Главная » Книги

Семенов Петр Николаевич - Митюха Валдайский, Страница 3

Семенов Петр Николаевич - Митюха Валдайский


1 2 3 4 5

смилуйся хоть над самим собою,
  
  
  Иль разойдемся все отсюдова как раз.
  
  
  Ну, что ты сделаешь тогда один без нас:
  
  
  Вить ямщики тебе и ребра поломают.
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Да эти пустяки меня не испугают!
  
  
  Хотите, вижу я, вы на попятный двор,
  
  
  А виноват во всем Андрюшка - шельма, вор.
  
  
  Все это он, злодей, один накуролесил.
  
  
  О! если бы я мог, то я б его повесил!
  
  
  Оставьте нас одних, когда хотите вы,
  
  
  Чтоб старшей не было над вами головы.
  
  
  Валите через пень, безмозглые, колоду,
  
  
  Побейте вы меня Архипычу в угоду;
  
  
  Коль хочется из вас кому пяти рублей,
  
  
  Тот подойди ко мне и скулы мне разбей.
  
  
  Жених Аксютушкин! ступай, дерись со мною,
  
  
  Но коль я жив - она не будет за тобою.
  
  
  
  
  Андрюшка
  
  
  Митюха! долго, брат, я слушал и терпел
  
  
  И долго на тебя сквозь пальчики смотрел.
  
  
  Я время дал тебе и смалчивал нарочно,
  
  
  Когда меня бранил ты, брат, преузорочно.
  
  
  Теперь моя, слышь ты, настала череда.
  
  
  Я вижу, ты привык ругаться завсегда;
  
  
  Спасибо, не хочу здесь оставаться доле.
  
  
  Приходит невтерпеж, мне мочи нету боле.
  
  
  Пойду отсель; но верь, без помощи моей
  
  
  Как раз найдешь конец головушке своей...
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  
  
  
  Прежние, кроме Андрюшки.
  
  
  
  
  Парамошка
  
  
  И нам, родимые, здесь неча оставаться;
  
  
  Нам с этим дураком и ввек не уломаться.
  
  
  Он верную беду уж сам себе избрал;
  
  
  Уйдемте от пего; чтоб черт его побрал!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  
   Митюха и Мишутка.
  
  
  
  
  Мишутка
  
  
  Ну, я не видывал еще такого вора,
  
  
  Каков Андрей! и ты с ним одного провора;
  
  
  Неужели тебя не можно упросить?
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Ну, что ж еще, болван, ты стал меня учить
  
  
  И можешь упрекать.- Андрюшки, что ль, боишься?
  
  
  Ну, так оставь меня и к черту нровалися.
  
  
  
  
  Мишутка
  
  
  За что ж сердчаешь ты, коль хошь - я замолчу.
  
  
  Вить, кажется, тебе ж я доброго хочу;
  
  
  И докажу тебе мою, коль хочешь, дружбу.
  
  
  Идешь на драку ты, и я иду с тобой;
  
  
  И всюду я готов хоть в омут головой.
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  
   (обнимая его)
  
  
  Спасибо, брат, тебе за это; обоймемся,
  
  
  О чем нам унывать, когда мы обойдемся
  
  
  Без целовальников, без этих дураков;
  
  
  Да никоторого из наших батраков
  
  
  Я и без них не дам Архипычу в обиду.
  
  
  Уж я его турну, лишь только в драку выду.
  
  
  Вить не оставит нас с работниками, брат,
  
  
  Терешка-куманек да дядюшка Панкрат;
  
  
  Еще ж дьячок Антроп нам также будет верен,
  
  
  А этот-то один везет, как добрый мерин,
  
  
  Да два племянника: Иваныч и Фаддей;
  
  
  А в драке-то Иван большой руки злодей!
  
  
  Еще ж все, почитай, валдайски горожане.
  
  
  Ну, а у этих, брат, буяны на буяне,
  
  
  И гонит-то буян; уж то-то удальцы,
  
  
  Кого ни поверни, все выдут молодцы!
  
  
  Вить мало ли начел; итак, когда сберем
  
  
  Всех наших-то бойцов да как им поднесем
  
  
  По доброй кружечке хоть травнику, хоть водки,
  
  
  Так и останемся без всякой мы заботки.
  
  
  Миляга! слушай-ка, пожалуйста, сходи,
  
  
  Аксютушки моей везде ты погляди;
  
  
  А ежели найдешь, ей в ножки повалися,
  
  
  Прощения у ней проси мне, и божися,
  
  
  Что я, дискать, ни в чем не виноват пред ней,
  
  
  Что, дискать, виноват во всем пострел Андрей;
  
  
  Проси, чтоб на меня она не осерчалась;
  
  
  Проси, чтобы со мной, как можно, повидалась;
  
  
  Скажи, что без нее на свете тошно жить.
  
  
  Поди, меня ль она захочет погубить?
  
  
  
  
  Мишутка
  
  
  Изволь, все сделаю; тебе то обещаю,
  
  
  И разом я ее, как надо, уломаю...
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
  
  
  Митюха и горожанин.
  
  
  
  
  Горожанин
  
  
  Иваныч-дядюшка!
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  
  
  Что надо? говори...
  
  
  
  
  Горожанин
  
  
  Достались в руки нам изрядны хобары.
  
  
  Мы зимогорьевца сейчас заполонили,
  
  
  Которого вон там в оржаньи захватили.
  
  
  Он было на меже засел, слышь ты, в кусты,
  
  
  Чтобы нас посмотреть порядком, ведашь ты;
  
  
  Да лих, не удалось, оно не так-то было.
  
  
  Не знаю, под живот его, знать, подхватило,
  
  
  Да только громко он, ты ведашь, застонал,
  
  
  А дядя это твой тотчас и услыхал
  
  
  И притаился сам; спустя минуту сроком
  
  
  Он как-то и опять, знаешь, крикнул ненароком,
  
  
  А дядя на голос и цап-царап его,
  
  
  И нас подкликнул всех, уж тут-то мы его
  
  
  Приструнили путем; как надо допросили;
  
  
  Мужик-то хворый был, а то б мы пуще били.
  
  
  Вить хорошо, что он был, ведашь, нездоров.
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Ну, что ж он говорит?
  
  
  
  
  Горожанин
  
  
  
  
  
  Что он из ундеров,
  
  
  Еще на Масленой в отставку отпросился
  
  
  Да в Зимогорьеве у брата поселился;
  
  
  От этого за них теперя и стоит.
  
  
  Смекал было он то, что наших оглядит.
  
  
  Вот все, что знаю я, но наши половые
  
  
  Узнали от него все замыслы дурные,
  
  
  И чаю, что сюда его приволокут.
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Зови же всех сюда.
  
  
  
  
  Горожанин
  
  
  
  
  
  Да вот они идут.
  
  
  
   [(Уходит.)]
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
  
  
  
   Митюха и половые.
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Что вы, ребята, там на сходке присудили:
  
  
  Чтоб мы пошли вперед или чтоб отступили
  
  
  Назад от ямщиков?
  
  
  
  
  Половой
  
  
  
  
   Гадали так и сяк,
  
  
  Хоть много думали, но вышло все пустяк.
  
  
  Гуторили, чтоб нам, полуночной порою,
  
  
  Плотину разломав, остаться за рекою,
  
  
  Чтоб должно ямщикам пуститься было вплавь;
  
  
  Да ундер, обо всем как надо рассказав,
  
  
  Другую думу дал; нам стыдно их бояться!
  
  
  Не за рекой сидеть, а надобно подраться.
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  А что такое он мудреное открыл?
  
  
  
  
  Половой
  
  
  Присяжного слова Архипыч подтвердил,
  
  
  Поставивши тебя всей свалки головою;
  
  
  Песть ссору завсегда божился он с тобою,
  
  
  Доколь твоих костей и ребр не перечтет,
  
  
  Доколе губ, и зуб, и скул не разобьет,
  
  
  А чтоб острастку дать, что не с другого слова
  
  
  Калякал мало ли что про тебя дурного
  
  
  Гуляка-молодец, извозчик Андреян,
  
  
  Который в ту пору как стелька, вишь, был пьян,
  
  
  Дал слово, почитай, пред целым, ведашь, ямом,
  
  
  Что притащит тебя к Архипычу арканом.
  
  
  Неужели терпеть нам экой их задор?
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Чего ж и ждать от них, где все на воре вор!
  
  
  По нет, брат, на аркан небось не попадуся.
  
  
  Я земскому суду бумагой поклонюся.
  
  
  Так он и пришлет к нам десятка два солдат,
  
  
  А мне исправник-то, слышь ты, не супостат.
  
  
  
  
  Половой
  
  
  Эк хорохоришься на них ты по-пустому;
  
  
  В Макарье на торгу такого я содому
  
  
  На рынке не видал; хоть плохо нам во всем,
  
  
  Да так уже и быть - на драку мы пойдем.
  
  
  С тобой все трын-трава, все пустяки, все враки!
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Ай да ребятушки! готовьтеся вы к драке,
  
  
  Сберитесь поскорей вон там за бугорком
  
  
  И, как поправитесь, подайте знак свистком.
  
  
  
   Половые уходят.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
  
  
  
   Митюха и Мишутка.
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Теперь пойду-ка я Аксюту пошуняю;
  
  
  Но вот она идет, что делать - я не знаю.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ОСЬМОЕ
  
  
   Прежние, Аксюта и Марфутка.
  
  
  
  
  Аксюта
  
  
  Насилу я к тебе, Митюха, добрела.
  
  
  Поверишь ли, как я испугана была;
  
  
  Лишь я пришла домой, а мне вдруг ваши бают,
  
  
  Что целовальники тебя все покидают,
  
  
  Что должен ты идти один на целый ям.
  
  
  Мне верить ли тому, скажи теперь ты сам?
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  Да, эта весточка, Аксюта, справедлива.
  
  
  Не ждал я николи и сам такого дива;
  
  
  Вдруг целовальники все сбилися с пахвей *,
  
  
  А делу голова - твой женишок Андрей!
  
  
  Уж экой есть ли где притоманной детина!
  
  
  И пьяница-то он, набойчатый дурак!
  
  
  Да что, и без него мне все, слышь, пусторнак,
  
  
  И без него пойду на цело Зимогорье;
  
  
  Лишь то, Аксютушка, кажись, мне только горе,
  
  
  Что ты, белянушка, не любишь, знать, меня.
  
  
  Ах, светик ты мой, свет, касаточка моя!
  
  
  Когда ты на меня свои прищуришь глазки
  
  
  Иль как-нибудь меня когда давнешь из ласки,
  
  
  По сердцу у меня мурашки и пойдут;
  
  
  Ну словно кипятком меня как обдадут.
  
  
  Какая б ни была, пройдет кручина люта.
  
  
  Да взглянь же на меня, голубушка Аксюта,
  
  
  Хоть глазиком одним, и горе все пройдет.
  
  
  Твой взгляд мне бодрости и смелости дает;
  
  
  Да за тебя, кажись, хоть с кем я подеруся!
  
  
  
  
  Аксюта
  
  
  Митюха, светик мой! ну, право, я боюся,
  
  
  Что ты учнешь один противу ямщиков.
  
  
  Наверно, будешь ты без ребр и без зубов.
  
  
  Послушайся меня, не затевай содома,
  
  
  Мирись с смотрителем, останься лучше дома.
  
  
  Да нет, коль ты уйдешь домой, так ямщики
  
  
  Всю брагу перепьют, разграбят кабаки,
  
  
  Да и того, кажись, еще им будет мало.
  
  
  Всех целовальников сюда я созвала,
  
  
  Они придут...
  
  
  
  
  Митюха
  
  
  
  
  От них что ж хочешь ты?
  
  
  
  
  Аксюта
  
  
  
  
  
  
  
   Не знаю;
  
  
  Но чтоб спасти тебя, завою, зарыдаю;
  
  
  Пусть виноватою пред ними буду я...
  
  
  Но вот они идут.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
  
  Прежние, Андрюшка, Елисей, Парамошка и целовальники.
  
  
  
  
  Аксюта
  
  
  
  
   Родимые друзья!
  
  
  Послушайте меня; сказать по правде-матке,
  
  
  Одна виновна я в случившейся здесь схватке.
  
  
  Готова я за то побои принимать.
  
  
  Вы драться станете, а я вас уверять,
  
  
  Что не хочу никак с Андрюшкою венчаться:
  
  
  Иль за Митюхой быть, иль девкой оставаться!
  
  
  Божусь вам, что и я поставлю на своем.
  
  
  
  
  Андрюшка
  
  
  Иль только ты сюда звала меня затем,
  
  
  Чтобы, тово-вона, ругаться надо мною?
  
  
  
  
  Аксюта
  
  
  Не буду никогда, Андрей, я за тобою:
  
  
  Митюха мой жених, не то, так я божусь,
  
  
  Что в монастырь пойду, не то так удавлюсь!
  
  
  
  
  Андрюшка
  
  
  Коль хочешь ты, чтоб я севодни же с Митюхой
  
  
  Мирился дружески, так ты меня послухай.
  
  
  В последний раз тебе, Аксюта, говорю.
  
  
  
  
  Елисей
  
  
  Послушай, может быть, я вас и помирю.
  
  
  Послушайте меня, сказать вам правду-матку,-
  
  
  Я знаю все дела как надо по порядку,
  
  
  И вам поверить мне, кажися, что не грех.
  
  
  Мне лет за семьдесят, я старее вас всех,
  
  
  И свету, и людей видал уж я довольно.
  
  
  Бывало плохо мне, бывало и привольно,
  
  
  Я все отведывал, и солоно хлебал,
  
  
  Глотал и горькое, и сладкое едал.
  
  
  Ну, следственно, моим словам поверить можно.
  
  
  Итак, послушайте, сперва сказать вам должно,
  
  
  Что я, кажися мне, хоть и не так смышлен,
  
  
  Однако знаю все и грамоте учен,
  
  
  Читал я и Бову *, читал и Еруслана *,
  
  
  Читал историю я Смурого Кафтана *,
  
  
  И Ваньку Каина *, Петра Златых Ключей *,
  
  
  И мало ли еще, вить много дряни сей.
  
  
  Когда мы в Петербург с мукою приезжали,
  
  
  Видал в теятре я, как и комедь ломали
  
  
  Какого-то царя, прозванье позабыл;
  
  
  Хоть много я читал, хоть и в теятре был,
  
  
  Но ни в одной еще того не встретил сказке,
  
  
  Чтоб ссорились свои за девушкины глазки
  
  
  Тогда, как надобно идти в сраженье им;
  
  
  Чтобы к богатырям или царям каким
  
  
  Возили на войну невест, чтобы венчаться.
  
  
  А девкам не в свое не надобно мешаться.
  
  
  Вить как придут они, завоют, заревут,
  
  
  Так вот тебе и блин, и слезки потекут.
  
  
  Чему быть доброму, коль на войне невеста?
  
  
  Вить там, где бьют людей, девишник не у места!
  
  
  А ежели к кому хоть и жена придет -
  
  
  Чего и быть нельзя,- так то произойдет:
  
  
  Разрюмится, свой долг в неволю позабудет;
  
  
  Кто с бабой свяжется, тот бабою сам будет.
  
  
  И чай иной готов такую басню сплесть,
  
  
  Такие чудеса, гляди, и в книгах есть!
  
  
  Итак, Аксютушка, то хоть тебе не нравься,
  

Другие авторы
  • Грот Константин Яковлевич
  • Золотухин Георгий Иванович
  • Воскресенский Григорий Александрович
  • Кукольник Павел Васильевич
  • Гомер
  • Лазарев-Грузинский Александр Семенович
  • Коппе Франсуа
  • Шебуев Николай Георгиевич
  • Лейкин Николай Александрович
  • Плетнев Петр Александрович
  • Другие произведения
  • Развлечение-Издательство - Похититель детей
  • Вейнберг Петр Исаевич - К немецкой свободе (перевод из Гейне)
  • Шевырев Степан Петрович - Путевые впечатления от Москвы до Флоренции
  • Фельдеке Генрих Фон - Генрих фон Фельдеке: биографическая справка
  • Бунин Иван Алексеевич - Снежный бык
  • Хирьяков Александр Модестович - Событие 1-го марта и Лев Николаевич Толстой
  • Добролюбов Николай Александрович - Об издании "Современника" в 1859 году
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Элули, сын Элули
  • Герцен Александр Иванович - Э. Бабаев. "Кто виноват?" и другие повести и рассказы Герцена
  • Герцен Александр Иванович - Дневник 1842-1845
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 260 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа