Главная » Книги

Николев Николай Петрович - Сорена и Замир

Николев Николай Петрович - Сорена и Замир


1 2 3 4 5 6


Н. П. Николев

Сорена и Замир

    

ТРАГЕДИЯ

    

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

    

Мстислав, царь российский.

Замир, князь половецкий.

Сорена, его супруга.

Премысл, наперсник Мстиславов.

Зенида, наперсница Соренина.

Воины Мстиславовы.

Воины Замировы.

 

Действие в Полоцке, в царских чертогах.

Театр представляет царские чертоги.

Вдали виден храм божий, отделенный от места представления большими сеньми.

    

КОММЕНТАРИЙ

    
   Впервые - Российский феатр, или Полное собрание всех российских феатральных сочинений. СПб., 1787, ч. 5, с. 235. Печатается по этому единственному прижизненному изданию. При комментировании учтены примечания В. А. Бочкарева, включившего пьесу в издание: Стихотворная трагедия конца XVIII - начала XIX в. М.-Л., 1964.
   Трагедия написана в 1784 г. 9 марта 1784 г. И. А. Дмитревский просил Николева прислать две его трагедии ("Сорена и Замир" и "Пальмира") для представления в петербургском театре, упоминая, что "прекрасные сочинения" Николева в списках распространяются по городу (XVIII век. Сб. 3. М.-Л., 1958, с. 514-515). Премьера "Сорены и Замира" состоялась в Москве 12 февраля 1785 г. Это явилось значительным событием в театральной жизни того времени. "Благородство характеров, чистота слога, <...> сила чувств и выражений поразили внимание и взоры зрителей, давно уже не видавших подобных произведений на языке отечественном, - рассказывал биограф Николева. - Несколько дней сряду они не требовали других представлений, кроме Сорены. Три раза вызывали на сцену молодого автора, и всегда с новым удовольствием ему рукоплескали" (Маслов С. А. Краткая биография Николева, с. 204). Трагедия привлекла зрителей своим тираноборческим пафосом: "...при резких выходках против тиранов и тиранства раздавались громкие рукоплескания" (Глинка С. Н. Записки. СПб., 1895, с. 160). Характерно, что пьеса вызвала одобрение Петра Ивановича Панина, видного военного деятеля того времени, который был связан с группировкой, оппозиционно настроенной по отношению к правительству Екатерины II. В стихотворном "Письме к графу П. И. Панину" Николев упоминал, что Панин "при многолюдстве" похвалил "Сорену". Интерес к пьесе и толки вокруг нее вызвали опасения московского главнокомандующего Я. А. Брюса, который отправил текст трагедии императрице, отметив наиболее смелые строки. Однако Екатерина II весьма дипломатично ответила на это: "Удивляюсь, граф Яков Александрович, что вы остановили представление трагедии, как видно, принятой с удовольствием всею публикою. Смысл таких стихов, которые вы заметили, никакого не имеют отношения к вашей государыне. Автор восстает против самовластия тиранов, а Екатерину вы называете матерью" (Русский вестник, 1810, No 4, с. 119). После этого пьеса продолжала ставиться и в 1780-е и в 1790-е годы. В "Драматическом словаре" (М., 1787) сообщалось, что эта трагедия понравилась московской публике "нежностию и слогом стихов", причем особо была отмечена игра актрисы Ульяны Синявской, исполнявшей роль Сорены. Пьеса шла и в начале XIX в. Однако после постановки в январе 1810 г. появился критический отзыв А. Ф. Мерзлякова, который упрекал Николева в отсутствии исторического правдоподобия и патриотизма: "Что за мысль представить какого-то небывалого царя Мстислава честолюбцем, мучителем и обманщиком, а Замира, половецкого князя, великодушным, справедливым, другом человечества?" (Вестник Европы, 1810, No 3, с. 233). Эти упреки Мерзлякова были вызваны новым отношением к исторической проблематике: в начале XIX в., в соответствии с общими романтическими веяниями, появился особый интерес к событиям национального прошлого, и одной из художественных задач стало стремление передать самый дух ушедшей эпохи. Николев же, разумеется, не ставил подобных целей в своей трагедии. В защиту драматурга сразу же выступил С. Н. Глинка в "Письме пожилого любителя отечественной словесности" (Русский вестник, 1810, No 4, с. 95-123). Позднее Глинка вспоминал: "Я любил Николева и как человека, и как писателя, поднял за него перчатку и возразил на грозный отзыв о его Сорене". Одновременно, однако, мемуарист признавал, что "Сорена" "отжила спокойно свой век" (Глинка С. Н. Записки. СПб., 1895, с. 247).
   Сюжет пьесы восходит к трагедии Вольтера "Альзира" (1736), привлекавшей внимание русских литераторов ХVIII в.: в начале 1760-х годов она была переведена Д. И. Фонвизиным, позднее, в 1786 г., - П. М. Карабановым. Николев по-своему разработал этот сюжет, сосредоточившись на проблемах, имевших самый злободневный смысл для русских читателей и зрителей той поры. "Сорена и Замир" - это политическая трагедия, во многом продолжающая традиции А. П. Сумарокова: одной из важнейших здесь остается тема верховной государственной власти. Значительный интерес представляет и развитие любовной темы, обнаруживающее постепенное углубление психологизма в русской трагедии ХVIII в. По-своему оригинален образ Мстислава, который, в отличие от Димитрия Самозванца Сумарокова, - не однозначно отрицательный герой: в результате тяжкой душевной борьбы он одерживает внутреннюю победу над собой и оказывается способен на великодушное самоотречение.
  
  
  
  ДЕЙСТВИЕ I
                          ЯВЛЕНИЕ 1
  
                    Сорена, Зенида
  
                                    Зенида
  
   Отдав стенаньем долг тебе дражайшей тени
   И к счастью восходя чрез новые степени,
   Мстиславу гордому готовяся в жены,
   Герою и царю Российския страны,
   Герою, чья рука весь Север устрашает,
   Скажи, что днесь твое спокойство нарушает?
   Что радости твоей и счастию вредит?
   Ужель величество душе твоей не льстит?
  
                              Сорена
  
   Замир!.. узрю ль тебя?.. о мой супруг дражайший!
   Иль вправду лишена надежды я сладчайшей
   Тебя узреть, тебя слезами омочить
   И скорбь души моей тобою излечить?
  
                              Зенида
  
   Так смерть еще его тебе неимоверна?
  
                              Сорена
  
   Мстиславу верить!.. нет: хоть грусть моя чрезмерна,
   Хотя отчаяньем смятен рассудок мой,
   Мстислав такой меня не ослепит молвой.
   Я вижу сеть его, я вижу все обманы:
   Он хочет излечить мои сердечны раны,
   Мою к Замиру страсть чрез вымышленный слух.
   К Замиру! кем пленен навек мой ум и дух,
   Кому клялася я быть верною до гроба,
   Какая бы меня ни притесняла злоба.
   Иль мыслит он, что я, Замира мертвым чтя,
   Лишась надежды всей и взор мой обольстя
   Великолепием Российския державы,
   Соединюся с ним из гордости и славы?
   Я буду для него и для химеры сей
   Надменна мыслию, подла моей душей?
   Обманывается: не знает он Сорены.
   Как честию горжусь, гнушаюсь так измены.
   К Замиру страсти я вовек не истреблю;
   В Замире не себя, Замира я люблю.
   Царицы росской сан с тираном ненавижу;
   Я все величества в моем Замире вижу;
   Его довольно мне к блаженству моему,
   За сердце я его всех тронов не возьму.
   Коль счастие владеть душей его имею,
   Зенида! я тогда вселенною владею.
  
                              Зенида
  
   Коль смерть Замирову ты чтешь за ложный слух,
   Коль ты уверена, что твой спасен супруг,-
   То верности твоей дивиться я не буду.
  
                              Сорена
  
   Хоть жив, хоть будь он мертв, его не позабуду,
   Ему и мертвому пребуду я верна.
   Гнушаюсь той любви, которая хладна,
   И сердце в том мое любви не познавает,
   Кто, в жизнь меня любя, по смерти забывает.
  
                              Зенида
  
   Так в брак не вступишь ты с Мстиславом?
  
                              Сорена
  
                                                                            Никогда
   Причиной моего не буду я стыда
   И гнусной жертвою тщеславья и обмана.
   В Мстиславе вижу я лютейшего тирана,
   Который к нам пришел лишь грады разорять
   И кровию граждан их стены обагрять,
   Бесчестно завладеть Замировой державой,
   Чтоб только зверскою себя насытить славой,
   Чтоб разлучить со мной супруга моего,
   И сей разлукою, лиша меня всего,
   Терзати сердце мне своей позорной страстью
   И льститься наконец его исторгнуть властью.
   Мне быть его женой?.. Мне позабыть себя?
   И ты то думаешь?.. Не узнаю тебя!
  
                              Зенида
  
   Но если твой супруг навек с тобой расстался?
  
                              Сорена
  
   Не тако слабо бы Соренин дух терзался!
   Предчувствовала б давно мою напасть
   И смертию давно мою решила часть.
   Но ах! почто меня в сомнение приводишь?
   Какую истину ты в сей молве находишь?
   Скажи, с кем виделась? Кто говорил с тобой?
   Кто сказывал тебе, что мертв супруг уж мой?
   Какие ты нашла тому причины верить?
   Ужли научена Мстиславом лицемерить?
  
                              Зенида
  
   О боги!.. Я с тобой употреблю обман?
   Зенида?.. Нет! ничем не обольстит тиран,
   Ничем души моей к коварству не закупит.
   Зенида в честности Сорене не уступит.
  
                              Сорена
  
   Коль так, прости меня! Прости тоске моей!
   Всё подозрительно в стране мне стало сей!
   Почто о браке мне так часто поминала?
  
                              Зенида
  
   Я сердце тем твое, царица, испытала.
   О браке я твоем так часто говоря,
   Дрожала внутренно российского царя.
   Страшилась я... винюсь! чтобы Мстислав Сорену
   Чрез прелесть не вовлек во слабость и измену.
   Молве ж разнесшейся, как ты, не верю я.
  
                              Сорена
  
   Не верю!.. но душа тревожится моя!
   Пойди... изведай всё, не медли ни минуты,
   Проникни истину, проникни тайны люты,
   Почтися преклонить Мстиславовых рабов,
   Почтись чрез них узнать поставленный мне ков.
   Сыпь злато, ослепляй сердца сребролюбивы,
   Дари им и сули за вести справедливы:
   Они невольники; монарх у них тиран,
   Так их достоинства - измена и обман,
   А извиненье им - оковы их и бедства.
  
                              Зенида
  
   Царице угодить употреблю все средства.
    
                          ЯВЛЕНИЕ 2
  
                              Сорена
                               (одна)
  
   Вот злейшие часы для сердца моего!
   Иль всё я возвращу, иль вдруг лишусь всего.
   Душа моя теперь-колеблемое море!
   В любви, отчаяньи, в надежде, страхе, горе!
   На чем остановлю несчастную себя?
   Гнушаюсь жизнию, и жизнь мою любя,
   От неизвестности Замировой судьбины
   Во всем я нахожу к тоске моей причины!
   О вы! которых я неложно в сердце чту
   И коих гордый враг, считая за мечту,
   Желает истребить-желает християнство
   Нам в души поселить чрез наглое тиранство,-
   Доколь вы будете презрение терпеть
   И подданных своих в постыдном рабстве зреть!
   Потерпите ли вы толикие досады?
   В темницы ваши днесь преобращенны грады,
   В них стонет ваш народ, в них кровь течет граждан,
   Везде насилие, грабительство, обман;
   В пренебрежении и олтари и храмы,
   И лишь Мстиславу в честь курятся фимиямы;
   Не вы днесь боги, он: он жизнь дает и казнь,
   Его за бога чтет народная боязнь.
   Злодеям торжество, а нам порабощенье!
   Иль ждете, чтоб Замир соделал им отмщенье
   И от лютейших зол народ избавил свой?
   Спеши!..
    
                          ЯВЛЕНИЕ 3
  
                     Сорена и страж
  
                              Страж
  
                  Уже твой царь и повелитель твой,
   Желая зреть тебя, вошел в твои чертоги.
  
                              Сорена
  
   Мой царь!.. Мстислав - мой царь! и повелитель?.. боги!..
    
                          ЯВЛЕНИЕ 4
  
      Те ж, Мстислав, Премысл и стражи
  
                              Мстислав
  
   Пришествием моим хоть рушен тот устав,
   Который предписал мне твой жестокий нрав,
   Который мне судил тобою страсть вперенну
   Рассудку хладному соделать покоренну;
   Но если ведаешь хоть мало ты любовь
   И веришь, что она к тебе зажгла мне кровь,
   То сей поступок мой, сие любви стремленье
   Не будет почтено тобой за преступленье.
   Не зреть твоих приятств!.. такой устав сносить..
   Нет, нет! еще хочу Сорену вопросить:
   Доколе будет мне тиранкою казаться?
   Доколе мне велит, любя ее, терзаться
   И тщетной жертвой быть презренья своего?
   Но чем достоин я несчастия сего?
   Что ненависть твою к Мстиславу возбуждает?
   Иль тем против себя в тебе ее рождает,
   Что хочет он возвесть тебя на росский трон,
   Где будешь зрети ты премножество корон,
   Мстиславовой рукой в Россию принесенных,
   И подданных тебе владельцев побежденных?
   Ужель тебя я тем, дражайшая, гневлю?
   Иль тем, что я тебя всех более люблю,
   Что прелестью твоей я взоры насыщаю,
   Что сердце я тебе и душу посвящаю,
   Что взора твоего я раб среди побед?
   Сия ль, сия ль вина всех мук моих и бед?
   Я страстен, ты хладна; я рвуся, ты спокойна;
   Но зря, что ты моей любови недостойна,
   Что радуешься ты страданью моему,
   Я всё тебя люблю и предпочту всему,
   Всему, что в свете есть, величеству и славе!
   Люби!.. И всё найду в Соренином уставе.
   Но ты, жестокая, моих не внемлешь слов!
   Чем угодить тебе?.. вещай!.. на всё готов.
   В покорности моей не будешь зреть препоны,
   Мстиславу страстному твои слова законы.
   Что должен предприять?
  
                              Сорена
  
                                              Сорену позабыть
   И похищенный трон Замиру возвратить,
   И в нашей тем стране спокойствие восставить;
   Не варварством себя, щедротою прославить.
   Вот всё, что я могу Мстиславу повелеть.
  
                              Мстислав
  
   Довольно! ты велишь Мстиславу умереть.
   Тиранка быв его, ты хочешь быть убийца!
   Неблагодарная!.. Лютейша в свете львица!
   Змия, сосущая мою по капле кровь!
   Так вот награда мне за всю к тебе любовь!
   Когда мое в тебе блаженство заключаю,
   Когда тебе, когда весь свет с собой вручаю,-
   Ты требуешь... увы!.. чтоб я тебя забыл?
   Чтоб мучился?..
  
                              Сорена
  
                               Чтоб ты великодушен был,
   Склонился к истине и к должности героя
   И, вредну страсть в себе рассудком успокоя,
   Из нашей области отшел к твоим странам
   И с вольностью вручил блаженство прежне нам.
   Вот требуют чего от гордого Мстислава
   Сорена, долг и честь...
  
                              Мстислав
  
                                          Погибни честь и слава!
   Погибни всё тогда, всё счастие людей,
   Когда не буду зреть Сорениных очей!
   Любовь, которой все подвластны смертны роды!
   Владычица сердец, владычица природы,
   Превыше всех страстей, законов и ума:
   Она в подсолнечной всему закон сама;
   И мужество и честь бессильны перед нею;
   Она сотворена природы быть душею,
   Она судила мне тобою ввек гореть!
   А ты судила мне мучении терпеть.
   Так в чем, жестокая! я винен пред тобою?
   Сражайся не со мной, сражайся в том с судьбою
   И, строго воружась на слабо вещество,
   Вини! но не меня, Творца и естество.
  
                              Сорена
  
   Когда невинен ты, невинна и Сорена.
   Мне мил Замир, и мне чужда в любви измена.
   Замиру верной быть есть первый мой закон,
   В Сорениной душе запечатлелся он.
   Но знай, что я любовь не чту за преступленье,
   К несчастливой любви имею сожаленье,
   В мучениях ее ничто не превзошло,
   Но быть изменницей считаю я за зло.
  
                              Мстислав
  
   Когда бы ты любовь к Мстиславу ощущала,
   О правилах таких ему бы не вещала.
   Ты мысли бы своей отверзла путь иной,
   Суровости твоей твой хлад ко мне виной.
   Но вижу, что мое старание бесплодно,
   Что всё тебе... что всё в Мстиславе неугодно:
   Его к тебе любовь, внимание и честь,
   К которой он тебя с собой желает взнесть,
   Его сокровища, его гремяща слава:
   В очах твоих ничто Российская держава
   И блеск других корон, подверженных ему.
   Сорена гордая не внемлет ничему!
   И если бы владел престолом я вселенной
   И с ним тебе вручил мой дух, тобою пленной,
   Ты б и тогда ко мне бесчувственна была!
  
                              Сорена
  
   Замиру и тогда б я сердце сберегла.
   Мстиславу, всем царям... и всем престолам мира
   Сорена предпочтет единый взгляд Замира!
                              (Уходит.)
    
                          ЯВЛЕНИЕ 5
  
                 Мстислав и Премысл
  
                              Мстислав
  
   Постой!.. Не внемлют мне! Бегут от глаз моих!
   Что должен предприять в сраженьи чувствий злых,
   В любви, отчаянья, в лютейшей мне досаде?
   И тени... тени нет... увы! к моей отраде!
   Но сам несчастию, я сам иду вослед.
   О заблуждение!.. Вот плод моих побед!
   Вот для-ради чего искал оружьем славы
   И расширял предел подвластной мне державы!
   Вот для-ради чего лил кровь моих граждан,
   И троны низвергал, и сделался тиран,
   Последуя одной честолюбивой воле,
   Чтоб соверша всё то, терзался на престоле!
   И зря у ног своих трепещущих князей,
   Был сам рабом жены... и пленницы своей;
   Чтоб, жертвуя всегда своим тщеславью веком,
   Льстясь свыше быть людей, был тем же человеком.
                     (Упадает в креслы.)
  
                              Премысл
  
   Что вижу, государь!.. Мстислав ли тако слаб?
  
                              Мстислав
  
   Мстислав уже не царь!.. Мстислав Соренин раб!
   Вотще против ее себя вооружаю;
   Вотще презрение, досады вображаю,
   Которые она всечасно мне творит;
   Вотще рассудок мне и слава говорит:
   "Мстислав, опомнися!.. беги любовной страсти,
   Герою ли носить ее оковы власти;
   Твой жребий не любовь, полсвета пред тобой,
   Владыко россов ты, победа жребий твой,
   А мзда твоих побед-вселенной удивленье.
   За бога чтить любовь не слабость, преступленье:
   Душ низких бог она! великих душ раба!
   Ты князь! пример других! в тебе ль душа слаба?
   Тебе ли для забав свой долг возненавидеть?
   Тебя ль у ног жены вселенна будет видеть?"
   Вотще мне сей дают полезнейший совет...
   Я внемлю, внемлю им, когда Сорены нет.
   Но лишь очам моим тиранка чувств предстала,
   Вскипела кровь моя!.. душа вострепетала!
   Не внятен глас ума, зря... блеск ее очей,
   Мстислав себя забыл... и всё подвластно ей.
  
                              Премысл
  
   Так удали от глаз своей причину муки.
  
                              Мстислав
  
   Сорену удалить?.. Умру от сей разлуки!
   Минуты без нее Мстислав не проживет;
   Темницей... адом мне казаться будет свет
   С Сореной разлучусь по смерти лишь, не прежде.
   При ней отрада мне осталась хоть в надежде.
   Нет, нет! не льсти себя склонить меня на то.
   Коль разум ослабел, совет друзей ничто!
  
                              Премысл
  
   Но вспомни...
  
                              Мстислав
  
                            Знаю всё, что ты сказать мне хочешь;
   Я знаю, что в своем монархе ты порочишь
   И чем от сна его ты мыслишь пробудить;
   Но тщетно: страсти мне ничем не победить:
   Ни честолюбием, ни гордостью, ни местью!
   Страсть борется со всем: с рассудком, долгом, честью,
   И, побеждая всё, лишь царствует одна,
   Ей сердце предано, и ею мысль полна.
   Я ведаю, что я Сорену оскорбляю,
   Что страстию моей ей сердце отравляю,
   Что я злодей ее, мучитель и тиран,
   Что истребитель я подвластных ей граждан,
   Отечества ее, и враг ее супруга,
   Что я чудовище всего земного круга,
   Себя питающий лишь кровию людей,
   И человечества и божества злодей;
   Что Бога я забыл, за славу чтя тиранство,
   И, кланяясь Христу, бесславлю християнство,
   Я ведаю, что я Соренин век гублю;
   Я ведаю, что я... что я ее люблю,
   Что ею я живу и ею умираю,
   И больше ничего я ведать не желаю.
  
  
   ДЕЙСТВИЕ II
  
                          ЯВЛЕНИЕ 1
  
                        Сорена и Зенида
  
                              Сорена
  
   Ах, где Остан? Где сей Замиров верный друг?
   Дай зреть его скорей и успокой мой дух!
   Он может лишь один решить мое сомненье,
   Умножить мук моих и уменьшить мученье.
   Но ах! что медлит он увидеться со мной?
   Иль смерть Замирова, увы! тому виной?
   Коль так, почто мои скрываешь ты напасти?
   Или из жалости к моей лютейшей части?
   Жестокая! вещай: "Скончался твой супруг",
   Сим словом извлечешь трепещущий мой дух.
   Жить в свете без него я чту за преступленье.
   Злодейством я твое считаю сожаленье!
  
                              Зенида
  
   Твой страх неправеден... приди в себя, приди.
  
                              Сорена
  
   Коль жалость чувствуешь... Остана приведи.
  
                              Зенида
  
   Приказа твоего исполнить мне не можно.
  
                              Сорена
  
   Так нет его!..
  
                              Зенида
  
                          Он здесь, вещаю то неложно;
   Но он под стражею и множество других
   Пришедших с ним граждан освобождать своих.
  
                              Сорена
  
   Вот новые еще от варвара досады!
   О боги! так ни в чем не будет мне отрады?
   Блеснет надежды луч и скроется тотчас,
   Знать, вечно мне от слез не осушати глаз!
   Куда ни обращусь, о чем ни помышляю,
   Едины горести и муки исчисляю;
   Везде перед собой отверсту пропасть зрю.
   Но ах! что медлю я и тщетно говорю?
   Не пременяется от слов судьбина злая.
   Мне должно действовать... Зенида дорогая!
   Поди к Мстиславу ты... проси его, чтоб он
   Хотя смягчился раз на горестный мой стон,
   Хоть на минуту бы освободил Остана.
                    (Зенида уходит.)
   Ах! если б я могла склонить к тому тирана,
   Чтоб пленных мне узреть, чтоб мне от них познать;
   Умреть мне иль еще в надежде мне стонать;
   Но тщетно льщусь! Мстислав не укротится в страсти;
   Любовь его сулит едины мне напасти.
   О боги! вас прошу: смягчите дух его.
   Откройте мне судьбу супруга моего
   Иль выньте, ах! скоряй мой дух, Замиром страстный.
   Мстиславов глас!.. идет... О сердцу вид ужасный!
    
                          ЯВЛЕНИЕ 2
  
         Сорена, Мстислав, Зенида
  
                              Мстислав
                              (Зениде)
  
   Я просьбы чрез тебя внимати не хочу;
   Из уст дражайших мне познать ее лечу.
                              (Сорене)
   То правда ли?.. Но что!.. мой зрак тебя смущает!
   Предстал Мстислав... и взор Сорена отвращает!
   Не может зреть его без гнева ни часа.
   С какою смешана жестокостью краса!
   А я... я той, увы! минуты ненавижу,
   В которую тебя, жестокая! не вижу.
   Отсутство мне твое и самой смерти злей,
   Нет счастья для меня без прелести твоей.
   Душа моя к тебе навеки прилепленна:
   Коль нет тебя, пуста, мне кажется, вселенна,
   Природа без приятств и всё плачевно в ней,
   И остаюся я с одной тоской моей.
   Ты правишь днесь одна Мстиславовой судьбою,
 &nb

Другие авторы
  • Холодковский Николай Александрович
  • Романов Пантелеймон Сергеевич
  • Ярцев Алексей Алексеевич
  • Ирецкий Виктор Яковлевич
  • Писемский Алексей Феофилактович
  • Карелин Владимир Александрович
  • Галанский Сергей
  • Политковский Николай Романович
  • Коневской Иван
  • Курицын Валентин Владимирович
  • Другие произведения
  • Головнин Василий Михайлович - Путешествие шлюпа "Диана" из Кронштадта в Камчатку...
  • Данилевский Григорий Петрович - Стория о Господе и о земле
  • Плеханов Георгий Валентинович - О книге Л. И. Мечникова: "цивилизация и великие исторические реки"
  • Вяземский Петр Андреевич - (О переводе)
  • Филиппсон Людвиг - Людвиг Филиппсон: биографическая справка
  • Жихарев Степан Петрович - Биографическая справка
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Перси Биши Шелли. Ченчи
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Литературная хроника ("Современник". Том девятый)
  • Леонтьев Константин Николаевич - Письма к Анатолию Александрову
  • Бекетова Мария Андреевна - Ст. Лесневский. Так жизнь моя спелалсь с твоей...
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 480 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа