Главная » Книги

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Шекспировы духи, Страница 3

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Шекспировы духи


1 2 3

  
  И вирша, верно, не готова! -
  
  Чтоб потонуть ему в реке!
   Но нет: бумага у него в руке...
   Возьму ее и не скажу ни слова!
  
  (Хочет взять бумагу)
  
  Поэт вскакивает.
  
  
   П о э т
   Кто ты?- чего ты ищешь, странный зверь?
  
  
   Ф р о л К а р п ы ч
  
  Что отвечать теперь,
  
  Бог ведает; а я не знаю!
  
  
   П о э т
   Тебя я именем всех сильфов заклинаю:
   Кто ты? - ночной ли ты сгустившийся туман?
   Призрак ли, скачущий со скал на скалы?
   Медведь ли? человек ли одичалый?
  
  
   Ф р о л К а р п ы ч
  
  Кто я? - я Капитан!
   Не то! хотел сказать я... Калибан!
   Так! Калибан!- прошу питать ко мне почтенье.
  
  А если волю дам рукам,
  
  Я докажу твоим бокам,
  
  Что я не привиденье!
  
  (Припоминает свою роль)
   Велела мне... велела мне... судьба
   Велела... так! духов слугою быть покорным!
   За виршею твоей прислали нас сюда:
   Подай! не мучь меня болтаньем вздорным!
  
  
   П о э т
  
   (про себя)
   Не понимает этот людоед,
   Не смыслит, что и как велит поэт!
   Но мне не убеждать же истукана!
  
  
   Ф р о л К а р п ы ч
   Да что? что ты ворчишь про Калибана?
  
  
   П о э т
   Что мне с тобой болтать большой охоты нет!
   Возьми стихи... один не вычищен куплет,
   Но все-таки возьми, да убирайся!
  
  
   Ф р о л К а р п ы ч
  
   (берет стихи)
   Теперь Титании я отнесу твой бред!
   Ты между тем Алины дожидайся.
   Когда ж вас вызовет воздушная свирель
   (Да, так скрыпицу назвал Ариель) -
  
   Сюда являйся
  
  И приведи с собой ее.
  
   (Уходя)
   Фрол Карпыч! молодец! мы сделали свое!
  
  
  
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 4
  
  
   П о э т
  
   (один)
  
  Какая глупая скотина!
   Шекспир, как верно ты списать его умел!
   Он в двести с лишком лет ничуть не поумнел!
   Но я тебе завидую, Алина:
  
  Сколь счастлив твой удел!
   Все духи для тебя хлопочут, суетятся.
   Как удивишься ты, когда они столпятся,
   Из вышины безоблачной слетят,
   Стихи, мои стихи тебе проговорят!
  
  
  
  
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 5
  
  
  Ю л и я и п о э т.
  
  
   Ю л и я
   Где, братец, ты таскаешься? где рыщешь?
   Отходишь ноги, а тебя не сыщешь!
  
  Сестра приехала сейчас;
   И если кофе, чай, кусок простого хлеба
   Вам могут заменить пиры камен и Феба,
   В столовой завтрак ожидает вас!
  
  
   П о э т
  
  Ты только смейся надо мною!
   Но я тебе ручаюсь головою:
  
   Твои глаза
   Увидят вскоре здесь такие чудеса,
   Пред коими твое умолкнет пустословье;
  
  Однако же ни слова: потерплю!
   От бдения мое расстроилось здоровье:
   Я завтраком себя немного подкреплю!
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 6
  
   Ю л и я, потом Ф р о л К а р п ы ч и д е т и,
  
   уже все переодетые.
  
  
   Ю л и я
   Ну, дети, по местам и протвердите роли!
  
  Я тотчас буду; наряжусь...
   Я к вам Титанией не медля возвращусь!
  
  
  
  (Уходит.)
   Фрол Карпыч и дети садятся с своими ролями в руке.
  
  
   Ф р о л К а р п ы ч
   Тьфу, пропасть! до какой я дожил странной доли!
  
   Уж с детских ног
  
   Я книг терпеть не мог!
  
  На слово скучное "ученье"
   Уже в ребячестве я рифмовал "мученье".
  
  И что ж? - когда я стар и сед,
  
  Когда я взрослым внукам дед,
   Сижу, твержу - бог весть какую ахинею?!
  
  Чтоб лешие тебе сломили шею,
  
  Из всех писцов несноснейший писец,
  
  Который для смирения сердец
   На муку мне скропал предлинную рацею!
  
   (Углубляется в роль.)
  
  
   А н н у ш к а
   Какой же дедушка прилежный ученик!
   Как он перстом свой лоб, бедняжка, подпирает!
   Как он в бумагу взор и мысли все вперяет!
   Увидишь, Лизанька, нас пристыдит старик.
  
  
   Л и з а
   Так! я уверена: сама мадам Ле Тик,
  
  Которая зимой к нам приезжала,
  
  На нас всегда ворчала,
  
  Без зуб, под париком,
   Хотела быть молоденькой вдовою
   И надоела нам французскою журьбою,
   Довольна бы была таким ученичком!
  
  
   Ф р о л К а р п ы ч
  
  Провал ее возьми,чертовку!
   Ввек бегал от нее, как от огня;
   Не выучу стихов! Эх! сбили вы меня!
   Но слушайте, я выдумал уловку:
   Ты помоги, дружочек Катя, мне! -
   Булавкой приколю тебе свой лист к спине;
  
   (прикалывает его)
   Вот так... теперь не оплошаю!
   Стань впереди меня; а я - я, наклонясь,
   Не запинаясь, виршу прочитаю,
  
  Лицом мы не ударим в грязь!
  
  
   Л и з а
   Ах! дедушка, какой вы выдумщик счастливый!
  
  
   Ф р о л К а р п ы ч
   Так, дети, я всегда был молодец ретивый:
  
  Умен, и тонок, и смышлен;
   Меня бы не провел и сам Наполеон!
   Нет, хвастать не люблю; а кстати молвлю слово;
   Во мне отечество Суворова второго,
  
  Быть может, видеть бы могло!
   Но я терпел, терпел,- вдруг лопнуло терпенье:
  
  Я полюбил уединенье;
  
  Моим завистникам назло
  
  Я переехал жить в село!
  
  
  Музыка за сценою.
  
  
   Ю л и я
  
   (вбегает)
  
  Скорее спрячьтесь и молчите:
   Идут!
  
   Все прячутся.
  
  
  
  
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 7
  
   П о э т и А л и н а; потом все прочие.
  
  
  Музыка.
  
  
   П о э т
   ...Сестрица, мне вы верить не хотите!
   Ужели наконец не убеждает вас
   Сей струн невидимых небесный, чистый глас?
  
  И если вы не глухи,
   Признайтеся, что есть на свете духи!
  
  
   А л и н а
   Любезный, мне мое неверие прости,-
  
  Пеняй, сердись, произведи
   Невежу, если хочешь, в Калибаны:
  
  Я только слышу фортопьяны!
  
  Все выходят переодетые.
  
  
   П о э т
  
  Так верьте же хотя глазам!
   Взгляните: вот они предстали нам!
  
  
   А л и н а
   О! эти духи мне давно уже знакомы!
  
  
   О б е р о н
   Для именинницы... я отлагаю громы,-
   Но будь молчание и на ее устах!
  
  
  На быстрых облаках несомый,
  
  Хранитель добрых, злобных страх,
  
  В мгновенье пролетаю царства.
  
  Явлюсь ли где бичом коварства?-
  
  Горит перун в моих очах,
  
  Пылает пламя близкой казни,
  
  Текут на грешников боязни
  
  В ревущих бурях предо мной!
  
  Мой рог подъемлет дикий вой -
  
  И вдруг хватает вихрь злодея:
  
  Его глушит и стон и свист;
  
  Он мчится, как осенний лист,
  
  Он скачет, пляшет, цепенея;
  
  С лица ручьями льется пот,
  
  Кружится, наконец падет -
  
  И се на крае небосклона,
  
  Смыкая свой потухший взор,
  
  Он узнает духов собор
  
  И их владыку Оберона!
  
  
   П о э т
  
   (вполголоса)
   Сестрица, он родня быть должен Аполлона:
  
  Он мой запомнил каждый стих!
  
  
   О б е р о н
  
  Но неизменный щит благих,
  
  Я пестую, лелею их;
  
  Незримым другом и вожатым
  
  Гюону всюду предлечу;
  
  Велю рабам своим крылатым -
  
  И вдруг один летит к мечу
  
  (Любимцу меч сей угрожает),
  
  Но сильф взнесенный исторгает;
  
  Речет - и, братиев губя,
  
  Враги, беснуясь, на себя
  
  Слепую обратят десницу:
  
  Убийца поразит убийцу!
  
  В степи усталого другой
  
  Ведет к надежному жилищу;
  
  Несет ему питье и пищу.
  
  А третий мощною рукой,
  
  Счастливца день и ночь стрегущий,
  
  Вдаль от его смиренной кущи
  
  Чудовищ гонит и разбой.
  
  Алина! Оберон могущий
  
  В сей для тебя священный день -
  
  Услышь - клянется пред тобою:
  
  Я над сынов твоих главою
  
  Простру спасительную сень;
  
  Прикрою их своей рукою;
  
  Верь, не изменятся душою;
  
  Цель их деяний будет честь.
  
  А мне их поручи довесть
  
  Чрез бури к счастью и покою!
  
  
   Т и т а н и я
   Титанию ты видишь пред собою:
   Я дочерей твоих пристрою;
   Найду им женихов младых,
   Прекрасных, мощных, светлооких,
   В семействе милых и живых,
   А в жизни твердых и высоких!
   Вдали от всех забот и мук,
   Тебя толпой любезных внук,
   Послушных, умных и пригожих,
   На матерей своих похожих,
   Толпою внуков окружу -
   Твой век в их жизни продолжу!
  
  
   А р и е л ь
   Мне за долгое служенье
   Даст отставку Оберон;
   Я люблю уединенье:
   Братцы духи,вам поклон!
   Поселюсь в дому Алины;
   Скромный, верный домовой,
   Ариель сии долины
   Станет окроплять росой:
   Здесь я заживу незримый!
   Но когда вздохнет зефир,
   Будто звук воздушных лир,
   На листок с листка носимый,
   Ярче вспыхнет огонек
   В час полуночи священной,
   Веселее сокровенный
   Вскрикнет в сумерках сверчок,-
   Верь, тогда я не далек!
   Загорятся ли ланиты
   Спящих дочерей твоих? -
   Я тогда парю сокрытый,
   Я зарей румяню их!
   Их власы завью в купальне;
   В их укромной, мирной спальне
   В час всеобщей тишины
   Соберу златые сны.
   Их товарищ и хранитель,
   Я заботливой рукой
   Наделю их красотой
   И украшу их обитель!
  
  
   П у к
   Пук не злой, а резвый гений:
   Признаюсь, люблю шутить;
   Но среди твоих владений
   Обещаюсь не шалить!
  
  
   К а л и б а н
   Что же бедный Калибан
   Наконец Алине скажет?
   Чем усердье ей докажет?
   Все кричат, что я буян
   И невежа и ленивец:
   Горемыка, несчастливец,
   Чем поздравлю госпожу?
   Но презреть их брань прошу!
   Хоть порой и спать охотник,
   Верь, я не плохой работник!
  
  
   А л и н а
   Ах, дядюшка! и вы! ну, как вы нарядились!
   Как благодарна вам и Юлии моей!
  
  Но дайте мне обнять детей...
  
  Так вот к чему клонились,
   Мой друг, слова высокие твои?!
  
  
   П о э т
   Ужели предо мной племянницы мои?
  
  
   Ю л и я
  
  Брат, извини мои затеи;
   А мочи не было: сильфиды, эльфы, феи
  
  Страх надоели мне!
   Везде с духами - наяву, во сне,
   Для них ты нас забыл: терпеть не стало силы!
   Тебя за гордость наказала я!
   Но какова же выдумка моя?
  
  Брось вид угрюмый, взгляд унылый!
   Не стоит ли, скажи, сильфид твоя семья?
  
  
   П о э т
   (после некоторого молчания)
  
   Твои питомицы, сестрица, очень милы!
   Пук ловок, и затейлив, и умен;
   Величествен, прекрасен Оберон;
   Психеи легкий стан, улыбка, взоры Леля -
   Не знаю ничего прелестней Ариеля!
  
  Не дурен также Калибан.
   Здесь не один бы я вдался в обман!
   Итак, проказница, не торжествуй напрасно:
   Поэта обмануть нетрудно! он всечасно
   Возносится в волшебный, светлый край;
   Он вновь на землю переносит рай;
   Он ходит, окружен совсюду чудесами,
   И... спотыкается!.. Но, не прельщен мечтами,
   Когда бы более он осторожен был,
   Он был бы холоден, лишен, быть может, крыл!
   Без поэтических восторгов и страданий,
   Слагатель дремлющих, безжизненных писаний,
  
  Прикован, прилеплен к земле,
  
  Он прозябал бы в вечной мгле! -
   Не ведая тех творческих мечтаний,
   Которые для зрения певцов
   Мир одевают в ткань из призраков и снов;
   Сердца холодные не знают заблуждений...
   Так! не для них шумит источник песнопений!
  
  Рабы приличий,суеты!
   Надоблачной страны отважный посетитель,
  
  Чудес, вам непонятных, зритель
  
  Смешон для вашей слепоты...
  
  Но что, что ваш надменный хохот?
   На вас взирает он с веселой высоты;
   Под ним ярится гром: он только слышит грохот;
  
  Он гасит звуком вещих струн
   Свирепый, гор сердца колеблющий перун!
   Он жизнь обозревает смелым оком,
   Он видит землю, видит небеса,
   Могущею душой подъемлется над роком
   И смотрит смерти дерзостно в глаза!
  
  Для гениев чудесных,
   Чьи радости отгадывает он,
   Он менее своих гонителей смешон;
   Он ближе к гражданам обителей небесных.
   Пусть будет чудаком для умников поэт!
   А я,- когда другой для вас заботы нет,-
  
  Прочту вам беглое творенье;
  
  Свое в нем высказал я мненье;
   Старался показать, как, чуждые сует,
  
  Когда бы обращались с нами,
   Бесплотные на наш благоразумный свет
   Смотрели бы бесстрастными очами!*
  
   1825
   _______
   * По случаю бумаги г[осподина] поэта находятся в моих ру-
   ках; итак, я могу со временем познакомить читателей с произведе-
   нием, которое он, как истинный метроман, отправляется читать своим
   родным. Остается только спросить: пожелает ли и посторонний кто
   заглянуть в оное или нет?
  

Другие авторы
  • Адикаевский Василий Васильевич
  • Гликман Давид Иосифович
  • Марченко О. В.
  • Коринфский Аполлон Аполлонович
  • Подолинский Андрей Иванович
  • Зелинский Фаддей Францевич
  • Привалов Иван Ефимович
  • Джонсон Сэмюэл
  • Бешенцов А.
  • Элбакян Е. С.
  • Другие произведения
  • Ганзен Анна Васильевна - Исайя Тегнер
  • Чехов Антон Павлович - Степь
  • Щепкин Михаил Семёнович - С. Т. Аксаков. Несколько слов о М. С. Щепкине
  • Сумароков Александр Петрович - Песни и хоры
  • Лухманова Надежда Александровна - В погоне за флиртом
  • Буссенар Луи Анри - С Красным Крестом
  • Горький Максим - Вступительная речь на открытии Первого Всесоюзного съезда советских писателей 17 августа 1934 года
  • Аксаков Иван Сергеевич - О финансовом положении России в начале 1862 года
  • Станюкович Константин Михайлович - Диковинный матросик
  • Ладенбург Макс - Приключения Фрица Стагарта, знаменитого немецкого сыщика
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 115 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа