Главная » Книги

Львов-Рогачевский Василий Львович - Экспериментальный роман

Львов-Рогачевский Василий Львович - Экспериментальный роман


   В. Львов-Рогачевский.

Экспериментальный роман

  
   Родоначальником романа, в основу которого положен научный опыт, явился во Франции Эмиль Золя, а у нас в России его последователи П. Боборыкин и А. Амфитеатров. Девиз Э. Золя: "наука, примененная к литературе" становится девизом и русских беллетристов натуралистов.
   В 70-х г.г. появляются в "Вестнике Европы" очерки Э. Золя "Романисты натуралисты". П. Боборыкин печатает статью "Реальный роман во Франции", появляется в переводах цикл романов "Карьера Ругонов", начатых в 1871 г. и законченных в 1893 г., а в 1884 г. русский романист Амфитеатров начинает печатать в "Русских Ведомостях" повести "Алимовская кровь", в которой явно чувствуется влияние Э. Золя - "его натуралистического величества". Знаменитый французский романист Эмиль Золя провозглашал свои натуралистические заповеди, как пламенный новатор и протестант, как бесстрастный борец, поднявший свой меч против романтиков, против прикрашенных и подслащенных произведений, против фразы и парения в облаках, против иррационального и таинственного. Стоит только прочесть роман Золя L'Oeuvre ("Творчество"), посвященный художникам натуралистам, чтобы почувствовать весь жар протестанта и новатора. Центральной фигурой романа является художник-натуралист Клод Лантье, моделью к которому, как известно, служил Эдуард Манэ, этот признанный новатор во французской живописи.
   Это произведение с восторгом приветствовал В. Стасов в 1886 г. и видел в нем "не только поучительную картину, но и великое поучение всем, имеющим уши, да слышать".
   Художник Клод Лантье и беллетрист Сандос из романа Золя тоже являются новаторами и протестантами, врагами романтики и проповедниками натурализма. "Мы все насквозь пропитаны романтизмом, теперь нам нелегко отделаться от него. Для этого нужны радикальные средства" - говорил Клод Лантье, уверенный, что "приближается день, когда удачно нарисованная морковь произведет революцию".
   Дать правдивую картину мира - такова задача художника-натуралиста: область его - натура, цель - одна только правда.
   По учению романиста Сандоза, за спиной которого стоит Э. Золя, романисты и поэты "должны обратиться к источнику истины - науке". Сандоз указывает на необходимость применения физиологического метода к искусству и рисует план своей работы таким образом: "Я изберу какую-нибудь семью, буду шаг за шагом изучать жизнь всех ее членов, их прошлое, их поступки, стремление воздействия одних на других. Одним словом, у меня будет человечество в миниатюре, и я смогу проследить условия его роста и движения...". Свои трезвые фантазии Сандоз заканчивал характерной фразой: "И у меня будет маленький домик". Эмиль Золя воплотил в жизнь все мечты Сандоза вплоть до "маленького домика".
   В предисловии к первому своему роману "Карьера Ругонов" он намечал уже страстную речь Сандоза. "Я хочу объяснить", - пигает Золя, - "каким образом живет и движется в обществе одно семейство, маленькая группа людей, на первый взгляд различных, но тесно связанных одни с другими, как это докажет анализ. У наследственности есть свои законы, как у тяжести". Эти законы изучил физиолог-романист, который в своей эстетике видел наследие научной эволюции. Трактат Клода Бернара о медицине он с благоговением переводил на язык художника. Силу этого благоговения к Бернару можно сравнить разве лишь с ненавистью Ф. Достоевского к "Бернарам". Любимые слова Э. Золя: врач, медицина, физиология, эксперимент.
   "Романист, изучающий нравы, дополняет физиолога, изучающего организм" - не раз пишет Э. Золя в своем труде об "Экспериментальном романе". В его творчестве отвлеченного человека заменяет "физиологический человек", "человек-зверь". "Ругон-Маккар" это - "естественная история одного семейства, с его разнузданностью аппетитов".
   Узнать механизм естественных явлений у человека, показать, каким образом проявляются мысль и чувства, все это основать на объяснении физиологии, на влиянии наследственности и окружающих обстоятельств, показать человека в социальной среде, которую он сам создал и в которой он сам изменяется - такова сложная работа художника-наблюдателя и экспериментатора. Для него наблюдение и опыт - тоже, что микроскоп и химический анализ для врача.
   Художник наблюдает, собирает факты, "человеческие документы", устанавливает твердый базис. Затем вступает в область эксперимента. Он заставляет действовать героев, которых он наблюдал в жизни, за которыми следовал по пятам в зал суда, в "вертеп", в мастерскую, в шахту, на биржу, в универсальный магазин.
   Он производит опыт. Он ставит знакомое ему лицо в особые условия, чтобы показать с наглядностью причинную связь, чтобы показать, что "последовательность событий будет такая, как этого требует детерминизм естественных явлений".
   Там, где романтик ссылался на таинственные силы, там наблюдатель и экспериментатор стремился показать закон среды.
   Э. Золя работу художника смешал с работой ученого, голову художника превратил в лабораторию, в литературу внес науку.
   "Расширьте поле экспериментальной науки, доведите до изучения страстей и описания нравов, и вы получите наши романы", - писал Золя, - "романы, которые исследуют причины и объясняют их, собирают "человеческие документы", чтобы иметь возможность властвовать над средой и человеком". Это был почти отказ от художественного творчества ради научного исследования. В увлечении экспериментальным методом была опасность для начинающих художников.
   Золя сам всегда оставался большим художником и создал целую галлерею живых типов в своем экспериментальном романе.
  
  
   Источник текста: Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. - М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925. Т. 1. А-П. - Стб. 1102-1105.
   Оригинал здесь: http://feb-web.ru/feb/slt/abc/lt2/lt2-b021.htm.
  
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 217 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа