Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Обозрение новых пиес, представленных на Александринском театре. (Статья четвертая)

Некрасов Николай Алексеевич - Обозрение новых пиес, представленных на Александринском театре. (Статья четвертая)


  

Н. А. Некрасов

Обозрение новых пиес, представленных на Александринском театре. <Статья четвертая>

  
   Н. А. Некрасов. Полное собрание сочинений и писем в пятнадцати томах
   Критика. Публицистика. Письма. Тома 11-15
   Том одиннадцатый. Книга первая. Критика. Публицистика (1840-1849)
   Л., Наука, 1989
  

Обозрение новых пиес, представленных на Александринском театре.

<Статья четвертая>

  
   Креол и креолка, водевиль в двух действиях, перевод с французского Н. Аничкова. Купцы, оригинальный водевиль в одном действии. Яков Шишиморин, портной из Лондона, водевиль в двух действиях, переделанный с французского Ф. Дершау. Л<ев> Г<урыч> Синичкин и М<акар> А<лексеевич> Губкин, провинциальные актеры, водевиль г. Ровбе.
  
   У купца жена хворает,
   <. . . . . . . . . . .>
   А лекарство выступает
   На Царицыном лугу
   В эполетах; я не лгу,
   Показать его могу.
  
   Вот несколько строк одного из замысловатейших куплетов водевиля "Купцы". Публике этот куплет чрезвычайно понравился и был повторен по ее громогласному требованию. Удивительный куплетец! Нужно много искусства, чтоб произвесть такую диковинку. Нужно также и большое знание тех, для кого пишешь, чтоб надеяться, что заслужишь от них рукоплескание подобною "остротою". Все таковые качества, вероятно, есть налицо в авторе "Купцов", иначе мы никогда бы не услышали на сцене вышеприведенного куплета. Прочие куплеты не уступают этому ни в замысловатости, ни в грации. Содержание же целого водевиля напоминает собою лучшие романы Федота Кузмичева и компании. К дочери купца Лизоблюдова, "торгующего красным товаром", сватается купчик с Апраксина двора Праходкин. Маша любит не Праходкина, а приказчика Рудкова; но Лизоблюдов приказывает ей выйти за Праходкина и обещает ему дать в приданое дом в тридцать тысяч, который он намерен оттягать у Рудкова за то, что Рудков будто бы растратил из лавки его все товары. Праходкин одобряет плутовское намерение своего будущего тестя и дает ему совет, как поискуснее обделать дело. Чтоб задобрить градского главу Усова, Лизоблюдов дарит ему тысячу рублей в бисерном бумажнике. Усов, резонер и дурак, порядочно наскучивший публике пошлыми сентенциями о добродетели, о чести, о торговом нраве и о прочем, наконец открывает плутовство Лизоблюдова, к чему послужила поводом подаренная ему в бисерном бумажнике тысяча рублей. Будь она подарена в сафьянном, может быть, ничего бы этого не было! Вот как иногда от малых причин бывают важные последствия! Оправданный Рудков женится на Маше, а Праходкина выгоняют вон. Конец. Вначале мы привели вам образчик куплетов, теперь приведем образчик остроумных изречений, которыми изобилует водевиль "Купцы". Праходкин в качестве жениха Маши говорит ей: "Позвольте облобызать вашу драгоценную ручку, которая по белизне и добротности не уступает французскому атласу по восьми рублев!" В другом месте он говорит, что у нее душа на сантентюрковой подкладке и пр. Таких фраз бездна; между ними много даже и таких, от которых автор мог бы, без потери для его создания, избавить публику, если бы не хотел угодить высшему кругу зрителей. Но... автор, видно, знает это дело лучше нас с вами, почтенный читатель. Во всё продолжение пиесы беспрестанно раздавались рукоплескания, каких но исторгала ни одна пиеса Шекспира. И грех сказать, чтоб хлопал один раек; нет, все хлопали, у всех на лице сияло удовольствие неподдельное, которое каждый почему-то старался скрыть. Честь и слава автору: под благовидным предлогом потешить раек он привел в необыкновенный экстаз райскую публику!
   "Креол и креолка". Генрих Жерв<ень>, негоциант из роду креолов, женится, для поправления расстроенных обстоятельств своего кармана, на девице Сесилии, из роду европеянок. К тому всеми мерами способствует друг дома невесты, Дестиле. Между тем Зилия, мать которой Генрих некогда спас от смерти, страстно любит своего избавителя, но не смеет ему в том открыться. До Генриха доходят слухи, что отец его невесты разорился, вследствие чего дело принимает другой оборот: он готов отказаться от Сесилии и жениться на креолке. Но слухи оказываются ложными, и Генрих делается мужем Сесилии. Пока он венчается, Зилия узнает, что у нее умер богатый дядя и оставил ей огромное состояние. Зилия падает в обморок, не оттого, что получила наследство, а оттого, что узнала о свадьбе Генриха или, может быть, потому, что падение ее в первом акте казалось автору необходимым для произведения эффекта. Для второго акта он сберег креолку. В отсутствие Генриха жена его делает долги, ездит по балам и мучит Зилию, которая определилась к ней в горничные из любви к Генриху (какое грандиозное самоотвержение!). Зилия с покорностию переносит добровольное унижение и тайно от всех уплачивает долги ветреной Сесилии. Узнав капризный нрав жены и великодушную любовь Зилии, Генрих готов бросить жену и уехать с Зилиею в Мартинику. Но Сесилия открывает ему, что она "носит под сердцем залог их супружеской любви"; Генрих принужден остаться. Великодушная Зилия одна уезжает в Мартинику.
   "Яков Шишиморин, портной из Лондона" перекроен из французского водевиля. Если б его не переделывать, а просто перевесть, то в нем было бы гораздо больше смысла, а может быть, и занимательности. И как переделан он! У всякого автора и переводчика своя манера писать и переводить. У г. Дершау, только что вступающего на водевильное поприще, своя манера переделывать. Манера остроумная и чрезвычайно простая, как вы сейчас увидите. С ней можно что угодно переделать в русские нравы с неимоверною скоростию. Во-первых, чтобы придать водевилю русский характер, г. Дершау перенес действие из Лондона в Петербург, и именно за Знаменский мост. Во-вторых, он вставил в роль каждого из действующих лиц фразу, после которой нельзя уже сомневаться, что водевиль русский. Одного он заставил сказать: "В таком-то году я приехал из Лондона в Петербург и поселился за Знаменским мостом"; другого: "Меня в детстве подняли на лондонской мостовой и привезли в Петербург" и т. д. Вот вам и весь секрет переделывания иностранных пиес в русские! Как жаль, что он прежде был неизвестен! Сколько прежде было хлопот переделывателю. Он должен был стараться придать действующим лицам русский характер, приспособить происшествия к русскому быту, нравам и обычаям, заменить своим то, что не сообразовалось с нашим бытом! Г. Дершау доказал своею переделкою, что ничего этого не нужно и что то же самое можно делать гораздо легче и скорее, не соображаясь с трудными требованиями здравого смысла.
   Лорд Кларендон в молодости своей произвел на свет двух сыновей, о которых за множеством дел совершенно забыл. Под старость, когда человек обыкновенно начинает жить воспоминаниями, он вспомнил о плодах своего заблуждения и принялся отыскивать их. Одного он нашел портным, а другого мотом, скрывающимся у портного от "неоплатных долгов". Портного лорд хочет усыновить, с тем чтоб он женился на какой-то лондонской красавице. Но портной, влюбленный в бедную Бетти, отказывается от своих прав в пользу меньшего брата, а сам женится на своей возлюбленной. При всех несообразностях, в которые ввела переделывателя его упростительная метода, водевиль на сцене довольно смешон и имел успех.
   Нет сомнения, что всякая шутка хороша до известных пределов, переходя которые она становится тяжелою, натянутою и, уж разумеется, нисколько не оригинальною. Тысячу первый пример тому видим мы в водевиле г. Ровбе "Синичкин и Губкин". Каждый из них в своем роде и в своем месте некогда привлекал внимание публики; цель авторов была достигнута - и довольно. В дополнение всего в водевиле г. Ровбе характеры двух известных персонажей искажены, лишены жизни и нисколько не интересуют зрителя своим положением. Толку в нем мы не нашли вовсе, сюжета тоже, смыслу мало, чужих фраз и пошлостей всякого рода чересчур много. Все таковые достоинства и недостатки привели его к общей участи всех плохих пиес: проводили его со сцены шиканьем.
  

Примечания

  
   Печатается по тексту первой публикации.
   Впервые опубликовано: ЛГ, 1841, 1 июля, No 72, с. 285-287, без подписи.
   В собрание сочинений впервые включено: ПСС, т. IX.
   Автограф не найден.
  
   Об авторстве Некрасова см.: наст. кн., с. 452.
  
   С. 298. Вот несколько строк одного из замысловатейших куплетов водевиля "Купцы". - О водевиле "Купцы" см.: наст. кн., с. 276-277 и 451. Некрасов цитирует строки куплетов из д. II, явл. 2 с разночтением "У купца жена хворает" вместо "У купца жена страдает".
   С. 299....на сантентюрковой подкладке... - Сантентюрковая - искаж. сатентюрковая (от франц. satin turc или satin turquin), сделанная из турецкого атласа.
   С. 300. "Креол и креолка". - См.: наст. кн., с. 274-275 и 450.
   С. 300. "Яков Шишиморин, портной из Лондона".... - См.: наст. кн., с. 275-276 и 450-451.
   С. 301. Тысячу первый пример тому видим мы в водевиле г. Ровбе "Синичкин и Губкин". - См.: наст. кн., с. 277-278 и 451.
  

Другие авторы
  • Шкапская Мария Михайловна
  • Кудряшов Петр Михайлович
  • Верн Жюль
  • Ломан Николай Логинович
  • Нефедов Филипп Диомидович
  • Черкасов Александр Александрович
  • Семевский Василий Иванович
  • Васильев Павел Николаевич
  • Правдухин Валериан Павлович
  • Черниговец Федор Владимирович
  • Другие произведения
  • Решетников Федор Михайлович - Филармонический концерт
  • О.Генри - Врачу, исцелися сам!
  • Некрасов Николай Алексеевич - Обозрение новых пиес, представленных на Александринском театре. Статья первая
  • Киреевский Иван Васильевич - О необходимости и возможности новых начал для философии
  • Анненский Иннокентий Федорович - И.И.Подольская. Иннокентий Анненский - критик
  • Станюкович Константин Михайлович - Дождался
  • Нарбут Владимир Иванович - В огненных столбах
  • Деледда Грация - Грация Деледда: биографическая справка
  • Лунц Лев Натанович - Родина
  • Тургенев Иван Сергеевич - По поводу "Отцов и детей"
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 194 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа