Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге), Страница 7

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге)


1 2 3 4 5 6 7 8

nbsp; Покаялся б, душа-то не готова:
   Еще в миру есть счеты да приманки,
   Да зло на человека мыслю; душит
   Меня вражда, клещами горло давит.
   У сердца моего кусок оторван.
   Отдай жену по чести воевода,
   Тогда смирюсь и зло свое забуду;
   Не погонюсь и за обидой, брошу,
   Отдам ему обиду. Пусть, собака,
   Живет да беды на голову копит
   До царского и Божьего суда.
   Тогда покину вольную потеху
   И самохотную расправу. Слушай!

Служка

(Дубровину)

   Не говори с ним много, он не любит.

Дубровин

   Пред Господом творю тебе обет:
   В ваш монастырь великий вклад кладу,
   Украшу храм стенным писаньем новым.
   Ни денежкой, неправо нажитою,
   Не покорыстуюсь. Пришло неправдой,
   Пойдет на дело.

Пустынник

   Долго дожидаться.
   Откладывай грешить, а добрых дел
   Не отлагают. Смерть не за горами,
   А за плечьми.

Гром.

   Произволеньем Божьим,
   Из малой тучки гром большой бывает.
   Взялось в овраге облачко, по ветру
   Пошло гулять, и мечет Божьи стрелы,
   И роет Волгу до песку. Давно ли
   Она струилась тихо ровной гладью,
   А в этот час струга большие топит,
   И гибнут души. Легче не родиться,
   Чем умереть, не помирившись с Богом.
   А вдруг помрешь?

Дубровин

   Туда мне и дорога!
   Своя вина, так поделом и мука.
   В чем Бог застанет, в том меня и судит.
   Уж мне давно шататься надоело.
   Душа просила и в уме бродило
   Не смертное убойство, не разбои;
   Мой норов крут, душа моя не терпит,
   Когда большой молодшего обидит,
   Подвластного гнетет и давит властный.

Пустынник

   У властных власть идет от Бога. Кто же
   Тебе позволил стать над властью?

Дубровин

   Сердце
   Ретивое, что бьется - не уймется.
   Неправый суд царит на белом свете;
   В овечьем стаде волки пастухами;
   Кто ж застоит за бедных, беззащитных?
   Не мы, так кто ж? Нет власти, есть охота.
   Затем-то я тюремное сиденье
   Сменял на бор сырой. Про это горе
   Я в темну ночь над Волгой думу думал
   И с соловьями речи говорил.

Пустынник

   Об чем тут думать? В мире тесно стало,
   Так вон тебе обитель! Успокойся,
   Забудь мирскую злобу и молись
   За обижающих!

Дубровин

   За них молиться?
   Да разве мы святые?

Пустынник

   Проходи!

Дубровин

   Благослови, отец!

Пустынник

   Благословляю
   Покаяться; а на другое дело
   Благословенья нет.

(Уходит в пещеру.)

Служка

   Ты здесь пожди!
   Что прикажет честной отец, быть может,
   Так я тебе поведаю.

(Уходит в пещеру.)

  

Дубровин

   Дождусь.

Ветер бушует, деревья гнутся, гром чаще и сильнее, проливной дождь.

   И клонится и гнется лес дремучий,
   Прощается со мной. Прощай, дубрава
   Зеленая! Я сам тебе челом
   Ударюся до матери-земли.

(Кланяется.)

   Для всех в тебе есть место: для святого
   Пещерника приволье - рой где хочешь,
   Живи, молись, спасайся бея помехи!
   Для грешников овраги да мосты;
   Сиди под ним да жди проезжих. Любо!
   И мир, что лес; путей-дорог довольно,
   Запутаться недолго: иль в чащу
   Без выхода, иль в топкое болото
   Трясинное по горло забредешь.
   И я бродил окольными путями,
   Пока отец не вывел на прямой.

Служка возвращается.

Служка

   Молитвенник мне дал приказ такой:
   "Скажи ему, чтоб он жену Олену
   Взял за руку и вел к себе домой".

Дубровин

   Да как возьмешь? Назаперти она.
   Замки ломать да с сторожами биться?

Служка

   Таков приказ; как хочешь, исполняй!
   Я повторю тебе опять сначала
   Все поряду, что велено сказать.
   "Скажи ему, чтоб он жену Олену
   Взял за руку и вел к себе домой;
   Чтоб старостам в посаде объявился
   И сел опять на царское тягло;
   Когда устроит дом, чтоб шел в обитель
   И полгода молитвой непрестанной,
   И строгим послушаньем и работой,
   В молчании, на монастырской стройке,
   Заглаживал грехи свои пред богом".

Дубровин

   Исполню все. Теперь в посады много
   К своим дворам, на царское тягло,
   Приходит нашей братьи. Кто торгует
   На воровские деньги, что припрятал.
   Другой, гляди, не два, не три убойства
   На плечах носит, да живут покойно,
   Никто не трогает. Меня подавно
   Посадские не выдадут; подьячих
   Купить недорого. А там годочек,
   Другой пройдет, доводчиков не бойся.
   Живешь потиху, так в разбое старом
   Судить заказано, опричь убойства.
   А я не лгу, я рук не кровенил.

Служка

   Ну, Бог тебя благослови! Прощай!
   Ты в город, что ль? Так нынче монастырский
   Стружок бежит туда; поди, подсадят.
   Садись, свезут; а за провоз отдай,
   Что на душу тебе Господь положит!

Дубровин

   Так я пойду на вашу пристань.

Служка

   С Богом!

Дубровин идет по тропинке на гору и переходит через мост; служка идет за ним, останавливается на мосту и смотрит направо по дороге. По мосту проходит толпа богомольцев. Из-под моста выходят: Щербак и Каурый с небольшими тяжелыми мешками в руках.

   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Служка (на мосту), Щербак, Каурый, потом пустынник.

Щербак

(Каурому)

   Поди сюда!

(Указывая пещеру.)

   Вот здесь его я видел,
   Лежал в гробу, а вышел, так светилось
   Лицо его. Кажись, не из трусливых,
   А как стоял, так я и пал на месте.

Каурый

   Вот чудо-то!

Щербак

   И всякий ужаснется.
   Чему дивиться? Если из иконы
   Святой угодник выдет на тебя,
   Ведь жутко, брат; а он как есть икона.
   И после что ж! Смотрю, пошел он в гору
   И поднялся на облаке над Волгой.
   Давай мешок, поставим под оконцем;
   Найдет казну, за нас молиться будет.
   Нам только то и нужно. Ставь рядком!

Ставят у окна мешки с деньгами, из пещеры выходит пустынник. Щербак и Каурый, сняв шапки, в испуге отходят.

Щербак

   Уж ты возьми, не погнушайся! Просим!

Кланяются в ноги.

   По обещанию.

Каурый

   Такой обет мы дали.

Щербак

   Вот, видишь ты, мы плыть собрались вниз.

Пустынник

   Да бурю Бог послал.

Щербак и Каурый

(вместе)

   Ну, вот, так точно.

Пустынник

   И начало метать по Волге вас,
   И видите, одна косная тонет,
   За ней другая.

Щербак

   Правда, так и было.

Пустынник

   И вспомнили вы Бога.

Щербак

   Да, так точно.

Каурый

   Ты знаешь все; и говорить не надо.

Пустынник

   А на молитве как вас поминать?

Щербак

   Да поминай, как знаешь!

Пустынник

   За гулящих,
   За вольницу удалую молиться?

Щербак

   Ну вот, ну вот, за них-то и молись!

Пустынник

   Идите с Богом! Я бесперестанно
   Молюсь за вас, чтоб вас Господь наставил.

Служка

(на мосту)

   Спускаются с горы, подходят к мосту.

Пустынник идет на мост.

Щербак

   Навиделись чудес. Пойдем расскажем!

Каурый

   Теперь уж плыть не страшно; не потонем.

Щербак и Каурый уходят под мост. Воевода подходит к мосту, за ним свита: стрельцы, холопы и разные богомольцы.

   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Пустынник, служка, воевода, его свита и богомольцы.

Пустынник

(на мосту, загораживая воеводе дорогу)

   Вернись назад!

Воевода

   Да я по обещанью.
   Не бражничать, иду молиться Богу.

Пустынник

   Вернись назад!

Воевода

   Я вклад монастырю
   Несу большой.

Пустынник

   Твои дары напрасны;
   Не примутся они. Приятно Богу,
   Когда приносят жертвы с чистым сердцем
   И сокрушенным духом.

Воевода

   Да почем же
   Мое ты сердце знаешь, со смиреньем
   Иль обуян гордыней я иду?

Пустынник

   Вернись назад!

Воевода

   Нельзя. Народу много
   Идет за мной. Послушаюсь монаха,
   Не воеводой, бабой назовут.

Пустынник

   Пошлю сказать, чтоб заперли ворота.

Воевода

   И запертые мне отворят живо,
   Коль прикажу. Запоры не удержат.

Пустынник

   А слышал ты, что было в лихолетье,
   Когда хотели воровские люди
   Ворота монастырские разбить?
   Спалило всех огнем небесным. Видишь
   Могилы-то в овраге? Это их.

Воевода

   А силой взять нельзя, так торговаться
   Давай с тобой.

Пустынник

   Грехи-то прежде сбудь.
   За деньги Бог грехи не отпускает.

Воевода

   Чего же ты желаешь от Нечая
   Шалыгина?

Пустынник

   Раскаянья, смиренья.

Воевода

   Раскаянья? Ну, что ж, изволь; покаюсь.
   Давно хочу сложить грехов обузу
   На шею исповедника. Пойдем!
   Веди меня, отец, в свою пещеру!

Служка

   Благословишь звонить во все?

Пустынник

   Звоните.

Служка, оборотясь к монастырю, машет рукой. Пустынник и воевода сходят с моста и входят в пещеру; за ними сходят два стрельца с бердышами и становятся у пещеры, один близко, другой поодаль; свита располагается по горе и на мосту: кто садится, кто ложится; в монастыре начинается звон; богомольцы проходят через мост.

   ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ
  
   ЛИЦА:
  
   Воевода.
   Бастрюков Степан.
   Облезлов.
   Дубровин.
   Шут.
   Марья Власьевна.
   Ульяна.
   Олена.
   Сторож.
   Неустройко.
   Неждан.
   Смирной.
   Дружина.
   Влас.
   Несмеянов.
   Посадские.
   Резвый.
   Слуги Бастрюкова.
   Слуги воеводы.
   Стрельцы.
   Народ.
   Кубас.
   Шишига.
   Зоря.

Задний двор: направо заднее крыльцо терема, за теремом проезд с переднего двора, далее угол людской избы; налево забор с калиткой и задними воротами; близ забора дерево, на суку которого повешена деревянная доска, в которую бьют сторожа; в глубине, за легкой изгородью, сад.

   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Сторож с дубиной и Резвый входят.

Сторож

   Спасибо, брат! Употчевал на славу,
   Таких и надо нам. Вся дворня лоском
   Теперь лежит.

Резвый

   А мы с тобой не пьяны, -
   И молодцы-робята.

Садятся на скамью.

Сторож

   Ты, выходит,
   На службу к нам задаться хочешь, парень,
   За нашего боярина?

Резвый

   НештС!
   Сиротским делом, что дадут деньжонок,
   Возьму, пропью, а там навек кабальный.
   Давай попьем.

(Достает сулейку и жестяную чарку.)

Сторож

   И то гораздо пьяны.

Резвый

   Ну вот беда! Проспишься, а назавтра
   Опохмелю.

Пьют.

Сторож

   Да спать-то не придется.
   Терёнька спит как мертвый, не разбудишь
   Ничем его. Один я на стороже.

Резвый

   Да что стеречь в пустом саду? Диви бы
   Поспело что! Вот яблоки поспеют,
   Тогда беда.

Сторож

   Да нешто мы как люди!
   Велят тебе беречь пустое место -
   И береги. А что украсть-то, парень!
   Каб было что, свои б давно украли.
   Ну право, так!

Резвый

   Давай свою дубину!
   Ты ляг, усни, а я стучать примусь,
   Послушают и скажут, что исправны.
   Да что не пьешь! Допей, остатки сладки.

Сторож

   Осилить ли? Тут много.

Резвый

   Поневолься.
   Не каждый день вино у вас.

Сторож

   Вестимо.
   Вон люди в праздник пьют, а мы не так:
   У нас когда вино, тогда и праздник.

(Допивает.)

Резвый

(показывая на задние ворота)

   Ворота заперты, а прикалиток?

Сторож

   Гвоздем забит. Ну, парень, забирает
   Меня дюжо. Пьяней вина я, парень.

Резвый

   Размок язык, так спи.

(Толкает, тот падает и хочет подняться.)

   Небось не встанешь!
   Другой медведь того не выпьет, сколько
   Сегодня ты. Ай, сторожА!

(Замахивается дубиной.)

   Ну! смерти
   Аль живота?

Сторож

(в полусне)

   Робятушки, он вор!
   Робятушки!

Резвый

   Немного набормочешь.

Сторож засыпает. Резвый бьет в доску. Входит Ульяна.

   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Резвый и Ульяна.

  

Ульяна

   У тех ворот два сторожа сидят,
   И здесь один, другой лежит, на смену
   Готовится. Постукивай почаще,
   Чтоб слышать мне, что вы не спите.

Резвый

   Ладно.

Ульяна

   По голосу-то словно как не наш;
   Ты за себя иль за кого другого
   На стороже стоишь?

Резвый

   Да за Терёньку;
   Недужится ему.

Ульяна

   А ты-то кто же?

Резвый

   Да что с тобой, Ульяна Пантелевна?
   Иль не признала? Конюх воеводский
   С того двора.

Ульяна

   А по чьему приказу
   Ты в сторожах стоишь?

Резвый

   Мне Неустройко
   Приказал и дал ярлык.

Ульяна

   Кажи!

Резвый

   Не веришь мне, давай народ разбудим,
   И за меня поставь кого другого,
   А я в конюшню спать. Скажу спасибо. .
   Другие спят, а ты гляди, как сыч.
   Ты всем взяла: и ростом, и дородством,
   И поступью, и уж складна, Бог дал;
   Опять с лица: глаза ли взять, иль брови...
   Так, кажется, и днем с огнем не сыщешь;
   Вот только норов...

Ульяна

   Не мели пустого!

Резвый

   Мне Бог с тобой; я только, что уж очень
   Красавица. Я глаз таких веселых
   Не видывал, речей таких умильных
   Не слыхивал. Я правду говорю.

Ульяна

   Да вижу я, что правду.

Резвый

   Не обидься!

Ульяна

   Да чем тут обижаться! Эх, мой милый,
   На красоту мою никто не льстится.
   Ни мужа нет, ни милого дружка.

Резвый

  
   Ну, мужа-то, известно, без достатков
   Найдешь не скоро; милого дружка
   Скорее не в пример.

Ульяна

   С оглядкой надо.
   Найти найдешь, да как бы не заплакать:
   Другой такой навяжется, что жизни
   Не рада будешь.

Резвый

   Как не пожалеешь,
   Сердечную, тебя? Ты выходи-ка
   Попозже в сад; усядемся рядком,
   Поговорим с тобой сиротским делом.

Выходит из терема Олена.

Ульяна

   И то придем.
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Резвый, Ульяна и Олена.

Олена

   Ульяна Пантелевна,
   Боярышня тебя зовет.

Ульяна

   Иду.

(Уходит в терем.)

Олена остается на крыльце. Резвый идет к забору и отмыкает калитку.

Резвый

   Ты здесь, Кубас?

Кубас входит в калитку.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Резвый, Олена, Кубас, потом Дубровин.

Кубас

   Мы тут с Шишигой бродим;
   У лошадей Зоря.

Резвый

   А где боярин?

Кубас

   Недалеко гуляет; я с Романом.

Входит Дубровин.

Резвый

(Дубровину)

   А ты зачем?

Дубровин

   Да за женой пришел.
   Пора домой; довольно погостила
   В чужих людях.

Резвый

(Кубасу)

   Коней держите ближе
   Да бережней; не полошить соседей!

Кубас

   Да тут всё глушь, всё задворки выходят,
   Собаки нет живой; с лица так людно.

Резвый

   Пойти взглянуть на вас.

(Уходит в калитку с Кубасом.)

   Заныло сердце.
   Олёнушка! два года не видались,
   Вот Бог привел. Я чай, совсем забыла
   И бросила Романа своего.
   А как мы с ней любовно поживали,
   Весь день с утра и до ночи всё смехи
   Да радости у нас, налюбоваться
   Не можем друг на друга. Люди
   Дивуются и говорят, бывало:
   "Такой-то смех веселый у Олены,
   Что слушаешь и сам смеешься с ней".
   Уйдешь с двора поутру, в лавку сядешь,
   А все с ума нейдет Оленин голос,
   А все в ушах веселый смех звенит.
   А тут сама бежит ко мне, подсядет,
   Прижмется вся, полой ее закрою
   По самую по шею, только щеки
   Алеются, да черные сокольи
   Глаза глядят из-под бровей собольих,
   Огнем горят, как звезды, искры сыплют.
   Идут купцы, идут бояре, смотрят,
   Дивуются на нас, глядеть им любо,
   Как ладно с ней сидим мы и торгуем.

В сад входит шут и прячется в кустах.

   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Дубровин, Олена, шут в кустах, Резвый у калитки.

Олена

(Бежит к Дубровину.)

   Роман, Роман!

(Отвернувшись, плачет.)

Дубровин

   С чего же ты, Олена,
   Заплакала? От радости иль с горя?

Олена

   Да Господи! Да как же! Не во сне ли?
   Взгляни сюда! Роман и есть! Голубчик!

(Припадает к нему на грудь.)

   Ну где ж ты был?

Дубровин

   В лесах бродил.

Олена

   Да как же
   Без крова-то? Весна да осень - дождь,
   Зима-то - снег; в лесу-то зверь рыскучий.
   На чем прилечь в ночи, а в непогоду
   Обсохнуть где?

Дубровин

   Да видишь, цел вернулся,
   Так что ж тебе? Что было, то прошло.

Олена

   Забыл меня, забыл. Да ты бы кликнул
   Иль весть прислал: мол, приходи, Олена,
   Так разве б я к тебе не убежала,
   Не бросилась, стрелой б не полетела?

Дубровин

   Куда ж тебя? В лесу бродить по-волчьи?
   Не приведи Господь! Да я б тебя
   Из рук своих зарезал, чтоб не знала,
   Не ведала ты нашей вольной воли,
   Ни нашей злой и неминучей доли.
   Да как же мне тебя, мою голубку,
   К нечистым псам вести? За что же, веку
   Не доживя, тебе в аду кромешном
   С злодеями кипеть и видеть, слышать,
   Грабеж, дележ, питье-литье хмельное,
   Да хриплый крик, да пьяный вопль, да драку,
   Зуб за зуб брань, ножовые тычки,
   Божбу, клятье, святыни обруганье, -
   С чего у нас-то, окаянных, волос
   Вздымает дыбом, леденеет кровь, -
   Гульба гульбой, а впереди-то пытка.
   Обрушит черт, наткнешься на разъезды:
   Убьют тебя, так счастье, а как свяжут,
   Перекуют попарно да к расспросу
   Потянут всех, и ты пойдешь с ворами
   Терпеть безвинно воровскую кару...

Олена

   Кто ж мыл, кто шил тебе? Чужие руки
   Такие ли, как женины? Кажи-ка
   Сорочку-то!

(Плачет.)

   Суровая какая.
   Такие ли я шила! Ишь ты, ворот
   Не вышитый. А я, бывало, шелком
   И рукава и ворот изошью.
   Какой кафтан-то смурый! На бурлаках
   Такие-то.

(Плачет.)

Дубровин

   А ты молись-ка Богу,
   Что сам-то цел!

Олена

   Романушка, по-Божьи,
   Скажи ты мне всю правду. Не видались
   Два года мы. Ужли ты женской ласки
   Не видывал, так сиротой и жил?
   Ни девушки, ни бабы не любили
   Молодчика тебя? Скажи, мой милый,
   Не осержусь.

Дубровин

   Всю правду говорить?

Олена

   Ну, говори!

Дубровин

   В сиротской нашей доле
   До ласки ли, Олена? А взгрустнется,
   Бывало, мне, - присядешь, горько всплакнешь,
   Придет ко мне, бывало, пожалеет,
   Приластится, лицо и руки лижет
   Мой верный пес, лохматая собака,
   Кобель борзой. В глаза ко мне глядит
   И плачет сам со мной.

Олена

(бросается к нему на шею)

   Роман, сердечный!

(Плачет.)

   Так прогони ж свою собаку, злую
   Разлучницу. Возьми меня. Собакой
   Служить тебе я буду, злое горе
   С тобой делить; в глаза глядеть, и плакать,
   И ластиться.

Дубровин

(утирая слезу)

   Уж без тебя не выйду
   Отсюда я. Не для того нас доля
   Свела опять, чтоб снова расставаться.

Олена

(оглядываясь)

   Увидят нас с тобой...

Дубровин

   А пусть увидят;
   Мне велено прийти и взять тебя.

Олена

   А кто ж велел?

Дубровин

   Отец.

Олена

   Его ты видел?

Дубровин

   Привел Господь. И ты его увидишь.

Олена

   Возьми меня скорей, Роман, возьми.
   Не надоем тебе, не надокучу.
   Прикажешь мне - я подойду, погонишь -
   Я прочь пойду, и слова не услышишь.

Дубровин

   А у тебя и не спрошу, Олена,
   Как ты жила, чтоб сердца ретивого
   Не натрудить. И так уж все изныло.
   Я знаю, ты меня не променяешь
   Ни на кого охотой, про насильство
   Не сказывай! Себя не пожалею,
   Да и тебя. Таков уж мой обычай;
   Как словно что внутри-то захохочет,
   В глазах туман кровавый да ножи
   Мерещатся. Молчи, Олена, лучше!

Олена

   Романушка, не думай! Воевода
   И плакал-то, и пыткой-то стращал,

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 169 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа