Главная » Книги

Ленский Дмитрий Тимофеевич - Хороша и дурна, и глупа и умна

Ленский Дмитрий Тимофеевич - Хороша и дурна, и глупа и умна


1 2 3 4

  

Д. Т. Ленский

  

Хороша и дурна, и глупа и умна

Водевиль в одном действии

  
   Русский водевиль.
   М., "Искусство", 1970
  

Действующие лица

  
   Константин Прохорович Яузов, отставной штабс-капитан.
   Степанида Карловна, жена его.
   Наденька, дочь их.
   Александр Иванович Алинской, гусарский офицер, жених Наденьки.
   Иван Григорьевич Падчерицын, уездный судья, крестный отец Наденьки.
   Емельян, слуга Яузова.
  

Действие в деревне Яузова.

  

Театр представляет комнату. Дверь в середине и две по сторонам. Налево от зрителей стол и все нужное для письма. Направо открытое фортепьяно и ноты. Подле рабочий столик с женским рукоделием. На заднем занавесе окно.

   I

Явление I

  

Константин Прохорович и Степанида Карповна.

Муж в халате, жена в спальном капоте.

  
   Константин Прохорович. Послушай, душа моя! Я тебе говорю, что он придет не прежде одиннадцати: а ведь только половина девятого... Ну, что ты так суетишься?
   Степанида Карповна. Вот хорошо! Еще бы мне не суетиться! Ведь дело-то, батюшка, не шуточное! По той причине - я с ног сбилась хлопотавши.
   Константин Прохорович. Эх, жена! жена! Я тебе говорю, ты много лишнего затеваешь: смотри, Алинскому это не понравится!
   Степанида Карповна. Пожалуйста, мой ангел, не суйся там, где тебя не спрашивают! По той причине, неужто я не знаю, что делаю? Для такого дня да чтоб не приготовиться, принять по-деревенски гостя... да еще какого гостя-то? Зятя! Зятя! Боже мой, я с ума сойду от радости... У меня будет зять!
             Ах, как приятно это слово,
             И как мне хочется сказать:
             "Любезный зятюшка, здорово!
             Здорово, мой любезный зять!"
             А если внук у нас родится
             Точь-в-точь как зять, ни дать ни взять...
   Константин Прохорович.
             Жена! болтать так не годится:
             Твой зять тебе еще не зять.
   Степанида Карповна. Ах, батюшка! Знаю, что еще не зять, ну да будет зять, как скоро увидит наш Наденьку: по той причине, ведь сегодня только первое свидание.
   Константин Прохорович. А легко может быть - и последнее. Я тебе говорю, поручиться за это нельзя.
   Степанида Карповна. Сделай милость, перестань молоть вздор! Да где ж Алинской найдет себе такую невесту? По той причине: Наденька у нас красавица, умница, скромница, воспитана в институте... и как славно варит варенье!
             Могу сказать я беспристрастно:
             Невеста прелесть дочь моя!
                Умна, воспитана прекрасно;
             Собою ж ангел! Вся в меня!
   Константин Прохорович.
             За нею много милого найдется;
             Позволь одно лишь мне сказать:
             У нас пословица ведется
             Тесть любит честь, зять любит взять.
   И потому я тебе говорю, главное дело тут - приданое: а ведь у нас всего только сто душ за Наденькой. Впрочем Алинской, как я от многих слышал, отличный молодой человек, сам очень богат, а родных никого не имеет; стало, надо думать, что он ищет себе жену, а не деревень; и эта свадьба сладится, вот помяни мое слово.
   Падчерицын (за театром). Тс! Стой!.. Не шалить! Устал, разбойник! Ох, хо, хо, хо! Поводите его немножко.
   Константин Прохорович (смотрит в окно) Прошу покорно!.. Это Падчерицын верхом пожаловал!
   Степанида Карповна. Иван Григорьевич?.. Ай да кум!.. Что это с ним сделалось? По той причине, я еще не видала, чтоб он когда-нибудь верхом ездил.
   Падчерицын (за театром). Каков жеребенок? То-то же, ребята!
   Степанида Карповна. Ах он проказник! Ведь целых три недели он у нас не был: совсем зарылся в своих приказных бумагах. Скажу ему про нашу радость: по той причине, он так любит свою крестницу - вот уж с зимнего Николы все хлопочет ей найти хорошенького женишка.
  

Явление II

  

Прежние и Падчерицын, в шпорах и с хлыстиком.

  
   Степанида Карповна. Иван Григорьич! Милости просим!
   Константин Прохорович. Здорово, брат Иван! Заспесивились, сударь, и глаз к нам не кажете!
   Падчерицын.
             Здравствуй, кум ты мой любезный,
             Здравствуй, кумушка моя:
             Вот вам в лицах суд уездный -
             И измученный судья!
             Ради бога, не браните,
             Что совсем я вас забыл;
             Вы на рожу мне взгляните -
             Точно в каторге я был!
             Должность так меня подъела,
             Что я бросил целый свет;
             Переделал столько дела,
             Что, ей-богу, мочи нет!
             Ни друзьями, ни охотой
             Мне заняться не дадут:
             Завален теперь работой
             Бедный наш уездный суд!
             Это просто, братец, значит,
             Что на днях должны мы ждать:
             Кое-кто к нам в суд прискачет
             Все дела ревизовать.
             А у нас же заседатель
             И ленивец и простак,
             Секретарь ему приятель
             И вертит им так и сяк;
             А ты знаешь, как опасна,
             Как продажна эта тварь,
             Как дерет со всех ужасно
             Наш уездный секретарь!
             Дай ему любое дело,
             Для него, брат, все равно:
             Что черно, то будет бело,
             А что бело, то черно,
             Заседатель, дел на зная,
             Все дела лишь им ведет,
             И прошенья не читая,
             Сдуру голос подает;
             В суд приедет всех позднее,
             И старается всегда
             Чтоб уехать поскорее
             Из уездного суда.
             Так в беду чтоб не попасться
             С заседателем таким,
             Мы уж сами все, признаться,
             Над бумагами корпим.
             И хоть в эти три недели
             Жизнь мне каторгой была,
             Но зато уж в самом деле
             Я уладил все дела!
             Я едва освободился,
             К вам стрелою поскакал;
             Кувырком с коня свалился -
             И чуть шею не сломал!..
             Полно, братец, не пугайся:
             Кто ж не падал здесь в свой век?
             Падай, только не марайся -
             Все ты будешь человек!
             Здравствуй, кум ты мой любезный,
             Здравствуй, кумушка моя:
             Вот вам в лицах суд уездный -
             И измученный судья!
   Константин Прохорович. Так ты упал, несчастный рыцарь?
   Падчерицын. Упал, братец, больно упал.
   Степанида Карповна. Ах голубчик мой! Константин Прохорович. Да и кой черт тебя дернул под старость верхом-то ездить?
   Падчерицын. Не черт, а доктор приказал, братец, для здоровья... к тому же нынче все верхом ездят.
   Константин Прохорович. Уж я тебе говорю, ездил бы ты на своих судейских креслах: оно гораздо здоровее.
   Падчерицын. Ну, не всегда, братец, не говори этого: тут иногда сидишь, как на иглах. Впрочем, я хоть и ушибся, да зато не ошибся и привез вам славную весточку!
   Степанида Карповна. Какую это, Иван Григорьевич?
   Падчерицын. Надеюсь, вас, братец, по милости своей, с сынком поздравить!
   Константин Прохорович. Спасибо, кум, спасибо!.. А я тебе говорю...
   Падчерицын. Соловья баснями не кормят, братец; вы все лишь только говорите, а наш брат как бы к делу поскорее. Ты знаешь, братец, что мы с тобой вместе росли, вместе учились и вместе служили. Помнишь ли, как мы, бывало, строили замки на воздухе? Метили то в министры, то в фельдмаршалы; а кончилось тем, что мы оба терли лямку - и вышли в отставку: ты штабс-капитаном, а я подпоручиком, без особенных знаков отличия, да зато с чистой совестью и ранами на груди за царя и отечество.
   Константин Прохорович. А это, я тебе говорю, лучше всего!
   Падчерицын. Уж, разумеется! Ты женился на доброй Степаниде Карповне, зажил в своей деревне; а я остался холостяком и, чтоб не разлучаться с вами, определился в соседнем городке в статскую службу не из доходов - потому что у меня и без того, слава богу, есть свой кусок хлеба - и не из чинов, а так... чтобы не быть без дела... Притом же, братец, ведь я не из ученых и умру титулярным советником.
             И я, братец, не унываю,
             Что титулярным я служу.
             Я честно век свой доживаю,
             Служу себе и не тужу!

(Указывая на сердце.)

             Вот здесь мой список формулярный:
             Моя испытанная честь.
             А что я вечно титулярный:
             Так нашей братьи сколько есть!
   Но это чинолюбие, от которого я сам так давно уж вылечился, сохранил я, братец, в отношении к твоей дочери, моей крестнице. Я хочу, чтоб Наденька ваша была по крайней мере высокоблагородная. Целые полгода я об этом старался и наконец сегодня только успел.
   Степанида Карповна. Как это, Иван Григорьевич?
   Падчерицын. Так же! Сидя у моря, вы дождались погоды. Недаром хлопотал я изо всей мочи. Я нашел жениха чудесного, братец... одним словом, он сын нашего губернатора!
   Степанида Карповна. Неужели!
   Константин Прохорович. Губернаторский сын!
   Падчерицын. И коллежский асессор, братец! Он формально сватается за Наденьку, и вот вам письмо от него, прочтите. Ну! Что же вы? Да что с вами сделалось? А я еще думал, что вы броситесь ко мне на шею и до смерти зацелуете... Каковы, братец! Прошу покорно!
   Константин Прохорович. Мы очень тебе благодарны, любезный кум, за всю твою дружбу и старания, но я тебе говорю, у нас уж есть другой жених.
   Падчерицын. Как, другой?
   Степанида Карповна. Точно так, Иван Григорьевич.
   Падчерицын. Да что ж он значит перед моим-то, Степанида Карповна? Шутка сказать, братец, сын губернатора!
             Знаешь ли ты, что такое
             Губернаторский сынок?
             Он скорее другого вдвое
             Схватит крестик и чинок;
             А притом такого рода
             И местечко он найдет,
             Что, наверно, в два-три года
             Деревеньку наживет.
   Степанида Карловна. Наш будущий зять не имеет в этом никакой надобности по той причине - у него у самого прекрасное состояние... тысяч тридцать дохода!
   Падчерицын. Быть не может!
   Константин Прохорович. Я тебе говорю!
   Степанида Карповна. Он вот недавно купил здесь поблизости славное село: триста душ.
   Падчерицын (насмешливо). А! Благоприобретенное имение! Так, братец, так! Понимаю! Ну, это статья особ! Впрочем, ваша воля: как знаете, так и делайте. Мне, братец, от того ни тепло ни холодно не будет: ведь Наденька ваша дочь, а не моя.
   Константин Прохорович. Ну вот, уж и пошел! Что значит самолюбие! Добрый ты малый, я тебе говорю; старый задушевный наш приятель и кум, а сердишься, что дочь наша, твоя крестница, выходит замуж за хорошего человека... и сердишься потому только, что не ты его высватал.
   Падчерицын. Я сержусь? Помилуй, братец, что ты? В уме ли!
   Константин Прохорович. Ну Да мы лучше потолкуем об этом у меня в кабинете: здесь того и гляди Наденька нас услышит; а мне не хочется, чтоб она что-нибудь знала... Особенно ты, жена, смотри: ни гугу! Алинской в письме своем просил меня никак не называть, кто он и зачем сюда будет; и я дал ему слово, я тебе говорю.
   Падчерицын. Ха, ха, ха! Молодой графчик, как кажется, изволит скрываться в неизвестности... Прекрасно! Уж сейчас, братец, видно, что вельможа... ха, ха, ха!
   Константин Прохорович. Полно! Это делается для того только, я тебе говорю, чтобы избежать огласки. Он приедет будто бы покупать у меня несколько десятин леса.
   Падчерицын. Еще лучше: чем дальше в лес, тем больше дров!... Стало, это, братец, первая глава романа? А ведь романы нынче в моде! Ваш будущий зять, верно, выпрыгнул из Вальтер-Скотта... Ха! Ха! Ха!
   Константин Прохорович. Уж я тебе говорю, что ты зол на него!
   Падчерицын. Право нет; да и за что мне на него злиться, когда я его еще и в глаза не видал?
   Константин Прохорович. И мы также его еще не видали; однако ж я тебе говорю, все отзываются о нем как об отличном офицере.
   Падчерицын. Так он, братец, только что офицер? Тоже, как и мы, его благородие?
   Константин Прохорович. Да что тут благородие, высокоблагородие! Были бы только души и душа благородная.
             А все мне говорят, что он
             Души отменно благородной:
             Любезен, честен, добр, умен
             И образован превосходно.
   Падчерицын.
             Все это отзыв лишь один,
             Но будь он ангел и профессор;
             Не губернаторский он сын
             И не коллежский он асессор!
   Степанида Карповна. Да перестаньте или уйдите спорить в другую комнату: вот Наденька.
  

Слышна ритурнель следующего номера.

  
   Константин Прохорович (уводя Падчерицына в дверь направо). Пойдем, пойдем: тебе говорю, ты зол на него. (Уходит.)
  

Явление III

  

Наденька и потом Степанида Карповна. Наденька в соломенной шляпочке, беленьком платьице и с корзинкою в руках.

  
   Наденька.
             Придет твоя пора, любезная подружка,
             Когда не будешь ты беспечна и востра;
             Уж не займет тебя ни кукла, ни игрушка:
                   Придет твоя пора!
                   Тра, ла, ла, ла...
             Придет твоя пора, когда твое сердечко
             Не даст тебе заснуть всю ночку до утра,
             И ты отдашь дружку сердечко и колечко:
                   Придет твоя пора!
                   Тра, ла, ла, ла...
   Степанида Карповна (выходя от Константина Прохоровича). Где ты была?
   Наденька. В лес ходила, за земляникой. Посмотрите-ка: полную корзину набрала. (Ставит корзину на стол.)
   Степанида Карповна (в сторону). Прекрасно! Это пригодится к десерту. (Вслух.) Зачем ты ходишь в такой жар? Долго ли загореть?
   Наденька. Что же за беда, маменька? Я не боюсь загару. Я страх люблю в хорошую погоду по утрам прогуливаться; особливо теперь, в июне, что за воздух! Прелесть! Уж я бегала, бегала. Ей-богу, кажется, счастливее меня нет на свете.
   Степанида Карповна. Так тебе здесь веселее, чем в институте?
   Наденька. Какое же сравнение? Помилуйте! Да я здесь точно в раю! Я только одного и желаю, чтоб всегда быть при вас, никогда с вами не расставаться. Представьте, маменька, ведь я заходила в деревню и у старосты позавтракала.
   Степанида Карповна. Что ты? Неужели?
   Наденька. Досыта наелась творогу со сливками!
   Степанида Карповна (в сторону). Ах, господи! Что ж она будет делать за столом, при женихе-то? Сидеть сложа руки? (Вслух.) Зачем ты всегда ешь не вовремя? По той причине только аппетит портишь!
   Наденька. О, не беспокойтесь! Я до обеда-то еще пробегаюсь, побываю на мельнице.
   Степанида Карповна. Ты вздор мелешь, сударыня! (В сторону.) Она эдак, пожалуй, и впрямь уйдет, а жених между тем придет. (Вслух.) Будь дома, слышишь? Да что ты? Как ты одета! И без шнуровки! По той причине, точно как в мешке. Неужели у тебя нет платьица получше?
   Наденька. Да в деревне на что же лучше. Я всякий день так одеваюсь, и вы сами мне говорили, маменька, что девушке не должно быть кокеткой.
   Степанида Карповна. Конечно, оно правда... Ну, да все, однако... По той причине, что бывают случаи... Послушай, Наденька... Грушка отнесла к тебе в комнату новое сатентюрковое пунцовое платье, поди-ка примерь его... По той причине, я посмотрю, хорошо ли оно сидит?
             Надень хорошие чулки;
             Да не забудь, надень к тому же
             Атласные и башмаки.
             В них ножка у тебя поуже.
   Наденька.
             Так гости будут к нам сюда?
   Степанида Карповна.
             О нет, но должно нарядиться:
             Как знать, что может иногда
             Со взрослой девушкой случиться!
   Наденька. А разве что-нибудь со мной случится? (В сторону.) Право, не знаю, что это маменьке вздумалось нынче выряжать меня, как куклу какую!
  

Явление IV

  

Прежние и Емельян.

  
   Емельян. Сударыня! Сударыня! Степанида Карповна!
   Степанида Карповна. Что там такое? Емельян. Константин Прохорыч вас сию минуту к себе требует: у него, примером будучи, манишка пропала-с.
   Степанида Карповна. Ну так! Ведь я положила ее к нему на стул, вместе с белой косынкой... Презапамятная головушка! По той причине, он с кумом там заговорился и все разбросал.
   Наденька (в сторону). И папенька тоже рядится!
   Емельян. Тришка хочет уж каклеты поджаривать: надо, примером будучи, скатерть и салфетки к столу. На сколько прикажете?
   Степанида Карповна (тихо). Замолчишь ли ты, дуралей? Я сию минуту выдам тебе белье и серебро. (Наденьке.) А ты, мой ангел, не тревожься и не забывай того, о чем я тебе говорила: продолжай всегда быть скромной, доброй девушкой... да надень непременно сатентюрковое платье и атласные башмаки... По той причине, ведь ты знаешь, как я люблю тебя!.. Будь над тобой родительское благословение!.. Поцелуй меня... Да что ты все горбишься? Держись прямее! (Уходит.)
  

Явление V

  

Наденька и Емельян.

  
   Наденька. Что с ними сделалось? К чему эти приготовления, хлопоты, одевания, парадный стол? Они чему-то радуются и что-то от меня скрывают.
   Емельян. Неужли-то вы, матушка-барышня, не догадываетесь?
   Наденька. Право, нет... А ты разве знаешь? Скажи поскорей!
   Емельян. Мне накрепко запрещено сказывать; ну да ведь, примером будучи, без вас-то не обойдется, потому что ведь в вас-то и штука вся: так надобно ж будет вам сказать. (Вполголоса.) Примером будучи... вас хотят выдать замуж.
   Наденька. Как замуж?!! Меня!.. Ах, боже мой! Что я слышу? А ведь мне и в ум не приходило. Меня хотят выдать замуж! Да зачем это? Да к чему это?
   Емельян. Как к чему? Дело известное, матушка-барышня! Будто это вам не приятно-с?
   Наденька. Нисколько! Напротив, это меня пугает... И я вся дрожу!.. Зачем ты говорил мне это? Зачем ты сказал мне это?
   Емельян. Да как же было не сказать? Ведь жених-то, того гляди, приедет... А женишок прекрасный-с, офицер! И, говорят, очень богат!.. Так извольте, матушка-барышня, хорошенько приготовиться, чтобы этак, примером будучи, приглянуться ему наверняка.
   Наденька. Вот еще!.. Ах, какое мученье! Теперь я понимаю маменькины загадки: и для чего она велела сшить мне новое платье и для чего вчера фортепьяно настраивали...
             Ах, боже мой, нет сил терпеть!..
             Они мне жениха представят...
             И, может быть, играть и петь
             Они при нем меня заставят!
   Емельян.
             Да уж теперь пошла писать!
             Того смотри, что не на шутку,
             Примером будучи, сказать,
             Они заставят вас плясать...
   Наденька (испугавшись).
             Плясать!
   Емельян.
                   Под женихову дудку.
   Наденька. И все это, верно, делается через папеньку крестного. Ну, не грешно ли ему так обижать меня? Ну что я стану делать при этом незнакомом мужчине?
   Емельян. Маменька говорила, что вам надобно при нем держать себя в струне! То есть, примером будучи, на вытяжке; стыдливо опускать глазки; на женишка эдак поглядывать исподтишка: знаете, как обыкновенно поглядывают все девушки, которым, примером будучи, уж замуж хочется.
   Наденька. Вот прекрасно! Да ни за что на свете! Я еще не видала этого жениха, а уж терпеть его не могу! Емельян. Погодите, еще будет время на Vro, матушка-барышня: дайте срок ему на вас жениться.
   Наденька. Нет, этому не бывать! Я сейчас же уйду на мельницу.
   Емельян. Помилуйте! Что вы это? Знаете, как маменька рассердится? Долго ль до греха? Пожалуй, этак и в самом деле свадьба разойдется... Узнают, что я вам выболтал, и тогда, примером будучи, достанется мне на орехи!.. А притом... у меня в голове есть одна штучка-с!
   Наденька. Что-ж такое?
   Емельян. А вот что-с... Вы знаете, матушка-барышня, что я капли в рот не беру и даже в воскресные дни в кабаке не бываю...
   Наденька. Ну, этого я знать не могу; а что я пьяным тебя еще не видала, всегда скажу: и это очень похвально.
   Емельян. То-то нет, матушка-барышня! В кухне все зубы скалят надо мной, что я с ними пить не хожу, и дразнят меня бабой: а это, примером будучи, очень обидно-с... Так, чтоб доказать им, что я не баба... я придумал... редкостную штучку-с!
             Хочу знать я их злословье...
             Примером будучи, скажу-с!
             За ваше с женихом здоровье
             Мертвецким образом напьюсь!
             Я выкину такую штучку;
             Как вас к венцу с ним повезут,
             И поведут вас ручка в ручку...
       

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 262 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа