Главная » Книги

Шекспир Вильям - Эдуард Iii, Страница 11

Шекспир Вильям - Эдуард Iii


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

div align="justify">  
  Рубите все и всех - добыча ваша!
  
  
  
  Сигнал к наступлению.
   Из города выходят шесть граждан, в одних рубашках, босиком,
  
  
  
  с веревками на шеях.
  
  
  
  
  Граждане
  
  
  Пощады, милосердный государь!
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Пощады запросили, негодяи?
  
  
  Я глух к моленьям вашим. Барабаны!
  
  
   Барабаны бьют наступление.
  
  
  Мечи долой!
  
  
  
   Первый гражданин
  
  
  
   Могучий повелитель,
  
  
  Повремени и выслушай, что скажем!
  
  
  Мы к слову королевскому взываем:
  
  
  Двухдневный срок еще не миновал -
  
  
  И мы пришли, готовые подвергнуть
  
  
  Себя и карам всяческим, и мукам,
  
  
  Народ бы лишь трепещущий спасти.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Двухдневный срок? Да, я его назначил,
  
  
  Но требовал при этом, чтоб с повинной
  
  
  Ко мне явились шесть знатнейших граждан.
  
  
  А вы-то кто? Холопы, может статься?
  
  
  Преступники, грабители морские,
  
  
  Которых, если б строгость в нас умолкла,
  
  
  На казнь бы, все равно, пришлось вести?
  
  
  Нет, нет! Вам ложью нас не оплести.
  
  
  
   Второй гражданин
  
  
  То солнце, грозный государь, что гаснет
  
  
  На западе сейчас, нас видит горем
  
  
  Униженных; но в утреннем багрянце
  
  
  Оно сияло нам, как знатным людям.
  
  
  Когда мы лжем, пусть нас Господь накажет.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Коль так, то обещанье наше в силе
  
  
  Останется: займем мы город мирно;
  
  
  Но вы на снисхожденье не надейтесь.
  
  
  Как наше правосудие решило,
  
  
  Вкруг стен тела проволокутся ваши
  
  
  И будут четверованы мечом.
  
  
  Наш приговор, солдаты, исполняйте!
  
  
  
   Королева Филиппа
  
  
  Ах, сжалься над явившими тебе
  
  
  Покорность! Сеять мир - благое дело, -
  
  
  И к Богу приближаются цари,
  
  
  Даруя жизнь и безопасность людям.
  
  
  Желаешь ты быть королем французским -
  
  
  Так береги же подданных своих:
  
  
  Что меч сразил иль пламя истребило,
  
  
  То нашим достояньем уж не будет.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Хотя и учит опыт нас, что мир
  
  
  Тогда лишь благоденствие приносит,
  
  
  Когда в конец истреблено все злое;
  
  
  Но для того, чтоб стало всем известно,
  
  
  Как, силою меча других смиряя,
  
  
  Мы и в себе смирять умеем страсти, -
  
  
  Да будет, как желаешь ты, Филиппа:
  
  
  Пускай живут и славят нашу милость,
  
  
  Тиранство же пускай грозит тиранству.
  
  
  
  
  Граждане
  
  
  Пошли Господь вам счастья, государь!
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Вы можете вернуться: если вашу
  
  
  Любовь снискал я этим добрым делом,
  
  
  То докажите мне и вашу верность.
  
  
  
   Граждане уходят.
  
  
  Теперь бы нам узнать о положении
  
  
  Военных дел: тогда бы мы войска
  
  
  На зимнюю стоянку разместили.
  
  
  Кто это к нам идет?
  
  
   Входят Копленд и король Давид.
  
  
  
  
  Дерби
  
  
  
  
  
  Копленд, милорд,
  
  
  И с ним Давид, король шотландский.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  
  
  
  
  
  Это ль
  
  
  Тот северный - спесивый, дерзкий - сквайр,
  
  
  Что пленника не выдал королеве?
  
  
  
  
  Копленд
  
  
  Я сквайр, милорд, - но дерзким и спесивым,
  
  
  Сдается мне, я не был никогда.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Так почему же ты с таким упорством
  
  
  Противился желанью королевы?
  
  
  
  
  Копленд
  
  
  Тут не было упорства, повелитель,
  
  
  А действовали право и закон:
  
  
  Я короля пленил в единоборстве
  
  
  И, как солдат, ни с кем не пожелал
  
  
  Заслуженным отличием делиться.
  
  
  По вашему ж приказу не замедлил
  
  
  Копленд прибыть во Францию и вам
  
  
  Отдать поклон плодом своей победы.
  
  
  Прими же, государь высокочтимый,
  
  
  Усердных рук мое приобретенье,
  
  
  Которое давно ты получил бы,
  
  
  Когда б изволил дома находиться.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Но, все же, повеленья государя
  
  
  От имени его ты не исполнил.
  
  
  
  
  Копленд
  
  
  Я имя чту, но больше чту лицо:
  
  
  Во всем покорный имени, смиренно
  
  
  Перед лицом колени я склоняю.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Уж положи, Филиппа, гнев на милость:
  
  
  И он и речь его мне по душе;
  
  
  Кто, совершая подвиги, от славы,
  
  
  Ему принадлежащей, отречется?
  
  
  Как реки все стремятся к морю, так
  
  
  Стремится к королю Копленда верность.
  
  
  Склонись же, сквайр, и рыцарем восстань;
  
  
  А чтоб свой сан ты соблюдал достойно,
  
  
  Дарю тебе пять тысяч марок в год.
  
  
  
   Входит Солсбэри.
  
  
  Здорово, лорд. Что нового в Бретани?
  
  
  
  
  Солсбэри
  
  
  Бретань - твоя, великий государь:
  
  
  Граф Иоанн Монфор, ее правитель,
  
  
  Твоей державной власти подчиняясь,
  
  
  Тебе свою корону посылает.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Благодарим за службу, храбрый лорд;
  
  
  Мы у тебя в долгу.
  
  
  
  
  Солсбэри
  
  
  
  
   Но после этой
  
  
  Отрадной вести, государь, я должен,
  
  
  На скорбный лад свой голос перестроив,
  
  
  О горестных событиях вещать.
  
  
  
  
  Эдуард
  
  
  При Пуатье разбиты? Или принцу
  
  
  Не устоять перед врагом сильнейшим?
  
  
  
  
  Солсбэри
  
  
  Да, именно. Когда я с сорока
  
  
  Сподвижниками верными своими
  
  
  И с грамотой охранной от дофина
  
  
  На поле битвы к принцу пробирался,
  
  
  Отрядом копьеносцев были взяты
  
  
  Мы в плен и к королю приведены.
  
  
  Добычею довольный, приказал он
  
  
  Нам головы снести долой тотчас же -
  
  
  И всем бы нам конец, когда б от казни
  
  
  Нас не избавил герцог, благородством
  
  
  Значительно отца превосходящий.
  
  
  А Иоанн промолвил нам вдогонку:
  
  
  Пусть ваш король, что нужно, приготовит
  
  
  Для погребенья принца; меч над ним
  
  
  Уж занесен - да и с отцом скорее
  
  
  Сочтемся мы, чем он предполагает.
  
  
  Мы молча удалились, унося
  
  
  Отчаянье в сердцах и взорах. Быстро
  
  
  Достигли мы высокого холма -
  
  
  И наша скорбь, хотя она и раньше
  
  
  Была сильна, сильнее втрое стала,
  
  
  Чуть в истине пришлось нам убедиться;
  
  
  Там, государь, - о, там расположение
  
  
  Обеих армий нам предстало ясно.
  
  
  Кольцом идут французские траншеи,
  
  
  А каждое открытое местечко
  
  
  Заполнено орудиями густо.
  
  
  Вот десять тысяч конницы ретивой,
  
  
  За нею вдвое больше копьеносцев,
  
  
  Подалее - из луков смертоносных
  
  
  Искусные стрелки, а посредине,
  
  
  Как белая на небосклоне точка,
  
  
  Как пузырек, на океане всплывший,
  
  
  Как лиственная ветвь в лесу сосновом,
  
  
  Как на цепи медведь, - наш принц прекрасный,
  
  
  Готовый каждый миг к тому, что будет
  
  
  Французскими собаками растерзан.
  
  
  И начался вдруг смертный перезвон:
  
  
  Пальба пошла такая, что под нами
  
  
  С протяжным гулом холм заколыхался.
  
  
  Вот и труба; за ней другая, третья;
  
  
  Войска сошлись; когда же мы не в силах
  
  
  Уж были различать, где друг, где недруг
  
  
  (Так все перемешалось и слилось), -
  
  
  Тогда застлала взоры нам слезами
  
  
  Мрачнее дыма черного кручина.
  
  
  Боюсь, чтоб не был мой рассказ - рассказом
  
  
  О полном пораженье Эдуарда.
  
  
  
   Королева Филиппа
  
  
  Таков-то мне от Франции привет!
  
  
  Зачем же я о встрече с милым сыном
  
  
  Лелеяла мечту! О Нэд бесценный!
  
  
  Уж лучше б матери твоей лежать
  
  
  На дне морском, не зная тяжкой скорби!
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Филиппа, успокойся: не слезами
  
  
  Вернуть нам сына, если он погибнет.
  
  
  Утешься, милая, как я, надеждой
  
  
  На адское, неслыханное мщенье.
  
  
  Да, я о погребенье позабочусь:
  
  
  Всей Франции вельможи облекутся
  
  
  В печальные одежды и до капли
  
  
  Кровавыми слезами изойдут;
  
  
  На их костях воздвигнется гробница,
  
  
  От городов их пепел путь усыплет,
  
  
  В колокола их глотки превратятся
  
  
  И, вместо факелов могильных, будут
  
  
  Сто пятьдесят их башен пламенеть,
  
  
  Пока не перестанем мы скорбеть.
  
  
  
   Трубы снаружи.
  
  
  
   Входит герольд.
  
  
  
  
  Герольд
  
  
  Возрадуйся и царствуй, государь!
  
  
  Несокрушимый Эдуард, принц Уэльский,
  
  
  Наперсник мощный Марса в ратном деле,
  
  
  Гроза французов и отчизны слава,
  
  
  Сюда, как триумфатор римский, едет,
  
  
  А у стремян его идет смиренно
  
  
  Плененный Иоанн Французский с сыном:
  
  
  Корону принц тебе везет, чтоб ею
  
  
  Венчался ты как Франции король.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Довольно: осуши глаза, Филиппа!
  
  
  Приветствуйте Плантагенета, трубы!
  
  Громкие трубы. Входят принц Уэльский, Одлей, Артуа
  
  
   с королем Иоанном и Филипп.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Как снова обретенная утрата,
  
  
  Мой сын живит родительское сердце,
  
  
  Лишь миг назад скорбевшее по нем.
  
  
  (Спешит к принцу и обнимает его.)
  
  
  
   Королева Филиппа
  
  
  Вот все, что в силах сделать я.
  
  
  
   (Целует принца.)
  
  
  
  
  
  
   Восторг
  
  
  Моей души меня лишает речи.
  
  
  
   Принц Уэльский
  
  
  Вручаю дар тебе, отец державный.
  
  
  (Передает ему корону короля Иоанна.)
  
  
  Пусть эта драгоценная награда,
  
  
  Добытая с опасностью не меньшей,
  
  
  Чем что-либо доныне добывалось, -
  
  
  Тебя в правах законных восстановит,
  
  
  Двух пленников тебе вручаю также,
  
  
  Виновников главнейших нашей распри.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Вы, Иоанн Французский, верны слову:
  
  
  Сказали, что прибудете скорее,
  
  
  Чем мы предполагаем, - так и вышло;
  
  
  А сделали бы раньше это - сколько
  
  
  В сохранности стояло б городов,
  
  
  Теперь дотла разрушенных! И сколько
  
  
  Спасли бы человеческих вы жизней,
  
  
  Безвременно погибших!
  
  
  
   Король Иоанн
  
  
  
  
  
  Эдуард!
  
  
  Чего нельзя вернуть - о том ни слова;
  
  
  Скажи, какой ты выкуп назначаешь?
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  О выкупе речь впереди; сначала
  
  
  Ты в Англию отправишься, чтоб видеть,
  
  
  Какая там нас встреча ожидает:
  
  
  Наверно уж она не будет хуже
  
  
  Того, что мы во Франции нашли.
  
  
  
   Король Иоанн
  
  
  Проклятый человек! Вот - предсказание:
  
  
  Я дал ему иное толкование.
  
  
  
   Принц Уэльский
  
  
  Склонись, отец, на просьбу Эдуарда.
  
  
  
  (Преклоняет колени.)
  
  
  Тебя, чья милость мне была охраной,
  
  
  Чьей волей избран я всю нашу силу
  
  
  Явить врагам, - тебя я умоляю:
  
  
  Дозволь, чтоб и другие также принцы,
  
  
  На острове увидевшие свет,
  
  
  Могли себя победами прославить;
  
  
  А что меня касается, пускай бы
  
  
  И этих ран кровавых, и тяжелых,
  
  
  Без отдыха, ночей, и ярых стычек,
  
  
  Мне гибелью грозивших непрестанно,
  
  
  И холода, и зноя было больше
  
  
  Хоть в двадцать раз - в пример моим потомкам,
  
  
  Чтоб их сердца исполнились отвагой
  
  
  И чтоб они не Франции одной,
  
  
  А всем, какие есть на свете, странам,
  
  
  Которым на себя навлечь пришлось бы
  
  
  Наш справедливый гнев, - лишь смертоносным
  
  
  Оружием блеснув на их глазах,
  
  
  Могли внушить неодолимый страх.
  
  
  
   Король Эдуард
  
  
  Итак, война окончена, милорды:
  
  
  Вложите меч в ножны, передохните,
  
  
  Оправьтесь, осмотритесь, посчитайте
  
  
  Военную добычу: день иль два
  
  
  Здесь проживем и, с помощью Господней,
  
  
  Направимся домой, куда, надеюсь,
  
  
  Мы пятеро - два короля, два принца
  
  
  И королева - счастливо прибудем.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   КОММЕНТАРИИ
  В отличие от многих других сомнительных пьес, "Эдуарда III" никогда не приписывали Шекспиру при его жизни. Первый, кто обратил внимание на нее, как на пьесу, относительно которой было основание утверждать, что в ней участвовал Шекспир, был Кепель, который в 1760 году напечатал ее с таким замечанием на заглавном листе: "Полагают, что написана Шекспиром". Стивенс принял это мнение Кепеля так холодно, что о нем не было речи вплоть до 1836 года, когда Людвиг Тик перевел "Эдуарда III" в числе "Четырех драм Шекспира".
  Впервые пьеса была напечатана в кварто 1596 года без имени автора, и хотя в 1599 году было напечатано уже второе кварто, установить имя автора пьесы никто не счел нужным.
  Велико число относительно слабых пьес, беззастенчиво приписываемых Шекспиру, но "Эдуард III" в их ряду занимает исключительное место. В разное время Шекспиру приписывалось 15 пьес: 1) "Суд Париса"; 2) "Арден Фивершэм"; 3) "Джордж Грин"; 4) "Локрин"; 5) "Эдуард III"; 6) "Мусе- дор"; 7) "Сэр Джон Олдкастл"; 8) "Томас, лорд Кромвель"; 9) "Веселый Эдмонтонский черт"; 10) "Лондонский блудный сын"; 11) "Пуританин или вдова с Ватлинговой улицы";

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 233 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа