Главная » Книги

Плавильщиков Петр Алексеевич - Ермак, покоритель Сибири, Страница 2

Плавильщиков Петр Алексеевич - Ермак, покоритель Сибири


1 2 3

  

Кучум

(содрогнувшись)

  
   Дочь моя! Ужас вдруг сотряс мою душу! Что ты мне сказать хочешь?.. Говори.
  

Ермак

  
   Царь! Я понимаю тебя и вместо ее буду тебе ответствовать. Я не мог вообразить, что моя пленница твоя дочь... Ваше свидание открыло мне вас. Но пусть скажет она, нарушил ли кто-нибудь к ней должное почтение. Она скрывала пред нами, кто она такова, но великодушный ее поступок дал мне почувствовать, что она достойна быть твоею дочерью. Царь, познай, что добродетель заставляет уважать себя и самых победителей... Дочь твоя в плену моем - я не знал ее, но со всем тем употребил все, чтобы внимательное почтение к ее полу, сколько возможно, усладило горестное чувствование плена ее.
  

Ирта

  
   Так, родитель мой! Одна мысль о тебе сокрушала мою душу! Она одна напоминала мне, что я в неволе. Ты сам не мог бы иметь обо мне более попечения, сколько я видала здесь.
  

Кучум

  
   Великодушный победитель! Прости мне трепет мой... Я теперь оживаю... (Дочери.) Так сбылось предсказание матери твоей. (Ермаку.) В ту страшную ночь, когда ты разбил меня в стане моем, поражаемые воины увлекли меня с места сражения, и вопль их возвестил мне, что дочь моя погибла... В горести, в отчаянии я искал ее между трупами убитых, но все тщетно... Столь драгоценная утрата отняла у меня все чувства... Я упал (Ирте) на гробе твоей матери... В бесчувствии моем казалось мне, что прах ее поколебался... Она предстала пред меня, укоряла меня, что я не умел спасти тебя от плена, заклинала меня, чтоб я никому не вверял искать тебя, чтоб я один явился в стан врагов, в том заключена жизнь обоих нас... Я опомнился, но ее голос остался в моем сердце. Я скрыл мое предприятие от моих подданных, пришел тайно известным мне путем к стану победителя. Я преклонил колена, умоляя тень супруги моей, да поможет она мне исполнить ее повеление. В тот миг я почувствовал удар безоружного человека, который, пользуясь изумлением моим, исторгает мой меч и мгновенно от меня убегает... Между тем стража окружает, влечет меня... И я обретаю дочь мою...
  

Ермак

(указывая на Согдая)

  
   Вот похититель твоего оружия. Но дочь твоя им владеет.
  

Ирта

  
   Твой меч, родитель мой, блистал в сражениях, но никогда не обагрялся кровию безоружных. Оружие героя чистое я исторгла из рук злодея.
  

Ермак

  
   Удалите его отселе. Его взоры недостойны видеть действие кровной любви.

(Согдая уводят.)

  

ЯВЛЕНИЕ 6

  

Те же, кроме Согдая

Кучум

  
   Я подвергся моему жребию. Ах! Какой отец не решится на все, чтоб увидеть дочь свою, чтоб увериться в судьбе ее? Я считал ее погибшей, луч надежды мне блеснул. Я полетел на блеск его - и надежда меня не обманула. Я теперь в руках твоих, ты властен делать со мною все...
  

Ермак

  
   Я не властен ничего. Если бы сражение предало тебя в мои руки, то по праву победителя я считал бы тебя военнопленным. Но действие родительской любви привело тебя ко мне. Ты свободен возвратиться к своим подданным.
  

Кучум

  
   А дочь моя?
  

Ермак

  
   Она моя пленница.
  

Ирта

  
   Родитель мой! Должна ли я разлучиться с тобою?
  

Кучум

  
   Нет, я останусь здесь, моя жизнь с твоею судьбою неразлучна. Я не хочу свободы. И на что мне она, когда кровь моя в пленении?.. Захочу ли тебя вырвать из него оружием, когда при виде неприятеля и на каждом шагу сражения буду трепетать о твоей жизни... Ах! Легче бы мне было не знать, что ты жива. Тогда бы мужество мое одушевлялось отмщением за тебя-а теперь... Если жребий оружия и преклонится ко мне, если я и восторжествую над неприятелем и в жару победы среди убитых найду труп твой бездыханный... Ах! Тогда кто меня уверит, что не я твой убийца?..
  

Ирта

  
   Вспомни, родитель мой, что дочь твоя ничто, когда царство твое в тебе одном видит свою защиту! Должна ли я полагать препону любви твоей к подданным твоим?.. Они осиротеют без тебя.
  

Кучум

  
   А царь их уже осиротел, лишась своей дочери.
  

Ермак

  
   Нет! Ермак до того не допустит. Ты не хочешь свободы без дочери своей?.. Отдаю тебе ее.
  

Кучум

  
   Что я слышу?
  

Ирта

  
   Возможно ли?..
  

Ермак

  
   Не удивляйтесь... я должен это сделать. Отдавши дочь царю, я не пленницу ему вручаю... Она спасла жизнь мою, а я отниму ее у отца ея?.. Царь! Дочь твоя и в плену превзошла в великодушии своего победителя... Но если бы ты знал, что чувствует мое сердце... Жребий войны всегда сомнителен. Я не ослеплюсь моими победами над тобою... Пусть она примирит нас... Признай царя Московского своим повелителем, согласись на подданство ему, назначь сам дань, и ты будешь утвержден им на твоем престоле.
  

Кучум

  
   Я принял бы предложение твое, но оно будет иметь вид принуждения, а принужденное обещание не может быть твердо. Ты начал великодушием. Доверши его. Я и так уже много потерял свободы, когда стал одолжен тебе моею свободою. Но, будучи среди подданных моих, готов принять твои предложения и, размысли в достоинстве моего сана, утвердить мир с твоим государем.
  

Ермак

  
   Ты прав, но ты испытал уже, что жребий оружия покорствует великому царю моему. Размысли в свободе и почувствуешь, что быть подданным его славнее, нежели царствовать над рассеянными ордами дикого народа.
  

Кучум

  
   Может быть, это и правда. Но кто рожден повелевать, для того несносно повиноваться. Ты видишь, я не скрываю пред тобою чувств моих. Какой владетель захочет признать чуждую власть в своем царстве? Не истощит ли он прежде всех средств к удержанию своего достояния?
  

Ермак

  
   Но если они уже истощены?
  

Кучум

  
   Слабая душа покоряется необходимости, а герой находит себе пособие в смерти.
  

Ермак

  
   Смерть - последнее убежище отчаяния, а геройство на всякую крайность смотрит с бесстрашием. И если нужно терпеть, оно и в терпении непобедимо.
  

Кучум

  
   Оставим промыслу решить судьбу героев. Святость слова твоего дает мне право требовать исполнения его... Я иду к подданным моим, я понесу к ним удивление мое к великой душе твоей... Я решу в совете моем, как должно будет нам окончить наше дело. Мой посланный возвестит тебе мир или вражду... Но знай: если рок велит сражаться-в руках моих будет меч против тебя, а в душе моей почтение к тебе. Если ж мир исторгнет оружие из рук наших, то обожание тебя будет единственным питанием жизни моей... Пойдем, дочь моя!
  

Ирта

  
   Я иду, неся в душе моей благодарность к великодушному победителю.
  

Ермак

  
   Ах! Я не знаю, кто больше заслужил ее... Царевна! Твой плен прекратился, а мое сердце...
  

Ирта

  
   Пойдем, родитель мой! Я боюсь услышать более... Прости, великодушный победитель! И знай, что сердце мое ощущает к тебе больше, нежели благодарность.
  

Ермак

(делает движение радости)

  
   Как, Ирта!..
  

Ирта

  
   Что я сказала? Пойдем, родитель мой! Ирта, кроме тебя, ни о чем не должна помышлять.
  

Кучум

  
   Пойдем, ты должна открыть мне свои чувства на гробе твоей матери... А здесь... я не хочу их проникать.
  

Ермак

  
   Грубей, проводи их до последней цепи... Что я услышал? (Кучуму.) Я жду ответа и желаю мира.
  

ЯВЛЕНИЕ 7

Ермак

(один)

  
   Верить ли слуху моему?.. Ее сердце ощущает ко мне больше, нежели благодарность... Это любовь!.. Это любовь!.. Ермак! Ты любим!.. О счастие! Ты превышаешь ожидание мое!.. Счастие! Ты играешь участью людей! Будь ко мне милосердо... подай мне мир. Пусть вместо гибельной брани любовь утвердит мою славу... Любовь! Спаси жизнь множеству смертных... И если ты восторжествуешь над оружием, то Кучум покорится царю моему, в недрах покоя будет наслаждаться бытием своим и почувствует все блаженство в любви нашей.

Конец второго действия

  

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

  

Театр представляет рощу, в коей курганы и гробницы царей Сибирских, а посредине курган супруги Кучумовой. Ночь продолжается, и луна светит.

  

ЯВЛЕНИЕ I

Кучум и Ирта

Кучум

   Здесь, дочь моя! Здесь гробница твоей матери!.. Скажи, ответствуй мне, что значат слова твои: "Сердце мое ощущает к тебе больше, нежели благодарность"?
  

Ирта

  
   Так, родитель мой, больше, нежели благодарность. Едва только я произнесла сие, то вдруг огнь воспламенил лицо мое: я внутренне устыдилась слов моих. И в то же мгновение усладительный восторг оправдывал чувство моего сердца. Ты жизнь мне дал, бытие мое принадлежит тебе... Изъясни мне сам - я не могу постигнуть того, что ощущаю.
  

Кучум

  
   А я боюсь постигнуть твои чувства и еще более боюсь изъяснять их тебе... С каким восторгом, забыв себя, спешил я искать дочь мою. Не мысля о престоле, о подданных, о величестве царя, я шел ко врагу моему! Зачем? Чтоб узнать о участи моей дочери, увидеть ее и заплатить за сие свидание вечным своим пленом... Ты жива - и мы свободны!.. Радость или смертную горесть свобода сия мне приносит?.. Подданный незнаемого нам царя пришел исторгнуть из рук моих державу... Все ему покорствовало... Все покорилось его оружию! Неужели и дочь моя готова поработить ему свое сердце... Несчастное творение! Почто я питал тебя?.. Почто я полагал в тебе все мое утешение?.. Не для тебя ли я противустоял врагу могущему? Не для тебя ли проливал кровь мою, защищая мое царство тебе в наследие?
  

Ирта

  
   Я трепещу от слов твоих, родитель мой! Твоя дочь всегда тебя достойна - и, кроме тебя, не существует в мыслях моих ничто. Каждый шаг твоей храбрости обливает кровию мое сердце. Смертная горесть сопутствовала мне в пленении... Я услышала твое имя, оно разогнало во мне мертвенное оцепенение чувств моих. Я услышала, что ты жив,- и душа моя почувствовала, что она еще живет... Ах! С какою бы радостию принесла я на жертву жизнь мою твоему покою и торжеству над врагом твоим!.. Этого мало! Я услышала, сколь имя твое священно в устах врага твоего. Могла ли я без радостного биения сердца сие слышать?.. В наших ордах кичение победителя убивает побежденного больше, нежели самые победы. Жалость и почтение к побежденному еще в первый раз коснулись моему слуху, и это новое действие пленило мое сердце. Скажи, родитель мой, должна ли я это считать пороком? Кротость победителя и раболепное внимание к жребию моему не заслуживают ли благодарности? Не ты ли в мою душу влил с воспитанием почтение к добродетели? Ермак дышит ею - и дочь твоя...
  

Кучум

  
   Умолкни, несчастная! Вспомни, прах матери твоей здесь почивает. Он содрогнется под тяжким курганом, если слова твои коснутся до ея гроба... Я вижу, что твое сердце обольстилось рушителем царства моего. Вижу, что ты алчешь на развалинах владычества моего создать храм любви и предаться навеки врагу моему...
  

Ирта

  
   Нет, рушение твоего владычества увлечет с собою и меня во гроб... Я не хочу пережить твоей державы... Ты властен удержать ее, ты властен прекратить войну...
  

Кучум

  
   Ты смеешь мне давать законы! Ты смеешь повелевать моим действиям... Неужели страшишься смерти моего врага?..
  

Ирта

  
   Страшусь...
  

Кучум

  
   Прочь, гнусное исчадие!.. Я проклинаю час, в который бытие мое началось, проклинаю ту радость, которую я чувствовал при рождении твоем... О стыд, превышающий всякое поражение!.. Дочь питает измену против отца!.. Кровь моя вооружается на меня самого... Еще ли мало удручала сердце мое погибель моего народа? Села, юрты и города превращены в прах лютым победителем... Все мое царство запустело, подобно дикой степи! Из тысячей орд, мне подвластных, осталась теперь одна слабая дружина защищать мою столицу! Вся ее окружность напоена кровию моего народа... Довольно ли тебе, гордый пришелец?.. Нет, должно к довершению бедствия моего похитить у меня сердце моей дочери - дочери, в коей вся моя оставалась отрада!.. Вечное предопределение, или Ты бессильно защитить Кучума, первого почитателя богов своих?.. Или боги, царствуя в солнце, забыли льдистую нашу землю?.. О ты, в чертогах Вышнего ликующая супруга Кучума, почувствуй скорбь мою, преклони слух твой к воплю моему, умоли Владыку мира, да расторгнется земное недро, да поглотит оно врагов моих, и тем избавится от поругания кровь твоя... (Курган колеблется.) Видишь ли, недостойная дочь, тяжкий курган колеблется: прах матери твоей содрогнулся от гнусной любви твоей.
  

ЯВЛЕНИЕ 2

  

На верху кургана является тень супруги Кучумовой

  

Кучум и Ирта

  

Тень

  
   Не обвиняй дочь нашу... Судьба неисповедима... Ирта! Голос твоего отца вызвал меня из мрака подземного... Мне повелено сказать тебе, что рука твоя может спасти отца и царство его. (Тень исчезает.)
  

Кучум

  
   Слышишь ли?.. Твоя рука может спасти отца и царство его!.. О тень обожаемой мною супруги! Едва мелькнула ты предо мною, уже и сокрылась... Знай, что дочь твоя отвергнет голос твой. Она предала сердце врагу отца своего...
  

Ирта

  
   Нет, родитель мой! Хотя сердце мое и будет трепетать, но рука докажет, что дочь твоя тебя достойна. О тень священная матери боготворимой! Услышь мои обеты! Я клянусь пред гробом твоим, что повеления твои для меня святы. Я клянусь последовать им во всем. Ты, некогда вооружась вместе с супругом твоим, разила бунтующие орды... А дочь твоя или не будет подражать тебе?.. Кучум, родитель мой! Пойдем открыть чертог матери моей, я возьму там хранимое оружие ее, с ним полечу с тобою во вражеские строи, им буду поражать врага безбоязненно, с ним заглушу мужеством чувства благодарности в сердце моем. Пусть каждый удар руки моей будет вместе с врагом поражать и мое сердце. Когда Ирта должна спасать отца и царство его, Ирта себя забывает.
  

Кучум

  
   Я обретаю дочь мою - дочь, любезную сердцу моему... Это пылающее мужеством лицо являет мне мать твою... Мы победим врага, последнее усилие наше будет конечным его поражением.
  

ЯВЛЕНИЕ 3

  

Те ж, Нарсим, стражи и татары

  

Нарсим

  
   Он здесь, друзья! Он здесь... он жив. (Вбегают и падают пред Кучумом на колени.) Владыко наш! Еще мы тебя видим, еще не совсем мы погибли!..
  

Кучум

  
   Так, дети мои! Царь ваш с вами, он оживлен еще радостию, он нашел дочь свою... Смотрите, это Ирта! Ирта, всеми вами обожаемая! Ирта, коей погибель рассеяла везде смертное оцепенение. Но она жива... Царь ваш сам искал и нашел дочь свою... О радость, превышающая все на свете!
  

Нарсим

  
   Спеши, о государь, обрадовать воинов твоих, спеши взором твоим оживотворить народ твой... Когда мы не обрели тебя в шатре твоем, все восстенало, все сердца твоих подданных оледенели от ужаса, вся природа показалась нам мертвою... Воины не смели взирать друг на друга, не смели произносить твоего имени... Мы прервали сие мертвенное молчание рвением искать тебя и клялись до тех пор не возвращаться, пока не обретем тебя. Друзья! Сколь мы счастливы! Царь наш с нами!.. Бегите в стан и в город - возвестите жизнь их, и кто первый из вас произнесет имя Кучума, тот будет божеством всего народа... (Татары побежали.) Стража останется со мною... Не отойдем ни на шаг от царя нашего: мы дорого заплатили за то, что не следовали по стезям его.
  

Кучум

  
   Если б вы не ощутили сего страха, никогда бы не обрел Кучум царевны вашей, никогда бы не почувствовал восторга любви вашей к нему... Дети мои! Радость исторгает из очей моих слезы... Надежда на вашу любовь воспламеняет мужество мое... Мы несомненно победим и восторжествуем над храбростию и великодушием сильного врага.
  

Нарсим

  
   Мы победим или все падем вокруг тебя,
  

Ирта

  
   Вражеский меч прежде упьется моею кровию... А! Родитель мой!..
  

ЯВЛЕНИЕ 4

  

Те же и чиновники с кучею татар.

  

Все

  
   Отец наш здесь... О радость! О восторг! (Окружают Кучума.)
  

Кучум

  
   Нет, я не перенесу этого... Сердце мое бьется... Я задыхаюсь от радостного восторга... Боже великий! Если царь на земле носит образ твой, то подай силы снести бремя радости... Я боюсь восторга ее, он чрезмерною живостью своею прекратит дни мои, кои все посвящены моему народу... Так, дети мои! Я с вами. Решим сей же час судьбу нашу... Здесь сокрыт священный прах царей Сибирских. Здесь моя супруга, ваша царица, и по смерти своей в чертогах богов наших печется об участи нашей. Враг наш предлагает мне мир, который должен я купить ценою подданства моего царю Московскому... Скажите, отдадим ли мы сии священные остатки предков наших чуждому владычеству? Или будем спокойно смотреть, что неизвестный нам повелитель будет взимать тяжкую дань?.. Может быть, он поругается нашими обычаями, правами и богами. Может быть, на сих драгоценных остатках воздвигнет свои законы и велит им повиноваться?
  

Нарсим

  
   Государь! Твои подданные, кроме твоих, других повелений не знают: они поклоняются богам, коих чтит Кучум. Твой голос есть закон наш. Государь! Если разум твой избирает мир, твое решение свято. Если ж должно защищать гробы предков наших, твой престол, власть твою и богов наших, мы все летим на смерть по слову твоему и прежде все погибнем с оружием в руках, нежели враг поставит закон твоей воле. Если множество рабов твоих погибло, сражаясь за тебя, земля, обагренная кровию их, есть залог верности нашей к тебе... Или мы уступим им славу умереть за тебя?.. Нет! Число рабов твоих уменьшилось, но мужество наше возросло, оно готово презирать все страхи, и чем ужаснее опасность, тем славнее победа.
  

Кучум

  
   Если бы ваш царь хотя мало усомнился в храбрости и верности вашей, тогда бы совершилось все злополучие царства моего. Я клянусь на гробах предков моих, клянусь на гробе супруги моей не выпускать оружия, доколе гордый враг наш не падет от руки нашей. И чем он храбрее, великодушнее и почтеннее в глазах моих, тем достойнее сражаться со мною. Сей последний удар наш или совершенно возвеличит нас, или смешает кровь нашу с прахом великих предков наших. Мы погибнем так, чтоб торжественные крики врага заглушались стонами умирающих его воинов... Дочь моя разделит с нами славу сражения... Из гроба вопиющий глас ее матери вооружает ее руку. А я отдаю ее тому, кто принесет мне голову повелителя врагов наших.
  

Ирта

  
   Что ты сказал, родитель мой? Рука царевны отдавалась тому, кого изберет ее сердце. Никто другой, кроме тебя, не похитит у меня чести поразить Ермака... Полечу искать его в сражении... Еще, может быть, никогда не освещало солнце подобных соперников. Может быть, в сем действии заключена тайна предопределения, которая развяжет судьбу нашего царства. Сердца наши горят друг к другу страстию... Я не скрываюсь пред тобою, родитель мой! Сердца наши бьются друг для друга... они алчут соединиться... Так! Они соединятся одним ударом, пронзив друг друга - и этот кровавый венец любви нашей спасет царство твое от конечной погибели.
  

Кучум

  
   Этого только недоставало к совершенному стыду моему! Огорчение мое превзошло все пределы! Злополучный отец! Ты уже лишился дочери... Этот удар отъемлет все мужество твое! Противная мне, противная богам твоя страсть вселяет тайный ужас в мое сердце... Некая робость приводит в оцепенение все члены мои... Вот лютейший враг, убивающий меня совершенно!.. Промысл непостижимый! Рука твоя постигла меня... От собственной крови моей возродилась лютая змея, угрызающая меня прямо в сердце... Прочь от глаз моих, привидение моей дочери! Она погибла в плену, а ты... Нет, законы естества не могут себе столько противоречить. Как! Пришлец с малым числом ратников разрушает целое царство мое!.. Привыкшие к победам герои мои не могут противустоять малой толпе его! Стон и смерть водворяется там, где ступит нога его. Имя его вселяет ужас и смертное трепетание в тех, кто не подпал еще мечу его... Этого не довольно. Дочь моя забывает все, и чувствует любовь при первом на него взгляде, и не содрогается являть гнусность чувств своих пред отцом и пред всем народом. Нет! Это могущество сверхъестественно... Прочь от глаз моих, чародейством врага составленное привидение дочери моей! Не умерщвляй меня ядовитым своим взором... Ирта погибла в плену.
  

Ирта

  
   Нет, дочь твоя не погибла... Ирта еще живет, она слышит грозный голос твой, раздирающий ее душу. Неужели отец мой хочет, чтоб я скрывала пред ним свои чувства? Я не умею того сделать. Если ощущения моего сердца - преступление, я не стыжусь открыть его тебе. Дочь, которая дерзает таиться пред отцом своим - вот истинное привидение, которым ты нарек обожающую тебя Ирту!.. Когда душа моя тебе открыта, ты волен располагать моими действиями. Не во власти моей переменить ощущения сердца, но в моей власти им воспротивиться. Скрываясь пред тобою, я не смела бы тебе обещать ничего. Как могла бы я помыслить, что ты поверишь мне, когда я не верю тебе прежде моих чувств? Я клялась умереть с оружием в руках. (Указав на гроб матери.) Вот то божество, которое внимало клятвы мои... Вот то божество, которое вооружает меня на врагов твоих! Они уже и мои враги... Я не внимаю голосу страсти, когда долг меня зовет. Пойдем сражаться: ты увидишь, как страсть бессильна поколебать крепость руки моей. Страсть еще более увеличит силу побеждать при виде неприятеля.
  

ЯВЛЕНИЕ 5

  

Те же и Согдай

  

Согдай

(пробиваясь сквозь толпу)

  
   Прочь! Пустите меня... А! Я вижу здесь царя. Царь! Радуйся, победа твоя несомненна. Лютый враг твой недолго будет торжествовать над тобою. Знаешь ли, что предводитель казаков заслужил смертную казнь?.. Его воины суть скопище преступников.
  

Кучум

  
   Но ты кто?
  

Согдай

  
   Отец мой, глава казаков, послал меня преследовать сих разбойников, но противный случай предал меня в их руки. До сего мгновения я стенал под игом неволи. Я нашел способ прервать ее и ушел, чтоб соединиться с тобою к наказанию злодеев.
  

Кучум

  
   Беглец из стана вражеского хочет соединиться с царем!
  

Согдай

  
   Враги твои, изумленные побегом моим, уже вполовину побеждены. Они испытали уже, сколь тяжка рука моя в сражении, и, как скоро познают, что Согдай с тобою противу их, ужас поразит их сердца, и они рассеются, как робкое стадо... Царь! Судьба преклонилась на твою сторону, послав меня для спасения тебя и твоего царства.
  

Кучум

  
   Беглец думает спасать меня и мое царство!
  

Согдай

  
   Слава, что ты истребил злодеев, украсит твой венец. Дай мне оружие, ты не можешь без меня победить Ермака. Способ вашего нападения дает ему верх над вами. Ты не знаешь, где и как должно поставлять препоны воинским их оборотам. Мне совершенно известны все их движения.
  

Кучум

  
   Для чего ж не он, а ты в плену?
  

Согдай

  
   Робость моих воинов предала меня в руки его.
  

Кучум

  
   И ты с оружием в руках предался жив победителю.
  

Согдай

  
   Эта минута была для меня ужаснее смерти. Огнь отмщения только поддерживает мою жизнь. Я существую на то только, чтоб низложить врага моего. Я приношу тебе с собою все средства к его погибели. Я ими подкреплю твое мужество.
  

Кучум

  
   Умолкни, подлый беглец! Кучум возгнушался бы собою, если б долее стал внимать тебе. Никогда предатель не находил убежища в моем царстве. Никогда слух мой не был приклонен к голосу изменников... Возьмите его! (Стража берет его.) Нарсим! Ступай в стан неприятелей, начальник их ждет ответа. Скажи ему, что я избираю сражение. Отдай ему беглеца сего, окованного тяжкими железами. Скажи, что он предлагал мне средства к победе, но я отвергнул их. Коварство и измена никогда не осквернят моего оружия. Я не унижусь до того, чтоб победа соделала мне стыд. Могущество руки моей, храбрость и любовь народа моего всегда сопровождали меня на брань. Вот средства к победам! Иначе торжествовать над неприятелем постыдно.
  

Согдай

  
   Где скрою омерзение к жестокой судьбе моей? Был ли кто столько гоним ею, как несчастный Согдай? Боже! Боже! Расторгни бытие мое!.. или... если должно мне сносить, то преврати мои мысли, сердце и разум в камень, дабы я не мог чувствовать раскаленных стрел, меня поражающих... Царь! К тебе прибегаю. Если ты не хочешь спокойствия на престоле твоем, если не хочешь спасать подданных твоих, если пролитие крови их тебя услаждает, если ты алчешь преклонить свою голову под пяту гордого разбойника, не принимай меня, не давай мне оружия, но не предавай меня в руки общего нашего врага. У ног твоих прошу тебя... Почувствуй стыд мой, вели пронзить грудь мою. Неужели нет в природе существа, кого бы я умолить мог отнять у меня жизнь?
  

Кучум

  
   Нарсим! Или ты забыл, что я два раза не привык повелевать?
  

Нарсим

(взяв Согдая)

  
   Пойдем!
  

Согдай

  
   Иду! (Сие произносит он без мыслей и без чувств и влечется с театра, как окаменелый.)
  

ЯВЛЕНИЕ 6

  

Кучум, Ирта и свита их

  

Ирта

  
   Родитель мой! Пойдем, время проходит. Да не осветит нас солнце, не готовых к сражению. Едва возвратится Нарсим, ударим на врагов и быстротою действия сметем их. Может быть, скрывающаяся от нас луна взойдет завтра на торжествующий горизонт наш... Что медлишь исполнить повеление матери моей?
  

Кучум

  
   Умолим тень ее! Соединитесь со мною, да голос мой изразит общую нашу душу! (Все становятся на колени.) О ты, обитающая в чертогах радости вечной душа супруги моей! Умоли Всевышнего поборствовать за нас, да видимо предлетает тень твоя пред нами, мы несумненны в победе! (Блеснула молния.) Блеск молнии возвещает нам, что моление наше услышано. (Сильный гром ударяет. Курган с гробницею проваливается, и из-под земли виден пыл огня. Кучум и все содрогаются.)
  

Кучум

  
   О страх!
  

Ирта

  
   Погибло все...

Все падают в поразительной картине.

  

Занавес опускается

  

Конец третьего действия

  

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

  

Театр представляет открытое поле и несколько холмов.

  

ЯВЛЕНИЕ I

  

Ермак

(один)

  
   Солнце взошло, но лучи его не освещают здесь Ирты... Она сокрылась от меня, а душа моя летит вослед за нею. Без ней все здесь запустело, и я чувствую, что оторвалась большая часть существа моего... Какую страшную перемену встречают томные мои взоры!.. Кажется, все в унынии твердит мне: ее уж нет!.. Нет?.. Кто сказал?.. Она живет... Она в объятиях своего отца, она наслаждается радостным чувствованием свободы... Ермак! Ты доставил ей эту радость: вот отрада томящейся душе твоей! Если ты не мог зажечь в сердце ее искру любви, то голос признательности из уст ее разносит теперь твое имя.
  

ЯВЛЕНИЕ 2

  

Ермак, Грубей и казак

(входя с видом мрачным)

  

Ермак

  
   Грубей! Унылый твой вид меня ужасает. Скажи, что сделалось?
  

Грубей

  
   Не смею объявить тебе.
  

Ермак

  
   Скорее говори!..
  

Грубей

  
   Смотри на сего злодея и назначь ему казнь.
  

Ермак

  
   Казнь! Неужели гнусная измена?..
  

Грубей

  
   Нет, мерзость сего действия никогда не будет нам известна, но слабость, слабость непростительная... И я должен об ней возвещать тебе... Его страже поручен был Согдай...
  

Ермак

  
   Что сталось с ним?
  

Грубей

  
   Он ушел.
  

Ермак

  
   Ушел?.. (Казак падает на колени.) Встань! Если б я мог опасаться Согдая, ты бы жизнию заплатил за нерадение к должности своей... Впредь не вверяй ему никакой стражи, и да будет имя его поношением между казаками.
  

Грубей

  
   Я назначил поиск...
  

Ермак

  
   Нет, мы не станем его преследовать, это внушит ему мысль, что я его уважаю. Пусть он скитается. Оставим ему смутную радость, что он одного из моих казаков мог сделать преступником.
  

Грубей

  
   Ежели он ушел к царю... он может много сделать нам вреда. Согдай, быв с нами и пользуясь всею возможною вольностию, вызнал все наше положение, он может открыть все царю.
  

Ермак

  
   Грубей! Стыдись, что ты занимаешься ничтожным Согдаем. Какая нужда царю узнавать от беглеца наше положение, когда ему знакомы все тропки вкруг его столицы? Число казаков давно уже царю известно, оно не много больше было, когда мы решились напасть на бесчисленные орды его царства. Ты не робел тогда... а теперь...
  

Грубей

  
   Ермак! Робость сердцу моему не знакома, ты это испытал.
  

ЯВЛЕНИЕ 3

  

Те же и Хорунжий

  

Хорунжий

  
   Посланный от царя...
  

Ермак

  
   Приведи его. (Хорунжий уходит.) Вестник мира или войны предстанет нам? Ах! Грубей! Сколько бы я желал, чтобы пролитие крови прекратилось!
  

Грубей

  
   Оно прежде не может прекратиться, пока мы не отнимем или жизни, или власти у Кучума. Привыкшие повиноваться ему орды татар всегда будут смотреть на нас неприязненным оком. Сам царь под личиною дружбы будет искать удобного случая свергнуть с себя иго принужденного мира. Всегдашнее опасение ужаснее открытой брани. Часто острота меча притупляется хитрым коварством и непобедимый герой погибает в сетях злоумышления.
  

Ермак

  
   Или мыслишь ты, что все люди на свете подобны Согдаю? В здешних местах еще коварство не заразило грубых сердец татарских. Когда Кучум безбоязненно шел к нам в стан один искать своей дочери, он по своим чувствам рассужд

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 270 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа