Главная » Книги

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Говоруны. Комедия И. А. Манна.

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Говоруны. Комедия И. А. Манна.



М.Е. Салтыков-Щедрин

ГОВОРУНЫ.

Комедия в четырех действиях И. А. Манна.

Издание Кожанчикова. СПб. 1868

  
   Собрание сочинений в двадцати томах
   М., "Художественная литература", 1970
   Том девятый. Критика и публицистика (1868-1883)
   Примечания Д. И. Золотницкого, Н. Ю. Зограф, В. Я. Лакшина, Р. Я. Левита, П. С. Рейфмана, С. А. Макашина, Л. М. Розенблюм, К. И. Тюнькина
  

OCR, Spellcheck - Александр Македонский, май 2009 г.

  
  
   Новые идеи решительно мешают спокойствию наших драматургов. Коли хотите, оно и понятно, потому что так называемые старые идеи до того уже затаскались, что ничего из них не выжмешь, ничего на них не выстроишь. Непонятно одно: почему новые идеи, эти кормилицы-поилицы современных витязей Александрийского театра, почти постоянно изображаются ими с самой враждебной, почти омерзительной стороны. Хотя из чувства благодарности не мешало бы поступать несколько осмотрительнее.
   К числу таких неблагодарных принадлежит и г. Манн. Не знаем, сам ли он дошел до познания новых идей или слышал об них от людей посторонних, во всяком случае, они произвели на него самое неблагоприятное впечатление. С тех пор как не стало возможности (разумеется, не в жизни, а на подмостках Александринского театра) выступать перед публикою с консервативною теорией всеобщего оглушения, мир кажется населенным не солидными начальниками отделения, а какими-то не помнящими родства бродягами, которые только о том и сокрушаются, как бы стянуть пирог с прилавка или на даровщинку попрелюбодействовать. И не потихоньку стянуть, не секретным манером пройтись насчет клубнички, как делывали прежние солидные люди, а со взломом, с треском, с разговорами и развитиями, дабы ведали люди, что в этом-то именно и замыкаются те новые идеи, которые перешли к нам по прямой линии от начальников отделения.
   Вопрос о собственности, вопрос о семейном начале, вопрос о правах женщины - ничто не чуждо нашим чутким и впечатлительным драматургам. Около всякого вопроса они найдут возможность пожужжать, со всякого снимут хоть капельку меда. Конечно, этот мед не бог знает какой душистый (мед дикий), но тут не в качестве дело, а в количестве. Наберут они этого меда ровно столько, сколько нужно, чтобы настряпать из него диалогов, разделят эти диалоги на действия и явления, приютят около них до десятка Петров Платонычей, Вадимов Петровичей, Настенек и т. п. и устремляются с этою легкою добычей на подмостки Александрийского театра. Нет нужды, что диалоги эти - отчасти бессмысленные, отчасти клеветнические: они наверное будут по плечу зрителям-столоначальникам и убедят их, что кража пирогов российскими драматургами не поощряется, но возбраняется; нет нужды, что прикомандированные к диалогам Петры Платонычи, Настеньки, Вадимы Петровичи - не что иное, как тени, лишенные прав состояния: гг. Самойлов, Васильев, Зубров и г-жа Линская, с помощью гримировки и собственных артистических соображений, наверное, найдут возможность, даже независимо от воли автора, придать этим теням человеческую форму и смягчить внезапность и нецелесообразность их нелепых движений.
   Хотите ли вы знать, например, что такое принцип собственности по понятиям новых людей - Петр Платоныч Чигасов ответит вам: "Принцип наследства - ложный принцип; наука (?) не признает нежностей. Разве птицы оставляют запасы корма для своего потомства? Каждая из них питается тем, что находит сама". В другом месте этот самый Чигасов, прося взаймы денег, объясняет так: "Я занимаю именно у вас, потому что у вас всегда есть лишние деньги, стало быть, вы не имеете основательного повода отказывать". Но этого мало; не успевши занять денег у лица, всегда имеющего лишние деньги, Чигасов решается обокрасть свою сестру и для этого задумывает целую махинацию, которой подлость равняется только ее глупости, и при этом восклицает: "Стоит ли церемониться с этими скотами! этих господ надо допекать всеми возможными способами; тут надо действовать ради принципа"...
   Хотите вы иметь понятие о том, что такое брак по понятиям новых людей, - автор заставит некоего г. Кренева убеждать Вадима Петровича Ладушкина жениться на Настеньке Чигасовой, и когда Ладушкин предложит вопрос: "А ты, само собой разумеется, будешь продолжать ее любить?" - то Кренев не усомнится ответить: "Отчего же нет?" Этого недостаточно: в подкрепление своей теории свободных отношений между мужчиной и женщиной Кренев не постыдится высказать следующую неистовую чепуху: "Скажи, пожалуйста, долго ли вы будете смотреть на любовь так цинически, допускать это чувство в самом низком, животном смысле? По-вашему, уже никак и не может быть свободной, благородной гармонии между живущими существами? По-вашему, все вали в одну яму, все топчи ногами".
   Хотите ли, наконец, знать, что такое женский труд, - автор, устами Ладушкина, объяснит вам, что это - слово, которым "пользуются злодеи, чтобы прикрывать свои страсти". "Оторвать, прежде всего, женщину от семьи! - гремит добродетельный Ладушкин, - научить ее смеяться над семейными узами, заставить ее забыть, что ее назначение быть верною женой и доброю матерью семейства, убить в ней и скромность и стыд, сознание и чести и достоинства женщины... вот ваши идеалы! от них отвернется с ужасом и презрением каждый честный человек!"
   Напрасно вы будете спрашивать себя:
  
   С кого они портреты пишут?
   Где разговоры эти слышат?
  
   Напрасно вы будете говорить себе: да ведь это же, наконец, неслыханное дело, чтобы человек, для оправдания своих теорий (положим, и ложных), употреблял не только слабые, но даже самые глупые доказательства! - автору нет дела ни до доказательств, ни до художественной верности речей и поступков изображаемых им лиц. Задача, которую он предположил себе выполнить, гораздо скромнее: он хочет оградить начальников отделения от наплыва новых идей и для этого берет первые доказательства, которые валяются на дороге, и складывает их в одно место.
   По нашему мнению, это-то именно и называется: "Все вали в одну яму, все топчи ногами!"
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   ОЗ, 1869, N 2, отд. "Новые книги", стр. 344-346 (вып. в свет - 2 февраля). Без подписи. Авторство указано В. В. Гиппиусом - Z. f. sl. Ph., S. 184; подтверждено на основании анализа текста С. С. Борщевским - изд. 1933-1941, т. 8, стр. 508-509.
   Еще в N 1-2 "Современника" за 1863 г., разбирая постановку в Александрийском театре комедии Ф. Устрялова "Слово и дело", Салтыков с иронией отозвался об И. А. Манне как члене Театрально-литературного комитета, заметив, что тот, так же как и другие члены этого комитета, "никакого отношения к русской литературе не имеет" (т. 5 наст. изд. стр. 173).
   П. М. Ковалевский, рецензируя в "Отечественных записках" 1868 г. под рубрикой "Петербургские театры" спектакль того же Александрийского театра по пьесе И. А. Манна "Говоруны", связал новую комедию с хорошо известной читателям и зрителям комедией Устрялова и тем самым указал на ее тенденцию: "Задача пьесы: слово и дело, то есть - ино слово говорить, а ино делать, - как видите, не новая; но прием автора в ее развитии <нов>: г. Нильский, например, проповедует против бюрократии - бац, г. Монахов в ту же минуту предлагает ему хорошее место, в 5-м классе, и г. Нильский в ту же минуту его с признательностью принимает..." и т. д. "Современнее "Говорунов", - сказано было также в обзоре Ковалевского, - трудно себе и представить что-либо; все язвы современности тут раскрыты и осмеяны - земство, администрация, женский труд, ну и, разумеется, нигилизм" (ОЗ, 1868, N 2, отд. "Современное обозрение", стр. 330, 331). Однако далее этого беглого указания на антинигилистическую направленность пьесы Ковалевский не пошел. Салтыков воспользовался ее отдельным изданием, чтобы дать отпор клеветам литературствующего чиновника, драматурга "необулгаринской школы" (см. рецензию на "Гражданский брак" Чернявского, наст. том, стр. 249). "Новые идеи", в интерпретации сочинителя такого пошиба, - как раз "по плечу зрителям-столоначальникам" [О "начальниках отделения" и "столоначальниках" как публике Александрийского театра Салтыков писал, разбирая комедию Самарина "Перемелется- мука будет" (см. выше, стр. 284)]. Эти будто бы "новые идеи", констатирует Салтыков, "перешли к нам <...> по прямой линии от начальников отделения". Несколько позже, развивая эту мысль в статье "Уличная философия", Салтыков скажет о гончаровском Волохове, что тот "совершал подлог, выдавая за новое учение то, что, в сущности, содержалось и в старом учении" (см. наст. том, стр. 84).
   Стр. 319. ...мед дивий... - то есть дикий.
   Стр. 321. С кого они портреты пишут? Где разговоры, эти слышут? - Из стихотворения Лермонтова "Журналист, читатель и писатель".
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа