Главная » Книги

Шекспир Вильям - Король Генрих Vi

Шекспир Вильям - Король Генрих Vi


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е СОЧИНЕН²Й

В. ШЕКСПИРА

ВЪ ПРОЗѢ И СТИХАХЪ

ПЕРЕВЕЛЪ П. А. КАНШИНЪ.

Томъ седьмой.

1) Король Генрихъ VI (I, II и III часть). 2) Венера и Адонисъ.

  

БЕЗПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕН²Е

КЪ ЖУРНАЛУ

"ЖИВОПИСНОЕ ОБОЗРѢН²Е"

за 1893 ГОДЪ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

ИЗДАН²Е С. ДОБРОДѢЕВА.

1893.

КОРОЛЬ ГЕНРИХЪ VI.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА.

  
   Король Генрихъ VI.
   Герцогъ Глостэръ, дядя короля и протекторъ.
   Герцогъ Бедфордъ, дядя короля и регентъ Франц³и.
   Томасъ Бофортъ, герцогъ Экзэтэръ, внучатный дядя короля.
   Генрихъ Бофортъ, внучатный дядя короля, епископъ Уинчестерск³й; потомъ кардиналъ.
   Джонъ Бофортъ, графъ Сомерсетъ; потомъ герцогъ.
   Ричардъ Плантадженэтъ, старш³й сынъ Ричарда, покойнаго графа Кембриджскаго; потомъ герцогъ ²оркск³й.
   Графъ Уорикъ.
   Графъ Сольсбери.
   Графъ Сеффолькъ.
   Тольботъ, впослѣдств³и графъ Шрьюзбери.
   Джонъ Тольботъ, его сынъ.
   Эдмондъ Мортимеръ, графъ Марчъ.
   Смотритель Мортимера и нотар³усъ.
   Сэръ Джонъ Фастольфъ.
   Сэръ Уильямъ Льюси.
   Сэръ Уильямъ Глансдэль.
   Сэръ Томасъ Гаргрэвъ.
   Уудвиль,- комендантъ башни Тауера.
   Лордъ-Мэръ города Лондона.
   Вернонъ, изъ парт³и Бѣлой Розы или ²орка.
   Бассетъ, изъ парт³и Алой Розы или Ланкастера.
   Карлъ, дофинъ, впослѣдств³и король Франц³и.
   Ренье, герцогъ Анжуйск³й, носящ³й титулъ короля Неаполитанскаго.
   Герцоги: Бургундск³й и Алансонск³й, побочный сынъ герцога орлеанскаго (пригулокъ.)
   Начальникъ города Парижа.
   Командиръ артиллер³и въ Орлеанѣ и его сынъ.
   Главнокомандующ³й французскими войсками въ Бордо.
   Французск³й сержантъ.
   Привратникъ.
   Старикъ-Пастухъ, отецъ Дѣвственницы.
   Маргарита, дочь Ренье, впослѣдств³и жена короля
   Генриха. Графиня Оверньская.
   ²оанна Дѣвственница, обыкновенно называемая ²оанной д'Аркъ.
   Злые духи, являющ³еся Дѣвственницѣ, лорды, стражи Тауера, герольды, офицеры, солдаты, гонцы, англ³йская и французская свиты.
  

Дѣйств³е происходитъ част³ю въ Англ³и, част³ю во Франц³и.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

СЦЕНА I.

Уэстлинсторское аббатство.

Похоронный маршъ. Тѣло короля Генриха Пятаго покоится на парадномъ траурномъ ложѣ. Его охраняютъ герцоги: Бедфордъ и Глостэръ и Экзэтэръ; графъ Уорикъ, епископъ Уинчестерск³й, герольды и т. д.

  
   Бедфордъ. Пусть облекутся въ трауръ небеса и день смѣнится ночью! Кометы, которыя вѣщаютъ перемѣны во временахъ и царствахъ, взмахните въ небесахъ своими лучистыми космами и накажите ими дурныя, непр³язненныя звѣзды, допустивш³я Генриха до смерти,- короля Генриха Пятаго, слишкомъ славнаго для того, чтобы быть ему долговѣчнымъ! Никогда еще не случалось Англ³и лишаться столь доблестнаго властелина.
   Глостэръ. До него въ Англ³и не бывало короля. По добродѣтели своей онъ былъ достоинъ повелѣвать. Его подъятый мечъ сверкалъ такъ, что ослѣплялъ людей. Его раскинутыя руки были шире крыльевъ дракона. Его сверкающ³я очи, исполненныя яростныхъ огней, слѣпили и обращали въ бѣгство больше враговъ, чѣмъ полуденное солнце, рѣзко свѣтившее имъ въ лицо. Что-жъ я могу еще сказать? Его дѣян³я превыше всякихъ словъ. Когда-бы онъ ни подымалъ руку,- онъ побѣждалъ.
   Экзэтеръ. Мы плачемъ въ траурѣ; зачѣмъ-же не въ крови? Генрихъ почилъ и ужь не оживетъ вовѣкъ. Намъ пришлось охранять деревянный гробъ; мы чествуемъ постыдную побѣду смерти, какъ плѣнные, привязанные къ колесницѣ побѣды. Какъ? Неужели мы будемъ проклинать враждебныя планеты, которыя сговорились низвергнуть нашу гордость или сочтемъ лукавыхъ хитроумныхъ французовъ за заговорщиковъ и колдуновъ, которые, страшась его, стихами магическихъ заклинан³й добились его смерти?
   Епископъ Уинчестерск³й. Онъ былъ царемъ, благословеннымъ отъ Царя царей. Французамъ не такъ страшенъ грозный Судный день, какъ имъ былъ страшенъ одинъ лишь видъ его. Онъ сражался за Бога искупленья: молитвы Церкви даровали ему успѣхъ.
   Глостэръ. Церкви? Да гдѣ-жъ она? Если-бы служители ея не молились такъ, нить его жизни не была-бы прервана такъ скоро. Вы никого не любите, какъ только изнѣженнаго государя, который почиталъ-бы васъ, какъ школьникъ.
   Епископъ Уинчестерск³й. Ужь каковы-бъ мы ни были,- но, Глостэръ, ты протекторъ и мѣтишь въ повелители царя и государства. Твоя жена горда и ты ея боишься больше, чѣмъ Бога или Его святыхъ служителей.
   Глостэръ. Не говори о духѣ; ты любишь плоть. Весь годъ ты не бываешь въ церкви и молишь Бога лишь противъ своихъ враговъ.
   Бедфортъ. Оставьте, оставьте эти распри и смиритесь духомъ! Пойдемте къ алтарю. Герольды, сопровождайте насъ. Мы въ жертву принесемъ, вмѣсто золота, наше оруж³е: оно не нужно болѣе теперь, когда не стало Генриха. Грядущее! Ты ожидай лихихъ годинъ, когда младенцы будутъ питаться слезами матерей, когда нашъ островъ обратится въ море соленыхъ слезъ и только женщины останутся оплакивать умершихъ. Генрихъ Пятый! Я призываю духъ твой: дай благоденств³е своей странѣ, храни ее отъ междоусобной брани. Борись съ враждебными планетами на небѣ! Твоя душа будетъ звѣздою, славнѣе звѣзды Юл³я Цезаря, яркою...
  

Входитъ гонецъ.

  
   Гонецъ. Да здравствуете всѣ вы, достойнѣйш³е лорды! Я вамъ принесъ изъ Франц³и горестныя вѣсти потерь, изб³ен³я и разрушен³й. Гв³енна, Шампань, Реймсъ, Орлеанъ, Парижъ, Гвизоръ, Пуатье, погибли совершенно.
   Бедфортъ. Что ты говоришь? Говори тише передъ трупомъ Генриха, не то потеря этихъ великихъ городовъ заставитъ его взломать его свинцовую кровлю и возстать изъ мертвыхъ.
   Глостэръ. Развѣ Парижъ погибъ? Или Руанъ сдался? Если-бы Генрихъ вновь вернулся къ жизни, эти вѣсти заставили-бы его снова испустить духъ.
   Экзэтэръ. Какъ они погибли? Какой измѣной?
   Гонецъ. Измѣны не было: былъ недостатокъ въ деньгахъ и людяхъ. Въ войскѣ ходитъ ропотъ, что здѣсь вы придерживаетесь разныхъ парт³й, и что, въ то время, какъ надо-бы найти подходящее поле и сразиться, вы спорите, кому командовать. Одному хочется вести войну не торопливо и съ малыми издержками, другой полетѣлъ-бы, да крыльевъ не хватаетъ, а трет³й думаетъ, что можно достигнуть мира и вовсе безъ затратъ, коварно-льстивыми словами. Пробудись, пробудись, англ³йское дворянство! Не допусти нерадивость затмить твою недавно зародившуюся славу! Сорваны лил³и вашего герба и щитъ его на половину срубленъ.
   Экзэтэръ. Еслибъ у насъ не хватило слезъ для этого погребен³я, то эти вѣсти вызвали-бъ ихъ цѣлые потоки.
   Бедфордъ. Онѣ касаются меня: я регентъ Франц³и. Подайте мнѣ мой панцырь закаленой стали, я завоюю Франц³ю. Прочь эти постыдныя печальныя одежды! Я вмѣсто глазъ надѣлю французовъ ранами, чтобы они ими оплакали свои на мигъ прерванныя бѣдств³я.
  

Входитъ еще гонецъ.

  
   2-й гонецъ. Лорды, прочтите эти письма, полныя злополуч³я. Вся Франц³я, за исключен³емъ небольшихъ, неимѣющихъ значен³я городовъ, совершенно возмутилась противъ англичанъ: дофинъ Карлъ коронованъ въ Реймсѣ; къ нему присоединился Пригулокъ Орлеанск³й; Ренье, герцогъ Анжуйск³й, также держитъ его сторону; герцогъ Алансонск³й спѣшитъ къ нему.
   Экзэтеръ. Дофинъ коронованъ! Всѣ бѣгутъ къ нему! О, куда намъ бѣжать отъ такого явнаго укора?
   Глостэръ. Мы побѣжимъ, но чтобы прямо схватить враговъ за горло. Бедфордъ, если ты замедлишь, я ихъ поражу.
   Бедфордъ. Глостеръ, отчего ты сомнѣваешься въ моей поспѣшности? Въ мысляхъ я уже собралъ такое войско, которое уже захватило всю Франц³ю.
  

Входитъ трет³й юнецъ.

  
   3-й гонецъ. Милостивые лорды, въ добавлен³е къ слезамъ, которыми вы орошаете погребальное ложе короля Генриха, я долженъ доложить вамъ о злосчастной битвѣ между храбрымъ лордомъ Тольботомъ и французами.
   Епископъ Уинчестерск³й. Неужели? И Тольботъ ее выигралъ, не такъ-ли?
   3-й гонецъ. О, нѣтъ: онъ проигралъ ее. Объ этомъ обстоятельствѣ я разскажу подробно. Десятаго августа этотъ грозный лордъ снялъ осаду съ Орлеана, отступивъ едва лишь съ шестью тысячами войска, а двадцать три тысячи французовъ окружили и оцѣпили ихъ. Онъ не поспѣлъ выстроить своихъ людей; у него не было копейщиковъ для прикрыт³я стрѣлковъ, и вмѣсто нихъ они всадили въ землю острые колья, вырванные изъ тыновъ, для того, чтобы не дать прорваться кавалер³и. Бой продолжался дольше трехъ часовъ, втечен³е которыхъ доблестный Тольботъ творилъ так³я чудеса своимъ мечемъ и копьемъ, что и представить невозможно. Онъ сотни людей отправилъ въ адъ, и устоять противъ него не могъ никто; онъ въ ярости леталъ туда, сюда - повсюду. Французы кричали, что это самъ дьяволъ въ оруж³и и все войско изумлялось,глядя на него."Тольботъ! Тольботъ"! восклицали всѣ и отважно бросились въ самый пылъ битвы. Этимъ и рѣшилась-бы побѣда, еслибъ сэръ Джонъ Фастольфъ не оробѣлъ. Онъ находился въ тылѣ, нарочно для того, чтобы придти на помощь намъ или вмѣстѣ преслѣдовать врага, но бѣжалъ, какъ трусъ, ни разу не нанесши удара. Вслѣдств³е этого произошло общее поражен³е и кровопролит³е, мы были окружены непр³ятелемъ. Какой-то подлый валлонецъ, чтобъ угодить дофину, вонзилъ копье въ спину Тольботу, которому вся Франц³я, со всѣми своими главными силами, ни разу не осмѣлилась взглянуть въ лицо.
   Бедфордъ. Тольботъ убитъ? Такъ я убью себя, за то, что живу здѣсь въ мирѣ и роскоши въ то время, какъ доблестный вождь преданъ врагамъ, за неимѣн³емъ подкрѣпленья.
   3-й гонецъ. О, нѣтъ, онъ живъ, но взятъ въ плѣнъ, и съ нимъ лордъ Скэльзъ и лордъ Хенгерфордъ. Большинство остальныхъ или убито, или также взято въ плѣнъ.
   Бедфордъ. Никто не заплатитъ за него такого выкупа, какъ я. Внизъ головой сброшу я дофина съ трона; его корона будетъ выкупомъ моего друга, на каждаго изъ нашихъ я промѣняю четыре ихъ лорда. Прощайте, господа, я иду исполнить свой долгъ. Немедленно зажгу во Франц³и потѣшные огни, чтобы и тамъ былъ праздникъ нашего великаго святаго Георга. Я беру съ собой десятитысячное войско, отъ кровавыхъ подвиговъ котораго затрепещетъ вся Европа.
   3-й гонецъ. Это необходимо, потому что Орлеанъ осажденъ. Англ³йское войско ослабѣло и теряетъ силы; герцогъ Сольсбери проситъ подкрѣплен³й и едва можетъ удержать людей отъ возмущенья, потому что ихъ такъ мало, а они должны стоять противъ такого множества.
   Экзэтэръ. Помните, лорды, что вы клялись Генриху или совершенно уничтожить дофина, или вернуть его къ покорности нашей власти.
   Бедфордъ. Я это помню и тутъ-же прощаюсь съ вами, чтобы идти приготовиться къ отъѣзду (Уходитъ).
   Глостэръ. Какъ можно скорѣе я отправлюсь въ Тауеръ, чтобъ осмотрѣть артиллер³ю и военные запасы, и затѣмъ провозглашу молодого Генриха королемъ (Уходитъ).
   Экзэтэръ. Какъ ближайш³й наставникъ молодого короля, я поспѣшу въ Эльтамъ и тамъ приму наилучш³я мѣры къ его безопасности (Уходитъ).
   Епископъ Уинчестерск³й. У каждаго есть свое мѣсто я своя обязанность; я позабытъ, на мою долю не осталось ничего. Но недолго буду я при милости на кухнѣ. Я намѣренъ выкрасть короля изъ Эльтама и возсѣсть у главнаго кормила государства (Уходитъ).
  

СЦЕНА ²².

Франц³я. Передъ Орлеаномъ.

Трубы. Входитъ Карлъ съ войскомъ. Алансонъ, Ренье и друг³е.

  
   Карлъ. До сего дня еще неизвѣстно настоящее движен³е Марса, какъ на небѣ, такъ и на землѣ. Недавно онъ с³ялъ на сторонѣ англичанъ; теперь мы побѣждаемъ, онъ намъ улыбается. Есть-ли еще города, имѣющ³е хоть какое-нибудь значен³е, которыми-бы мы не владѣли? Вотъ, мы ради удовольств³я стоимъ тутъ, передъ Орлеаномъ, въ то время, какъ англичане, будто блѣдныя привидѣнья, вяло осаждаютъ насъ по одному часу въ мѣсяцъ.
   Алансонъ. Имъ нужна похлебка и жирная говядина, или-же ихъ надо кормить, какъ муловъ, которымъ подвѣшиваютъ къ мордѣ мѣшокъ съ пищей, или они будутъ такъ жалко выглядѣть, какъ мыши, когда тонутъ.
   Ренье. Заставимъ снять осаду. Чего намъ попусту здѣсь оставаться? Тольботъ взятъ; кого-же больше намъ бояться? Нѣтъ больше никого, кромѣ полоумнаго Сольсбери, который можетъ, дѣйствительно, тратить желчь на досаду, потому что не имѣетъ ни людей, ни денегъ, чтобъ вести войну.
   Карлъ. Бейте, бейте тревогу! Бросимся на нихъ! Сразимся за честь униженныхъ французовъ! Я прощаю свою смерть тому, кто меня убьетъ, когда увидитъ, что я отступаю на шагъ или бѣгу (Уходятъ).
  

Тревога. Всѣ удаляются; потомъ возвращаются, отступая. Входятъ: Карлъ, Алансонъ, Ренье и друг³е.

  
   Карлъ. Видалъ-ли кто подобное? Что у меня за люди! собаки! трусы! подлецы!- Никогда не обратился-бы я въ бѣгство, если-бы они не бросили меня среди враговъ.
   Ренье. Сольсбери - отчаянный рубака: онъ дерется такъ, какъ будто жизнь ему надоѣла: друг³е лорды, словно голодные львы, бросаются на насъ, какъ на добычу.
   Алансонъ. Нашъ соотечественникъ, Фруассаръ, сообщаетъ, что во времена царствован³я Эдуарда Третьяго въ Англ³и нарождались лишь Оливеры и Ролэнды. Теперь это сбывается еще вѣрнѣе, потому-что она высылаетъ въ бой лишь Гол³аѳовъ да Самсоновъ. Одинъ противъ десяти! Худые, поджарые негодяи! Ну, кто-бы могъ предположить, что въ нихъ столько отваги и дерзости?
   Карлъ. Оставимъ этотъ городъ; это легкомысленные холопы, а голодъ сдѣлаетъ ихъ и еще того назойливѣе: я знаю ихъ давно; они скорѣе перегрызутъ зубами стѣну, чтобы повалить ее, нежели оставятъ осаду.
   Ренье. Я думаю, какой-нибудь особый механизмъ или пружина приводитъ въ движен³е ихъ руки, чтобы онѣ били, какъ часы; иначе не могли-бы они выдержать все то, что имъ пришлось. Я скорѣе согласенъ оставить ихъ въ покоѣ.
   Алансонъ. Пусть такъ и будетъ.
  

Входитъ Пригулокъ Орлеанск³й.

  
   Пригулокъ. Гдѣ принцъ-дофинъ? Я принесъ ему новости.
   Карлъ. Пригулокъ Орлеанск³й, привѣтствуемъ васъ трижды.
   Пригулокъ. Сдается мнѣ, что вы грустны и пылъ вашъ ослабѣлъ. Не ваше-ли недавнее поражен³е нанесло вамъ эту обиду? Не смущайтесь, помощь близка. Я привелъ съ собою святую дѣвушку, которой небесное видѣнье повелѣло покончить утомительную осаду и прогнать англичанъ за предѣлы Франц³и. Она одарена духомъ пророчества, который превосходитъ древнеримскихъ девять сивиллъ. Она можетъ открыть все то, что было, и что будетъ. Скажите, могу-ли я ее позвать? Вѣрьте моимъ рѣчамъ, онѣ вѣрны и безупречны.
   Карлъ. Пойдите, приведите ее (Пригулокъ уходитъ). Но, сначала, чтобъ испытать ея искусство, ты, Ренье, встань, какъ дофинъ, на мое мѣсто: гордо вопрошай ее и гляди строго. Такимъ способомъ мы испытаемъ, каково ея искусство (Становится позади).
  

Входятъ: Дѣвственница, Пригулокъ Орлеанск³й и друг³е.

  
   Ренье. Не ты-ли, прекрасная дѣва, желаешь совершить чудесныя дѣянья?
   Дѣвственница. Не ты-ли, Ренье, воображаешь, что можешь обмануть меня? Гдѣ-же дофинъ?- Выходи, выходи впередъ; я знаю тебя хорошо, хотя никогда не видала. Не удивляйся, нѣтъ ничего, что было-бы отъ меня сокрыто. Я хочу говорить съ тобой наединѣ.- Посторонитесь, господа, и оставьте насъ на время.
   Ренье. Съ перваго-же приступа, она дѣйствуетъ храбро.
   Дѣвственница. Дофинъ, я, по рожден³ю, дочь пастуха и умъ мой неопытенъ ни въ какихъ искусствахъ. Небу и благой Владычицѣ угодно было озарить мое жалкое существован³е. Въ то время, какъ я пасла своихъ кроткихъ овецъ и подставляла щеки палящему зною, Бож³я Матерь вдругъ удостоила явиться мнѣ и, въ видѣн³и, полномъ велич³я, повелѣла мнѣ оставить мою низкую должность и избавить родину отъ бѣдств³я. Она обѣщала мнѣ свою помощь и вѣрный успѣхъ. Она открылась мнѣ во всей своей славѣ; и, благодаря свѣтлымъ лучамъ, которыми Она меня осѣнила,- меня, прежде смуглую и черную, благословила красотой, которую вы теперь видите во мнѣ. Задай мнѣ какой угодно вопросъ, и я отвѣчу, не задумываясь, если осмѣлишься, испытай мою храбрость въ поединкѣ, и ты увидишь, что я превосхожу свой полъ силою. Поэтому ты можешь убѣдиться, что будешь счастливъ, если примешь меня своей сподвижницей.
   Карлъ. Ты удивила меня своей гордой рѣчью. Я лишь въ одномъ испытаю твою доблесть. Вступи со мной въ единоборство и, если побѣдишь, то слова твои правдивы; если-же нѣтъ, я не повѣрю ничему.
   Дѣвственница. Я готова. Вотъ мой заостренный мечъ съ пятью лил³ями съ каждой стороны: я выбрала его изъ кучи стараго желѣза въ Туренѣ, на кладбищѣ Святой Екатерины.
   Карлъ. Ну, такъ пойдемъ, во имя Бож³е. Я женщины не трушу.
   Дѣвственница. А я, пока жива, не побѣгу отъ мужчины (Дерутся),
   Карлъ. Останови, останови свою руку! Ты амазонка, а бьешься мечемъ Деворы.
   Дѣвственница. Христова Матерь мнѣ помогаетъ, иначе я была-бы слишкомъ слабой.
   Карлъ. Кто-бы ни помогалъ тебѣ, все-жь ты должна помочь мнѣ. Я въ нетерпѣн³и горю желаньемъ; ты разомъ покорила мою руку и сердце. Превосходная дѣва, если ужь таково твое имя, дозволь мнѣ быть твоимъ слугою, но не государемъ; объ этомъ проситъ тебя дофинъ Франц³и.
   Дѣвственница. Я не должна уступать никакимъ увѣрен³ямъ въ любви, ибо призван³е мое освящено свыше. Только тогда, какъ прогоню отсюда всѣхъ твоихъ враговъ, подумаю я о наградѣ.
   Карлъ. Пока-же милостиво взгляни на своего распростертаго раба.
   Ренье. Мнѣ кажется, что государь разговариваетъ очень долго.
   Алансонъ. Онъ, безъ сомнѣн³я, вывѣдываетъ у нея всю подноготную, иначе не сталъ-бы онъ такъ продолжать свой разговоръ съ нею.
   Ренье. Не прервать-ли намъ его бесѣду, если онъ не знаетъ ей мѣры?
   Алансонъ. Онъ можетъ, однако, узнать больше, чѣмъ мы, простые смертные: женщины умѣютъ искусно обольщать словами.
   Ренье. Государь, на чемъ рѣшили вы? Какъ вы разсудили? Откажемся-ли мы отъ Орлеана или нѣтъ?
   Дѣвственница. Конечно, нѣтъ, говорю вамъ: невѣрный, малодушный народъ! Бейтесь до послѣдняго издыхан³я; я буду вашей охраной.
   Карлъ. Я готовъ подтвердить ея слова: мы будемъ биться до послѣдней крайности.
   Дѣвственница. Я предназначена быть бичемъ англичанъ. Въ эту ночь я навѣрное сниму осаду. Ожидайте теперь для себя лѣта святого Мартына и дней гальц³онъ, потому что я вмѣшалась въ эту войну. Слава подобна большому кругу на водѣ, который не перестаетъ расширяться, пока, раскинувшись широко, не разойдется совершенно. Со смертью Генриха, такой кругъ кончился для англичанъ. Теперь я подобна тому гордому, дерзновенному кораблю, который разомъ несъ на себѣ и Цезаря, и его счастье.
   Карлъ. Не голубка-ли вдохновляла Магомета? Ну, а тебя вдохновляетъ орелъ. Ни Елена, матерь великаго Константина, ни даже дочери святого Филиппа не были тебѣ подобны. Блестящая звѣзда Венеры, упавшая на землю, какъ я могу достаточно благоговѣйно чтить тебя?
   Алансонъ. Оставимъ проволочки и заставимъ снять осаду.
   Ренье. Женщина, сдѣлай-же, что только можешь, чтобы спасти нашу честь. Прогони англичанъ отъ Орлеана и ты обезсмертишь себя.
   Карлъ. Сейчасъ попробуемъ. Пойдемъ-же хлопотать объ этомъ: если-жъ она окажется обманщицей, не буду вѣрить никакимъ пророкамъ (Уходятъ),
  

СЦЕНА III.

Лондонъ, холмъ передъ башней.

Подходятъ къ воротамъ герцогъ Глостеръ и его слуги въ синей ливреѣ.

  
   Глостэръ. Я явился осмотрѣть сегодня Тауеръ; со времени смерти Генриха, боюсь, не случилось-бы тутъ похищенья. Да гдѣ-же сторожа, если ихъ нѣтъ здѣсь? Открыть ворота! Глостэръ повелѣваетъ (Слуги стучатъ).
   1-й сторожъ (Изъ башни). Кто это тамъ стучитъ такъ властно?
   1-й слуга. Благородный герцогъ Глостэръ.
   2-й сторожъ (Изъ башни). Кто-бы онъ ни былъ, не впустимъ васъ сюда.
   1-й слуга. Негодяи, такъ-то вы отвѣчаете протектору?
   1-й сторожъ (Изъ башни). Господь храни его! вотъ какъ мы ему отвѣчаемъ: но мы поступаемъ только, какъ намъ приказано.
   Глостэръ. Кто вамъ приказалъ? Или чья можетъ быть воля, кромѣ моей? Нѣтъ у государства иного протектора, какъ я. Ломайте ворота, я вамъ разрѣшаю. Неужто я дамъ издѣваться надъ собою мусорщикамъ?
  

Люди Глостэра наваливаются на ворота башни. Къ воротамъ изнутри подходитъ комендантъ Уудвиль.

  
   Уудвиль (изъ башни). Что это за шумъ?Что тутъ у насъ за измѣнники?
   Глостэръ. Комендантъ, вашъ-ли голосъ я слышу? Откройте ворота! Глостэръ хочетъ войти.
   Уудвиль (Изъ башни). Имѣй терпѣнье, благородный герцогъ; я не смѣю отворить; кардиналъ Уинчестерск³й запрещаетъ: я отъ него имѣю особенное приказанье, чтобы не впускать никого изъ вашихъ.
   Глостэръ. Малодушный Уудвиль, неужели ты ставишь его выше меня? Надменнаго Уинчестера, высокомѣрнаго прелата, котораго Генрихъ, нашъ почивш³й государь, не могъ выносить? Ты не другъ ни Богу, ни королю. Открой ворота, не то я скоро вышвырну тебя за нихъ.
   1-й слуга. Открывайте ворота лорду-протектору, а не то мы ихъ взломаемъ, если вы не поторопитесь.
  

Входитъ епископъ Уинчестерск³й въ сопровожден³и своихъ слугъ въ темно-бурой ливреѣ.

  
   Епископъ Уинчестерск³й. Ну, тщеславный Гемфри, что-жъ это значитъ?
   Глостэръ. Ты-ли, облупленный попъ, приказываешь не впускать меня?
   Епископъ Уинчестерск³й. Да, я, измѣнническ³й грабитель, а не протекторъ короля и государства.
   Глостэръ. Прочь, явный заговорщикъ, пытавш³йся умертвить нашего покойнаго властелина, дающ³й распутнымъ женщинамъ разрѣшен³е грѣшить. Я измельчу тебя въ твоей широкой кардинальской шляпѣ, если ты продолжишь свою дерзость.
   Епископъ Уинчестерск³й. Нѣтъ, ты отойди прочь, а я не сдвинусь съ мѣста ни на шагъ: пусть это мѣсто будетъ вторымъ Дамаскомъ, а ты проклятымъ Каиномъ, чтобы убить своего брата Авеля, если тебѣ угодно.
   Глостэръ. Я не убью тебя, но прогоню прочь. Я употреблю твою алую одежду, какъ платье грудного ребенка, чтобы въ немъ вынести тебя отсюда.
   Епископъ Уинчестерск³й. Дѣлай, что только посмѣешь, начихать тебѣ на бороду.
   Глостэръ. Что? Я посмѣю? Мнѣ начихать на бороду?- Люди, обнажите мечи, не смотря на это священное мѣсто; сине-кафтанники противъ буро-кафтанниковъ. Попъ береги свою бороду (Глостэръ и его люди нападаютъ на епископа). Я намѣренъ пощипать ее и хорошенько попотчивать тебя тумаками. Я топчу ногами твою кардинальскую шапку, не смотря ни на папу, ни на церковныя власти; вотъ я за щеки протащу тебя вверхъ и внизъ.
   Епископъ Уинчестерск³й. Глостэръ, ты отвѣтишь за это передъ папой.
   Глостэръ. Ахъ ты гусь - Уинчестерск³й! Давайте веревку! Веревку!- Отбивайте ихъ отсюда: зачѣмъ ихъ здѣсь оставлять'?- Я прогоню тебя отсюда, волкъ, ряженый овцою.- Выходите, буро-кафтанники!- выходи, алый притворщикъ! (Люди Глостэра отбиваютъ людей кардинала и въ пылу стычки входятъ мэръ Лондона и ею офицеры).
   Мэръ. Не стыдно-ли вамъ, лорды, что вы такъ позорно нарушаете миръ!
   Глостэръ. Мэръ, молчи! Ты плохо знаешь, какъ я оскорбленъ. Вотъ Бофортъ, который не смотритъ ни на Бога, ни на короля, забралъ въ свои руки Тауеръ.
   Епископъ Уинчестерск³й. Вотъ Глостэръ, врагъ гражданъ; человѣкъ, который всегда стоить за войну, и никогда - за миръ, обременяя ваши вольные кошельки большими податями;- который стремится ниспровергнуть религ³ю, потому-что онъ протекторъ государства; и хотѣлъ-бы тутъ-же имѣть оруж³е изъ башни, чтобы самому вѣнчаться королемъ, а принца уничтожить.
   Глостэръ. Я отвѣчу тебѣ на это не словами, а ударами (снова дерутся).
   Мэръ. Мнѣ больше ничего не остается, какъ сдѣлать оглашенье.- Подойди, офицеръ: кричи, какъ только можешь громче.
   Офицеръ. Всѣхъ сослов³й люди, собравш³еся здѣсь для нарушен³я покоя Бога и короля, мы объявляемъ и приказываемъ вамъ, отъ имени его высочества, каждому отправляться въ свое жилище, и впредь не носить, не брать въ руки и не употреблять никакого меча, оруж³я или кинжала, подъ страхомъ смерти.
   Глостэръ. Кардиналъ, я не хочу быть нарушителемъ закона; но мы еще сойдемся и раскинемъ умомъ на свободѣ.
   Епископъ Уинчестерск³й. Глостэръ, мы еще встрѣтимся; и будь увѣренъ, это дорого тебѣ обойдется: я жажду крови твоего сердца за сегодняшнее дѣло.
   Мэръ. Я созову стражу, если вы не уйдете.- Этотъ кардиналъ тщеславнѣе сатаны.
   Глостэръ. Мэръ, прощай: ты дѣлаешь, что обязанъ.
   Епископъ Уинчестерск³й. Гнусный Глостэръ! береги свою голову; я намѣренъ въ скорости добыть ее (уходятъ).
   Мэръ. Смотрите, чтобъ это мѣсто было очищено, а тамъ и мы уйдемъ.- Боже милосердый! что за злобу питаютъ эти дворяне! Я-же самъ за сорокъ лѣтъ не дрался ни разу (Уходятъ).
  

СЦЕНА IV.

Франц³я. Передъ Орлеаномъ.

Выходятъ на стѣну начальникъ артиллер³и и его сынъ.

  
   Начальникъ артиллер³и. Ты знаешь,мальчуганъ, какъ осажденъ Орлеанъ и какъ англичане имъ завладѣли?
   Сынъ. Знаю, отецъ; и часто я стрѣлялъ въ нихъ, однако, къ несчастью, давалъ промахъ.
   Начальникъ артиллер³и. Но теперь ты не промахнешься. Дай мнѣ руководить тобою: я начальникъ артиллер³и этого города; я долженъ сдѣлать что-нибудь, чтобы отличиться. Шп³оны принца увѣдомили меня, что англичане, сильно укрѣпивш³еся въ предмѣстьяхъ, имѣютъ обыкновен³е обозрѣвать городъ въ потайную желѣзную рѣшетку вонъ въ той башнѣ; и оттуда они замѣчаютъ, какъ имъ выгоднѣе досадить намъ: снарядами или атакой. Чтобы прекратить это неудобство, я поставилъ оруд³е противъ рѣшетки; и даже цѣлыхъ три дня я подстерегалъ ихъ, не увижу-ли кого. Теперь, сынокъ, ты постереги, я дольше не могу здѣсь оставаться. Если ты выслѣдишь кого, бѣги мнѣ сказать; ты найдешь меня у коменданта (Уходитъ).
   Сынъ. Отецъ, положись на меня; не безпокойся: если и выслѣжу кого, то все-таки тебя не потревожу.
  

Входятъ въ верхнее помѣщен³е башни лорды: Сольсбери и Тольботъ; сэръ Уильямъ Глансдэлъ, сэръ Томасъ Гаргрэвъ и друг³е.

  
   Сольсбери. Тольботъ, моя жизнь, моя радость! Вернулся? Какъ обращались съ тобою въ плѣну, и какимъ образомъ ты освободился? Прошу тебя, разсказывай тутъ-же, на вершинѣ башни.
   Тольботъ. У герцога Бедфорда былъ плѣнный, по имени смѣлый Понтонъ де-Сантрайль; на него меня обмѣняли, вмѣсто выкупа. Однажды, они, мнѣ въ унижен³е, вздумали было обмѣнять меня на военнаго, но гораздо болѣе низкаго происхожден³я, чѣмъ я; но я съ презрѣн³емъ отвергъ этотъ обмѣнъ и требовалъ, чтобы меня лучше умертвили, чѣмъ цѣнить такъ низко. Наконецъ, я былъ выкупленъ, какъ я того желалъ. Но предатель Фастольфъ разрываетъ мнѣ сердце, я-бы готовъ убить его одними кулаками, если-бы онъ былъ теперь въ моей власти.
   Сольсвбри. Но ты все еще не говоришь, какъ съ тобой обращались.
   Тольботъ. Съ глумлен³емъ, презрѣньемъ и оскорбительными попреками. Меня вывели на потѣху на базарную площадь: "Вотъ, говорили они, гроза французовъ, пугало, котораго такъ боятся наши дѣти". Тогда я вырвался отъ офицеровъ, которые вели меня, и ногтями вырывалъ камни изъ земли, чтобы швырять ихъ въ свидѣтелей моего посрамленья. Иныхъ мой ужасный видъ обращалъ въ бѣгство; ни одинъ не осмѣливался подойти, опасаясь внезапной смерти. Даже желѣзныя стѣны не считали они для меня достаточно надежными; такъ великъ былъ страхъ, который мое имя вселяло межъ ихъ, что они думали, будто я могу ломать стальные запоры, разбивать на куски адамантовые столбы: по этому при мнѣ была стража изъ отборныхъ стрѣлковъ, которые поминутно ходили вокругъ меня; и если я, бывало, чуть пошевелюсь, чтобы встать съ постели, они были готовы выстрѣлить мнѣ прямо въ сердце.
   Сольсбери. Мнѣ грустно слышать, как³я мучен³я вы претерпѣли; но мы будемъ достаточно отомщены. Теперь въ Орлеанѣ время ужина: вотъ отсюда, черезъ рѣшетку, я могу перечесть французовъ всѣхъ до единаго и видѣть, какъ они укрѣпляются. Посмотримъ; этотъ видъ долженъ порадовать тебя. Сэръ Томасъ Гаргрэвъ и сэръ Уильямъ Глансдэль, позвольте мнѣ спросить вашего мнѣн³я, гдѣ лучше построить потомъ нашу батарею?
   Гаргрэвъ. Я думаю, передъ сѣверными воротами, потому что тамъ стоятъ дворяне.
   Глансдэль. А я - здѣсь, передъ мостовыми укрѣплен³ями.
   Тольботъ. Какъ вижу, этотъ городъ надо взять голодомъ или ослабить его легкими стычками. (Выстрѣлъ изъ города. Сольбсери и сэръ Томасъ Гаргрэвъ падають).
   Сольсбери. О, Боже! умилосердись надъ нами, бѣдными грѣшниками!
   Гаргрэвъ. О, Боже! помилуй мя, презрѣннаго.
   Тольботъ. Что это за судьба, которая намъ такъ внезапно досадила?- Говори, Сольсбери; по крайней мѣрѣ, если ты можешь говорить: каково тебѣ, зеркало всѣхъ воинственныхъ мужей?- Глазъ и полщеки вырваны!- Проклятая башня! проклятая смертоносная рука, подстроившая эту жалостную трагед³ю! Въ тринадцати битвахъ Сольсбери одержалъ побѣду; онъ первый училъ Генриха Пятаго ратному дѣлу; пока труба трубила или билъ барабанъ, его мечъ не переставалъ разить на полѣ брани.- Но ты живъ еще, Сольсбери? хотя ты не можешь говорить, все-же у тебя есть одинъ глазъ, чтобы просить имъ милости съ небесъ: солнце, вѣдь, однимъ глазомъ обозрѣваетъ всю вселенную. Не будь-же, о, небо, милостиво ни къ кому, если у тебя не хватитъ милости для Сольсбери!- Унесите прочь его тѣло, я помогу его похоронить.- Сэръ Томасъ Гаргрэвъ, есть-ли еще въ тебѣ жизнь? Отвѣчай Тольботу, или хоть взгляни на него. Сольсбери, утѣшься; ты не умрешь, пока... Онъ дѣлаетъ мнѣ знакъ рукою, улыбается мнѣ, будто желая сказать, "когда я умру и меня не будетъ, помни, чтобъ отомстить за меня французамъ".- Плантадженэтъ, я такъ и сдѣлаю; и подобно тому, какъ ты, Неронъ, игралъ на лютнѣ, глядя на горящ³е города, только мое имя будетъ гибельно для Франц³и (Тревога, громъ и молн³я). Что это за шумъ? что за тревога на небѣ? Откуда этотъ шумъ и барабанный бой?
  

Входитъ гонецъ.

  
   Гонецъ. Милордъ, милордъ! Французы всѣ сплотились: Дофинъ, къ которому присоединилась нѣкая ²оанна Дѣвственница, святая пророчица, недавно явившаяся, съ большими силами, подошелъ отбить осаду (Сольсбери стонетъ).
   Тольботъ. Слушайте, слушайте, какъ стонетъ умирающ³й Сольсбери! У него сердце надрывается, что онъ не будетъ отомщенъ. Французы, я для васъ буду Сольсбери. Дѣвственница или дѣва радости, дофинъ или дельфинъ, копытами коня моего я вытопчу изъ васъ ваши сердца и обращу въ трясину вашъ размятый мозгъ! Снесите Сольсбери въ его палатку, и тогда посмотримъ, на что осмѣлятся эти трусливые французы (Уходятъ, унося тѣла).
  

СЦЕНА V.

Тамъ-же. Передъ одними изъ воротъ.

Барабанный бой. Стычки. Тольботъ преслѣдуетъ дофина и убѣгаетъ за нимъ; потомъ Дѣвственница преслѣдуетъ англичанъ и убѣгаетъ за ними. Затѣмъ входитъ опятъ Тольботъ.

  
   Тольботъ. Гдѣ моя сила, доблесть и мощь? Наши англ³йск³е отряды отступаютъ, я не могу ихъ остановить. Ихъ гонитъ женщина въ латахъ.
  

Возвращается Дѣвственница.

  
   Вотъ, вотъ она идетъ.- Я хочу помѣряться съ тобою, сатана ты, или сатаниха, я заклинаю тебя: окровяню тебя, вѣдьма, и ты отдашь душу тому, кому ты служишь.
   Дѣвственница. Ну, подойди-ка; только я одна должна унизить тебя (Сражаются).
   Тольботъ. Небо, можешь-ли ты допустить, чтобы адъ восторжествовалъ? Грудь моя треснетъ подъ напоромъ храбрости, и я оторву прочь отъ плечъ свои руки, но покараю эту высокомѣрную потаскушку.
   Дѣвственница. Тольботъ, прощай; твой часъ еще не пришелъ: я должна снабдить Орлеанъ продовольств³емъ. Лови меня, если можешь; я смѣюсь надъ твоею силой. Ступай, ступай, ободри своихъ изморенныхъ голодомъ людей; помоги Сольсбери сдѣлать завѣщан³е. Этотъ день нашъ, какъ будутъ еще и много другихъ (Входитъ съ солдатами въ городъ).
   Тольботъ. Мысли мои кружатся, какъ колесо горшечника, не знаю я, гдѣ я и что дѣлаю. Не силой, а страхомъ, какъ Ганнибалъ, гонитъ эта вѣдьма наши отряды и побѣждаетъ, какъ только ей угодно. Такъ дымъ выгоняетъ пчелъ изъ ульевъ, а зловонный запахъ - голубей изъ голубятенъ. За нашу лютость они прозвали насъ англ³йскими псами; теперь мы, какъ щенята, съ визгомъ убѣгаемъ (Коротк³й барабанный бой). Слушайте, соотечественники! или возобновите битву, или сорвите львовъ съ англ³йскаго герба; отрекитесь отъ родины, замѣните львовъ овцами: даже овца не бѣжитъ такъ трусливо передъ волкомъ, какъ вы передъ холопами, которыхъ сами часто бивали (Барабанный бой. Еще стычка). Нѣтъ, этого не будетъ. Уходите за свои окопы: вы всѣ поощряете смерть Сольсбери, коли никто изъ васъ не отомстилъ за него ударомъ. На зло намъ, или тому, что мы могли противъ этого сдѣлать, Дѣвственница вошла въ Орлеанъ. О, зачѣмъ я не умеръ вмѣстѣ съ Сольсбери? Отъ такого стыда я готовъ спрятаться съ головою (Барабанный бой. Отступлен³е. Уходятъ Тольботъ и его отряды).
  

СЦЕНА VI.

Трубятъ побѣду. Выходятъ на стѣну Дѣвственница, Карлъ, Ренье, Алансонъ, и солдаты.

  
   Дѣвственница. Выставьте на стѣнахъ наши развѣвающ³яся знамена! Орлеанъ освобожденъ отъ англ³йскихъ волковъ. Такъ ²оанна Дѣвственница сдержала свое слово.
   Карлъ. Божественное созданье, дочь свѣтлой Астреи, какъ мнѣ почтить тебя за такой успѣхъ? Обѣщан³я твои, какъ сады Адониса, которые въ одинъ день расцвѣтаютъ, а на слѣдующ³й уже приносятъ плоды. Франц³я, торжествуй въ лицѣ своей славной пророчицы! Городъ Орлеанъ возвращенъ; не было еще въ нашемъ государствѣ болѣе благословеннаго событ³я.
   Ренье. Отчего не ударили въ городѣ во всѣ колокола? Дофинъ, повели гражданамъ его зажечь потѣшные огни, пировать и праздновать на улицахъ, чтобы чествовать радость, которую послалъ намъ Богъ.
   Алансонъ. Вся Франц³я исполнится радости и весел³я, когда узнаетъ, какими людьми мы себя показали.
   Карлъ. Не мы, а ²оанна одержала сегодня побѣду, за которую я раздѣлю съ нею мою корону, и всѣ священники и монахи въ моемъ государствѣ будутъ въ процесс³яхъ воспѣвать ей безконечную хвалу. Я воздвигну ей пирамиду, выше, нежели пирамиды Родопы и Мемфиса. Въ память ея, по ея смерти, передъ королями и королевами Франц³и въ высокоторжественные дни будутъ нести ея прахъ въ ларцѣ изъ болѣе драгоцѣнныхъ сокровищъ, нежели ларецъ Дар³я. Мы болѣе уже не будемъ призывать святого Д³онис³я: ²оанна Дѣвственница будетъ святой покровительницей Франц³и. Пойдемъ же въ городъ и будемъ пировать по-царски, послѣ золотого дня побѣды (Трубятъ. Уходятъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ВТОРОЕ.

СЦЕНА I.

Тамъ же.

Выходятъ изъ воротъ французск³й сержантъ и двое часовыхъ.

  
   Сержантъ. Господа, станьте по мѣстамъ и будьте бдительны. Если вы замѣтите вблизи стѣны какой шумъ или солдата, то какимъ-нибудь видимымъ знакомъ дайте намъ знать на сторожевой дворъ.
   1-й часовой. Слушаю, сержантъ (Сержантъ уходитъ). Такъ-то принуждены бѣдные солдаты сторожить впотемкахъ, на холодѣ и на дождѣ, въ то время, какъ друг³е спятъ въ своихъ покойныхъ постеляхъ.
  

Входятъ Тольботъ, Бедфордъ, герцогъ Бургундск³й и солдаты съ лѣстницами и похороннымъ барабаннымъ боемъ.

  
   Тольботъ. Лордъ регентъ и грозный герцогъ Бургундск³й, близость котораго сдружила съ нами земли Артуа. Валлона и Пикард³и, въ эту счастливую для нихъ ночь французы, цѣлый день веселивш³еся и пировавш³е, воображаютъ, что они въ полной безопасности; воспользуемся-же этимъ случаемъ, какъ благопр³ятнымъ для того, чтобы отплатить имъ за ихъ обманъ, подстроенный коварствомъ и гнуснымъ колдовствомъ.

Другие авторы
  • Сырокомля Владислав
  • Романов Олег Константинович
  • Плеханов Георгий Валентинович
  • Сатин Николай Михайлович
  • Певцов Михаил Васильевич
  • Ершов Петр Павлович
  • Фиолетов Анатолий Васильевич
  • Бирюков Павел Иванович
  • Бычков Афанасий Федорович
  • Шполянские В. А. И
  • Другие произведения
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Студент
  • Минченков Яков Данилович - Левитан Исаак Ильич
  • Михайлов Михаил Ларионович - Песни о неграх (из Лонгфелло). Примечание переводчика
  • Страхов Николай Николаевич - Из писем
  • О.Генри - Своеобразная гордость
  • Богданович Ангел Иванович - Мужики г. Чехова. - "В голодный год Вл. Короленко".
  • Дорошевич Влас Михайлович - Оперетка
  • Писемский Алексей Феофилактович - Подкопы
  • Туган-Барановская Лидия Карловна - Фридерик Шопен. Его жизнь и музыкальная деятельность
  • Эрберг Константин - (Воспоминания об И. Ф. Анненском)
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 180 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа