Главная » Книги

Розанов Василий Васильевич - В министерстве народного просвещения

Розанов Василий Васильевич - В министерстве народного просвещения


   В. В. Розанов

В министерстве народного просвещения

   Речь министра народного просвещения к чинам подчиненного ему ведомства не содержит пышных обещаний, к каким мы привыкли от быстро сменявшихся глав этого министерства при вступлении их на высокоответственный пост. Но в таких пышных обещаниях и нет и поистине не было надобности. "Поменьше слов, побольше дела" - это давно должно бы служить в этом совершенно расстроенном министерстве девизом всех сверху донизу, администрирующих, учащих и всех учащихся. Совершенно невозможно требовать деловитости, сдержанности, дисциплины и прилежания от юнцов между 13 и 17 годами, когда этих качеств не обнаруживают седовласые директора гимназий, члены окружного и министерского управления и, наконец, ближайшие советники и сотрудники министра. Дезорганизация министерства шла у нас не снизу, а сверху. Высшие чины ведомства почувствовали себя растерянными и не скрыли своей растерянности ввиду трудных, но, однако же, исполнимых задач своих. И естественно, что этой растерянностью воспользовались как те люди, со стороны которых было выгодно поднимать муть и смуту в молодых умах, так и те лица в самом министерстве, в управляющем и учащем слое его, которым вообще предпочтительнее было служить среди смуты, когда рамки закона и ответственности расширяются, слабеют, когда безделье и дело уравниваются. Тогда в министерстве наступила полная расслабленность, ликвидация всех дел и задач, кроме жалованья и штатов, и какое-то странное и громкое признание начальствующих и воспитывающих, что они ничего не умеют и ничего не могут. Подобно мертвому телу, министерство народного просвещения пухло, лопалось, трещало на всю Россию от напора таких элементов, которые с ученьем и образованием ничего общего не имели, которые всем этим игнорировали, все это презирали и все топтали самым бесцеремонным образом. К величайшему несчастию и полному недоумению, в чинах министерства нисколько не чувствовалась вся униженность этого положения, столь очевидного со стороны. Все представлялось зависевшим "от внешних причин", а не от их бездарности, от "общего положения государства", а не от того, что они вот полвека не умеют ни учить, ни воспитывать, ни даже составить связно и хорошо программы училищ.
   Пресловутые "собирания комиссий" и "съездов", о чем упоминает в своей речи г. Шварц, едва ли не были одним из самых ярких показателей того, что чины министерства сами не видели перед собою простых задач своих и перед лицом общества все постарались переложить на плечи этих многоголовых, безличных и довольно безответственных комиссий, которые, поговорив и посудив, естественно, разошлись, а министерство столь же "естественно" сдало многочисленные протоколы этих комиссий в исторический архив своего существования. В настоящее время совершенно очевидно, что самое избрание этих комиссий и съездов было со стороны министерства отодвиганием от себя, отодвиганием в неопределенное будущее задач преобразования и улучшения, которое оно решительно не знало, как выполнить. Здесь сказалось все бессилие и вся бездарность нашей правящей бюрократии. Едва от бюрократов потребовали живого и нового дела, они беспомощно ответили: "Мы ничего не можем, мы ничего не умеем".
   Результаты комиссий и съездов, как это упоминает в своей речи г. Шварц, лежат беспомощно и недвижимо в архивах министерства.
   Отовсюду доходят известия, что воспитанники - и, между прочим, студенты высших учебных заведений - так усердно взялись за ученье, как этого не было не только в течение пяти последних лет, но не было и задолго ранее. Пора безделья и шума, очевидно, до такой степени всем опротивела, она легла таким слезным бременем на плечи родителей учеников, что сами ученики, очевидно, оживились к некоему лучшему самосознанию. Всякое увлечение имеет свою реакцию: и можно рассчитывать и надеяться, что реакция в сторону науки и академизма будет так же длительна, обширна и глубока, как было сильно увлечение в сторону разговоров и политики. Школа, несомненно, перед выздоровлением. И дай Бог, чтобы г. Шварц оказался около нее искусным, осторожным и твердым медиком.
  
   Впервые опубликовано: "Новое Время". 1908. 6 февр. N 11460.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Линдегрен Александра Николаевна
  • Надсон Семен Яковлевич
  • Чайковский Модест Ильич
  • Антоновский Юлий Михайлович
  • Хмельницкий Николай Иванович
  • Тенишева Мария Клавдиевна
  • Славутинский Степан Тимофеевич
  • Мало Гектор
  • Теплова Серафима Сергеевна
  • Скотт Вальтер
  • Другие произведения
  • Шаховской Александр Александрович - Своя семья, или замужняя невеста
  • Бунин Иван Алексеевич - Ночь
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Три лентяя
  • Федоров Николай Федорович - О соединении двух разумов
  • О.Генри - Cherchez la femme
  • Плавильщиков Петр Алексеевич - Плавильщиков П. А.: Биографическая справка
  • Федоров Николай Федорович - Моральная казуистика Канта
  • Игнатов Илья Николаевич - О Всеволоде Гаршине г. Чуковского
  • Немирович-Данченко Владимир Иванович - Переписка А. П. Чехова и Вл. И. Немировича-Данченко
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Крепкие нервы
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 162 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа