Главная » Книги

Кони Федор Алексеевич - Принц с хохлом, бельмом и горбом, Страница 4

Кони Федор Алексеевич - Принц с хохлом, бельмом и горбом


1 2 3 4

bsp;

Сильный удар грома и продолжительный подземный гул.

  
   (Вздрагивает.) Боже! Что я сказала?
   Губернаторша. Ничего: это гроза, пройдет. (Мужу.) Послушайте, мне кажется, нам зевать нечего; может быть, ум дан ей только на время. И пока она не успела образумиться или сойти с ума, нам не мешает приготовить все нужное к свадьбе.
   Губернатор. Конечно. Я дам великолепный бал. Пускай весь остров празднует счастие моей дочери... Не так ли, Тортиколь?
   Тортиколь. Совершенно так, ваше превосходительство. Я только хотел об этом вам доложить.
   Губернатор. Удивительный человек! Как он всегда умеет угадывать малейшую мысль мою! (Предлагая руку жене.) Угодно? Абрикотина! Пойдем с нами, милая...
   Абрикотина. Мне хотелось бы дочитать эту статью.
   Губернатор. А это другая статья! Тебе хочется быть одной. Понимаю! Понимаю! Оставим ее, ваше превосходительство, она после придет.
   Губернаторша. Дочь моя! Я объявлю кавалеру Бамбиньи о вашем согласии и велю всему двору готовиться к торжественному вашему обручению. (Уходит с губернатором.)
  

Тортиколь издали за ними следует.

Явление XVII

Абрикотина одна.

  
   Абрикотина. Итак, я выйду замуж! И за кого же? За какого-то кавалера Бамбиньи, которого я сроду в глаза не видела и с которым, говорят, я нынче долго разговаривала. Хорош ли он по крайней мере? Умен ли? Ах, боже мой! Боже мой! Как обидно выйти за человека, которого совсем не знаешь. Однако, мне кажется, я знала... я видала где-то мужчину... не могу только припомнить где? В моих мечтах, наяву или во сне? О! Тот очень мил. Я не разглядела лица его... но голос его был так сладостен, слова так приятны, они доходили прямо к сердцу.
  
             Я помню, он преподавал
             Мне очень странную науку!
             И с жаром страсти целовал
             Мою трепещущую руку.
  
             И что ж? Урок его проник
             До глубины моей сердечной;
             И я, как добрый ученик,
             Ему доверилась беспечно!
  
             И помню я, что про любовь
             Большое было объясненье;
             А речь его невольно в кровь
             Вливала смутное волненье.
  
             Но это все мечта одна!
             Она во сне мне представлялась.
             Ах, если б от такого сна
             Я целый век не пробуждалась!
  

Явление XVIII

Абрикотина, фея Карабосса и принц Рике.

Во время пения Абрикотины фея выходит медленно из грота и выводит за собой Рике.

  
   Фея. Она мечтает... тем лучше! Погоди, я заведу с нею разговор. (Ударяя Абрикотину по плечу.) Душа моя! Что ты так задумалась!
   Абрикотина (в испуге). Ах!
   Фея. Не пугайся! Я была смолоду такая же хорошенькая, как ты...
   Абрикотина (все еще в испуге). Как я?..
   Фея. А со временем и ты будешь такая ж, как я...
   Абрикотина. Как вы?
   Фея. Ведь я покровительница принца Рике.
   Абрикотина. Принца Рике? Зачем же вы пришли меня пугать?
   Фея. Ты нынче утром была еще глупенькая девочка... А мой Рике в тебя влюбился и переделал тебя на свой лад... Ты стала умна, рассудительна, и он пришел просить награды.
   Абрикотина. Какой награды?
   Фея. Известно какой!.. Чтоб ты исполнила данное обещание...
   Абрикотина (почти сквозь слезы). Помилуйте! Какое обещание?
   Рике (робко подходя и кланяясь). Прелестная Абрикотина!
   Абрикотина (вскрикивает с ужасом и перебегает на другую сторону). Ай! Ай!
   Рике (про себя). Вот тебе и здорово живешь! (Опять подходит к ней.) Как! Неужели вы позабыли, что хотели быть моей женой?
   Абрикотина. Что вы! Что вы! Бог с вами! Не подходите! Оставьте меня, пожалуйста! (Перебегает на другую сторону.)
   Рике. Однако вы дали мне слово!
   Абрикотина. Помилуйте, разве я сошла с ума?
   Рике. Нет, вы были тогда без ума...
   Абрикотина. От вас? Так, извините, это случилось как-нибудь по ошибке... Где ж у меня были глаза?
   Рике. Они были завязаны. И потому вы не могли меня разглядеть... Я за вами ухаживал, целовал ваши ручки... ваши губки, хотел перелить в них свою душу, истощал все свое искусство, чтоб пробудить в вас мысли...
   Абрикотина (стараясь собраться с мыслями). Как! И это были вы? Нет, нет! Невозможно!
   Рике (поправляясь). Да неужели я так безобразен?
   Абрикотина. Вы?.. Я... Как бы вам сказать... Вы, ей богу, не хороши.
   Фея. И, душенька! Поглядишь на него десяток-другой лет - и обойдется. Я сама такая-то была смолоду, а потом полюбила горбунов: что за милый народ горбуны! К тому ж, друг мой, не надо быть слишком разборчивой: я видала не одну невесту - сначала тасует, тасует женихов, а там, глядишь, рада-радехонька хоть за валета виннового... (Рике.) Что ты не любезничаешь? Без нежностей у женщин не далеко уйдешь.
   Рике. Хорошо вам рассуждать, покровительница! А мне приходится плохо: пока она слушает, дело все идет на лад, а взглянула, так и начинай сызнова. Пренеприятная вещь, когда физика не соответствует моральным способностям. (Подходя к Абрикотине.) Сударыня! Положим, что я некрасив! Положим даже, что я урод в некотором смысле, но что вы скажете о моем нраве, обхождении?
   Абрикотина. Вы очень милы, даже любезны... но...
   Рике (в сторону). Проклятое но! (Вслух.) Если бы вы попробовали в меня влюбиться и выйти замуж, мы были бы презавидная парочка!
             Я знаю сам: я не красив!
             И на себя гляжу престрого:
             Немножко кос, немножко крив,
             И, сверх того, горбат немного.
             И я о качествах своих
             Не говорю... А вот в чем дело:
             В вас красоты есть на двоих,
             А муж с женой - одно лишь тело!
   Абрикотина (в сторону). Как жаль, что он такой страшный... В нем должно быть предоброе сердце... Я не знаю, отчего я чувствую к нему особенное влечение?
   Рике. Ах! Прелестная Абрикотина! Будьте снисходительны! Видите, я у ваших ног!
             Дождусь ли я любви в ответ,
             От вас сердечного участья!
             Мне без него пустыня свет:
             Я в нем найду одни ненастья!
             Но взор ваш нежный и привет
             Почел бы я зарею счастья!
   Абрикотина.
             Ах! Бедненький! Как он влюблен!
             Как на меня глядит он страстно!
             И неужель страдать напрасно
             Он будет мною осужден?
             Ах, нет! Давно душой прекрасной
             С моей душой сроднился он!
             Она по нем уж тосковала
             Давно пророчески во мне,
             И сердце тотчас угадало,
             Что он являлся мне во сне.
   Рике.
             Я нехорош собой!
             Нельзя в том сомневаться,
             Но можно ли пленяться
             Наружной красотой?
             И я бы все, конечно,
             Той девушке простил,
             Которую сердечно
             Навеки полюбил.
   Абрикотина.
             Он нехорош собой,
             В том надобно признаться.
             Но может ли сравняться
             Лицо с его душой?
             Он так чистосердечно
             Со мною говорил,
             Что сердце страстью вечной
             К себе приворожил.
   Фея. Она тронута - наша берет. (Абрикотине.) Неужели, милая, ты хочешь изменить данному слову? Впрочем, как тебе угодно, только я не ручаюсь за последствия. Прощай пока! Мы пойдем в грот и будем ждать твоего ответа.
  

Абрикотина задумывается.

  
   Рике (тихо). Нет, маменька, я останусь здесь... Я хочу ею полюбоваться! Я спрячусь вот сюда...
   Фея. В этот пень?
   Рике. Да. Я теперь в таком положении, что поневоле станешь в пень! Но как бы то ни было, я хочу узнать свою участь. Сюда идут... исчезните, маменька, хоть сквозь землю провалитесь, а я скроюсь. (Прячется в дупло.)
  

Фея проваливается.

  

Явление XIX

  

Абрикотина, Бамбиньи, Губернатор, Губернаторша, Тортиколь; свита Бамбиньи, чиновники губернатора и Рике, в дупле.

  
   Бамбиньи. Простите, тысячу раз простите меня, очаровательная Абрикотина, что я давеча был так недогадлив. Вам хотелось подвергнуть меня испытанию? О! Я дурак набитый! Как не понять с первого разу, что эта неловкость и простота были только хитростью с вашей стороны. О! Я вам доложу, вы мастерски притворяетесь. Для придворной дамы это необходимо.
   Абрикотина (с досадой). Я совсем не притворялась, сударь, я говорила, что чувствовала.
   Бамбиньи. И нет, это вздор, вперед меня не обманете.
   Абрикотина (забываясь). Боже мой! Что может быть отвратительнее глупого щеголя... Безобразие Рике перед этим ничто.
   Губернаторша. Абрикотина! Ты забываешь, что здесь кавалер Бамбиньи, которому ты дала слово быть его женой.
   Абрикотина. К сожалению, я не могу выполнить этого слова.
   Все. Не можешь? Почему?..
   Абрикотина. Узнайте, я...
   Все. Что? Что такое?
   Бамбиньи. Уж не другой ли кто-нибудь?
   Абрикотина. Вы угадали: я люблю другого.
   Все. Другого!..
   Рике. Кого ж бы это?
   Абрикотина. Я всем обязана принцу Рике... моим умом, образованием, счастьем целой жизни... И ему принадлежит мое сердце!
   Рике. Виват! Наша взяла! (Вылезает из дупла, вмиг обращается в молодого красавца и бежит в грот.)
   Все. Принцу Рике?
   Бамбиньи. Этому хохлу?
   Губернаторша (в сторону). Опять с ума сошла! (Вслух.) Как, дочь моя, ты хочешь выйти за этого пугалу?
   Абрикотина. Вы ошибаетесь, маменька. Я его люблю, и он в глазах моих прекраснее всякого надутого, раздушенного фертика.
   Губернаторша (значительно). Дочь моя!
   Абрикотина. Рике! Я твоя - навеки! (Убегает в грот.)
   Губернатор. Куда? Куда? Абрикотина! Останься здесь... Не слушает... бежит! Вот что значит лишний ум, госпожа губернаторша!
   Губернаторша. Вот что значит лишнее потворство, господин губернатор.
   Губернатор. Я вам всегда сказывал...
   Губернаторша. Я вам сто раз повторяла...
  

Тортиколь перебегает от одного к другой и шепчет: "Вы правы, ваше превосходительство".

  
   Губернатор. Теперь уже поздно!
   Бамбиньи. Как поздно! Вздор! Я не потерплю, чтобы презренный соперник мог у меня из-под носу выхватить невесту... и потому. (Силится выдернуть шпагу, вертится кругом и никак не может.) Куда же вы глядите, болваны! Выдерните мне шпагу! (Ему выдергивают шпагу, он ее схватывает.)
   Губернаторша. Боже! Тут будет ужасное кровопролитие!
   Бамбиньи. Ничего, не опасайтесь, я проколю ей только насквозь. Где? Где он?
   Вся свита. Здесь! Мы видели, как он побежал! грот.
   Бамбиньи (кидается к гроту, все за ним). В грот! А, ты здесь, хохлатый гусь! Трепещи моего гнева!
  

Вдруг раздается сильный гром и треск; весь грот разваливается по камням, деревья исчезают; какое-то чудное пламя озаряет эту картину, и весь театр быстро переменяется в очарованный сад феи Карабоссы. В глубине блестящий храм, освещенный огнями; в нем трон, на котором сидит сама фея в виде молодой нимфы и в ослепительном наряде; кругом весь ее двор, состоящий из карликов, карлиц, гениев, нимф и амуров, на деревьях золотые плоды, всюду бьют серебряные фонтаны.

   Хор гениев.
             Нас теперь соединила
             Не мирская суета;
             Ум и чувства наградила
             Здесь любовь и красота!
  

Рике в виде красавца, великолепно одетый, ведет за руку Абрикотину, фея идет к ним навстречу. Губернатор, Губернаторша, Бамбиньи, Тортиколь стоят в смешном положении, разинув рты и не трогаясь с места.

  
   Губернатор. Где мы?
   Губернаторша. Не знаю!
   Бамбиньи. Не знаю!
   Тортиколь. Не могу знать-с!
   Фея. Вы во дворце феи Карабоссы, покровительницы всех уродливых...
   Губернатор. Дражайшая покровительница!
   Фея. И умных... Стало быть, не ваша!
   Тортиколь. Не наша, ваше превосходительство, смею доложить...
   Губернатор. Убирайся к черту, с твоим докладом!
   Фея (соединяя Рике и Абрикотину), Дети мои! Будьте счастливы! Повторите внукам вашим, что сила и знатность ничего не значат против ума и красоты!
   Губернатор. Милая! Я не вижу причины противиться вашему счастию: будьте счастливы.
   Губернаторша. И я вас благословляю, дети мои!
   Тортиколь. А я имею счастье поздравить.
   Абрикотина.
             Где мы? В какой стране очарованья?
             Что может быть роскошней и светлей?
             Но ты, Рике... Я не стыжусь признанья:
             Ты мне всего дороже и милей!
   Рике. Я всем обязан тебе, одной тебе. Любовь твоя из безобразного карла сделала красавца... Моя страсть одарила тебя умом... Итак, за все должны мы благодарить любовь всесильную, мудрую, хотя и слепую, любовь!
   Все хором.
             Любовь! Любовь! Душа вселенной!
             Тебе покорен целый свет!
             Тобой они теперь блаженны;
             Даруй им счастье и совет!
  

В продолжение хора весь кордебалет танцует и в приятных группах останавливается около молодых.

   Рике (к публике).
             Я главное лицо играю,
             Но участь горькая моя!
             В процесс я с критикой вступаю,
             А публика у нас судья!
             Но я умел быть осторожным,
             И, чтоб успех был верен мой,
             Запасся стряпчим я надежным -
             Живой, хорошенькой женой.
   Что ж, сударыня, не робейте! Подойдите, объясните судьям, в чем состоит ваша просьба. (Приводит Абрикотину на авансцену.)
             Мы все, и автор вместе с нами,
             Вас просим только об одном:
             Чтоб был радушно принят вами
             Наш "Добрый принц Рике с хохлом".
             Чтоб меня вы полюбили
             В перерождении моем
             И чтоб теперь предупредили
             Суд критики своим судом.
  

Весь кордебалет составляет пластическую картину. Занавес опускается.

  
   1833
  

Другие авторы
  • Крылов Иван Андреевич
  • Вербицкий-Антиохов Николай Андреевич
  • Волконская Зинаида Александровна
  • Студенская Евгения Михайловна
  • Перец Ицхок Лейбуш
  • Гумберт Клавдий Августович
  • Григорьев Сергей Тимофеевич
  • Засецкая Юлия Денисьевна
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Берви-Флеровский Василий Васильевич
  • Другие произведения
  • Иванов Вячеслав Иванович - Письма к М. А. Волошину
  • Пушкин Василий Львович - Письма к П. А. Вяземскому
  • Гнедич Николай Иванович - И. Н. Медведева. Н. И. Гнедич
  • Полянский Валериан - Лебедев-Полянский П. И.: биографическая справка
  • Немирович-Данченко Василий Иванович - Аул
  • Антонович Максим Алексеевич - Из воспоминаний о Николае Александровиче Добролюбове
  • Мошин Алексей Николаевич - Под открытым небом
  • Мопассан Ги Де - Сильна как смерть
  • Франковский Адриан Антонович - Андре Жид. Фальшивомонетчики
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Синяя свеча
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 254 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа