Главная » Книги

Мольер Жан-Батист - Мизантроп, Страница 6

Мольер Жан-Батист - Мизантроп


1 2 3 4 5 6 7 8

iv>
   Я вам открою все: поедемте ко мне;
  
   Вы лично сможете проверить все вполне,
  
   Я доказательство дам верное измены,
  
   И вы поверите в неверность Селимены;
  
   И если можете ее вы позабыть,
  
   Вам утешение найдется, может быть.
  
  
  
   Действие четвертое
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
   Элианта, Филинт.
  
  
  
  
  Филинт
  
   Ну нет! Упрямее не видывал я нрава,
  
   И чтоб их примирить, нужна была управа!
  
   Уж судьи повернуть старались так и сяк,
  
   Но на своем стоял упорно наш чудак!
  
   И, верно, в первый раз такого рода ссору
  
   Пришлось им подвергать судебному разбору.
  
   "Пусть так, - он говорил, - я уступлю во всем,
  
   Но только этот пункт оставим целиком.
  
   На что в обиде он? В чем оскорбленье слышит?
  
   В том славы нет худой, что он бездарно пишет.
  
   На что он сердится, я, право, не пойму;
  
   И что суждение мое далось ему?
  
   Прекрасный человек ведь все-таки при этом
  
   Отлично может быть посредственным поэтом;
  
   Он честный дворянин, сомненья в этом нет,
  
   Он смел, достоин, добр, но он плохой поэт;
  
   Готов его хвалить, когда б мне приказали,
  
   За ловкость на коне, с оружьем, в бальной зале;
  
   Но за его стихи - увольте! ваш слуга!
  
   Писать не должен он; мне правда дорога.
  
   Простить ему стихи я б только мог, поверьте,
  
   Когда б он их писал под страхом лютой смерти".
  
   Ну, словом, все, на что могли склонить его
  
   (И это было уж большое торжество),
  
   Что он сказал ему, смягчив свой тон немного:
  
   "Мне, сударь, очень жаль, что я сужу так строго,
  
   И я из дружбы к вам хотел бы от души
  
   Сказать вам, что стихи бесспорно хороши!"
  
   Тут их заставили обняться в заключенье,
  
   И тем окончилось все это развлеченье.
  
  
  
  
  Элианта
  
   Он странный человек, совсем из ряда вон;
  
   Но я ценю его, и нравится мне он.
  
   Такая искренность - особенное свойство;
  
   В ней благородное какое-то геройство.
  
   Вот очень редкая черта для наших дней,
  
   И я хотела бы встречаться чаще с ней.
  
  
  
  
  Филинт
  
   А я чем более встречаюсь с ним, признаться,
  
   Тем больше одному готов я изумляться:
  
   С такой натурою, какой он одарен,
  
   Как мог он полюбить, как мог увлечься он?
  
   И тщетно разгадать стараюсь я причину,
  
   Как в вашу именно влюбился он кузину!
  
  
  
  
  Элианта
  
   Вот лишний вам пример: душ сходство и сродство
  
   Для сердца, для любви не значит ничего.
  
   Такой симпатии невольной зарожденье
  
   Опровергает все подобные сужденья.
  
  
  
  
  Филинт
  
   Но как вам кажется: любим он ей иль нет?
  
  
  
  
  Элианта
  
   Ах, на такой вопрос мне трудно дать ответ.
  
   Как знать, любим ли он! Любовь душой играет.
  
   Я думаю, она сама не разбирает.
  
   Мы любим иногда, не ведая о том,
  
   А часто бред пустой любовью мы зовем.
  
  
  
  
  Филинт
  
   Боюсь я, что наш друг с прелестною кузиной
  
   Минуты счастия не будет знать единой!
  
   О, если б чувствовать по-моему он мог,
  
   Он скоро понял бы, где счастия залог:
  
   Он сделал бы умней, оставив Селимену
  
   И ваших добрых чувств к себе поднявши цену.
  
  
  
  
  Элианта
  
   Я буду искренна. Я вам сказать должна
  
   (В подобных случаях нам искренность нужна):
  
   Я против чувств его ни капли не имею,
  
   Ему сочувствую я всей душой своею;
  
   Когда бы от меня зависел их союз,
  
   Я б помогла сама скрепленью этих уз.
  
   Но если бы он мог нуждаться в утешенье,
  
   Нежданно потерпев надежд своих крушенье,
  
   И если бы она другого избрала,
  
   То, может быть, его утешить я б могла,
  
   И то, что встретил он у ней отказ, нимало
  
   Моей симпатии к нему б не помешало.
  
  
  
  
  Филинт
  
   А я, сударыня, я сам ценю и чту
  
   К Альцесту ваших чувств прекрасных теплоту;
  
   Спросите у него - он скажет несомненно,
  
   Что говорил ему о вас я откровенно.
  
   Но если все-таки их свяжет Гименей,
  
   Вы будете рукой располагать своей, -
  
   Тогда позвольте мне, с надеждою смиренной,
  
   Пытаться заслужить тот дар неоцененный,
  
   Который у него отвергнуть хватит сил;
  
   О, если бы он мне дарован небом был!
  
  
  
  
  Элианта
  
   Вы шутите, Филинт.
  
  
  
  
  Филинт
  
  
  
  
   Сударыня, нимало;
  
   Давно уж сердце вам открыть любовь желало;
  
   От глубины души теперь я говорю;
  
   Приблизить этот миг желанием горю.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
  
   Альцест, Элианта, Филинт.
  
  
  
  
  Альцест
  
   Ах, разделите же со мною возмущенье:
  
   При всей моей любви не нахожу прощенья!
  
  
  
  
  Элианта
  
   Чем вы взволнованы, что с вами?
  
  
  
  
  Альцест
  
  
  
  
  
  
  Что со мной?..
  
   Я насмерть поражен изменою такой!
  
   Стихии бешенство, небес громовых кара -
  
   Все легче было бы подобного удара.
  
   Конец моей любви! Нет слов, как тяжело!
  
  
  
  
  Элианта
  
   Сверитесь с силами. Но что ж произошло?
  
  
  
  
  Альцест
  
   О небо!.. Неужли такого обаянья
  
   С порочной низостью возможно сочетанье?
  
  
  
  
  Элианта
  
   Но что же наконец?
  
  
  
  
  Альцест
  
  
  
  
   Ах, гибель мне грозит;
  
   Все, все покончено: я предан, я убит!
  
   О, кто б поверить мог? Нет, легче мне могила.
  
   Она мне неверна, она мне изменила!
  
  
  
  
  Элианта
  
   Есть доказательства серьезные у вас?
  
  
  
  
  Филинт
  
   Вы подозрительны бываете подчас,
  
   И ваш ревнивый ум готов принять химеру
  
   За...
  
  
  
  
  Альцест
  
  
   Сударь, черт возьми! В советах знайте меру.
  
   Улики для меня достаточно такой:
  
   Письмо, что писано изменницы рукой!
  
   К Оронту от нее письмо в моем кармане,
  
   Оно открыло мне все о ее обмане.
  
   Оронт! А я его как раз не брал в расчет;
  
   Я думал, он-то уж ее не увлечет!
  
  
  
  
  Филинт
  
   Но письмам не должны мы верить безусловно,
  
   И, может быть, она совсем не так виновна.
  
  
  
  
  Альцест
  
   Довольно, сударь мой, заботьтесь о себе
  
   И предоставьте вы меня моей судьбе!
  
  
  
  
  Элианта
  
   Но вы должны простить, должны свой гнев умерить.
  
  
  
  
  Альцест
  
   Нет, этот труд могу я только вам доверить.
  
   Я прибегаю к вам с надеждою одной,
  
   Что вы поможете душе моей больной.
  
   Вы за меня должны отметить неблагодарной,
  
   Что платит за любовь изменою коварной, -
  
   Отметить за эту ложь, что так для вас чужда!
  
  
  
  
  Элианта
  
   Мне отомстить за вас? Но как?
  
  
  
  
  Альцест
  
  
  
  
  
   Сказав мне: _да!_
  
   Приняв мою любовь и сердце безраздельно!
  
   Вот чем изменнице я отомщу смертельно.
  
   Я накажу ее: пусть мучится она,
  
   Увидев, что душа другой любви полна,
  
   Увидев нежность всю, заботу и почтенье,
  
   Что я у ваших ног сложу в благоговенье.
  
  
  
  
  Элианта
  
   Я вам сочувствую, поверьте, всей душой,
  
   И сердце ваше - дар прекрасный и большой.
  
   Но, право, может быть, не так опасна рана,
  
   И мстить изменнице еще вам слишком рано,
  
   От милых рук удар не ранит глубоко,
  
   И забываем мы наш пылкий гнев легко.
  
   Решенья любящих нередко очень хрупки:
  
   Кто мил нам, в тех легко все извинить проступки;
  
   Обида тает вмиг под взглядом дорогим,
  
   И гнев влюбленного непрочен, точно дым.
  
  
  
  
  Альцест
  
   Нет, нет, сударыня! Настаивать бесцельно,
  
   Я разрываю с ней, я оскорблен смертельно.
  
   Мое намеренье всех ваших слов сильней:
  
   Я б презирал себя, когда б вернулся к ней.
  
   Она!.. Я вне себя от гнева и волненья.
  
   Я брошу ей в лицо всю тяжесть обвиненья;
  
   Я сердце от нее навек освобожу
  
   И с радостью его у ваших ног сложу!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
  
   Селимена, Альцест.
  
  
  
  
  Альцест
  
  
  
   (в сторону)
  
   Смогу ль умерить я свое негодованье!..
  
  
  
  
  Селимена
  
  
  
   (в сторону)
  
   Уф!
  
  
  
   (Альцесту.)
  
  
   Что же с вами вдруг? В каком вы состоянье?
  
   Вздыхаете, мрачны, нахмурено чело.
  
   Что вас в подобное унынье привело?
  
  
  
  
  Альцест
  
   А то, что нет души испорченной и злобной,
  
   Чтоб вашей низости была она подобной,
  
   Что в ярости стихий, у демонов в аду -
  
   И там преступницы, вам равной, не найду!
  
  
  
  
  Селимена
  
   Вот это нежности! Я слушаю! Прелестно!
  
  
  
  
  Альцест
  
   А! Будет вам шутить, смеяться - неуместно:
  
   Краснейте лучше вы, краснейте от стыда!
  
   Недаром же я вам не верил никогда;
  
   Вот доказательство в руках теперь имею,
  
   Что предали меня вы хитростью своею.
  
   Как подозрительность бранили вы мою!
  
   Однако горе я предвидел по чутью.
  
   Напрасно тщательно скрывали вы все это.
  
   Я знал, мне только скорбь сулит моя планета.
  
   Да! Но не думайте: не так я терпелив,
  
   Чтоб оскорбление снести не отомстив!
  
   Я знаю: разум наш здесь не играет роли,
  
   Любовь рождается помимо нашей воли;
  
   Насильно пробудить ни в ком не можем страсть,
  
   Душа всегда вольна признать чью хочет власть.
  
   И я б без жалобы ушел от вас подальше,
  
   Когда б вы истину открыли мне без фальши,
  
   Когда бы сразу вы отвергнули мой пыл,
  
   И лишь судьбу винить я в этом должен был.
  
   Но ложной клятвою не выпускать из плена...
  
   О, этот уж обман, преступная измена!
  
   Достойной кары нет для низости такой...
  
   Не в силах я сдержать гнев справедливый мой:
  
   Да, да, сударыня! Я вас предупреждаю,
  
   Я вне себя сейчас - с собой не совладаю,
  
   Я насмерть поражен ударом роковым,
  
   Рассудок мой погиб, я не владею им.
  
   Я в гневе ничего теперь не различаю
  
   И за последствия уже не отвечаю.
  
  
  
  
  Селимена
  
   Что значит это все - угрозы, крик и шум?
  
   Иль окончательно вы потеряли ум?
  
  
  
  
  Альцест
  
   Я потерял его в тот день, когда отравой
  
   Проникнул в душу мне ваш взор, ваш взор лукавый,
  
   И в ослепленье я поверил хоть на миг,
  
   Что я, изменница, у вас любви достиг.
  
  
  
  
  Селимена
  
   Измена? Где? Кому? Скажите же, в чем дело?
  
  
  
  
  Альцест
  
   Вы притворяетесь искусно и умело!
  
   Но средство я нашел вас уличить во всем.
  
   Взгляните. Почерк вам, наверное, знаком?
  
   Довольно этих строк: измены вашей черной
  
   Они являются уликою бесспорной.
  
  
  
  
  Селимена
  
   Так вот безделица, что сводит вас с ума!
  
  
  
  
  Альцест
  
   Вы не краснеете от этого письма?
  
  
  
  
  Селимена
  
   К чему же мне краснеть? Причин не вижу, право.
  
  
  
  
  Альцест
  
   Притворство дерзкое и смело и лукаво.
  
   Хоть подписи и нет - ваш почерк это, да?
  
  
  
  
  Селимена
  
   Мой почерк. Ну так что ж? Какая тут беда?
  
  
  
  
  Альцест
  
   И можете смотреть без всякого волненья
  
   На эту тяжкую улику обвиненья?
  
  
  
  
  Селимена
  
   Я вам должна сказать: мой милый, вы смешны!
  
  
  
  
  Альцест
  
   И вы осмелитесь отречься от вины?
  
   К Оронту нежности - свидетельство вне спора
  
   И вашего стыда и моего позора.
  
  
  
  
  Селимена
  
   К Оронту? Почему? Кто это вам сказал?
  
  
  
  
  Альцест
  
   Те, у кого из рук письмо я это взял.
  
   Но пусть и не к нему, к другому - я согласен;
  
   Из этого письма мне факт измены ясен:
  
   К кому ж написано - не все ли мне равно?
  
  
  
  
  Селимена
  
   Но если к женщине написано оно, -
  
   Что в нем преступного и где для вас обида?
  
  
  
  
  Альцест
  
   Уловка хороша! Я упустил из вида;
  
   Я объяснения такого ждать не мог.
  
   Меня избавили вы сразу от тревог.
  
   Такие хитрости и грубы и нелепы;
  
   Не думаете ж вы, что люди так уж слепы?
  
   Посмотрим! Поглядим! Какой найдете путь,
  
   Чтоб ложью новою доверье обмануть?
  
   Боюсь, что доказать удастся вам едва ли,
  
   Что это к женщине так пылко вы писали.
  
   Извольте объяснить значенье этих фраз,
  
   Что я сейчас прочту...
  
  
  
  
  Селимена
  
  
  
  
  
  Однако будет с вас!
  
   Забавно, что вы вдруг такую взяли волю;
  
   Я оскорблять себя вам больше не позволю.
  
  
  
  
  Альцест
  
   Но не волнуйтесь же, попробуйте сперва
  
   Мне толком объяснить подобные слова.
  
  
  
  
  Селимена
  
   Нет, не исполню я подобную причуду:
  
   Что б вы ни думали, я разъяснять не буду.
  
  
  
  
  Альцест
  
   Я верить вам готов, хоть это мудрено, -
  
   Но докажите мне, что к женщине оно!
  
  
  
  
  Селимена
  
   Нет, нет, к Оронту я писала, это верно.
  
   Я обожанием его горда безмерно,
  
   С восторгом слушаю его я болтовню,
  
   Я восхищаюсь им, люблю его, ценю, -
  
   Вот вам; ну, мстите же, казните, все такое,
  
   Но главное - меня оставьте вы в покое.
  
  
  
  
  Альцест
  
  
  
   (в сторону)
  
   О небо! Где предел жестокости людской?
  
   Встречался ль кто еще со злобою такой?
  
   Как! К ней я прихожу, взволнован и встревожен,
  
   И я же виноват! И я же уничтожен!
  
   Мой презирают гнев - и с дерзкой похвальбой
  
   Смеются над моей последнею мольбой!
  
   Однако все-таки у сердца нет забвенья,
  
   Нет силы разорвать постыдной цепи звенья;
  
   Вооружить себя я не имею сил
  
   Презреньем к той, кого так сильно полюбил!
  
  
  
   (Селимене.)
  
   Вам слишком хорошо известны ваши чары.
  
   Мне взор вот этих глаз - сильнее божьей кары;
  
   И слишком хорошо вы пользуетесь тем,
  
   Что окончательно при вас рассудок нем.
  
   Так прекратите же скорей мои страданья,
  
   Скорее для себя найдите оправданья,
  
   Письмо хоть как-нибудь вы объясните мне -
  
   Я вам готов помочь, не верю я вине;
  
   О, притворитесь же, что любите немного.
  
   Я притворюсь тогда, что верю в вас, как в бога.
  
  
  
  
  Селимена
  
   Вы с вашей ревностью сошли с ума, ей-ей,
  
   И, право, вы любви не стоите моей.
  
   Хотела бы я знать, кто б мог меня заставить
  
   Зачем-то с вами лгать и низко так лукавить?
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 177 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа