Главная » Книги

Рекемчук Александр Евсеевич - Н. Ю. Чугунова. Языковая структура образа рассказчика в жанре non-fict..., Страница 2

Рекемчук Александр Евсеевич - Н. Ю. Чугунова. Языковая структура образа рассказчика в жанре non-fiction


1 2

ение разных пространственно-временных планов. Рассказ ведется одним субъектом, но временной план такого дискурса имеет две точки отсчета - "Я"-тогда - прошлое, "Я"-сейчас - настоящее. Это определяет существование в тексте разных точек видения.
   В тексте жанра non-fiction автобиографичность также проявляется во взаимодействии языковых элементов разных жанров (репортаж, документ (допрос, протокол изъятия, биография, автобиография), дневник), в соединении публицистичности, документальности, дневниковости и "чужих" текстов.
   Языковые элементы разных жанров, соединяясь и переплетаясь в прозе non-fiction, усложняют образ рассказчика. Поскольку композиционные рамки повествования от 1-ого лица несколько сужают рамки повествования, авторам приходится пользоваться различными композиционно-языковыми приемами для того, чтобы их расширить (грамматические сдвиги, сближение образа автора с образом рассказчика, включение в текст объемных риторических конструкций, языковых элементов разных стилей, диалога, "чужую" речь, членение повествования размышлениями и комментариями и др.).
   Приведем пример документа, так как он наиболее часто встречается в повествовании, и, кроме того, для текста жанра non-fiction важна документальная составляющая, определяющая высокую степень достоверности. Обратимся к тексту допроса: "Допрос 16 июля 1937 года.
   Воп. Кто Вам поручил вербовку Смеркиса?
   Отв. Никто. Сделал я это по своей инициативе. Смеркиса я знал по Бессарабии с положительной стороны.
   Воп. Следствие располагает данными, что Смеркис являлся агентом сигуранцы, о чем Вам было известно. Подтверждаете ли Вы это?
   Отв. Нет, не подтверждаю, т.к. ничего о связи Смеркиса с сигуранцей я не знал и не знаю.
   Воп. Куда Вы выехали из Праги?
   Отв. Из Праги я выехал в Париж.
   Воп. Поездка в Париж была предусмотрена Вашим маршрутом?
   Отв. Нет, т.к. из Праги я согласно полученному заданию должен был выехать в Румынию.
   Воп. Значит, в Париж Вы выехали самовольно?
   Отв. Да, самовольно.
   Воп. Зачем Вы ездили в Париж?..
   При этом на столе у следователя, в закрытой папке, уже лежат служебные объяснения десятилетней давности, где, в частности, упомянуты жена и дочь, проживающие именно в Париже..." [Рекемчук 2006: 580].
   Выделенный курсивом текст является частью протокола допроса, на что указывает вопросно-ответная форма изложения, а также ее безэмоциональность. Характерной чертой, указывающей на стандартизованность документа, является официальность и вежливость обращения (местоимение 2 лица, множественного числа "Вы" в обращении к лицу). Вопросно-ответная форма изложения выражена как полными (Куда Вы выехали из Праги? Из Праги я выехал в Париж), так и неполными (Да, самовольно) предложениями: вопросы задаются конкретно, ответы, в свою очередь, даются точные, не позволяющие инотолкования. Перед текстом допроса указывается число и год, в котором был составлен документ (16 июля 1937 года). На отношение к документу указывает официальный характер речи, придающий выражениям черты императивности и регламентированности. Документальный словесный ряд представлен инфинитивом со словом должен (должен был выехать), предлогом с существительным в дательном падеже (согласно полученному заданию). Документальный словесный ряд граничит здесь с общеупотребительным словесным рядом, не отличающимся графически от основного текста.
   Роман "Мамонты" - это отражение событий из жизни автора, поэтому тексту свойственна автобиографичность, которая проявляется в номинативном совпадении автора, рассказчика и героя произведения; в повествовании, организованном от первого лица; в описании субъектом событий прошлого и настоящего, что композиционно проявляется в нелинейности повествования.
   Текст жанра non-fiction совмещает в своей структуре языковые элементы разных жанров, но особая роль отведена документам. Включение в основной текст языковых элементов документальных жанров обусловливает высокую степень достоверности представленного читателю материала, следовательно, высокую степень автобиографичности.
   Автобиографичность связана с языковой структурой повествования, для которой характерно динамичное развертывание документальных, межтекстовых и разговорных словесных рядов. Организующим центром в таком повествовании является рассказчик, следовательно, композиционно-языковые элементы автобиографичности, соединяясь и переплетаясь в литературе non-fiction, организуют языковую структуру образа рассказчика.
   Во втором параграфе "Межтекстовые связи как организующий принцип построения образа рассказчика в тексте жанра non-fiction" межтекстовый словесный ряд рассматривается нами как один из компонентов, организующих языковую структуру образа рассказчика.
   Межтекстовые связи, употребляемые в тексте, приобретают статус межтекстовых словесных рядов, т.е. они становятся компонентами языковой композиции, активно взаимодействуют с другими словесными рядами. Значимость межтекстового словесного ряда для современной прозы определяется своеобразием включения его в текст, функционирования в тексте и взаимодействия с другими словесными рядами в составе языковой композиции.
   Межтекстовый словесный ряд в прозе non-fiction способствует динамике развертывания образа рассказчика. Проза non-fiction основана на документальности, на воссоздании подлинности произошедшего. Документальная основа связана с цитированием.
   В автобиографической прозе А. Рекемчука находим следующие приемы межтекстовых связей: цитату, эпиграф, цитатные заглавия, аллюзию, "круг чтения героев", "текст в тексте". Рассмотрим некоторые из них.
   Так, эпиграфом для романа "Мамонты" служит цитата из романа французского писателя Шодерло де Лакло "Опасные связи": "...мы не можем поручиться за подлинность этого собрания писем и даже имеем весьма веские основания полагать, что это всего-навсего Роман" [Рекемчук 2006: 3]. Используя прием явного цитирования, А. Рекемчук указывает жанр - роман в письмах, в котором написаны воспоминания о его собственной жизни. Эпиграф здесь косвенно указывает на особенности структуры произведения, на его композиционное развертывание, членение текста на части. Наряду с переданной эпиграфом информацией о тексте, получаем информацию о его содержании. Таким образом, эпиграф выявляет концепцию произведения и актуализирует его смысловую доминанту.
   Обратимся к аллюзии, под которой понимается соотнесение описываемого или происходящего в действительности с каким-либо устойчивым понятием или выражением литературного, исторического, мифологического порядка; в несколько иной формулировке аллюзия - это намек посредством упоминания общеизвестного реального факта, исторического события, литературного произведения или какого-либо эпизода из него и т.п. Аллюзия играет важную роль в создании обогащенных образами текстов различных жанров, способствуя повышению их эмоционально-оценочного содержания [Горшков 2008: 82].
   Примером аллюзии в прозе А. Рекемчука может служить следующий контекст: "Она подошла к девочке, стоявшей у самой двери - к девочке лет одиннадцати, с густыми черными бровями, отчеркнувшими белый лоб, с карими глазами, глядящими сейчас на меня исподлобья, настороженно... Я спросил на всякий случай:
   - Как твоя фамилия?
   Она назвалась глухо. Это была известная горская фамилия. Настолько известная, что указывала даже место рождения.
   - Ты из Северной Осетии?
   - Да.
   Я запнулся, не решаясь выговорить название города, только что потрясшее весь мир.
   - Ты оттуда?
   - Да..." [Рекемчук 2006: 370].
   Это пример аллюзии, намека на трагические события, произошедшие 1 сентября 2004 года в городе Беслан. Языковое выражение образа рассказчика реализуется через атрибутивный словесный ряд (девочка лет одиннадцати; густые черные брови, белый лоб, с карими глазами, глядящими исподлобья, настороженно) и графический словесный ряд (оттуда). Графический словесный ряд становится здесь показателем экспрессивности. Основное повествование прерывается диалогом рассказчика и героини, на что указывает вопросно-ответная форма высказывания и неполные предложения (Да). Ответная реплика девочки-героини выражает недосказанность, пунктуационно выделенную многоточием.
   В прозе А. Рекемчука разнообразны источники межтекстового словесного ряда. Это словарные и энциклопедические статьи, произведения отечественных и зарубежных писателей и поэтов, а также библейские тексты. Межтекстовый словесный ряд, переплетаясь и разворачиваясь параллельно с другими словесными рядами, усложняет языковую структуру образа рассказчика и языковую композицию текста жанра non-fiction.
   В третьем параграфе "Взаимодействие элементов разных стилей в языковой структуре образа рассказчика" выявлены и проанализированы элементы разных стилей, способствующие языковой организации образа рассказчика.
   Языковая композиция текста характеризуется взаимодействием словесных рядов. Словесные ряды в языковой композиции жанра non-fiction представлены элементами разных функциональных стилей. В автобиографической прозе А. Рекемчука встречаются элементы всех стилей: официально-делового, публицистического, разговорно-обиходного, научного, художественного и церковно-религиозного. Элементы этих стилей организуют языковую структуру образа рассказчика.
   Проза А. Рекемчука прежде всего связана с публицистическим стилем. Элементы публицистического стиля в тексте жанра non-fiction свидетельствуют о взаимодействии языковой системы современной прозы с языком публицистики. Публицистический словесный ряд может функционировать в публицистическом тексте, включенном в повествование рассказчика, а также взаимодействовать с другими словесными рядами, организуя образ рассказчика.
   Интересен текст интервью, представленный в романе "Мамонты": "Не стану корчить из себя ученого - все равно, никто не поверит, - а процитирую высказывания на сей счет известного математика, профессора МГУ Леонида Васильевича Лескова, опубликованные недавно одной из газет под заглавием "Интеллектуальная причина универсума" и снабженные весьма примечательным подзаголовком: "Интернет - возможно, лишь жалкое подобие хранилища Информации Вселенной".
   Он говорит:
   "Полтергейст, ясновидение, экстрасенсорика, парапсихология, телепатия...
   Я считаю, что все они имеют одну физическую природу. Их объяснение надо искать в учении о квантовом вакууме - мэоне. Это короткое слово, придуманное еще древнегреческими философами, точнее всего можно перевести как "отсутствие бытия", Ничто, потенциально насыщенное всем". Наши далекие предки предполагали, что окружающий нас вакуум - не просто пустота, а бесконечно насыщенная субстанция.
   ... Можно предположить, что мэон - это космический банк информации, построенный по голографическому принципу, гигантский "склад" смыслов, находящийся вне времени и пространства. Там нет прошлого или будущего, секунды или вечности. Там все едино. Если продолжить цепочку образов, это гигантская информационная паутина Вселенной, куда более изощренная и сложная, чем земной Интернет. Верующие люди сказали бы: человек, созданный по образу и подобию Бога, пытается и здесь подражать Творцу, сам не сознавая, что все уже создано до него, только лучше и совершеннее...".
   Его бомбят вопросами, касающимися возможностей Интернета - получения информации, обмена ею, переписки.
   Он отвечает:
   "Точно та же возможность скрыта в мэоне. Только интернетом мы пользуемся сознательно, а некоторые даже умело и профессионально, здесь же - лишь интуитивно, робкими, неуверенными движениями, методом "тыка". Именно так можно объяснить поэтические озарения и научные открытия, явившиеся во сне или, словно удар молнии, ниспосланные "свыше". Яркая, внезапная вспышка нового знания, поступившего как бы ниоткуда - это то, что мы называем интуицией".
   Мне скажут: дед, не выламывайся, не гони пургу!
   И я соглашусь покорно, как всю жизнь соглашался с окриками, ставящими меня на место. Ишь, раздухарился..." [Рекемчук 2006: 306-307].
   В данном контексте используются языковые элементы научного, публицистического, разговорного и церковно-религиозного стилей. На элементы научного стиля указывает использование абстрактной терминологической лексики ("полтергейст", "ясновидение", "экстрасенсорика", "парапсихология", "телепатия", "матрица" и др.), отвлеченная обобщенность повествования ("Ничто, потенциально насыщенное всем"; "вспышка нового знания, поступившего как бы ниоткуда"; "там все едино"), а также доказательность / недоказательность высказываемого (я считаю, точнее всего, можно предположить, именно так можно объяснить). За счет присутствия в повествовании рассказчика местоимений 1-го лица единственного и множественного числа монологическая речь превращается в диалогическую, выстраивается модель "Я - Мы". Элементы церковно-религиозного стиля выражены в речевой сфере образа рассказчика: "Верующие люди сказали бы: человек, созданный по образу и подобию Бога, пытается и здесь подражать Творцу, сам не сознавая, что все уже создано до него, только лучше и совершеннее". Элементы разговорного стиля переданы в языковой сфере образа рассказчика. Разговорно-просторечный словесный ряд представлен словами (корчить, бомбить) и предложениями (Дед, не выламывайся, не гони пургу!; Ишь, раздухарился).
   В автобиографической прозе А. Рекемчука наблюдается взаимодействие элементов разных стилей (официально-делового, публицистического, разговорно-обиходного, научного, художественного и церковно-религиозного). Языковые элементы разных стилей входят в состав словесных рядов и организуют языковую структуру образа рассказчика. Элементы публицистического стиля (экспрессивность, использование многообразных языковых единиц, возможность взаимодействия элементов разных стилей) также характерны для текста жанра non-fiction. В тексте жанра non-fiction велика роль разговорно-обиходного стиля. Речевая сфера образа рассказчика близка по некоторым своим чертам устной разговорной речи и широко использует ее средства (разговорные слова и выражения, неполные предложения, высокую степень эмоциональности высказываний). Особенно употребление элементов художественного стиля, которые представлены в прозе А. Рекемчука словами оценки (выражены обычно прилагательными) и сравнениями. Элементы художественного стиля обусловливают художественную образность повествования. Элементы официально-делового стиля представлены включением в повествование документов.
   Итак, элементы разных стилей взаимодействуют друг с другом в языковой композиции текста жанра non-fiction. Выраженные различными языковыми средствами они усложняют языковую структуру образа рассказчика в тексте жанра non-fiction.
   В Заключении обобщаются результаты исследования и формулируются выводы.
   Языковая структура образа рассказчика в тексте жанра non-fiction представляет собой такой компонент языковой композиции, который тесно связан с образом автора, следовательно, Образ рассказчика в тексте жанра non-fiction организован взаимодействием динамически развертывающихся словесных рядов (документального, межтекстового, разговорно-просторечного). Наиболее типичными признаками языковой структуры такого рассказчика являются автобиографичность, межтекстовые связи и взаимодействие языковых элементов разных стилей. Приемы межтекстовых связей усиливают "типичность образов" или явлений произведения, входят в состав словесных рядов, которые мы назвали "межтекстовые". Межтекстовый словесный ряд, взаимодействуя с другими словесными рядами, организует языковую структуру образа рассказчика.
   Для текста, относящегося к жанру non-fiction, характерна языковая композиция, в которой совмещаются и накладываются друг на друга разные точки видения (автора, рассказчика, героя), что способствует взаимодействию и переплетению разных пространственно-временных планов.
   Для архитектонического строения текста жанра non-fiction характерна прерывистость и фрагментарность повествования, включающего воспоминания и размышления, диалог, "чужие" тексты. Данные признаки определили наличие в тексте субъективности, ассоциативности и эмоциональности. Такая организация повествования обусловила разнообразие приемов архитектоники текста жанра non-fiction. В речевую сферу рассказчика автобиографического текста вводятся рассуждения и комментарии, выраженные чаще всего несобственно-прямой речью, осложнённой условностью грамматического лица. Таким образом, раскрытию языковой структуры образа рассказчика в тексте жанра non-fiction способствует выявление композиционно-языкового аспекта текста жанра non-fiction.
   Языковая структура образа рассказчика в тексте жанра non-fiction определена его автобиографичностью, которая раскрывается в дневниковости, публицистичности и использовании языковых элементов разных стилей, а также для нее характерно взаимодействие жанров и языковых элементов стилей. Дневниковость повествования отражается в реальности описываемой действительности и характеризуется элементами исповедальности. Текст жанра non-fiction включает в свою структуру языковые элементы репортажа, допроса, протокола, биографии, автобиографии, дневника.
   В прозе А. Рекемчука наблюдается взаимодействие элементов разных стилей, что также обусловлено автобиографичностью. Элементы разных стилей взаимодействуют друг с другом в языковой композиции текста жанра non-fiction. Выраженные различными языковыми и архитектоническими средствами они усложняют языковую структуру образа рассказчика в тексте жанра non-fiction.
   Исследование языковой структуры образа рассказчика в составе языковой композиции текстов жанра non-fiction в аспекте стилистики текста проведено впервые. Анализ языковой композиции текста жанра non-fiction дает возможность сделать вывод о том, что документальный, межтекстовый и разговорный словесные ряды являются важнейшими компонентами автобиографической прозы А. Рекемчука. Результаты исследования, представленные в работе, могут явиться основой дальнейшего фундаментального изучения проблемы языковой структуры образа рассказчика как важнейшего компонента языковой композиции текста на материале не только текста жанра non-fiction, но и произведений современной прозы в целом.
   Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора.
   Статьи, опубликованные в реферируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК МОиН РФ:
   1. Чугунова Н.Ю. Композиционно-языковое своеобразие прозы non fiction (на материале романов А. Рекемчука "Мамонты" и "Пир в Одессе после холеры") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Гуманитарный вектор. 2010. No 2 (22). 0,7 п.л.
   2. Чугунова Н.Ю. Языковая структура образа рассказчика в тексте жанра non-fiction (на материале автобиографических романов А. Рекемчука) [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Ученые записки Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского. Серия "Филология, история, востоковедение". 2010. No 3 (32). 0,7 п.л.
   3. Чугунова Н.Ю. Приемы архитектоники как элемент стиля текста жанра non-fiction (на материале автобиографических романов А. Рекемчука) [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Гуманитарный вектор. 2010. No 3 (26). 0,7 п.л.
   Публикации в журналах, сборниках научных трудов и материалов конференций:
   4. Чугунова Н.Ю. О жанре нон-фикшн на (материале романа А. Рекемчука "Мамонты") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Материалы 1-й Международной научной конференции "Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты" (Чита, ЗабГГПУ, 29-30 октября 2007 года), - Чита 2007. 323 с. С.127-128. 0,15 п.л.
   5. Чугунова Н.Ю. Языковая композиция жанра нон-фикшн (на материале автобиографического романа А. Рекемчука "Мамонты") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Молодая наука Забайкалья: Аспирантский сборник/ Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет. Чита, 2008. Ч. 2. 195 с. С. 172-177. 0,4 п.л.
   6. Чугунова Н.Ю. Источники интертекстуальности в жанре нон-фикшн (на материале произведений А. Рекемчука "Мамонты", "Пир в Одессе после холеры") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Лингвистика. Герменевтика. Концептология.: Сборник научных трудов, посвященный 60-летнему юбилею профессора Е.А. Пименова - Кемерово, 2008. 700 с. С. 647-655. 0,6 п.л.
   6. Чугунова Н.Ю. Роман-автобиография как разновидность жанра нон-фикшн (на материале произведений А. Рекемчука "Мамонты", "Пир в Одессе после холеры") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Филологическое образование в школе: приоритеты и перспективы: материалы научно-практической конференции с международным участием, г. Улан-Удэ (11 декабря 2007 г.), Улан-Удэ, Изд-во Бурятского госуниверситета, 2008. 264 с. С. 123-126. 0,4 п.л.
   7. Чугунова Н.Ю. Публицистика в автобиографическом романе (на материале произведений А. Рекемчука "Мамонты", "Пир в Одессе после холеры") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Современные проблемы лингвистики и методики преподавания русского языка в вузе и школе: сборник научных трудов, Вып. 3. Воронеж 2008. 264 с. С. 134-141. 0,4 п.л.
   8. Чугунова Н.Ю. Словесные ряды разных жанров и функциональных стилей в прозе нон-фикшн (на материале романов А. Рекемчука "Мамонты", "Пир в Одессе после холеры") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Гуманитарный вектор. 2009. No 2 (18).103 с. С 86-89. 0,4 п.л.
   9. Чугунова Н.Ю. Жанровое и стилевое разнообразие литературы нон-фикшн [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: Материалы II-й Международной науч. конф. (Чита, ЗабГГПУ, 30 - 31 октября 2009 г.). Чита: ЗабГГПУ, 2009. 422 с. С. 143-147. 0,4 п.л.
   10. Чугунова Н.Ю. Языковые элементы жанров публицистики в жанре нон-фикшн (на материале романов А. Рекемчука "Мамонты", "Пир в Одессе после холеры") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной Году русского языка в Китае "Русский язык в современном Китае" (КНР, г. Хайлар, Хулуньбуирский институт, 20-23 апреля 2009 года) / ЗабГГПУ, 2009. 178 с. С. 165-171. 0,4 п.л.
   11. Чугунова Н.Ю. Приемы межтекстовых связей в прозе нон-фикшн (на материале автобиографических романов А. Рекемчука) [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Ученые записки Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского. Серия "Филология, история, востоковедение". 2009. No 3 (26). 291 с. С. 272-274. 0,4 п.л.
   12. Чугунова Н.Ю. Языковая композиция текста прозы non fiction (на материале автобиографических романов А. Рекемчука) [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Язык и ментальность: сборник статей; отв. ред. М.В. Пименова. Санкт-Петербург: СПбГУ, 2010. 696 с. С. 589-597. 0,8 п.л.
   13. Чугунова Н.Ю. Автобиографичность жанра non-fiction: языковой аспект (на материале романов А. Рекемчука "Мамонты" и "Пир в Одессе после холеры") [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: Материалы III-й Международной науч. конф. (Чита, ЗабГГПУ, 10-11 декабря 2010 г.) / Сост. Г.Д. Ахметова, Т.Ю. Игнатович. Чита: Изд-во ЗабГГПУ, 2010. 0,5 п.л.
   14. Чугунова Н.Ю. Речевая сфера образа рассказчика в тексте жанра non-fiction: композиционно-языковой аспект [Текст] / Н.Ю. Чугунова // Образы мира в зеркале языка: сборник науч. статей; отв. ред. В.В. Колесов, М.В. Пименова, В.И. Теркулов. М.: Флинта, Наука, 2011. С. 385-391. 0,7 п.л.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 208 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа