Главная » Книги

Ховин Виктор Романович - Игорь Северянин. Электрические стихи

Ховин Виктор Романович - Игорь Северянин. Электрические стихи



Виктор Ховин

Игорь Северянин. Электрические стихи

СПб., 1911. Предвешняя зима

   Кто откроет книжку г. Игоря Северянина, будет убежден, что перед ним пародия на стихотворения декадентов. В самом деле, трудно представить себе, что такое, например, стихотворение может быть написано серьезно:
  
   М-me sans gene
  
   Это было в тропической Мексике,
   Где еще не спускался биплан,
   Где так вкусны пушистые персики, -
   В белом ранчо у моста лиан.
   Далеко-далеко, за льяносами.
   Где цветы ядовитее змей,
   С индианками плоско-курносыми
   Повстречалась я в жизни моей.
   ............
   ...А бывало: пунцовыми ранами
   Пачкал в ранчо бамбуковый пол...
   Я кормила индейца бананами,
   Уважать заставляя свой пол...
   Задушите меня, зацарапайте, -
   Предпочтенье отдам дикарю,
   Потому что любила на Западе,
   И за это себя не корю...
  
   При всем желании никакой пародии на это стихотворение написать невозможно: это была бы уж двойная пародия.
   Все стихотворения г. И. Северянина чрезвычайно старательно выдержанны в том же стиле. Стоит раскрыть книгу наугад, и вы получите шедевр своего рода. Таково первое же стихотворение в книжке - "Хабанера III":
  
   Струятся взоры... Лукавят серьги...
   Кострят (?) экстазы... Струнят (?) глаза...
   - Как он возможен, миражный берег... -
   В бокал шепнула синьора Za (Р).
  
   За "струнящиеся глаза" автора было бы положительно справедливо "приструнить".
   "Гамак волны" (с. 2), "сосны - идеалы равноправий" (с. 2), "фарватер, шелестящий под колесами" (с. 2), "Эскизит страсть" (с. 7), "лимонный плеск луны" (с. 19), "березозебренное (?!) шалэ" (с. 20) - все эти перлы щедрою рукою рассыпаны автором по страницам его книжки.
   Но все это цветочки... В книге г. И. Северянина есть такая ягодка, которой изумился бы и истинный мудрец, несмотря на свою привилегию ничему не удивляться; стихотворение называется "Июневый набросок" (с. 16).
  
   Взгляни-ка, девочка, взгляни-ка! -
   В лесу поспела земляника,
   И прифрантился мухомор -
   Объект насмешек и умор...
   О, поверни на речку глазы (?!!)
   (Я не хочу сказать: глаза...)
   Там утки, точно водолазы,
   Ныряют прямо в небеса.
   ............
   Оно подобно мигу, лето...
   Дитя, ты только посмотри:
   Ведь мухомор - как Риголетто (?),
   Да не один еще, - их три!..
  
   Конечно, если автор хочет реформировать русскую грамматику, запретить ему это невозможно. Советовали бы ему издать по этому поводу специальное исследование... Но недурен также и мухомор, который "как Риголетто"!
   Характер "творчества" г. И. Северянина, кажется, достаточно ясен из вышеизложенного. Все, начиная с названия, продолжая датой - "предвешняя зима" (впрочем, зима ведь всегда бывает "предвешней", г. И. Северянин?) и посвящением ("тринадцатой") и кончая самими стихотворениями, - есть самое безнадежное ломанье и рисовка, все бьет на эффект, но, конечно, крайне неудачно. Впрочем, книга может иметь успех в качестве "книги невольных пародий", но трудно предположить, чтобы о таком именно успехе мечтал автор.
   Мне хотелось бы сказать еще несколько слов относительно формы стихотворений г. И. Северянина. В этом отношении, конечно, нет тех вопиющих нарушений всякого смысла, какие наблюдаются в содержании их. Встречаются (хотя, увы, очень редко) места даже красивые и звучные. Так как всегда приятно остановиться на хорошем, я приведу четыре последних стиха из стихотворения "Хабанера III" (с. 1).
  
   Шуршат истомно муары влаги,
   Вино сверкает, как стих поэм...
   И закружились от чap малаги
   Головки женщин и хризантем...
  
   Если первый стих еще вымучен и носит на себе печать болезненной "выдуманности", столь свойственной г. И. Северянину, то три остальные прямо красивы.
   Первая половина стихотворения "Сонет" правильна по форме и ясна по мысли.
   Но вот и все, что составляет плюс автора. А минус его, и так громадный, увеличивается еще частою неправильностью версификаций, небрежными рифмами и, наконец, - прием не новый, но очень нехудожественный - придумыванием слов с целью создать рифму. "Глаза" рифмуются с "синьора Za", "водолазы" с "глазы", "серебряный" с "березозебренным". В 4-х-строфном стихотворении "Квадрат квадратов" автор буквально "переливает из пустого в порожнее", изменяя в каждой строфе только 2-3 слова, причем содержание абсолютно не меняется. Я уже не говорю о таких "рифмах", как "пропели" и "пропеллер", "серьги" и "берег", "ноздри" и "сестры" и т. д., и т. д.
   Насколько г. И. Северянин капризен, мы уже имели случай убедиться, когда он категорически отказался говорить "глаза" и захотел сказать "глазы", несмотря на то, что две страницы назад, в "Хабанере III" он, не будучи никем принуждаем, говорил "глаза". В такой же мере г. И. Северянин и строг. У него есть стихотворение "Импровизация". Впрочем, виноват, это не стихотворение: нельзя же назвать это стихотворением, когда там нет ни размера, ни рифм! Так вот, в этой "Импровизации" автор спрашивает:
  
   Как смеют хоронить, когда на небе солнце?
   Как смеют ковать цепи, когда не скован венец?
   ............
   Как смеют пить воду, когда в воде падаль? и т. д., и т. д.
  
   Совершенно верно, г. И. Северянин! Действительно, досадно видеть, когда какой-нибудь нахал лезет пить воду, в которой падаль или начинает ковать цепи, когда венец еще не скован. Вы совершенно правы, когда восклицаете: "Как он смеет!" Но что же поделаешь? Много в людях излишней смелости, очень много!

<1911>

Комментарии

  
   Печатается по: Светлый луч. П., 1911. No 5.
   Ховин Виктор Романович (1888-1942) - критик, издатель альманаха "Очарованный странник", журнала "Книжный угол". Участвовал вместе с Северяниным, Софьей Шамардиной и Вадимом Баяном в футуристическом турне зимой 1914 г. Ховин выступал с докладами на поэзовечерах Северянина в сезоне 1914-1916 гг. Северянин признавал Ховина наиболее чутким "интуитивным критиком" своего творчества.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 373 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа