной гневите бога!
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Не думайте! Вот вкратце вам вся правда:
  
  
  Ваш брат с своей возлюбленной сошелся,
  
  
  Как тот, кто ест, полнеет, как весна
  
  
  Цветущая из брошенных семян,
  
  
  Из борозды выводит пышность жатвы, -
  
  
  Так лоно отягченное подруги
  
  
  Несет, как урожай, его ребенка,
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Ребенок от него... Ужель сестра
  
  
  Джульетта...
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  
  
  Как - сестра?
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Названая сестра. Так часто в школе
  
  
  В своей горячей, хоть бесплодной, дружбе
  
  
  Меняются подруги именами.
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  
  
  
  
  Она!
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Так пусть он женится на ней!
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Вот в этом-то и суть. Наш герцог странно,
  
  
  Исчез (и многих, в том числе меня,
  
  
  Он обманул надеждой на войну.
  
  
  Но знаем мы теперь от тех, кому
  
  
  Известны все пружины государства,
  
  
  Что все его поступки далеки
  
  
  От истинных намерений). Оставил
  
  
  Наместником и с безграничной властью
  
  
  Он Анджело, а это человек,
  
  
  В чьих жилах вместо крови снежный студень, -
  
  
  Он никогда не чувствовал биенья
  
  
  И жара чувств сердечных, но природу
  
  
  Смирял трудом, наукой и постом.
  
  
  Чтоб устрашить обычай и свободу,
  
  
  Которые до сей поры бесстрашно,
  
  
  Как мыши возле львов, сновали смело
  
  
  Близ гнусного закона, воскресил он
  
  
  Закон жестокий тот, под чьим ударом
  
  
  Жизнь брата вашего погибнуть может.
  
  
  Его он приказал арестовать
  
  
  И хочет применить на нем всю силу
  
  
  Ужасного закона для примера.
  
  
  И нет надежды, если не удастся
  
  
  Вам Анджело смягчить мольбою нежной.
  
  
  Вот сущность порученья, что просил
  
  
  Ваш бедный брат меня вам передать.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Он хочет жизнь его отнять?
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  
  
  
  
  Его
  
  
  Приговорил он к смерти, и тюремщик
  
  
  Уж получил приказ его казнить.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  О! Чем же я, несчастная, могу
  
  
  Помочь?
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  
   Вы попытайте ваши силы.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Увы! Какие силы? Сомневаюсь...
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Сомнения - предатели: они
  
  
  Проигрывать нас часто заставляют
  
  
  Там, где могли б мы выиграть, мешая
  
  
  Нам попытаться. К Анджело ступайте!
  
  
  Пусть он узнает: там, где просят девы,
  
  
  Дают мужчины щедро, точно боги.
  
  
  А если уж, склонив колени, девы
  
  
  Начнут рыдать, - о, их мольбы тогда
  
  
  Свершаются, как собственная воля.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Я постараюсь!
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  
  
  Только поскорее.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  Пойду туда немедля.
  
  
  Я лишь игуменье должна сказать,
  
  
  Зачем иду. Благодарю смиренно.
  
  
  Привет снесите брату. Я до ночи
  
  
  Ему пришлю сказать, чего добилась.
  
  
  
  
  Луцио
  
  
  Имею честь.
  
  
  
  
  Изабелла
  
  
  
  
  Благодарю вас, сударь!
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  АКТ II
  
  
  
  
  СЦЕНА 1
  
  
  
  Зала в доме Анджело.
  
   Входят Анджело, Эскал, судья, тюремщик,
  
  
  
  полицейские, стража.
  
  
  
  
  Анджело
  
  
  Но ведь нельзя же из закона делать
  
  
  Нам пугало воронье, что стоит,
  
  
  Не двигаясь, пока, привыкнув, птицы
  
  
  Не обратят его в насест.
  
  
  
  
  Эскал
  
  
  
  
  
  
  Пусть так:
  
  
  Но лучше в гневе нам слегка поранить,
  
  
  Чем насмерть зарубить. Хотел бы я
  
  
  Спасти его... Я знал его отца:
  
  
  Он благороднейший был человек...
  
  
  Подумайте, достойный граф
  
  
&nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 240 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа