Главная » Книги

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Прокофий Ляпунов, Страница 3

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Прокофий Ляпунов


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

ify">  
  
   З а р у ц к и й
  
  
  
  
   Брат,
   Моя наука - сабля; не далось
   Письмо мне: ты и за меня подпишешь.
  
   Подписывают боярин Салтыков, окольничие Измайлов, Голицын,
  
   Захарья Ляпунов, потом прочие.
  
  
   Т р у б е ц к о й
   Князья! бояре! кончили мы подвиг
   Великий, трудный,- вот покорно вас
   Прошу отведать нашей хлеба-соли;
   Не взыщете: что есть! что бог послал!
   Ведь наше дело ратное. Однако
   Найдется кое-что: меды, вино,
   И даже фряжское и романея.
  
  
   3 а р у ц к и й
   Люблю я князя: истинный боярин,
   Прямой москвич радушный!
  
  
   Т р у б е ц к о й
  
  
  
  
  Что ж? идем!
   Нет, правда, у меня, Иван Мартыныч,
   Хозяйки ласковой, как у тебя.
  
  
   З а р у ц к и й
   Я - не женат.
  
  
   Т р у б е ц к о й
  
  
   Ах! старый беззаконник!
   Нас все же встретили бы у тебя
   С поклоном, поднесли бы чарку, в лоб
   Поцеловали бы гостей любезных.
  
   (Прокофью)
   Из них у нас, боярин, первый ты
   С удалым братом... Бью я вам челом:
   Вперед ступайте.
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
   Путь нам укажи,
   Князь Дмитрий Тимофеич; за тобою
   Последуем.
  
  
   Т р у б е ц к о й
  
  
  Аврамий у меня,
   Разумный келарь Сергиевской лавры:
   Трапезу нашу он благословит.
   Уходят все, кроме Салтыкова и Заварзина.
  
  
   С а л т ы к о в
   Ты скрытно дернул за кафтан меня...
   Чего желаешь?
  
  
   З а в а р з и н
  
  
   Тише! не так громко!
  
  
  
   С а л т ы к о в
   А почему бы? тайны с казаками
   Нет у меня.
  
  
   З а в а р з и н
  
  
  Боярин Салтыков,
   Тебя Заруцкий просит после пира
   Зайти к нему.
  
  
   С а л т ы к о в
  
  
   Меня?
  
  
  
   З а в а р з и н
  
  
  
  Тебя.
  
  
   С а л т ы к о в
  
  
  
  
  Зайду,
   Но, признаюсь, ума не приложу,
   Что общего быть может между нами,
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ II
  
  
  
  Сцена 1
   В избе Прокофья Ляпунова. Прокофий и Захарья.
  
  
   3 а х а р ь я
   Ты победил, Прокофий: поздравляю!
   Устав твой обуздает казаков.
   Теперь, признаться, ведать я желал бы
   Дальнейшие намеренья твои.
  
  
   П р о к о ф и й
   Они, Захарья, и просты и ясны:
   Освободить родимый край.
  
  
   3 а х а р ь я
  
  
  
  
  А тут?
  
  
   П р о к о ф и й
   Быть верным подданным царю, кому
   Господь наш бог поручит Русь святую.
  
  
   3 а х а р ь я
   Прекрасно!только это говори
   Заруцким, Трубецким... А мне ты мог бы,
   Кажись, и без утайки все открыть.
  
  
   П р о к о ф и й
   Да я и не таюсь.
  
  
  
   3 а х а р ь я
  
  
  
  Рассказывай!
   Помилуй! слухом полнится земля:
   Неужто даром? Господарь, державец
   Рязанский,- Белый царь... - вот имена,
   Какие носишь ты в устах народа.
  
  
   П р о к о ф и й
   Нелепый бред! бессмысленный! мутит,
   Терзает душу и меня погубит,
   Тогда как не легко вам заменить
   Меня иным и лучшим. Впрочем, пусть!
   Когда бы только кто привел к концу
   Мой труд, урок, назначенный мне богом!
   Пусть был бы здесь хоть прежний мой
  
  
  
  
   противник
   (Он ревностный слуга земли родной)
   Пожарский... Я бы менее тужил;
   Пусть знал бы я, что по себе ему
   В наследство дело рук моих оставлю,
   Я был бы рад на отдых в землю лечь;
   Его мечу и непорочной вере,
   Не оскверненной в омуте злодейств
   И бед неслыханных, в котором тонем,
   Я завещал бы подвиг свой святой!
   (Быть может, подвиг-то и не по мне:
   Порой вливаются и страх и трепет
   Мне в грудь, когда размыслю я о нем.)
   Но, роком непостижным пораженный,
   Вдруг отнятый у русских смелых сил,
   Пожарский так же пал, как Михаил,
   Наш воевода славы незабвенной.
   Да! отдыхает от смертельных ран
   Младой стратиг, надежда россиян,
   На Скопина похожий чистым сердцем
   И разумом и доблестью души.
  
  
   3 а х а р ь я
   Пожарский не умрет. Тебе за пиром
   Надолго сам достался Трубецкой,
   Хозяин, мне - Аврамий, келарь лавры,
   Что прибыл к вам недавно. Рад я был:
   Товарищ мне по бывшему посольству,
   Товарищ и по хитрости, с какой
   Он, я и несколько других отстали
   От главного посла, чтобы служить
   Ему вернее...
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
   Братец, мне ль не помнить?
   Как бог свят, многое загладил ты
   И многое тебе господь отпустит
   За то, что даже именем своим
   Ты жертвовать решился, что решился
   Прослыть изменником в глазах друзей,
   Чтоб послужить им лучше и верней.
  
  
   3 а х а р ь я
   Ххмм! я себя (признаться) утешал
   Тем только, что в душе панам смеялся:
   Надуты, чванны, заняты собой -
   А легковерны, хуже ребятишек...
   Да дело о Пожарском: старику
   Соседу был я рад, разговорились...
   И он сказал мне, что Пожарский слаб,
   Но есть надежда. Иноки героя,
   Для безопасности, для тишины,
   Для лучшего леченья и покоя,
   Подале от тревог и бурь войны
   Отправят,- может быть, на Волгу в Нижний.
  
  
   П р о к о ф и й
   Благодарю за весть: теперь умру
   Спокойно, без забот, когда угодно
   То будет господу.
  
  
   3 а х а р ь я
  
  
  
  Вот бог тебе,
   Тебя не понимаю! - Торжествуешь,
   Противники у ног твоих, вся Русь
   В твоей руке,- к земле родимой Кремль
   Вновь припаять готовишься мечом
   И кровью поляков; ты наш Сампсон,
   Ты наш Давид, ты первый человек
   Под русским небом; только захотеть бы -
   И без греха (ведь вымер же весь род
   Царей московских) можешь взять венец
   И бармы Мономаха,- между тем
   О смерти мне толкуешь!
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
  
   Ты в горячке! -
   Прокофью Ляпунову, дворянину
   Ничтожному... Ты не в своем уме!
  
  
   3 а х а р ь я
   А Годунов? а Шуйский?
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
  
   Славный род их
   К престолу ближе был, но и они
   Погибли же!
  
  
   3 а х а р ь я
  
  
  Положим, будто так;
   Кто ж нами будет править?
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
  
  
  Не поляк;
   За это я тебе душой ручаюсь.
   Наш долг исполнить только что на нас,
   На недостойных, возложил всевышний;
   И жребий свой стократ благословлю,
   Когда успею; но, чтоб я успел,
   Не слишком верю.
  
  
   3 а х а р ь я
  
  
   Ты опять свое!
  
  
   П р о к о ф и й
   Знай: под ножами действую; знай: пасть
   Мне суждено... Качаешь головой?
   Так слушай: согласишься поневоле.
   Недавно ночью я бродил по стану
   И вот взглянул, и что ж? упал покров
   Густого мрака,- пламя так и пышет...
   Плещеев правил стражей; я велел
   Туда немедля, в верное село,
   В тылу моих полков, и полагал,
   Зажгли поляки... Что же, боже мой!
   Нашел Плещеев? все дома пылают;
   А от кого? от наших казаков!
   Их двадцать извергов, напав врасплох
   На спавших, всех зарезали мужчин,
   И вот поют и пляшут, пьют и воют,
   Младенцев делят и бесчестят жен,
   И ссорятся заранее за плату,
   Какую от татар за них получат...
   Схватили их; был должен замолчать
   Заруцкий, их потачник; все вожди,
   Чтоб страх навесть и на других злодеев,
   Решили окаянных утопить.
   Преступников Плещеев поутру
   Повел на казнь; вдруг взвыл, задребезжал
   Набат, и с ревом вольница сбежалась;
   Вмиг закипел мятеж: Плещеев пал
   Застреленный, весь караул изрублен,
   И мерзостных убийц ведут назад
   Клевреты в табор с торжеством, а табор,
   Как море, колыхается и вопит
   И требует, чтоб выдали меня,
   Чтоб голову сорвали с Ляпунова.
   Я на коня и встретил казаков,
   И - удалось,- смирил; да видя вялость
   И малодушье лучших воевод,
   Вражду и ненависть и злобу прочих,
   В пылу досады (сам теперь стыжусь)
   Покинул было буйную толпу,
   Которая срамит святое имя
   Отечественной рати... Что ж? меня
   Догнали сами ж казаки и нагло,
   Не без угроз, а искренно, кажись,
   Молили возвратиться, вновь принять
   Начальство.- Возвратился, братец, я
   И вновь начальство принял; только видишь...
  
  
   3 а х а р ь я
   Прокофий, вижу, что тебе давно
   Захарья нужен. Ты меня умнее,
   Искусный вождь, в боях неустрашим,
   Великодушен,- тьма в тебе достоинств;
   Но - неприветлив, слишком строг и горд.
  
  
   П р о к о ф и й
   Строг? слишком строг? Или щадить мне было
   Разбойников?
  
  
   3 а х а р ь я
  
  
   Что делать, коли нам
   Никак не обойтись без них, проклятых?
  
  
   П р о к о ф и й
   Захарья, ради бога,замолчи!
   Господь свидетель, никогда не буду
   Злодеев подлых мерзостным льстецом:
   Пусть разразит меня небесный гром,
   Когда, за Русь сражаясь, позабуду
   И кто я, и к чему обязан! - Нет,
   Мне лучше не глядеть на божий свет.
   Не жить и не дышать, чем пред толпою
   Грабителей и шайкой их вождей
   Презрительных унизиться душою!
   Пусть на суду откажет мне Христос
   В спасеньи, если, низкий раб боязни,
   Их ужасать грозою правой казни
   Не стану, если от ножа убийц
   Не стану старцев, вдов, сирот, девиц
   Оборонять!
  
   Входит сотник.
  
  
   С о т н и к
  
  
  Боярин Салтыков.
  
  
  
   П р о к о ф и й
   Просить.
  
   (Входит Салтыков.)
  
  
   С а л т ы к о в
  
  Благодарю тебя, боярин,
   Что, вопреки обычаю, не час
   Прождал я там среди твоих холопий.
  
  
   П р о к о ф и й
   К чему насмешки? ведаешь ты сам...
  
  
   С а л т ы к о в
   Я только ведаю, что Делагарди,
   Союзник твой и друг, изменой взял
   Великий Новгород; что твой посланник,
   Разумный, храбрый Бутурлин, бежал,
   А на прощанье земляков ограбил...
   Да ништо им, злодеям кровожадным!
   Мой брат Иван Михайлыч Салтыков...
   Всех дел его одобрить не могу,
   Но пагубный пример отца, но юность...
  
  
   П р о к о ф и й
   Конечно, много и в земских полках
   Похуже Салтыкова. Что же с ним?
  
  
   С а л т ы к о в
   Посажен на кол.
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
   Боже! быть не может.
  
  
   С а л т ы к о в
   Не может быть. Положим, что я лгу;
   Однако так твой верный Троекуров
   Тебе доносит... Вот его письмо.
  
  
   П р о к о ф и й
   В твоих руках?
  
  
  
   С а л т ы к о в
  
  
   Мне дал письмо Заруцкий.
   Он их гонца к тебе перехватил.
  
  
   П р о к о ф и й
   Перехватил и смел сорвать печать!
   Я с ним сочтусь.
  
   (Читает)
  
  
   "Из Ладожского стана
   По целованью крестному людей
   Житых и черных в город прибыл он;
   Но, целованье преступив, его
   Тогда ж схватили и..."
  
   (Роняет письмо.)
  
  
   Господь свидетель;
   Страдальца Салтыкова кровь падет
   Не на меня! Мне тяжкий за нее
   Ответ дадут убийцы. А тебе,
   Иван Никитыч, бьет челом Прокофий
   И молит всех святых, да наградят
   Тебя, что, и проникнут правым гневом
   И ужасом и горестью объят,
   Все ж к бесталанному ко мне пришел ты,
   К бессчастному, которому пора...
   Иван Никитыч, где мне взять людей?
   Как бог свят! что бы ни предпринял я
   Для блага русских, что бы ни придумал,
   Все только в пагубу в руках глупцов,
   В руках предателей! - Но раз еще:
   Челом тебе строптивый бьет Прокофий,
   Надменный Ляпунов готов тебе
   Пред всеми поклониться до земли
   За то, что без коварства ты пришел
   К нему и душу высказал ему.
   Клянусь: отныне враг мне Делагарди,
   В моих глазах не лучше поляков.
  
  
   3 а х а р ь я
   Твои сношенья?
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
   С ним? Захарья, долго
   Так мыслил я, как старец Гермоген,
   Как ты и князь Василий,1 что России
   Царем быть должен русский.
  
  
   З а х а р ь я
  
  
  
   Брат, оставим.
   Об этом мы и после потолкуем!
  
  
   С а л т ы к о в
   Проникнуть в ваши тайны не хочу,
   Тем боле что шатка же дружба наша.
  
  
   П р о к о ф и й
   Нет; друг ли, брат ли, русский человек,
   Тебе подобный, честный и прямой,
   Пусть знает, чем другой прямой и честный,
   России верный, русский человек
   Хотел было служить сынам России!
   Итак: держался долго мысли я
   Святого патриарха Гермогена,
   Но - разуверился. Товарищ наш,
   Рожденный здесь, и подданным, как мы,
   Не усидит на царстве. Посему
   По зрелом размышленья к шведам я
   Решился напоследок обратиться;
   Сперва отправил к ним Бутурлина,
   Потом и Троекурова; у них
   Филиппа-королевича просил,
   Чтоб государствовать ему у нас,
   С согласья, разумеется, земского...
   Условья те ж, которых не сдержал,
   Да и сдержать не мог поляк-католик.
   Но после злой измены Делагарди
   Все кончено: на бога положусь;
   Бог даст тебе царя, святая Русь!
  
  
   С а л т ы к о в
   Не знаю, право, что мне отвечать...
   Я не любил покойника и, боле,
   Не уважал его: однако он
   Родной же мне и звался Салтыковым:
   За кровь его я мстить хотел тебе;
   Пришел сюда, чтоб навсегда расторгнуть
   С тобой приязнь и молвить: я твой враг.
   И что же? этот самый час ты выбрал,
   Чтобы меня доверием почтить
   И тайну мне открыть, которой, вижу,
   Узнать еще и брат твой не успел...
   Боярин-воевода! упокой
   Спаситель душу бедного Ивана,
   И да убавит бог ему грехов
   За смерть страдальческую! - Так и быть,
   Желаю верить, что в его сгубленьи
   Не виноват ты; вот моя рука,
   И впредь я твой помощник и слуга.
  
  
   П р о к о ф и й
   Иван Никитыч, пред святым налоем
   Не с большей радостью я принял руку
   Жены мне милой, как теперь твою.
  
   Входит Ольга.
   Легка ты на помине, Ольга! что ты?
  
  
   О л ь г а
   Ты занят, а вошла я, не спросись...
   Прости! - но долее не смела я
   Не слушаться...
  
  
   П р о к о ф и й
  
  
   Кого и в чем?
  
  
   О л ь г а
  
  
  
  
   Блаженный,
   Что нынче прибыл с братцем из Москвы,
   Нам все стужает, просится к тебе.
  
  
   3 а х а р ь я
   Впусти его: урод, и презабавный!
  
  
   П р о к о ф и й
   Не до уродов мне, не до блажных;
   Возиться, брат, мне некогда с шутами.
  
   (Ольге)
   Повесила головушку: отказ
   Тебя печалит, огорчает?
  
  
   О л ь г а
  
  
  
  
  Нет;
   Но не досадуй, а я к просьбе братца
   Пристану... Чуден и угрюм я дик,
   Почти помешан, а не прост старик;
   На нем, не скрою, платье шутовское,
   Да - вот вам бог! - с ним страшно; у него,
   Поверьте, что-то грозно-роковое
   В усмешке, в голосе.
  
  
   3 а х а р ь я
  
  
  
   О, хо! хо! хо!
   Хоть и боюсь прослыть я святотатцем,
   По-моему, он шут, да умный.
  
  
   О л ь г а
  
  
  
  
   С братцем
   Не спорю. Но не гордым мудрецам
   Судьбы свои всевышний открывает,
   А детям, а растерзанным сердцам,
   Которым детство снова возвращает,
   Чтоб боль унять, чтоб скорби их пресечь.
   Нескладно говорю; да наша речь,
   Бояре, женская; не наше дело
   Доводы, притчи... Только молвлю смело:
   Недаром к мужу просится старик.
  
  
   П р о к о ф и й
   И ты же ведь женат, Иван Никитыч:
   Подчас нельзя жене не потакнуть;
   Не осуди... Ну, где же твой блаженный?
  
  
   О л ь г а
   Блаженный старче! потрудись, войди.
   Тебя и муж и деверь ожидают.
  
  
  Входит Ванька.
  
  
  
   В а н ь к а
   Здорово, серый!
  
  
   С а л т ы к о в
  
  
   Почему его
   Зовешь ты серым?
  
  
   В а н ь к а
  
  
  
  Он небось прослыть
   Хотел бы беленьким. Пустое! поздно
   И слишком рано, братец!
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 277 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа