Главная » Книги

Шекспир Вильям - Король Генрих V, Страница 15

Шекспир Вильям - Король Генрих V


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

nbsp;             Представивъ вамъ все, что случилось раньше,
             Еще разъ вамъ напомнимъ, что все это
             Уже прошло. А вы, за сокращенья
             Насъ извинивъ, отдайтесь вновь мечтамъ,
             Чтобъ васъ несли къ французскимъ берегамъ.

(Уходитъ).

  

ЯВЛЕН²Е I.

Франц³я. Англ³йск³й сторожевой постъ.

Входятъ Флюелленъ и Гоуеръ.

   Гоуеръ. Да, вы правы; но зачѣмъ же на васъ сегодня порей? Давидовъ день прошелъ.
   Флюелленъ. Взегда и во вземъ находятся свои причины и поводы; и я скашу вамъ это, какъ другу, капитэнъ Гоуеръ. Этотъ подлый оборвышъ, вшивый, дрянной хвастунишка Пистоль, завсѣмъ ничего не стоющ³й каналья, какъ вы зами и весь свѣтъ снаете, пришелъ вчера ко мнѣ и принесъ мнѣ золи и хлѣба и предлошилъ мнѣ это зъѣсть съ моимъ пореемъ. - А пыло это въ такомъ мѣстѣ, что я не могъ садать ему. Но я теперь посволю себѣ смѣлость нозить мой порей, пока встрѣчу его опять, и тогда я выскашу ему кое-как³я пошелан³я.
  

Входитъ Пистоль.

  
   Гоуеръ. Глядите, вотъ и онъ самъ; раздулся словно индюкъ.
   Флюелленъ. Я не позмотрю на его расдутый собъ.- Спаси васъ Господи, подпрапорщикъ Пистоль, пакостный, вшивый каналья! Спаси васъ Господи!
  
                       Пистоль.
  
             Съ ума сошелъ ты, песъ троянск³й! Хочешь,
             Чтобъ Парки ткань смертельную порвалъ я?
             Прочь съ глазъ моихъ! Меня тошнитъ отъ вони
             Порея твоего!
  
   Флюелленъ. А я прошу васъ отъ взего зердца, вы пакостный, вшивый каналья, чтопы вы исволили по моему шелан³ю и приглашен³ю и трепован³ю скушать этотъ порей. Потому что, видите-ли, вы его не мошете терпѣть и ваши наклонности и аппетитъ и пищеварен³е завсѣмъ не вынозять порея; потому именно, видите-ли, я и прошу васъ скушать его.
  
                       Пистоль.
  
             Самъ Кадвалландеръ съ козами своими
             Меня не принудитъ!
  
   Флюелленъ. Такъ вотъ вамъ одну косу! (бьетъ его). Угодно вамъ, пакостный каналья, скушать?
   Пистоль. Троянецъ злополучный, ты умрешь!
   Флюелленъ. Правда ваша, мерзк³й каналья, умру, когда Господу угодно пудетъ. А пока я прошу васъ замихъ жить и кушать на сдоровье,- вотъ вамъ и приправа къ этому плюду! (бьетъ его). Вы меня вчера насывали горнымъ косломъ, а я сегодня пошалую васъ въ кавалеры луши. Прошу-ше васъ, кушайте! Ешели вы мошете смѣяться надъ пореемъ, такъ мошете и покушать порея.
   Гоуеръ. Ну, будетъ, капитанъ; онъ и такъ совсѣмъ упалъ духомъ.
   Флюелленъ. Пусть покушаетъ моего порея, говорю я, не то я пуду колотить его по пашкѣ хоть четыре дня.- Кушайте, говорятъ вамъ, это хорошо для вашихъ свѣшихъ ранъ и кровяной пѣтушьей грепенки.
   Пистоль. Такъ неужель мнѣ ѣсть?!
   Флюелленъ. Непремѣнно, и песовзякихъ замнѣн³й и вопрозовъ и двузмысленностей.
  
                       Пистоль
  
             Клянусь пореемъ, отомщу жестоко!...
             Я ѣмъ, я ѣмъ-же! И - клянусь!
  
   Флюелленъ. Кушайте, прошу васъ. А то не шелаете-ли еще приправы къ порею? Да и порея не мало-ли для вашей клятвы?
   Пистоль. Дай хоть вздохнуть дубинкѣ! Видишь, ѣмъ!
   Флюелленъ. На сдоровье, мерск³й каналья, на сдоровье! Нѣтъ, я прошу, ничего не просать, пошалуйста! И шелуха годится для вашей расбитой пѣтушьей грепенки. Теперь, когда вы потомъ увидите порей, смѣйтесь надъ нимъ, пошалуйста. Я ничего не скашу.
   Пистоль. Ну, хорошо!
   Флюелленъ. Да, порей очень хорошъ.- А вотъ вамъ грошъ на перевяску вашей распитой башки.
   Пистоль. Мнѣ грошъ? Мнѣ?Мнѣ?
   Флюелленъ. Именно, и вы должны его всять, а не то у меня въ карманѣ есть еще порей для васъ.
   Пистоль. Твой грошъ беру въ задатокъ мести!
   Флюелленъ. Ешели я вамъ что-нибудь долшенъ, я саплачу все сполна тумаками; вы пудете торговать мясомъ и пудете имѣть отъ меня питое мясо. Спаси васъ Господи и исцѣли вашу распитую пашку!

(Уходитъ).

  
                       Пистоль.
  
             Я стѣны ада местью потрясу!
  
   Гоуеръ. Знаете что? Вы просто на просто трусъ и лгунишка! Вы позволили себѣ глумиться надъ стариннымъ обычаемъ, который обязанъ своимъ возникновен³емъ достойному памяти случаю; но когда дошло до дѣла, вы не осмѣлились постоять за себя. Я ужъ нѣсколько разъ замѣчалъ, что вы насмѣхаетесь надъ этимъ достойнымъ человѣкомъ. Вы думали, что если онъ плохо владѣетъ англ³йскимъ языкомъ.такъ плохо владѣетъ и англ³йской дубинкой; теперь вы видите, что дали маху. Желаю, чтобы валл³йск³й кулакъ научилъ васъ, какъ прилично вести себя англичанину. Прощайте! (Уходитъ).
  
                       Пистоль.
  
             Иль собирается Фортуна стать
             ²езавелью для меня? Недавно
             Узналъ о смерти Нель, что умерла
             Французскою болѣзнью въ госпиталѣ,-
             Итакъ, простите радости свиданья!
             Старѣю я, и выбиваютъ честь
             Дубинкой изъ моихъ усталыхъ членовъ.
             Попробую стать своднею, да кстати
             И легкимъ на руку карманнымъ воромъ.
             Украдкой въ Англ³ю сбѣгу, чтобъ красть.
             Прикрою пластыремъ всѣ синяки
             И стану клясться: "Эти раны мнѣ
             Нанесены французомъ на войнѣ!"

(Уходитъ).

 []

  

ЯВЛЕН²Е II.

Труа въ Шампани. Покой во дворцѣ французскаго короля.

Король Генрихъ, Бедфордъ, Глостеръ, Эксетеръ, Варвикъ, Вестморлэндъ и свита; король Карлъ, королева Изабелла, принцесса Екатерина, Алиса, придворные кавалеры и дамы, герцогъ Бургундск³й и его свита - входятъ съ разныхъ сторонъ.

                       Король Генрихъ.
  
             Насъ свелъ здѣсь миръ, и миръ да будетъ съ нами!
             Привѣтъ вамъ, братъ нашъ, Франц³и монархъ!
             И вамъ, сестра!- Принцессѣ и кузинѣ
             Прекрасной нашей всякихъ благъ желаемъ!-
             Какъ вѣтвь и члена царственнаго дома,
             Привѣтствуемъ и васъ, Бургундск³й герцогъ,
             Кому обязаны мы этой встрѣчей.-
             Привѣтъ мой всѣмъ вамъ, принцы и дворяне!
  
                       Король Карлъ.
  
             Добро пожаловать! Мы рады видѣть
             Васъ, царственный нашъ братъ! - И вы, милорды,
             Добро пожаловать!
  
                       Королева Изабелла.
  
                       Да принесетъ
             Намъ этотъ день пр³ятнаго свиданья
             Так³е-же отрадные плоды,
             Какъ намъ отрадно свѣтлый взоръ вашъ видѣть,
             Тотъ взоръ, что во французовъ до сихъ поръ
             Металъ уб³йственный огонь, разилъ
             Какъ василиска взглядъ; мы уповаемъ,
             Что нынѣ онъ свой ядъ совсѣмъ утратилъ,
             И злобу и вражду замѣнитъ дружба.
  
                       Король Генрихъ.
  
             Аминь! Мы съ этой цѣлью и явились.
  
                       Королева Изабелла.
  
             Привѣтъ мой вамъ, англ³йск³е милорды!
  
                       Герцогъ Бургундск³й.
  
             Примите мой почтительный привѣтъ,
             Велик³е монархи! Я старался -
             Какъ вѣдомо обоимъ государямъ -
             По мѣрѣ силъ моихъ и разумѣнья,
             Отъ сердца чистаго, подвигнуть ваши
             Величества на мирное свиданье;
             Теперь, когда успѣхомъ увѣнчались
             Старан³я мои,- лицомъ къ лицу
             Съ привѣтомъ на устахъ сошлись монархи,-
             Да не впаду въ немилость я, спросивъ:
             Как³я-жъ есть препятств³я, помѣхи,
             Чтобъ искалѣченный, несчастный миръ,
             Искусствъ, наукъ, богатства, плодородья
             И радостей семейныхъ покровитель,
             Не смѣлъ поднять прекраснаго чела
             Въ прекраснѣйшемъ изъ всѣхъ садовъ вселенной,
             Во Франц³и? Увы, давно, давно
             Онъ отлетѣлъ изъ Франц³и злосчастной!
             На тучныхъ пашняхъ на корню сгниваютъ
             Роскошные хлѣба, и виноградъ -
             Сердецъ услада - сохнетъ безъ подрѣзки.
             Живыя изгороди одичали,
             Вѣтвями обросли, напоминая
             Нестриженныхъ, небритыхъ заключенныхъ;
             Поля подъ паромъ заросли бурьяномъ,
             Болиголовомъ, сорною травой,
             А плугъ, что долженъ бы ихъ вырвать съ корнемъ,
             Ржавѣетъ отъ бездѣйств³я; луга,
             Что кормовыми травами пестрѣли,
             Устали ждать косцовъ и облѣнились, -
             Ихъ лоно тучное теперь взрощаетъ
             Лишь бѣлену, крапиву, да лопухъ;
             Ни красоты, ни пользы нѣтъ отъ нихъ!
             И, какъ сады, луга и пашни наши,
             Заброшены и наши очаги;
             И мы и дѣти наши закоснѣли
             Въ невѣжествѣ; досуга больше нѣтъ
             Для тѣхъ наукъ, что красили страну.
             Какъ дикари, какъ варвары-солдаты,
             Живемъ теперь: иныхъ и мыслей нѣтъ,
             Какъ о войнѣ, о крови; грубы рѣчи,
             Угрюмы лица, жалки одѣянья,
             И безурядица во всемъ царитъ.-
             Васъ здѣсь свело желанье все исправить,
             Возстановить въ странѣ былой порядокъ;
             Благоволите-жъ выяснить причины,
             Что миру благодатному мѣшаютъ
             Смѣнить всѣ эти бѣдств³я и снова
             Дарами насъ своими осыпать.
  
                       Король Генрихъ.
  
             Но если такъ желаете вы мира,
             Несущаго съ собой конецъ всѣмъ бѣдамъ,
             Описаннымъ такъ ярко вами, то
             Его должны купить согласьемъ полнымъ
             На всѣ услов³я мои. По пунктамъ
             Они изложены, и вамъ врученъ
             Ихъ кратк³й перечень.
  
                       Герцогъ Бургундск³й.
  
                       Они извѣстны
             Монарху Франц³и, но онъ пока
             На нихъ еще не можетъ дать отвѣта.
  
                       Король Генрихъ.
  
             А между тѣмъ отъ этого отвѣта
             Зависитъ миръ, который вамъ такъ дорогъ.
  
                       Король Карлъ.
  
             Успѣли мы лишь пробѣжать условья;
             Но если вамъ угодно будетъ выбрать
             Кого нибудь изъ вашихъ приближенныхъ*
             Для обсужден³я совмѣстно съ нами
             Услов³й вашихъ, то мы не замедлимъ
             Вамъ дать рѣшительный отвѣтъ.
  
                       Король Генрихъ.
  
                             Согласны.-
             Любезный дядя Эксетеръ, братъ Кларенсъ,
             И вы, братъ Глостеръ, Варвикъ, Гунтингдонъ,
             Идите съ королемъ. Даемъ вамъ право
             За насъ скрѣплять, мѣнять и добавлять
             Услов³я, какъ вамъ вашъ умъ подскажетъ
             Для пользы родины и чести нашей.
             А мы заранѣе все утверждаемъ.-
             Угодно-ль будетъ царственной сестрѣ
             За королемъ послѣдовать иль съ нами
             Остаться здѣсь?
  
                       Королева Изабелла.
  
                       Позвольте мнѣ пойти,
             Любезный братъ. Быть можетъ, пригодится
             Тамъ голосъ женщины, чтобы смягчить
             Излишнюю суровость притязан³й.
  
                       Король Генрихъ.
  
             Такъ пусть кузина здѣсь побудетъ съ нами.
             Она - одно изъ главныхъ притязан³й,
             Которыми я обусловилъ миръ.
  
                       Королева.
  
             Пускай останется.

(Всѣ, кромѣ короля Генриха, принцессы Екатерины и Алисы, уходятъ).

 []

  
                       Король Генрихъ.
  
                       О, Катарина!
             Прекрасная, прекраснѣйшая въ м³рѣ!
             Ты не подскажешь-ли солдату слово,
             Что къ сердцу дѣвушки нашло бы путь
             И о любви его ей разсказало!
  
   Екатерина. Ваше величество смѣетесь на меня; я не умѣю по англ³йски.
   Король Генрихъ. Прекрасная Катарина! Только полюби меня всѣмъ своимъ французскимъ сердцемъ и признайся мнѣ въ этомъ хоть на самомъ ломаномъ англ³йскомъ языкѣ,- я буду счастливъ! Можешь ли ты полюбить меня такимъ, какимъ я тебѣ кажусь?
   Екатерина. Я не знаю это: какимъ я тебѣ кажусь?
   Король Генрихъ. О, ты-то кажешься мнѣ ангеломъ!
   Екатерина (Алисѣ). Que dit-il? Que je suis semblable aux anges?
   Алиса. Oui, vraiment, sauf vostre grâce, ainsi dit-il.
   Король Генрихъ. Да, я такъ сказалъ, безцѣнная Катарина, и могу, не краснѣя, повторить.
   Екатерина. O, bon Dieu! Les langues des hommes sont pleines des tromperies.
   Король Генрихъ (Алисѣ). Что она говоритъ, красавица? Что у мужчинъ лжи      вый языкъ?
   Алиса. Oui, что языки мужчинъ наполнены лживостью; это говоритъ принцесса.
   Король Генрихъ (въ сторону). Ну, принцесса говоритъ лучше по англ³йски!- (Вслухъ). Право, Кэтъ, я такой женихъ, котораго не трудно понять. И я даже радъ, что ты не знаешь лучше по англ³йски, а то, пожалуй, нашла бы, что я слишкомъ ужъ простъ для короля, или подумала бы, что я только недавно продалъ свою ферму, чтобы купить корону. Я не мастеръ объясняться въ любви, не умѣю ворковать, а просто скажу: я люблю тебя! И если тебѣ захочется, чтобы я пошелъ еще дальше простого отвѣта на вопросъ: искренно-ли?- пропало все мое сватовство. Такъ отвѣчай-же, что любишь меня, протянемъ другъ другу руки, и дѣло съ концомъ.- Что вы скажете на это, лэди?
   Екатерина. Sauf vostre honneur, меня понятно хорошо.
   Король Генрихъ. Право, если бы ты заставила меня воспѣвать тебя въ стихахъ или танцовать съ тобою, я бы пропалъ. Я ничего не смыслю ни въ риѳмахъ, ни въ размѣрѣ, а въ танцахъ никакъ не могу попасть въ тактъ, хотя по части того, что-бы попадать въ противника, я не изъ послѣднихъ. Вотъ, если бы я могъ плѣнить дѣвушку игрой въ чехарду или ловкимъ прыжкомъ въ сѣдло въ полномъ вооружен³и, я бы разомъ - прости за хвастовство! - вспрыгнулъ на брачное ложѣ. Или доведись мнѣ подраться на кулачкахъ за мою возлюбленную, или прогарцевать въ честь ее на конѣ, я бы работалъ кулаками что твой мясникъ и сидѣлъ бы на конѣ, какъ мартышка, которую ни за что не стрясешь съ сѣдла. Но, ей-богу, Кэтъ, я не мастеръ строить умильные рожи, краснорѣчиво вздыхать и затѣйливо увѣрять въ своей любви; я умѣю только давать самые простые клятвы, которыхъ никогда не даю безъ нужды и не нарушаю даже по нуждѣ. Можешь ли ты, Кэтъ, полюбить молодца такого закала, лицо котораго даже недостойно загара, и который если и заглядываетъ въ зеркало, то отнюдь не изъ любви къ тому, что онъ тамъ видитъ. Если можешь, то сумѣй взглянуть на него такъ, чтобы онъ пришелся тебѣ по вкусу. Я говорю съ тобой начистоту, по-солдатски; можешь полюбить меня, каковъ я есть, такъ бери меня; а нѣтъ, то... Да, если я скажу, что умру, это будетъ правда, но если я скажу, что умру отъ любви, - нѣтъ! А все-таки я люблю тебя искренне. И право, Кэтъ, совѣтую тебѣ взять въ мужья человѣка простого, вѣрнаго, хоть и безъ лоска. Такой поневолѣ будетъ цѣнить тебя,- гдѣ ужъ ему искать успѣха у другихъ! А то эти молодчики съ ихъ неистощимымъ краснорѣч³емъ, умѣющ³е ловко вкрасться въ женское сердцѣ своими стишками, такъ же ловко умѣютъ и увильнуть изъ него. О, все всѣ эти краснобаи - пустые болтуны, а риѳмы - дингъ-дангъ, звукъ пустой! Стройная нога исхудаетъ, прямая спина сгорбится, черная борода посѣдѣетъ, кудрявая голова облысѣетъ, красивое лицо покроется морщинами, свѣтлые глаза потускнѣютъ, но вѣрное сердцѣ, Кэтъ, останется неизмѣннымъ, какъ сол

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 237 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа