Главная » Книги

Кони Федор Алексеевич - Принц с хохлом, бельмом и горбом, Страница 2

Кони Федор Алексеевич - Принц с хохлом, бельмом и горбом


1 2 3 4

амбиньи. Он выступает гордо и на каждом шагу кланяется и, подходя ближе, поет следующую арию со всевозможными руладами.

  
             Как бы превыспренняя сила,
             Надежда к вам меня манила;
             Я на крыльях любви летел,
             Скажите: в пору ль подоспел?
   Губернатор. В пору, кавалер! Вы, верно, устали: садитесь.
   Бамбиньи. Все сидел, благодарю. Оставим лишние церемонии, приступим лучше поскорей к делу, которое привело меня к вам.
   Тортиколь (в сторону). Какой быстрый!
   Губернатор. Очень рад; приступим к делу, оставим церемонии.
   Бамбиньи. Отец мой получил недавно портрет прекрасной вашей дочери, в прелестнейшей оправе с бриллиантами; я вам скажу, он меня ослепил, поразил и с ума свел. Я тотчас же решился ехать на Зеленый остров... О! Если портрет сходен с подлинником, то, я вам скажу, я ничего не видывал лучше в этом роде... и нетерпеливое мое сердце - до сих пор железное - теперь разгорается желанием...
   Губернатор (в сторону). Куй железо, пока горячо! (Вслух.) Позовите дочь мою! Вы ее сейчас увидите.
   Тортиколь. Вот они сами изволят идти с ее превосходительством.
  

Явление VI

  

Те же, Губернаторша, Абрикотина и большая свита придворных и дам.

  
   Хор.
             Красавице невесте
             Устроим торжество.
             Она у нас, без лести,
             Прямое божество.
             К ней все сердца пылают,
             Богатство ей к лицу,
             И все у нас желают
             Вести ее к венцу.
   Губернатор. Кавалер Бамбиньи! Позвольте представить вам жену мою и дочь... Постарше-то моя жена.
   Бамбиньи. Сударыни! Честь имею. (Расшаркивается.)
   Губернаторша. Так вы удостоили нас чести и приехали сюда, чтобы...
   Бамбиньи. Точно так, это я.
   Губернаторша (Абрикотине, которая потупила глаза). Дочь моя! Вы видите перед собой... (Тихо.) Подними глаза, дура!
   Бамбиньи. Боже мой! Что за глаза!
   Губернаторша (тихо Абрикотине). Голову кверху! Плечи назад!
   Бамонньи. Нет, зажмурьте! Ради бога, зажмурьте эти ангельские глазки; они прожигают кафтан мой до самого сердца; я не снесу их пламени.
   Абрикотина. Ах! Какой несносный! Мне велят на него глядеть, а он велит зажмуриться.
   Губернаторша (толкая ее). Молчи! Дочь моя! Кавалер Бамбиньи просит руки вашей.
   Абрикотина. Моей руки? Извольте... вот она.
   Губернаторша (бьет ее по руке). Держись прямей. Это твой жених! То есть он желает на тебе жениться.
   Абрикотина. Жениться? В самом деле? Это бесподобно! (Приседая). Я очень рада: извольте-с.
   Бамбиньи. Не в этом сила, мой ангел. Маменька вас спрашивает: чувствуете ли вы желание выйти замуж?
   Абрикотина. Как же, чувствую.
   Бамбиньи. То есть выйти замуж за меня?
   Абрикотина. За вас... Ха! Ха! Ха! Ха! Смешной вопрос.
  
                       1
  
                   Мне все равно!
             Скажу вам откровенно:
             Что замуж мне хочется давно;
             И кто б на мне жениться непременно
             Ни захотел... так это совершенно
                   Мне все равно!
                   Мне все равно!
   Бамбиньи. Как!.. Помилуйте! Позвольте... Что вы!
   Губернаторша. Вас не о том спрашивают, сударыня! Совсем не то надо отвечать! Вы очень рассеянны!
   Бамбиньи. Да, да, и я то же думаю... Извините, прелестная Абрикотина, я вам скажу, вы меня не поняли. Я вас спрашиваю, чувствуете ли вы ко мне что-нибудь особенное, например какое-нибудь влечение, род недуга? Как я на ваши глаза: хорош или дурен? Лучше других или хуже?
   Абрикотина. Вы!.. Ха, ха, ха!
  
                       2
  
                   Мне все равно.
             Я не люблю к тому же
             Твердить сто раз все то же и одно:
             Вам говорят, что дело только в муже,
             А будь он мил иль просто неуклюжий,
                   Мне все равно!
                    Мне все равно!
   Бамбиньи. Как все равно? Стало быть, что я, что урод, по-вашему, все равно?
   Губернатор. Нет, почтеннейший, тут есть некоторая разница... Но она это так сказала, не подумавши.
   Бамбиньи. Как не подумавши? Не верю! Этого быть не может... Кавалер Бамбиньи - и урод, я вас спрашиваю, ну идет ли одно к другому?
   Губернатор. Смею вас уверить...
   Бамбиньи. Не верю, генерал, не верю и не могу поверить, чтоб девушка в ее лета, с таким ангельским лицом сама по себе, не подумавши и даже не краснея, могла делать такие...
   Губернатор (с гневом). Что... такие, кавалер? Что... такие?
   Бамбиньи (струсив немного). Такие... ничего... такие! Такие замечания, хотел я сказать. Но вы не думайте, что имели дело с ослом, о нет, я вам скажу, вы ошиблись, жестоко ошиблись! Я не осел: я кавалер Бамбиньи, числюсь в камергерском чине, за мной волочатся графини да княгини, а потому, будьте уверены, что я не погонюсь за...
   Губернатор (горячо). За чем, сударь, за чем?
   Бамбиньи. За вашим портретом... вот он, возьмите! А я поеду домой и скажу моим родителям, как вы меня здесь приняли и отделали! Да, да, я пожалуюсь папаше и мамаше, и это не пройдет вам даром. (Хочет идти.)
   Абрикотина. Он идет! Мама, мама! Он идет! Куда вы? Куда вы? (Бежит за ним.) Послушайте!.. Постойте!.. Останьтесь, не уезжайте!.. Может быть, я за вас выйду, почему знать? А не выйду, так все равно: вы потанцуете у меня на свадьбе, вы танцевать-то умеете?
   Бамбиньи. Видите ли, губернатор! Не я гонюсь, а за мной гоняются.
   Губернаторша. Какой позор! Какой стыд! Я вам всегда говорила, что она наделает глупостей.
   Губернатор. Молчите, ваше превосходительство. У меня и так голова кругом идет.
   Абрикотина. Останьтесь, говорят вам! Полноте дурачиться.
   Бамбиньи. Нет! Ни за что не останусь!
             Как! Меня не уважать!
             Мной, как пешкою, играть!
             Надо знать,
             Наша знать
             Не привыкла все прощать!
             Ждали вы издалека
             Увидать здесь дурака?
             Не легка, дорога
             Будет вам моя рука.
   Абрикотина.
             Что ж он раскричался?
   Губернатор.
             Верно, помешался.
   Абрикотина.
             Ах! Какой же он смешной!
             Уморительный какой!
   Бамбиньи.
             Я взбешен, я посрамлен
             И смешон со всех сторон...
             Выйду вон!
             Мой поклон!
             Но я буду отомщен!
   Свита Бамбиньи.
             Нас могли не уважать!
             Женихом пренебрегать!
             Наплевать,
             Но за знать,
             Мы умеем отомщать.
             Кавалер теперь смешон,
             Потому что он взбешен,
             Но поверьте, будет он
             Нами скоро отомщен!

(Все уходят.)

  

Явление VII

Те же, кроме Бамбиньи и его свиты.

  
   Губернатор. Ушел? Ну и черт с ним! Тем лучше; подавай другого!
   Губернаторша. Как! После того, что здесь случилось?
   Губернатор. Все равно; пока дело еще не простыло, подавай!
   Губернаторша. Помилосердуй, опомнись!
   Губернатор. Оставьте меня в покое, сударыня! Я знаю, что делаю. Подавай! Останься здесь, Абрикотина. Подавай, я докажу, что я человек с характером: ты будешь нынче замужем во что бы то ни стало. Подавай!
   Абрикотина. Так поторопитесь, папаша! Мне уж надоело дожидаться, я и то весь день на ногах.
   Губернатор. Где же прекрасный принц Рике?
   Тортиколь. Он здесь, в приемной. (Отворяя дверь, докладывает.) Принц Рике!
  

Явление VIII

  

Те же и принц Рике. Принц входит быстро и на все стороны расшаркивается. На шее у него висит портрет Абрикотины в бриллиантовой оправе. При его появлении все, кроме Тортиколя, с криком разбегаются в разные стороны. Каждый останавливается в испуге у дверей, чтобы еще раз взглянуть на это чудо, и все с ужасом поют следующее.

  
   Хор.
             Что за чудо! Что за диво!
             Все в нем странно, косо, криво!
             Это сам Асмодей!
             Убежим поскорей!

(Все разбегаются.)

  

Явление IX

Тортиколь и принц Рике.

  
   Рике (с удивлением). Кой черт! Все бегут! Что бы это значило?
   Тортиколь. А вы не догадываетесь?
   Рике. Нет.
   Тортиколь (в сторону). Недогадлив, нечего сказать.
   Рике (поправляя хохол). Признаюсь, хороша встреча жениху! Такой прием не много обещает страстному любовнику.
   Тортиколь. А вы влюблены в прекрасную Абрикотину?
   Рике. Как же! Я ее обожаю.
   Тортиколь. Но вы с ней незнакомы.
   Рике. Нет, знаком, по портрету.
   Тортиколь. Напрасно вы ей не прислали своего... Может быть, сберегли бы дорожные прогоны.
   Рике. Вы полагаете? Почему ж бы так?
   Тортиколь (подавая ему зеркало). А вот, не угодно ли взглянуть.
   Рике. Что ж? Неужели я нехорош собою?
   Тортиколь. Некрасивы, ваша светлость.
   Рике. И, полноте, это вам так кажется.
   Тортиколь. Однако вы, верно, сами видите?..
   Рике. Вздор, вы слишком взыскательны...
   Тортиколь. Но ваш горб, ваши ноги, бельмо вашей светлости?
   Рике. Пустое. Вы придираетесь ко всякой безделице... Как горбун я хорош и прекрасен, если хотите.
   Тортиколь. Не смею спорить, но...
   Рике. Надо глядеть на предметы с хорошей их стороны...
   Тортиколь (ходит вокруг него). С которой стороны прикажете на вас смотреть?
   Рике. Я со всех сторон имею очень много преимуществ; стоит их только рассмотреть.
  

Тортиколь вынимает зрительную трубку и разглядывает его со всех сторон.

  
   Рике.
             Хоть меня-таки природа
             Кое в чем пообочла,
             Но не спросту как урода
             На смех людям отдала.
             Рост кривой, смешное тело
             На девиц наводит страх;
             Но как вникнуть в это дело,
             Так я вышел в барышах.
             Все людское наше племя
             Тянет лямку сгоряча.
             Мне ж судьба земное бремя
             Все взвалило на плеча.
             У иных с лица все гладко,
             Нет морщинки, нет пятна,
             А сердечная подкладка
             Поизмята и черна.
             Я ж с фигурою смешною,
             Кривоглаз и кривобок!
             Но зато кривить душою
             Я считаю за порок.
             Я туг на ухо: прекрасно!
             Хоть отвечу невпопад,
             Но зато при мне всечасно
             Обо мне везде кричат.
             Я с бельмом: чины большие
             Не слепят за то меня
             И все низости людские
             Вполовину вижу я.
             Я с хохлом большим, так что же?
             Пусть хожу я петухом.
             Нынче много молодежи
             Отличается хохлом!
             Кривоног, а по дороге
             Я прямой умел идти,
             У других прямые ноги,
             А сбиваются с пути.
             В миловидности природа
             Хоть меня пообочла,
             Но зато другого рода
             Много прелестей дала.
             Я в людском теряю мненьи,
             Но лишь с виду вся беда,
             А в моральном отношеньи
             Я красавец хоть куда!
   Тортиколь. Честь имею вас поздравить! И сейчас доложу его превосходительству, что вы имеете самое высокое мнение о своих достоинствах и красоте; может быть, они вам поверят на слово.
   Рике. И отдаст за меня свою дочь; прекрасно! Нынче все таким образом достигают цели, и, если кто хочет выиграть в мнении света, так должен кричать о себе без умолку до тех пор, пока ему все поверят! В наш век эгоизм сделался божеством, ему все приносится в жертву: и правда, и правосудие, и честь, и честность, и дружба, и спина, и даже любовь.
             Да, самолюбие конек!
             На нем весь свет галопирует;
             Нам каждый задает урок,
             А сам себя не растолкует.
             Но быть оракулом земли
             Искусство, право, небольшое:
             Себя везде, всегда хвали
             И вечно все брани чужое.
  

Тортиколь, раскланиваясь, уходит.

  

Явление X

Рике, один.

  
   Рике. Ну видывал ли кто-нибудь красавца жениха, как я? Правда, одноглазый муж не может быть Аргусом; но зато сколько невыгод для несчастной жены! Если она нежна, нельзя обнять порядком: откуда ни зайди - горбы мешают; если она светская девушка, нельзя пройтись в мазурке: ноги слишком кривы; если она зла, не может вцепиться в виски дражайшей половины, потому что на голове пустыня и один только хохол возвышается наподобие египетской пирамиды; а, говорят, без этого трудно жене обойтись. Охота же была мне тащиться такую даль, чтобы разогнать весь народ и самому ни с чем отправиться домой. Странная мысль - искать руки первой красавицы, стоя на такой ноге, как я! Но все равно, дело сделано, и мне остается только думать о том, как бы не ударить лицом в грязь. О, Карабосса! Волшебница мудрая и знаменитая! Повелительница тридесятого царства! Покровительница всех уродов и выродков, правительница тьмы кромешной, самодержица подземных чертогов, царица всех гномов, сильфов и лесовиков, и проч., и проч., и проч.! Ты мне смолоду много обещала. Докажи же теперь свою нежность, если можешь! Выведи меня из затруднительного положения и вразуми, что делать: остаться ли здесь и пугать человечество или, не добившись толку, благополучно отправиться во свояси!..
             Зову тебя: приди, приди,
             Моя драгая Карабосса!
             И душу ты мне отведи,
             Пока не наклеили носа!
             Примчись верхом, пешком приди,
             Тебе пустого это стоит;
             Но ты любовь в моей груди
             Одна лишь можешь успокоить.
             Зову тебя! Приди, приди,
             Моя драгая Карабосса!
             Из Петербурга, из Москвы,
             Из Рима, Лондона, Самоса
             Примчись на зов мой, Карабосса,
             И выбей дурь из головы!
             Зову тебя! Приди, приди!
             Моя драгая Карабосса!
  

Явление XI

Рике и фея Карабосса. Слышны отдаленные раскаты грома и звуки арфы. По сцене пролетают огненная змея и вслед за ней на облачных колесах кабриолет Карабоссы в виде морской раковины, запряженной четверкой больших раков, на запятках пара лягушек в ливрее.

  
   Рике. Что я вижу?
   Фея (сходит с колесницы). Это я, твоя покровительница!
   Рике. Создатель! Моя покровительница - сущая ведьма!
   Фея.
                       1
  
             Вот и я, мой милый сын!
             Что глядишь ты косо?
             Не за то ль, что я с родин
             Не казала носа?
             Благодарен будь судьбе,
             Что пришла теперь к тебе
             Фея Карабосса!
  
                       2
  
             Я люблю всех горбунов,
             Езжу к ним без спроса,
             И ко мне уж чудаков
             Много набралося.
             И на твой призывный глас,
             Сын мой, тотчас принеслась
             Фея Карабосса!
   Рике. От всей души вам благодарен, милая фея! Извините только, что я так удивился при первой нашей встрече: я вас еще никогда не видал...
   Фея. Как не видал? Что ты, дружок! Верно, позабыл: а в тот день, как ты родился?..
   Рике. Виноват!.. Но я тогда был еще так молод...
   Фея. Помнишь ли, какой я принесла тебе подарок?
   Рике (указывая на горб). Уж не эту ли возвышенность?
   Фея. Да... возвышенность души. Ты родился урод уродом, мне стало жалко. Я одарила тебя остротой, веселостью и главное - здравым смыслом; а это большая редкость в наше время.
   Рике. Как вы милы, Карабосса! Я, кажется, расцеловал бы вас, если бы был тогда постарше, а вы помоложе.
   Фея. Сверх того, я предсказала, что ты влюбишься в первейшую красавицу и что она тебя полюбит.
   Рике. Так я вас поздравляю, покровительница! Предсказание ваше сбылось.
   Фея. Ну, вот, видишь ли!
   Рике. Вы, верно, знаете прекрасную Абрикотину? Я в нее влюблен по уши; приехал свататься, сейчас только ей представился, и вы не можете вообразить, какое я произвел на нее впечатление.
   Фея. Право?
   Рике. Она ахнула, зажмурила глаза, кинулась бежать, все за ней, и я остался один как рак на мели.. (Хохочет.) Об этом-то я и хотел с вами посоветоваться, почтенная Карабосса! Я решительно не знаю, что мне делать.
   Фея. Эх! Молодой человек, и такая безделица тебя обескуражила? Стыдись, мой друг! Ведь Абрикотина - дура.
   Рике. Полно, так ли-с?
   Фея. Дура, пошлая дура, несмотря на то, что красавица... Но это ничего не значит, это довольно часто бывает.
   Рике. Часто? Отчего же?
   Фея. Оттого, что родители, видя смазливое личико дочек, сами на них не надивятся. А там гувернантки в угоду родителям да молодые волокиты в угоду дочек твердят им беспрестанно, что они чудо что такое: красавицы, умницы, разумницы - ну так, что собьют их с последней крошки здравого смысла. Головка их набивается лентами, шляпками, причудами и всякой модной глупостью, выписанной из-за границы. Вместо книжки они глядят в зеркало, в графини, да в принцессы; вместо хозяйства занимаются балами да пересудами; вместо того чтобы быть милыми, женственными - везде первые выскочки и рвутся за военных. Отец и мать в них души не слышат, а порядочные люди души не видят, а в сущности они только куклы для примеривания платьев с хвостами и без хвостов. И это все называется модным воспитанием.
   Рике. Так поэтому и Абрикотина?..
   Фея. Нет, ты можешь из нее сделать даже умницу.
   Рике. Умницу! Что вы? Будто это так легко. Ведь для этого, говорят, надо пройти целый курс математики, психологии, истории да выучить статистику наизусть, а без того у нас не назовут умной.
   Фея. Ты меня не понял. Я говорю об уме, который рождает в сердце девушки мысль об ее назначении, наполняет глаза каким-то волшебным огнем, оттеняет черты выразительностью, придает устам свежесть розы, а щекам - румянец зари предрассветной.
   Рике. И зажигает в сердце мужчин неугасимый огонь, которого она должна быть вечной весталкой. Но для того чтобы я произвел в ней эту перемену, нужно очень многое. Нужно, во-первых, чтоб она от меня не бегала; во-вторых, чтобы она отвечала моей нежной страсти и вышла за меня замуж, а в-третьих... в-третьих-то, уж после; это придет само собой... Да нельзя ли вам, прелестная фея, сделать из меня что-нибудь порядочное? Выправить немножко ноги, сколоть бельмо да хоть капельку сдавить горб. Крайне обяжете! Что же касается до хохла, так не троньте: хохлы нынче играют большую роль.
   Фея. Все эти недостатки пропадут, только бы Абрикотина призналась, что тебя любит. Одна молодая волшебница из моих знакомых дала ей силу сделать своего жениха красавцем в первый вечер свадьбы.
   Рике. Признаюсь, работы много будет и спереди и сзади... Впрочем, фея должна знать свое дело.

Другие авторы
  • Абрамович Владимир Яковлевич
  • Циммерман Эдуард Романович
  • Козин Владимир Романович
  • Тит Ливий
  • Каленов Петр Александрович
  • Франковский Адриан Антонович
  • Фосс Иоганн Генрих
  • Соболь Андрей Михайлович
  • Грей Томас
  • Веселитская Лидия Ивановна
  • Другие произведения
  • Вяземский Петр Андреевич - О "Бакчисарайском фонтане" не в литературном отношении
  • Либрович Сигизмунд Феликсович - С. Ф. Либрович: краткая справка
  • Терентьев Игорь Герасимович - Маяковский "Левее Лефа"
  • Козачинский Александр Владимирович - Стрела и рыба
  • Гриневская Изабелла Аркадьевна - Воспоминания о Вл. С. Соловьеве
  • Толстой Лев Николаевич - Carthago Delenda Est
  • Ниркомский Г. - Могила и роза
  • Вяземский Петр Андреевич - М. Гиллельсон. Петр Андреевич Вяземский
  • Скалдин Алексей Дмитриевич - Рассказ о Господине Просто
  • Вяземский Петр Андреевич - Наполеон и Юлий Цезарь
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 233 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа