Главная » Книги

Короленко Владимир Галактионович - В. И. Ковалевский и семейное начало в дворянском банке

Короленко Владимир Галактионович - В. И. Ковалевский и семейное начало в дворянском банке


  

В. И. Ковалевск³й и семейное начало въ дворянскомъ банкѣ.

  
   Имя В. И. Ковалевскаго, бывшаго товарища министра финансовъ, въ послѣднее время довольно часто мелькаетъ въ ежедненной прессѣ, въ связи съ ранзыми мотивами болѣе или менѣе "судебно-юридическаго" свойства. Въ самое послѣднее время, уже въ концѣ декабря, одна изъ саратовскихъ газетъ огласила прошен³е г-на Ковалевскаго, перепечатанное затѣмъ чуть не всѣми русскими газетами. Въ этомъ прошен³и рѣчь идетъ объ "уничтожен³и дара". Вскорѣ послѣ появлен³я этихъ интересныхъ газетныхъ извѣст³й, В. И. Ковалевск³й обратился въ "Биржевыя Вѣдомости" съ письмомъ, въ которомъ говоритъ, между прочимъ,- что его "семейныя отношен³я, казалось бы, не могутъ быть предметомъ общественнаго интереса" и что "опубликован³е прошен³я, до разсмотрѣн³я его на судѣ, представляется совершенно необычнымъ".
   Намъ кажется, что въ этомъ упрекѣ по адресу печати г-нъ Ковалевск³й далеко не вполнѣ правъ. Разумѣется, до семейныхъ отношен³й, чьихъ бы то ни было, печати, вообще говоря, дѣла мало, но... судебныя дѣла, хотя бы и на семейной подкладкѣ, по общему правилу становятся достоян³емъ гласности. Что касается до "преждевременности" опубликован³я, то и это давно уже стало обычаемъ, и не совсѣмъ понятно, что В. И. Ковалевск³й видитъ въ этомъ предосудительнаго. Всякая исковая просьба, подаваемая въ современный судъ, тѣмъ самымъ направляется къ оглашен³ю, такъ какъ не всегда же двери нашего суда закрываются передъ гласностью. Такимъ образомъ, оглашен³е исковаго прошен³я до суда не представляетъ, въ сущности, ничего необычнаго, ничего такого, что подающ³й прошен³е могъ бы считать для себя непредвидѣнной непр³ятностью или нарушен³емъ своего права.
   Разумѣется, сущность дѣла, заинтересовавшаго всю русскую печать, совсѣмъ не въ семейныхъ отношен³яхъ, и мы поймемъ изъ него лишь тѣ черты, въ которыхъ эти отношен³я неразрывно переплелись съ общественной дѣятельностью бывшаго крупнаго администратора. А именно:
   Въ августѣ 1898 года В. И. Ковалевск³й пр³обрѣлъ крупное имѣн³е, при чемъ, изъ какихъ то видовъ, довольно распространенныхъ въ бюрократической средѣ, въ которые мы, однако, входить не намѣрены,- имѣн³е было пр³обрѣтено на имя брата жены г-на Ковалевскаго, И. Н. Лихутина. Послѣдн³й, со стороны своей "общественной дѣятельности", представляетъ фигуру тоже довольно яркую, а отчасти даже нѣсколько пеструю. Когда то, еще въ 70-хъ годахъ онъ судился по нечаевскому процессу, но съ тѣхъ поръ искупилъ сторицею "заблужден³е молодости" полезной дѣятельностью по "финансовой части". Дѣятельность эта, хотя и не оффиц³альная, была извѣстна многимъ и значительно способствовала процвѣтан³ю отечественной промышленности въ разныхъ ея отрасляхъ. Теперь онъ явился номинальнымъ владѣльцемъ огромнаго имѣн³я ("Полоцкое"), которое, какъ объясняетъ г. Ковалевск³й, было куплено имъ (Ковалевскимъ) за 685 тыс. рублей, "скопленныхъ отчасти на долгой государственной службѣ, отчасти же благодаря его кредиту"... "При покупкѣ имѣн³я на немъ, кромѣ долга нижегородско-самарскому банку, образовался еще долгъ срочный, до 1 февраля 1899 года". Долгъ этотъ былъ погашенъ, благодаря ссудѣ въ 160 тыс. рублей, которыми г. Ковалевскаго любезно снабдилъ извѣстный нефтепромышленникъ Нобель. Этотъ долгъ, при всей любезной готовности подвѣдомственнаго министерству финансовъ Нобеля, разумѣетоя, не могъ не стѣснять г-на товарища министра финансовъ. И вотъ, "чтобы отдать долгъ и поставить имѣн³е въ лучш³я финансовыя услов³я (желан³е тоже вполнѣ понятное), я началъ,- говоритъ В. И. Ковалевск³й,- хлопотать о скорѣйшей выдачѣ ссуды подъ имѣн³е изъ дворянскаго банка". Тутъ, конечно, есть маленьная неточностъ: собственно "началъ хлопотать", по крайней мѣрѣ формально, г-нъ Лихутинъ, такъ какъ для банка, какъ и вообще "для свѣта", юридическимъ владѣльцемъ имѣн³я былъ только г-нъ Лихутинъ. Къ сожалѣн³ю, г-ну Лихутину, не смотря на его финансовыя способности, ссуда была разрѣшена только въ суммѣ 377,100 рублей. Этого было достаточно для уплаты щекотливаго долга Нобелю, но мало "для улучшен³я финансовыхъ услов³й имѣн³я". Тогда,- лаконически поясняетъ г-нъ Ковалевск³й,- "въ моихъ интересахъ и благодаря моимъ заслугамъ на государственной службѣ" ссуда повышена до 633 тысячъ. Кромѣ того, въ виду тѣхъ же заслугъ В. И. Ковалевскаго или, какъ говоритъ онъ самъ въ исковомъ прошен³и, "опять по указаннымъ выше причинамъ - совершен³е и утвержден³е купчей крѣпости (И. Н. Лихутинымъ, замѣтьте!) совершено было безъ взыскан³я въ казну крѣпостной пошлины"... Этотъ фактъ - самый, разумѣется, любопытный въ дѣлѣ, и тутъ-то становится особенно ясно насколько г. Ковалевск³й неправъ, полагая, что его "семейныя отношен³я" ни въ какой мѣрѣ не интересны и не прикосновенны для общественной любознательности. Но вѣдь они такъ тѣсно переплелись съ мотивами банковыми, что... очевидно, подлежали точной банковской расцѣнкѣ, и г-нъ Лихутинъ, юридическ³й владѣлецъ, получаетъ двойную ссуду, благодаря заолугамъ... В. И. Ковалевскаго! Если судъ сумѣетъ вскрыть ту оффиц³альную форму, въ которой "заслуги В. И. Ковалевскаго" явились въ правлен³е банка въ качествѣ ходатаевъ для увеличен³я ссуды И. Н. Лихутину, то, несомнѣнно, мы получимъ любопытную страничку изъ области не только патр³архальныхъ семейнихъ отношен³й, но также... патр³архально-банковскаго уважен³я къ семейнымъ узамъ высокопоставленныхъ лицъ.
   Таково это небольшое дѣло, всплывшее на свѣтъ Бож³й во всей своей наивной непосредственности. Тѣмъ, что г. Ковалевск³й съ такой подкупающей откровенностью рисуетъ передъ нами его характерныя особенности, мы опять обязаны чисто семейнымъ обстоятельствамъ. Финансовыя способности г-на Лихутина проявились на этотъ разъ въ нежелательномъ для В. И. Ковалевскаго направлен³и. Тогда онъ "перевелъ имѣн³е на жену", а теперь пытается уничтожить судомъ этотъ "даръ", вслѣдств³е неблагодарности его получившей...
   Въ своемъ письмѣ въ "Биржевыя Вѣдомости" г. Ковалевск³й старается ослабить впечатлѣн³е имъ же нарисованной картины. По его словамъ,- увеличен³е ссуды и сбавка крѣпостныхъ пошлинъ не представляютъ ничего особеннаго и необычнаго. "Газетами,- пишетъ онъ,- была подчеркнута выдача мнѣ ссуды подъ залогъ имѣн³я въ значительно увеличенномъ размѣрѣ по всеподданнѣйшему докладу. Всеподданнѣйш³й докладъ относился лишь къ повышен³ю ссуды на 15% (75% вмѣсто 60 проц. съ оцѣнки)". Тутъ, однако, является нѣкоторое недоумѣн³е. Если И. Н. Лихутину ссуда разрѣшена была только въ 377.100 p., а затѣмъ она была "въ интересахъ и за заслуги В. И. Ковалевскаго" повышена до 633.600 p., то, по простому ариѳметическому разсчету, повышен³е это составляетъ не 15, а цѣлыхъ 69 процентовъ. Мы, разумѣется, не думаемъ, что В. И. Ковалевск³й, опытный финансовый администраторъ, можетъ такъ грубо ошибаться въ разсчетѣ. Вѣрнѣе, что тутъ мы имѣемъ дѣло съ результатами того парадоксальнаго положен³я, въ которомъ г-нъ Ковалевск³й очутился передъ задачей суда - съ одной стороны, и передъ лицомъ гласности - съ другой. Для суда нужно доказать фактическую принадлѣжность имѣн³я самому просителю. И тутъ выступаютъ, какъ доказательство, его личныя заслуги, повысивш³я ссуду до размѣровъ, совершенно не доступныхъ для обыкновеннаго смертнаго И. Н. Лихутина. А передъ лицомъ гласности - вл³ян³е тѣхъ-же заслугъ сокращается до размѣровъ, пожалуй, уже возможныхъ и для обыкновеннаго смертнаго.
   Какъ бы то ни было, исковое прошен³е г-на Ковалевскаго вскрываетъ передъ нами любопытную черту нашей "финансовой внутренней политики". Мы узнаемъ, что одной изъ задачъ дворянскаго банка является также "вознагражден³е заслугъ" высокостоящихъ въ финансовой администрац³и лицъ, и что въ своей дѣятельности это учрежден³е снисходитъ до котировки родственныхъ отношен³й фактическихъ закладчиковъ имѣн³й...
   Было бы несправедливо "бросать за всю эту аферу упрекъ до адресу одного г-на Ковалевскаго",- говоритъ одна изъ столичныхъ газетъ ("Наша Жизнь"). Это совершенно вѣрно. Уже та безоглядная откровенность, съ какой г-нъ Ковалевск³й разсказалъ самъ финансовыя подробности этой операц³и,- показываетъ, что въ той средѣ, которая для г-на Ковалевскаго является привычной, подобныя дѣла не считаются чѣмъ-то экстраординарнымъ. Все это, очевидно, "въ порядкѣ вещей", и становится нѣсколько щекотливымъ лишь съ той минуты, какъ подвергается широкой огласкѣ.

О. Б. А.

"Русское Богатство", No 1, 1905

  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 199 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа