Главная » Книги

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Иван, купецкий сын

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Иван, купецкий сын


1 2 3 4 5 6 7 8 9

   Вильгельм Кюхельбекер
  
  
   И В А Н К У П Е Ц К И Й С Ы Н
  
  
   Оригинал здесь: "Друзья и Партнеры".
  
  
  
   ПИСЬМО К К<ОНСТАНТИНУ> О<СИПОВИЧУ>
  
  
   С<АВИЧЕВСКОМУ>
  
   ВМЕСТО ПОСВЯЩЕНИЯ И ПРЕДИСЛОВИЯ
  
  
  Не далеко время, когда мне придется расстаться с Вами,
   мой добрый К.О., и расстаться, вероятно, навсегда, до гробовой
   доски... Ужели в Вашей памяти воспоминание обо мне останется
   просто какою-то карикатурою, чем-то странным, причудливым,
   похожим несколько на те уродливые лица, какие рисует перед
   глазами нашими первосоние? - Вашим другом я не смею называть
   себя: для дружбы нужно равенство, ваше чистое, свежее сердце
   заслуживает в жизни встретить сердце столь же чистое и свежее.
   Но я желал бы Вам оставить какое-нибудь доказательство, что и
   я умею быть благодарным: и мне ли не быть Вам благодарным за те
   часы, в которые Вы, благородный юноша, являлись истинным ангелом-
   утешителем мне, преждевременному старику, измученному до судорог
   всеми возможными житейскими и сердечными терзаниями, терзаниями
   самыми изысканными и вместе самыми пошлыми и гадкими?
  
  Естественно, что мне должна была придти мысль посвятить
   Вам сочинение, которое я кончил в то время, когда наслаждался
   слишком коротковременным знакомством с Вами,- сочинение, которого
   отдельные части, так сказать, в Ваших глазах всплывали из глубины
   души моей, при Вас приняли настоящий вид и образ.
  
  Чувствую, что этот плод моего хворого воображения не достоин
   Вас.- С Вашим именем надлежало бы соединить нечто вроде Шиллерова
   Дон-Карлоса; нечто похожее по крайней мере на те из прежних моих
   собственных созданий, в которых еще виден набожный чтитель
   Серафима-Поэта, сотворшего этого Карлоса, Позу, Валленштейна,
   Теклу, Макса Пикколомини. - К несчастью, любезные сердцу моему
   памятники времени, для меня более отрадного, далеко предшествуют
   минуте, когда я Вас узнал и понял. Итак, примите то, что у меня
   теперь есть, - каково бы оно ни было. - А Ваше имя мне тут необ-
   ходимо: пусть хоть оно служит для других доказательством, сколь и
   по сю пору мне дороги те чувства и убеждения, которых Вы для меня
   представитель, которых Вы для меня были прекрасным олицетворением.
  
  
   Прости,- скажу,- тебя я видел,
  
   И ты недаром мне сиял;
  
   Не все я в небе ненавидел,
  
   Не все я в мире презирал.
  
  
  Дай-то бог, чтобы Вы и до дверей гроба не лишились утеши-
   тельной веры в светлую сторону природы человеческой! - Но, если
   бы случилось, что Вы бы и поколебались,- и тогда:
  
  
   Verachte nicht den Glauben dciner Jugend!1
  
   Однако, мой добрый К. О., я забываю, что это не просто письмо к
   Вам, что эти строки, быть может, прочтете не Вы одни, что они не
   одно посвящение, а вместе и предисловие.
  
  Предисловие обыкновенно оправдание, посильное ограждение
   себя от обвинений, которые предчувствует дурная совесть автора.
   Тащиться ли и мне по этой давно изъезженной колее? - Если мой
   Купецкий Сын никуда не годен, его не спасут от заслуженного
   забвения ни самое превосходное предисловие, ни даже самые бла-
   госклонные отзывы критики. - Если же в нем есть самобытная
   жизнь, его не убьют никакие, ни даже самые едкие суждения. Вме-
   сто того чтобы оправдывать себя, не лучше ли самому исповедать
   свои ошибки и промахи? - К ним однако же не могу причислить
   главную идею: она, быть может, преувеличена, да что же мне де-
   лать, если она так, а не иначе поразила мое воображение, если
   принудила меня осуществить ее именно так, а не иначе? - В раз-
   витии, в подробностях скорее соглашусь признать недосмотры, на-
   пример хоть в том, что Андана слишком скоро могла усомниться
   в Булате и слишком поздно уверилась в низости и скаредности сво-
   его почтенного сожителя. Правда, и тут я бы мог кое-что сказать
   в ее извинение; но еще раз: не желаю себя оправдывать.- Охотно
   признаюсь и в том, что в моем Imbroglio2 много такого, без чего
   бы можно обойтись, например, Интермедии; что вдобавок и в са-
   мых составных его стихиях слишком много разнородного, и что
   они потому никак не произведут стройного, классического целого.
   Возможно ли в самом деле спаять в одно: сатиру и элегию, рассказ
   и драму, комедию и трагедию, лирическую поэзию и сказку, идеал
   и гротеск, смех и ужас, энтузиазм и житейскую прозу, и - ожи-
   дать от всего этого гармонии? - Далее, не спорю, что в самой при-
   хоти, с которою я так часто переменял метры, есть что-то похожее
   на шарлатанство; и сам вижу (и это всего хуже), что в моей сказ-
   ке-драме все, чего ни спросишь, да только почти нет драматиче-
   ского движения! - На моем месте, а другой, столь же смело и от-
   кровенно, быть может, сознался бы во всем этом: только, кажется,
   у редкого не следовало бы за тем с полдюжины но и однако, а тут
   неоспоримые доказательства, что он совершенно прав и что кри-
   тики врут, если его бранят за такие salti mortali3 и непроститель-
   ные опущения. - Я воздержусь от всех подобных красноречивых
   доводов и выходок, которые ровно ни к чему не ведут. - К чему
   же, ради бога, печатаю этот хаос и чего же хорошего от него ожи-
   даю? - На это, любезный К. О., предоставляю за меня отвечать
   тому из моих критиков, у которого на то достает ума-разума и
   доброй воли; а сомневаться, чтобы между русскими рецензентами
   мог найтись такой не близорукий и честный человек, значило бы
   нанесть смертельную обиду тому почтенному сословию, которое так
   беспристрастно, тонко и глубокомысленно оценило "Горе от ума"
   Грибоедова, "Полтаву" Пушкина, "Гротески" Гоголя и "Сердце и
   думку" Вельтмана.
  
   __________
   1 Не презирай верований своей юности! (нем.)
   2 Запутанном произведении (итал.)
   3 Сальто-мортале (итал.)
  
  
  
  
  
  
  
  ДЕЙСТВИЕ I
  
  
  Явление 1
   В доме Зулейки. Иван и Зулейка.
  
  
  
  И в а н
   Устал я... Бабушка, здорово!
   У вас обедать не пора?
  
  
  3 у л е й к а
   Давно пора, и все готово;
   Да где ты с самого утра...
  
  
  И в а н
   Таскался? - Видишь ли: вчера
   Я сбыл последние товары,
   Окончил все свои дела;
   Когда ж проснулся, мне пришла
   Охота посмотреть Бухары.
  
  
  3 у л е й к а
   Как? - ты в Бухаре год почти
   Живешь, торгуешь и...
  
  
  И в а н
  
  
  
   Базары
   В Бухаре видел, а найти
   Промеж хлопот не мог досуга
   Взглянуть на храмы, на дворцы
   И прочее. Беда! - купцы
   На вечеринках друг у друга
   Привыкли спрашивать о том,
   Что кто видал в краю чужом.
   Итак, я побродил сегодня,
   А завтра, бабушка, пущусь
   (Была бы воля лишь господня!)
   В дорогу на святую Русь.
  
  
  3 у л е й к а
   Что ж? ты не встретил ли, сердечный,
   Каких диковинок у нас?
  
  
  И в а н
   Как их не встретить! я сейчас
   С диковинки бесчеловечной:
   Вот из царева кабака,
   В оковах, как рука, нагого,
   Несут богатыря лихого
   Четыре дюжих мужика;
   Других четыре со всей мочи
   (Посмотришь и зажмуришь очи)
   Раз в раз в четыре молотка
   Разят его по груди белой
   И приговаривают так:
   "Скажи, Булат, наездник смелый!
   Скажи: найдется ли дурак,
   Чтоб выкупил из злой неволи
   Тебя себе же на беду?"
   Он? - словно и не слышит боли
   И отвечает: "Подожду".
  
  
  3 у л е й к а
   Мерзавцы!
  
  
  И в а н
  
  
  Истинно безбожно!
   Но вор же, верно, и Булат.
  
  
  3 у л е й к а
   Ты судишь очень осторожно!
   Всегда, кто страждет, виноват.
   А между прочим вот в чем дело:
   Их на попойках, в кабаках
   Лихой Булат держал в руках.
   Бывало, только пикнут смело,
   Как вскочит и как гаркнет: "Вон!"-
   Так всех их и положит он.
   Буянам больно надоело,
   Кипят на витязя враждой;
   Взять силой - не по силе бой;
   За хитрость взяться положили:
   Булата зазвали в кабак,
   Употчивали, напоили,-
   И богатырь попал впросак.
   Сидят, идет у них беседа
   Про то, про се, и вдруг соседа
   Толкнул сосед: "Не ври же, брат,
   Не согласится наш Булат!"
   А витязь: "Всякое сомненье
   В моем усердьи оскорбленье".
   Тут третий тотчас подхватил:
   "Булат - отец наш; это, други,
   Не я ли вам сто раз твердил,
   Но мы не требуем услуги,
   Не утрудим могучих сил..."
   Глупцу взбрела на ум нелепость;
   Спьяна, как видно, вздумал хват:
   "Что, братцы? - если бы Булат
   На месяц нам отдался в крепость?"
   - "Ххмм! - молвил богатырь,- и я
   Желал бы очень знать, друзья:
   Когда бы быть мне по несчастью
   Случилося под вашей властью,
   Что бы вы делали со мной?
   Но месяц? - долго! а доколе
   Не выкупят - я в вашей воле,
   Вам отдаюся головой".
  
  
  И в а н
   Ну?
  
  
  
  3 у л е й к а
  
  Месяц пролетел и боле:
   Никто не выкупил его;
   А он, бывало, ничего
   Не пощадит для избавленья
   Того, кто терпит угнетенья!
   Злодеям же его не лень:
   Сидят в кружале каждый день
   И пьют, выдумывая муки.
   Конечно, отряхнуть бы руки,-
   И цепи разорвал бы он;
   Но слово для него - закон.
  
  
  И в а н
   Жаль!.. я... Да великонька плата,
   Которой просят мужики
   За выкуп храброго Булата:
   Ведь сто рублей не пустяки.
  
  
  3 у л е й к а
   Не поскупись. Ты барышами,
   Ты родовой казной богат;
   Так будь по деньгам тороват:
   То, что сегодня дашь руками,
   То, чем пожертвуешь теперь,
   Мой милый, завтра же, поверь,
   К тебе воротится - мешками.
  
  
  И в а н
   Мешками?- Дело! посмотрю.
  
  
  3 у л е й к а
   Тут нечего смотреть, любезный;
   А надобно богатырю
   Скорей помочь.
  
  
  И в а н
  
  
   Пребесполезный
   На белом свете человек
   Подобный богатырь.
  
  
  3 у л е й к а
  
  
  
  Голубчик!
   Конечно, богатырь не купчик:
   Его учи хоть целый век,
   Копить не выучишь.- Когда же
   Нагрянет вдруг не в добрый час
   Толпа разбойников на вас...
  
  
  И в а н
   Не говори: не рад я даже,
   Что в путь пустился, как про них,
   Злодеев, вспомню! - Слов моих
   Не примешь в сторону худую:
   Героев, витязей лихих
   (Я в том тебя, мою родную,
   Уверить смею) всей душой
   Я почитаю.
  
  
  3 у л е й к а
  
  
  Друг ты мой!
   В твоем почтеньи им нисколько
   Нет пользы, ни нужды,- ты только
   Булата выкупи скорей.
  
  
  И в а н
   Булата и казной моей?
   Послушай, бабушка: те люди,
   Что бьют его по белой груди,
   Те приговаривают так:
   "Найдется ли такой дурак,
   Который бы купил Булата
   У нас себе же на беду?"
   Казна моя не так богата,
   Чтоб на нее мне сопостата
   Себе купить... Нет! подожду!
  
  
  3 у л е й к а
   Без отговорок: нет охоты,
   Желанья нет ему помочь?
  
  
  И в а н
   Я, бабушка,- я бы не прочь,
   Да вот беды боюся!
  
  
  3 у л е й к а
  
  
  
  Что ты
   Меня морочишь? ведь ты сам
   Не веришь их пустым словам,
   Сам видишь: недруги страдальца!
   Небось не укольнешь и пальца,
   А купишь добрым делом клад.
  
  
  И в а н
   Кто кладу, бабушка, не рад?
   Но мешкать - не минешь наклада;
   Мне завтра с светом должно в путь...
  
  
  3 у л е й к а
   Чтоб шею дать себе свернуть!
  
  
  И в а н
   Как? шею?
  
  
  3 у л е й к а
  
   Милость и пощада
   Неведомы степным ордам;
   А через степь тебе дорога.
  
  
  И в а н
   Молчи, старуха, ради бога!
   Я выкуп за Булата дам.
  
  (Выбегает.)
   Зулейка смотрит ему вслед и пожимает плечами.
  
  
  Явление 2
  
   Харем бухарского хана. Чертог его дочери Анданы.
   Андана и ее кормилица 3арема.
  
  
  3 а р е м а
   Что тебя, царевна, краше?
   Не лучом ли красоты
   Отовсюду, солнце наше,
   Пленных привлекаешь ты?
   С юга, с запада, с востока,
   С севера, с концов земли
   На поклон к тебе пришли;
   Ты ж ко всем равно жестока.
  
  
  А н д а н а
   Не на мой же зов пришли
   С юга, с запада, с востока,
   С севера, с концов земли!
   По лазури одинока
   Ходит чистая луна:
   Не отдамся мужней воле;
   Мама, кончу, как она,
   Путь чрез жизненное поле.
  
  
  3 а р е м а
   Не обманывай меня!
   Что же, голову склоня,
   Бродишь с грустию немою?
   Отягченная тоскою,
   Что же плачешь и во сне?
   Я ль, дитя мое, не стою,
   Чтобы вверилась ты мне?
  
  
  А н д а н а
   В темной роще не схоронишь
   Звонкой песни соловья,
   Слезки втайне не уронить:
   Нет, подсмотрят, вижу я!
   Я...
  
  
  3 а р е м а
  
  Ты любишь? Да? Андана,
   Кто же избранный тобой?
   Хан ли, князь или герой,
   Юный, странствующий вони?
  
  
  А н д а н а
   Стан его, как пальма, строен,
   Небо в голубых очах,
   Мягче шелку темный волос,
   Розы рдеют на щеках,
   Соловья нежнее голос
   В алых, сахарных устах,
   Луч перуна в быстром взоре...
   С быстрым взором мне на горе
   Встретился мой робкий взор,
   И я стражду с этих пор;
   С этих пор грущу, тоскую;
   Мама, наяву, во сне,
   В день болтливый, в ночь немую,
   Меж людей, наедине,
   Говорить, молчать ли буду,-
   Таю в сладостном огне:
   Он мне чудится повсюду!
  
  
  3 а р е м а
   Царь твой, дум твоих властитель,
   Не эфира ль легкий житель,
   Сильф, красавец неземной?
  
  
  А н д а н а
   Всех духов страны небесной
   Превосходит красотой,
   Но не гений бестелесный.
  
  
  3 а р е м а
   Турок?
  
  
  А н д а н а
  
   Гяур.
  
  
  3 а р е м а
  
  
  Мой творец!
  
  
  А н д а н а
   Властвует душой моею...
  
  
  
  3 а р е м а
   Имя?
  
  
  
  А н д а н а
  
  И сказать не смею:
   Русский.
  
  
  3 а р е м а
  
   Их посол?
  
  
  А н д а н а
  
  
   Купец.
  
  
  3 а р е м а
   Иноземец нечестивый!
   Силой ада, чародей,
   Возмутил покой счастливый
   Девственной души твоей!
  
  
  А н д а н а
   Он и не мечтал о власти
   Над моей больной душей;
   Он не знает даже страсти,
   Отравившей мой покой.
  
  
  3 а р е м а
   Дочь блистательного хана,
   Вспомни то, кто ты, Андана!
   Не минует нас беда:
   Ждать отрадного плода
   Можно ль от любви подобной?
  
  
  А н д а н а
   Ждать?.. не жду я ничего!
   Скоро камень мой надгробный
   Нас избавит от всего,
   Что терзает нас и давит:
   Камень тот меня избавит
   От мученья моего,
   Ханский род от униженья,
   А тебя от опасенья...
   Яд, огонь в моей крови:
   Что мне в жизни без любви?
  
  
  3 а р е м а
   Жалости в тебе не стало...
   Пожалей меня хоть мало,
   Мамы ревностной своей
   Хоть немножко пожалей!
   Верь: мне не страшна и плаха;
   Нет, страшусь не за себя:
   Ах, тебя, как жизнь, любя,
   За тебя полна я страха!
   Мука для моей души,
   Казнь и ад твои страданья;
   Мне закон - твои желанья:
   Что мне делать? прикажи!
  
  
  А н д а н а
   Друг ты мой, моя Зарема!
   Ночью при немой луне
   Приведи в цветник xapeмa,
   Приведи его ко мне!
  
  
  
  
  
  
  
  Явление 3
  
   В доме Зулейки. Иван и Булат.
  
  
  Б у л а т
   Не отвергай, прими благодаренье,
   Великодушный муж, за то спасенье,
   Которым я, не друг твой и не брат,
   Тебе обязан!
  
  
  И в а н
  
  
  Не за что, Булат.
  
  
  Б у л а т
   Позволь мне...
  
  
  И в а н
  
  
  Вздор! тебе даю я слово:
   Все было сделано охотно. - Да!
   Изволишь видеть: наша вся беда,
   Что это сердце мягко, не сурово,
   Вот, как у многих.
  
  
  Б у л а т
  
  
  
  Заплачу тебе,
   И с лихвою.
  
  
  И в а н
  
  
  Спасибо, мой любезный.
  
  
  
  Б у л а т
   Клянусь: тот час тебе не бесполезный,
   Когда, чужой мне, о моей судьбе
   Ты пожалел, и мой народ железный,
   Бесчувственных товарищей моих,
   Покрыл стыдом и срамом! - Сколько их,
   Клятвопреступников неблагодарных,
   Мной одолженных! Сколько здесь таких
   Бездушных, что в словах высокопарных
   В свидетели блаженных всех духов,
   Всех ангелов господних призывали:
   "Булата не покинем в день печали;
   Булат-де избавлял нас от врагов,
   Стоял за нас, кусок последний хлеба
   Нам отдавал!" - И что ж? (перуны неба
   На всех вас, вероломные друзья!)
   Попал в беду - и всеми брошен я;
   Им стало жаль - чего? - презренных денег!
  
  
  И в а н
   Признаться, нрав их должен быть жестенек.
   А впрочем, деньги - мне позволь, мой свет,
   Заметить - вовсе не презренны, нет!
   И не презрительны: им с давних лет
   Все воздают почтенье, и большое.
   Но память нам оказанных услуг,
   Но благодарность - видишь ли, мой друг,-
   &nb

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 246 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа