Главная » Книги

Киплинг Джозеф Редьярд - История Гедсбая

Киплинг Джозеф Редьярд - История Гедсбая


1 2 3 4 5 6

   Киплинг Редьярд.

История Гедсбая

  
   ************************************
   Kipling R. The Story of the Gadsbys (1888)
   Киплинг Р. Собрание сочинений в 6 т.
   М., ТЕРРА, 1996. Том 5 - 464 с.
   с. 241-328.
   Перевод Е. М. Чистяковой-Вэр.
   OCR: sad369 (26.02.2006).
   ************************************
  
  
  Содержание
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

БЕДНАЯ МИЛАЯ МАМА

  
  
  Место - спальня мисс Минни Триген. Мисс Триген наклонилась над ящиком комода, который полон самых разнообразных вещей. Мисс Эмма Диркоурт, ее лучшая подруга, пришла к ней на целый день и теперь сидит на ее кровати, рассматривая корсаж бального платья и букет искусственных ландышей. Время - половина шестого пополудни в жаркий майский день.
  
  
  Мисс Диркоурт. И он сказал: "Я никогда не забуду этого танца", а я, конечно, ответила: "Что за безумие?" Как ты думаешь, милочка, он хотел мне сказать что-нибудь серьезное?
  
  Мисс Триген. (Вытаскивая из хлама длинный светло-зеленый шелковый чулок.) Ты знаешь его лучше, чем я.
  
  Мисс Д. О, посочувствуй мне, Минни. Я уверена, он подразумевал что-то серьезное... Лучше сказать: была бы уверена, если бы он не ездил верхом с этой отвратительной миссис Хеген.
  
  Мисс Т. Я думаю, ты права. Научи меня, как, танцуя, не рвать пятки чулок? Посмотри, разве это не позорно? (Растягивает на руке пятку чулка.)
  
  Мисс Д. Брось. Этого нельзя поправить. Помоги мне устроить ненавистный лиф. Видишь, я дернула шнурок так, потом вот так, а мне все-таки не удается сделать сборки как следует. Куда ты прикрепила бы их? (Помахивает ландышами.)
  
  Мисс Т. К плечу, и как можно выше.
  
  Мисс Д. А я достаточно высока для этого? Цветы, пришитые высоко, придают Мей Ольджер вид кривобокой.
  
  Мисс Т. Да, но у Мей не такие плечи, как у тебя. Они походят на бутылки.
  
  Кули (стучит в дверь). Капитан-сахиб.
  
  Мисс Т. (быстро вскакивает и с отчаянием принимается отыскивать лиф, который она из-за жары сняла). Капитан-сахиб! Какой капитан-сахиб? О Боже милостивый! А я-то полуодета. Ну, все равно.
  
  Мисс Д. (спокойно). Тебе нечего волноваться, он не для нас. Это капитан Гедсбай. Он приехал, чтобы отправиться верхом с твоей мамой. Она пять раз в неделю катается с ним.
  
  Голос, полный муки (из дальней комнаты). Минни, беги скорее, напои чаем капитана Гедсбая и скажи ему, что я буду готова через десять минут. И... Ах, Минни, зайди ко мне на мгновение, зайди, будь доброй девочкой.
  
  Мисс Т. Какая досада! (Вслух.) Хорошо, мама.
  

Уходит, через пять минут возвращается вся красная и потирая свои пальцы.

  
  
  Мисс Д. Ты раскраснелась. Что случилось?
  
  Мисс Т. (театральным шепотом). Талия в двадцать четыре дюйма, и она не соглашается распустить. Где мои кольца? (Перебирает вещи на туалетном столе и в промежутках щеткой приглаживает волосы.)
  
  Мисс Д. Кто этот капитан Гедсбай? Кажется, я не встречала его.
  
  Мисс Т. Должна была встречать. Он постоянно бывает у Харар. Я танцевала с ним, но никогда не разговаривала. Это большой, белокурый человек, желтый, как только что вылупившийся цыпленок, с о-о-огромными усами, и ходит вот так (имитирует покачивание кавалериста). Не зная, что сказать, он мычит: "ха-хм-м-м", глубоко, из горла. Маме он нравится. Мне - нет.
  
  Мисс Д. (рассеянно). А он мажет фиксатором свои усы?
  
  Мисс Т. (занятая пуховкой для пудры). Да, я думаю. А что?
  
  Мисс Д. (наклоняясь над лифом и принимаясь ожесточенно шить). Так, ничего... только...
  
  Мисс Т. (строго). Только - что? Говори, Эмма.
  
  Мисс Д. Ну вот, Мей Ольджер... Ты знаешь, она невеста мистера Чертриса... сказала... Ты обещаешь никому не говорить?
  
  Мисс Т. Обещаю. Что она сказала?
  
  Мисс Д. Что поцелуй человека (с отчаянной поспешностью)... с усами без фиксатора... все равно, что вкус яйца без соли.
  
  Мисс Т. (выпрямляясь во весь свой рост и с уничтожающим презрением). Мей Ольджер - ужасное, дурное создание, и ты можешь передать ей мои слова. Я рада, что она не в числе моих близких друзей и знакомых. Ну, я должна поить чаем этого человека. У меня достаточно приличный вид?
  
  Мисс Д. Вполне. Не торопись и передай его поскорее твоей маме, потом мы можем поболтать. Я буду слушать у дверей, что ты ему скажешь.
  
  Мисс Т. Право, мне все равно, что я скажу. Я нисколько не боюсь капитана Гедсбая.
  

В доказательство своих слов выходит в гостиную мужскими шагами, потом делает два маленьких шага, что напоминает выводку упрямой лошади. Не замечает капитана Гедсбая, который сидит в тени оконной драпировки, и беспомощно оглядывается.

  
  
  Капитан Гедсбай (в сторону). Это дочка. Вероятно, подражает манерам супруга, хозяина дома. (Вслух, поднимаясь с места.) Здравствуйте, мисс Триген.
  
  Мисс Т. (сознавая, что краснеет). Здравствуйте, капитан Гедсбай. Мама поручила мне сказать вам, что она будет готова через несколько минут. Не угодно ли вам чаю? (В сторону.) Надеюсь, мама скоро придет. О чем мне говорить с этим субъектом? (Громко и резко.) Молока и сахара?
  
  Кап. Г. Без сахара, бла-агодарю... очень немного молока. Ха-хм-м-м.
  
  Мисс Т. (в сторону). Если он будет повторять это, я погибла. Я рассмеюсь, знаю, что рассмеюсь.
  
  Кап. Г. (подергивая усы и поглядывая на них из-за носа). Ха-хм-м-м. (В сторону.) Интересно знать, о чем может говорить эта маленькая дурочка? Нужно начать разговор.
  
  Мисс Т. (в сторону). О что за мучение! Я должна что-нибудь сказать.
  
  Оба вместе. Были ли вы...
  
  Кап. Г. Извините. Вы хотели сказать?..
  
  Мисс Т. (пристально и с некоторым почтением рассматривая его усы). Не угодно ли вам яиц?
  
  Кап. Г. (с изумлением глядя на чайный стол). Яиц? (В сторону.) О силы ада! Вероятно, в это время ей дают детский чай. Вероятно, этой девочке только что вытерли губы и прислали ее ко мне, пока ее маменька надевает свое тряпье. (Вслух.) Нет, благодарю вас.
  
  Мисс Т. (пунцовая от смущения). Ах, я не то хотела сказать. Я совсем не думала об уса... о яйцах. Я хотела сказать "соль". Не угодно ли вам... сладкого? (В сторону.) Он примет меня за сумасшедшую. Поскорее бы пришла мама.
  
  Кап. Г. (в сторону). Конечно, ее только что напоили чаем в детской, и ей стыдно. Но, ей-богу, она совсем недурна, когда краснеет. (Берет с тарелки пирожное и говорит.) Вы видели у Пелити новый шоколадный торт?
  
  Мисс Т. Нет, этот я сделала сама. А он хорош?
  
  Кап. Г. Этот? Вос-хи-ти-те-лен. (В сторону.) Она, действительно, восхитительна.
  
  Мисс Т. (в сторону). Ах! Он подумает, что я напрашиваюсь на комплименты. (Вслух.) Нет, конечно, я говорю о торте Пелити.
  
  Кап. Г. (с энтузиазмом). Его нельзя и сравнить с этим. Как вы его сделали? Я не могу заставить моего кханзамаха (денщика-повара) готовить что-нибудь, хотя бы самое простое, кроме жареной баранины или курицы.
  
  Мисс Т. Да? Вы знаете, ведь я не повариха. Может быть, вы его запугиваете? Никогда не следует запугивать слугу. Он теряет голову. Запугивание - плохая политика.
  
  Кап. Г. Он невозможно глуп.
  
  Мисс Т. (складывая руки на коленях). Вы должны спокойно позвать его и сказать: "О кханзамах, джи!"
  
  Кап. Г. (начиная интересоваться). Да? (В сторону.) Только представить себе, что это маленькое перышко будет так говорить с моим кровожадным Мир-Ханом!
  
  Мисс Т. Потом вы должны объяснить ему, какой вы желаете иметь обед, объясняйте блюдо за блюдом.
  
  Кап. Г. Но я не знаю поварских выражений.
  
  Мисс Т. (покровительственно). Вам следует изучить "Образцовую книгу" и постараться говорить ее выражениями.
  
  Кап. Г. Я изучал ее, но, кажется, ничему не научился. А вы?
  
  Мисс Т. Нет. Но кханзамах очень терпелив со мной. Он нисколько не сердится, когда я неправильно называю кушанья.
  
  Кап. Г. (в сторону, с великим негодованием). Посмотрел бы я, как осмелился бы Мир-Хан грубить этой девушке! (Вслух.) А вы знаете толк в лошадях?
  
  Мисс Т. Отчасти. Я не умею лечить их, но знаю, чем их следует кормить, и заведую нашей конюшней.
  
  Кап. Г. Да неужели? В таком случае вы можете помочь мне. Какое жалованье следует давать в горах саису? Мой мошенник требует восемь рупий, он говорит, что все до такой степени дорого...
  
  Мисс Т. Шесть рупий в месяц, одну рупию за Симлу, не больше и не меньше. Косильщик получает шесть рупий, и это лучше, чем покупать траву на базаре.
  
  Кап. Г. (с восхищением). Откуда вы это знаете?
  
  Мисс Т. Я пробовала то и другое.
  
  Кап. Г. Значит, вы часто ездите верхом? Я никогда не видел вас.
  
  Мисс Т. (в сторону). Я проезжала мимо него не более пятидесяти раз. (Вслух.) Почти каждый день.
  
  Кап. Г. Клянусь, я этого не знал. Ха-хм-м-м. (Подергивает свои усы и молчит около сорока секунд.)
  
  Мисс Т. (с отчаянием и спрашивая себя, что будет дальше). Они великолепны. На вашем месте я не трогала бы их. (В сторону.) Виновата мама, зачем она не пришла раньше? Я буду груба.
  
  Кап. Г. (бронзовеет под загаром и быстро опускает руку). А? Что-о? Ах, да. Ха-ха. (Смеется со смущением. В сторону.) Нет, какова? Еще никогда ни одна женщина не говорила мне этого. Она или очень хладнокровна, или... Ах, этот детский чай!
  
  Голос неизвестно откуда. Чк-чк-чк!
  
  Кап. Г. Боже милостивый, что это?
  
  Мисс Т. Я думаю, собака. (В сторону.) Эмма подслушивает, я никогда ей этого не прощу.
  
  Кап. Г. (в сторону). Здесь никто не держит собак. (Вслух.) Что-то мало похоже на собаку.
  
  Мисс Т. Так, значит, кошка. Пройдемте на веранду, вечер прелестный.
  

Выходит на веранду и смотрит на закат. Вслед за ней появляется капитан.

  
  
  Кап. Г. (в сторону). Дивные глаза. Удивляюсь, что до сих пор я не замечал их. (Вслух.) В среду будет танцевальный вечер в доме вице-короля. Можете вы уделить мне один танец?
  
  Мисс Т. (резко). Нет. Я не желаю, чтобы со мной танцевали из жалости. Вы приглашаете меня, потому что мама просила вас об этом. Я прыгаю, задеваю ногами за ноги, вы сами знаете...
  
  Кап. Г. (в сторону). Правда, ее мамаша просила меня об этом, но маленьким девочкам не следовало бы понимать подобных вещей. (Громко.) Нет, уверяю вас. Вы прекрасно танцуете.
  
  Мисс Т. Почему же в таком случае вы всегда останавливаетесь после шести туров? А я-то думала, что офицеры не умеют рассказывать сказок!
  
  Кап. Г. Поверьте, я говорил искренне. Я действительно желаю иметь удовольствие танцевать с вами.
  
  Мисс Т. (ядовито). Почему? Разве мама не хочет больше танцевать с вами?
  
  Кап. Г. (серьезнее, чем требуют обстоятельства). Я не думал о вашей матушке. (В сторону.) Ах ты, маленькая колдунья.
  
  Мисс Т. (все еще глядя на закат). А? Ах, извините, я думала о другом.
  
  Кап. Г. (в сторону). Что-то она скажет мне еще? Никогда ни одна женщина не обходилась со мной таким образом. Она говорит, точно я... точно я пехотный субалтерн. (Вслух.) О, пожалуйста, не беспокойтесь. Обо мне не стоит думать. А ваша матушка еще не готова?
  
  Мисс Т. Я думаю, готова, но вот что, капитан Гедсбай, пожалуйста, не увозите мою милую бедную маму далеко. Долгая верховая езда ужасно утомляет ее.
  
  Кап. Г. Она говорит, что никогда не устает.
  
  Мисс Т. Да, но позже страдает. Вы-то ведь не знаете, что значит ревматизм! Кроме того, вам не следует заставлять ее так долго оставаться на воздухе в холодные вечера.
  
  Кап. Г. (в сторону). Ревматизм! А я-то думаю, что она соскакивает с лошади совсем свежая. Фюить! Век живи - век учись. (Громко.) Мне грустно слышать это. Она не говорила мне ничего подобного.
  
  Мисс Т. (краснея). Конечно, нет. Бедная милая мама ни за что не сознается в усталости. И вы не говорите ей, что я проболталась. Обещаете молчать? О, капитан Гедсбай, обещайте не говорить ей.
  
  Кап. Г. Я онемел или... онемею, когда вы согласитесь танцевать со мной этот танец и еще другой... если решитесь побеспокоить себя и подумать обо мне одну минуту.
  
  Мисс Т. Но это не доставит вам ни крошечки удовольствия. Позже вы будете ужасно сожалеть, что танцевали со мной.
  
  Кап. Г. Мне будет приятнее всего в мире танцевать с вами, и я только пожалею, что не выпросил у вас больше танцев. (В сторону.) Боже мой, что я говорю, что я говорю?
  
  Мисс Т. Хорошо же, вам придется благодарить только себя, если я отдавлю вам ноги. Хотите седьмой?
  
  Кап. Г. И одиннадцатый. (В сторону.) Она не может весить больше восьми стонов, и во всяком случае, у нее до нелепости маленькие ноги. (Смотрит на свои сапоги для верховой езды.)
  
  Мисс Т. Они отлично блестят. Я почти могу видеть в них свое отражение.
  
  Кап. Г. Я раздумывал, придется ли мне весь остаток жизни ходить на костылях, если вы отдавите мне ноги.
  
  Мисс Т. Вполне вероятно. Почему бы не заменить одиннадцатый танец кадрилью?
  
  Кап. Г. Нет, пожалуйста. Я хочу, чтобы оба танца были вальсами. Пожалуйста, запишите.
  
  Мисс Т. Мои танцы не разобраны до такой степени, чтобы я могла перемешать очередь. Вот вы, наверное, ошибетесь.
  
  Кап. Г. Подождите и увидите. (В сторону.) Может быть, она танцует не превосходно, но...
  
  Мисс Т. Вероятно, ваш чай совершенно остыл. Не налить ли вам другую чашку?
  
  Кап. Г. Нет, благодарю вас. Разве вы не находите, что на веранде лучше? (В сторону.) Я никогда не видел раньше, чтобы чьи-нибудь волосы принимали этот оттенок. (Вслух.) Закат походит на одну из картин Дикси.
  
  Мисс Т. Да, удивительный закат. Правда? (Неловко.) Но что вы знаете о картинах Дикси?
  
  Кап. Г. Время от времени я бываю в Англии и хорошо знаю все галереи. (Нервно.) Вы не должны считать меня только филистером... с усами.
  
  Мисс Т. Не говорите, пожалуйста, не говорите этого; мне так жаль, что я сказала тогда... Это было ужасно грубо. Но слова выскочили у меня раньше, чем я подумала. Разве вы не знаете, что иногда чувствуешь искушение говорить ужасные и неподходящие вещи? Я, кажется, поддалась этому искушению.
  
  Кап. Г. (наблюдая за тем, как девушка краснеет). Мне кажется, я тоже знаю это чувство. Было бы ужасно, если бы мы всегда уступали побуждению говорить все, что приходит на ум. Правда? Например, я мог бы сказать...
  
  Бедная милая мама (входит в амазонке, шляпе и в высоких сапожках). А, капитан Гедсбай! Мне жаль, что я заставила вас дожидаться; надеюсь, вы не скучали. Моя маленькая дочка разговаривала с вами?
  
  Кап. Г. (в сторону). Ужасно! Хотелось бы мне знать, сколько ей лет. Прежде я как-то не думал об этом. (Вслух.) Мы рассуждали о статье "Шекспир и стеклянная гармоника".
  
  Мисс Т. (в сторону). Милый! Он знает эту фразу; он совсем не "филистер с усами". (Громко.) До свидания, капитан Гедсбай. (В сторону.) Какая огромная рука и что за пожатие! Я думаю, он сделал это не умышленно, но положительно вдавил мои кольца в пальцы.
  
  Бедная милая мама. Подвели Вермильона? Да, да. Капитан Гедсбай, вы не находите, что седло надето слишком близко к голове? (Выходит на веранду.)
  
  Кап. Г. (в сторону). Как узнать, что она любит больше всего? Она сказала мне, что без ума от лошадей. (Громко.) Да, кажется.
  
  Мисс Т. (тоже выходит на веранду). Ах, этот дрянной Бульду! Ну, я поговорю с ним. Он укоротил гурметку на два кольца, а Вермильон ненавидит это. (Выходит во двор и становится около лошади.)
  
  Кап. Г. Позвольте мне поправить.
  
  Мисс Т. Нет, Вермильон знает меня. Правда, старый друг? (Ослабляет гурметку и гладит лошадь по носу.) Бедный Вермильон! Право, тебе, кажется, хотели разрезать подбородок. Вот, готово. (Капитан Гедсбай наблюдает за ней с нескрываемым восхищением.)
  
  Бедная милая мама (сухо, дочери). Ты забыла о своей гостье, дорогая.
  
  Мисс Т. Боже милостивый! Действительно, забыла! До свидания. (Быстро уходит в дом.)
  
  Бедная милая мама (берет поводья в пальцы, сжатые слишком узкими перчатками). Капитан Гедсбай!
  

Капитан Гедсбай наклоняется и подставляет ей свое колено. Бедная милая мама делает неловкое движение, стоит слишком долго и соскальзывает на землю.

  
  
  Кап. Г. (в сторону). Не могу я целую вечность держать одиннадцать стонов. Все ее ревматизм. (Громко.) Не могу себе представить, почему это я был так неловок. (В сторону.) Вот та, наверное, взлетела бы, как птичка.
  

Они выезжают из сада. Капитан отстает.

  
  
  Кап. Г. (в сторону). До чего лиф амазонки жмет ей под мышками. Ух!
  
  Бедная милая мама (с улыбкой, изношенной за шестнадцать лет). Сегодня вы неинтересны, капитан Гедсбай.
  
  Кап. Г. (устало пришпоривает лошадь). Зачем вы заставили меня ждать так долго?
  

И так далее, и так далее, и так далее.

Через три недели.

  
  
  Один из золотой молодежи (сидя на перилах против ратуши). Эй, Гедди! Ты прогуливал старый сыр Горгонцолу? А не Горгона ли она?
  
  Кап. Г. (с уничтожающей серьезностью). Ты, щенок. Что за... Тебе-то что за дело?
  

Читает молодому человеку лекцию о сдержанности и умении держать себя; один из золотой молодежи съеживается, как китайский фонарь. Гедсбай уходит раздраженный.

  

Еще через пять недель.

Место действия - на улице около новой библиотеки в Симле. Туманный вечер. Мисс Триген и мисс Диркоурт встречаются посреди стоящих рикш. В левой руке мисс Т. связка книг.

  
  
  Мисс Д. (ровный тон). Ну?
  
  Мисс Т. (повышающийся тон). Ну?
  
  Мисс Д. (берет левую руку своей подруги, берет у нее все книги, кладет их в рикшу, снова хватает третий палец мисс Т. и рассматривает его). Так, нехорошая девушка! Ты и не подумала сказать мне.
  
  Мисс Т. (задумчиво). Он... он... он... говорил со мной только вчера вечером.
  
  Мисс Д. Боже мой, милочка! Поздравляю, милочка. И я буду подружкой? Да? Ты знаешь, ведь ты еще давно обещала мне это.
  
  Мисс Т. Конечно. Завтра я все расскажу тебе. (Садится в рикшу.) О, Эмма!
  
  Мисс Д. (очень заинтересованная). Что, дорогая?
  
  Мисс Т. (piano). Знаешь, это правда... насчет... насчет яйца.
  
  Мисс Д. Насчет какого яйца?
  
  Мисс Т. (pianissimo и prestissimo). Насчет яйца без соли. (Forte.) Чало гхарь ко джальди, джхампани! (Домой, носильщик!)
  
  

ВНЕШНИЙ МИР

  

Несколько людей, занимающих видное положение в свете.

Место действия - курительная комната клуба Дегчи. Время - половина одиннадцатого, в душную ночь, в период дождей, Четверо мужчин сидят в живописных позах. Входит Блайн, офицер нерегулярного Могульского полка.

  
  
  Блайн. Фу!.. Следовало бы повесить судью в его собственном доме. Эй, кхитмагар! Стакан виски, чтобы отбить у меня противный вкус.
  
  Кертис (артиллерист). Вот как? Что заставило вас обедать у судьи? Вы знаете его кухню.
  
  Блайн. Я думал, что обед будет не хуже, чем в клубе, но я готов поклясться, что он покупает какой-нибудь старый спирт и подкрашивает его джином и чернилами. (Оглядывает комнату.) Только-то? Больше никого нет?
  
  Дун (из военно-полицейского управления). Антони приглашен на обед. У Мингля животик болит.
  
  Кертис. В период дождей Мигги каждую неделю умирает от холеры, а в промежутках накачивается хлородином. Все-таки он славный малый. Был кто-нибудь у судьи, Блайн?
  
  Блайн. Коклей и его мемсахиб, [Индусское слово - белая госпожа.] только ужасно бледная и истомленная; потом какая-то молодая девушка, не расслышал ее фамилии. Она едет в горы и временно находится на попечении мужа и жены Коклей, наконец, сам судья Меркин; Меркин только что из Симлы, до отвращений бодрый.
  
  Кертис. Боже милостивый, какое великолепие. А льда было достаточно? Когда в прошлый раз я делал коктейль, мне попался кусок величиной почти с грецкий орех. Что рассказывал Меркин?
  
  Блайн. Несмотря на ливни, в Симле веселятся. Ах, да!.. Это напомнило мне одну вещь. Ведь я пришел сюда не ради удовольствия побыть в вашем обществе. Новости! Великие новости! Мне их сообщил Меркин.
  
  Дун. Кто умер?
  
  Блайн. Из моих знакомых - никто, но, Гедди наконец попался на крючок.
  
  Хор. Черт возьми! Меркин вас надул. Попался - да не Гедди.
  
  Блайн (напевая). "Это правда, правда, правда! Правда, правда! Правда, Теодор - дар Бога". Да, наш Теодор-Филипп готов. Это веление свыше.
  
  Мекези (адвокат). Ох! Теперь наши дамы почешут язычки! Что говорит обвиняемый?
  
  Блайн. Меркин сказал, что он осторожно поздравил его, протянув одну руку, другой же готовясь отпарировать удар. Гедди покраснел и сказал, что это правда.
  
  Кертис. Бедный старина Гедди! Со всеми так! Но кто она? Расскажите подробности.
  
  Блайн. Она молодая девушка, дочь полковника, фамилии не помню.
  
  Дун. Симла переполнена дочерьми полковников. Пожалуйста, точнее.
  
  Блайн. Погодите, как ее фамилия. Три... Три... Три...
  
  Кертис. Может быть, три звездочки? Гедди хорошо знал эту марку коньяка.
  
  Блайн. Триген, Минни Триген.
  
  Мекези. Триген. Такая маленькая, рыжая?
  
  Блайн. По словам Меркина, что-то в этом роде.
  
  Мекези. В таком случае, я встречал ее. В прошлом сезоне она была в Лукноу. У нее вечно юная мамаша, и она отвратительно танцует. Джервойз, вы ведь знали Тригенов? Скажите, знали?
  
  Джервойз (штатский, прослуживший двадцать пять лет, просыпается от дремоты). А? Что? Знал кого? Как? Мне казалось, что я был в Англии, провались вы пропадом!
  
  Мекези. Мисс Триген сделалась невестой, как говорит Блайн.
  
  Джервойз (медленно). Невеста, невеста? Боже мой! Я становлюсь стариком. Маленькая Минни Триген выходит замуж? А кажется, я только вчера ехал с ними в Англию на пароходе "Сюрат"... Нет, на "Массилии"... и она на четвереньках ползала между айями. Звала меня "Тик-Так-сахиб", потому что я показывал ей мои часы. Это было в шестьдесят седьмом... Нет, в семидесятом году. Боже мой, как бежит время! Я старик. Помню, как Триген женился на мисс Дервент, дочери старого Дервента, но это было раньше вашего времени. Итак, малютка выходит замуж, и у нее будет свой собственный бэби. А кто другой безумец?
  
  Мекези. Гедсбай, из розовых гусар.
  
  Джервойз. Никогда не видел его. Триген жил в долгах, женился в долгах и умрет весь в долгах. Вероятно, он рад сбыть девушку с рук.
  
  Блайн. У Гедди есть деньги... счастливый мошенник! Есть и положение в Англии.
  
  Дун. Он хорошего рода. Не могу понять, как его поймала полковничья дочь, да еще вдобавок (осторожно оглядываясь кругом) дочь офицера из черной пехоты. Не обижайтесь, Блайн.
  
  Блайн (натянуто). Не очень обижен. Бла-агодарю.
  
  Кертис (говорит девиз нерегулярного Могульского полка). "Мы то, что мы есть", правда, старина? Но Гедди, в общем, был таким высокомерным. Почему он не отправился в Англию и не выбрал там себе жену?
  
  Мекези. Все люди доходят до известного пункта жизни. Когда человеку стукнет лет тридцать, ему надоедает жить в одиночестве...
  
  Кертис. И вечно есть по утрам филе из баранины.
  
  Дун. Обычно подают козлятину, но все равно; продолжайте, Мекези.
  
  Мекези. Раз человек задумал жениться, кончено, ничто его не удержит. Помните Бенуа, служившего под вашим началом, Дун? В свое время его перевели в Таранду, и он женился на дочери официанта или на особе в этом роде. Она была единственная девушка во всем поселке.
  
  Дун. Да, бедняга. Женитьба лишила Бенуа возможности продвижения по службе. Его жена говорила: "Я нониче вечером на бал сбираюсь..."
  
  Кертис. Гедди женится на равной себе. Кажется, на семье Триген нет пятен.
  
  Джервойз. Пятен? Нет. Вы, молодежь, говорите так, будто Гедсбай оказывает этой девушке честь тем, что женится на ней. У всех вас слишком много самомнения, нет ничего достаточно хорошего для вас.
  
  Блайн. Даже недостаточно пустого клуба, отвратительного обеда у судьи и стоянки, скучной, как госпиталь. Вы совершенно правы. Мы - общество сибаритов...
  
  Дун. Любителей роскоши, купающихся в...
  
  Кертис. У меня тело горит от духоты и в спине колотье. Будем надеяться, что Беора окажется прохладнее.
  
  Блайн. Эге!.. Вам тоже приказано раскинуть отдельный лагерь? Я думал, что у артиллеристов все в порядке.
  
  Кертис. Нет, к несчастью. Вчера было два случая: один умер, и, если заболеет третий, мы уйдем. Скажите, в Беоре есть охота?
  
  Дун. Вся местность под водой; суха только полоса земли вдоль большой дороги. Я был там и встретил четверых дошедших до предела бедняков. Вплоть до Кучары все скверно.
  
  Кертис. Значит, у нас разыграется жестокая эпидемия... Ох, я согласился бы поменяться местами с Гедди и уступил бы ему мои нежные беседы с мисс Амаррилис и все такое. Почему это не явится какая-нибудь юная девица и не выйдет за меня замуж? Гораздо приятнее жениться, чем отправиться в холерный лагерь.
  
  Мекези. Попросите начальство доставить вам невесту.
  
  Кертис. О мошенник! За это вы поставите мне бутылку. Блайн, что хотите выпить? Мекези - моралист. Дун, что вы предпочитаете?
  
  Дун. Рюмку кюммеля, пожалуйста. Прекрасное предохранительное средство. Это мне говорил Антони.
  
  Мекези (делая знак слуге принести графинчики и стаканы для четверых). Несправедливое наказание. Мне представилась картина, как Кертис в виде Актеона бежит, а за ним, вокруг бильярда, гоняются нимфы Дианы.
  
  Блайн. Кертису пришлось бы привезти своих нимф по железной дороге. Здесь единственная женщина - миссис Коклей. Она не хочет оставить своего мужа, хотя он делает все, чтобы она уехала.
  
  Кертис. Молодец! За здоровье миссис Коклей! За единственную жену на стоянке и за чертовски храбрую женщину!
  
  Все (пьют). За чертовски храбрую женщину!
  
  Блайн. Вероятно, еще до наступления жары Гедди привезет сюда свою жену. Думаю также, что они обвенчаются немедленно.
  
  Кертис. Гедди может поблагодарить судьбу за то, что в знойный период розовые гусары составят отдельный отряд, не то верно, как смерть, что он был бы вырван из объятий любви. Вы когда-нибудь замечали, как всецело британская кавалерия поддается холере? Это потому, что они так экспансивны. Если бы розовые стояли здесь, им пришлось бы месяц тому назад очутиться в холерном лагере. Я, положительно, хотел бы занять место Гедди.
  
  Мекези. После свадьбы он, конечно, уедет в Англию и выйдет в отставку. Вот увидите.
  
  Блайн. Почему бы ему и не сделать этого? Разве у него нет денег? Разве кто-нибудь из нас был бы здесь, не будь мы нищими?
  
  Дун. Бедный нищий! А что сделалось с теми шестьюстами, которые вы загребли с нашего стола в прошедшем месяце?
  
  Блайн. Улетели на крыльях. Кажется, предприимчивый купец получил часть этой суммы, а заимодавец остальную... Может быть, я истратил на удовольствия.
  
  Кертис. Гедди никогда не имел дела с ростовщиками.
  
  Дун. Добродетельный Гедди! Если бы мне из Англии высылали три тысячи в месяц, вероятно, я тоже не знакомился бы с ними.
  
  Мекези (зевая). О, какая сладкая жизнь! Интересно знать, сделает ли ее женитьба еще слаще?
  
  Кертис. Спросите Коклея... жена которого понемногу умирает.
  
  Блайн. Отправляйтесь в Англию и уговорите какую-нибудь глупую девушку ехать в... как это говорит Теккерей?.. "в великолепный дворец индийского проконсула".
  
  Дун. Ах, это напомнило мне. Крыша моей квартиры протекает - чистое решето! В прошлую ночь у меня сделалась лихорадка, потому что я спал в настоящем боло

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 324 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа