Главная » Книги

Хомяков Алексей Степанович - Ермак

Хомяков Алексей Степанович - Ермак


1 2 3 4 5 6 7 8 9

    А. С. Хомяков. Ермак

--------------------------------------
  Оригинал здесь: Машинный зал русского языка. --------------------------------------
  
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  
  Казаки
  
  Слушай!
  Слушай!
  Слушай!
  Слушай!
  Слушай!
  
  1-й казак
  
  
  Что так давно замолк ты, наш певец?
  Пропой нам песнь про милую отчизну,
  Про тихий Дон и мирные поля,
  С которыми надолго мы расстались.
  Ах! даст ли бог увидеть их опять?
  
  2-й казак
  
  Что, други , петь, когда на сердце горесть,
  Когда лишь смерти ждем мы каждый час
  В земле чужой, в пустынях беспредельных?
  Нет, не видать уж нам Руси святой!
  
  1-й казак
  
  Да , не к добру залаяли лисицы,
  Когда мы в темный лес вчера зашли.
  
  3-й казак
  
  А слышал ты, какою шумной тучей
  Носилися над нашей головой
  Стада каких-то черных птиц? Кириллов,
  Смотря на них, как мертвый, побледнел.
  
  2-й казак
  
  А старику известны все приметы...
  
  1-й казак
  
  Его отец могущий был колдун
  И передал ему свое искусство.
  
  4-й казак
  
  Да атаман не верит никому;
  Не знает он ни страха, ни преграды:
  Бестрепетно, с спокойною душой,
  Стремясь к боям, стремясь на подвиг славный,
  Он смелою стопой откроет путь,
  Где пробежит лишь хищный зверь дубравный,
  Лишь ветер горный может дуть.
  
  Старый казак
  
  Какая ночь! Я обошел дозором
  Вкруг наших стен, вкруг дремлющих шатров,
  И весь прозяб. Ужасно ветер свищет,
  Волнуя по полям седой туман;
  По небесам, как спутник запоздалый,
  Средь черных облаков бредет луна;
  И с пеною разя в крутые скалы,
  В реке шумит сердитая волна.
  Но что ж , друзья, так поздно засиделись,
  О чем теперь беседовали вы?
  
  1-й казак
  
  Не об веселье, Власий, а об горе.
  
  2-й казак
  
  О том, что нас Ермак туда завел,
  Откуда нам на Русь не возвратиться.
  
  3-й казак
  
  Костями ляжем мы в земле чужой.
  
  Старый казак
  
  Ну, полно, брат, о чем тут горевать?
  Ты знаешь сам, что смерти не минуешь;
  И все равно, где долгим сном заснешь,
  На берегу ль своей реки родимой
  Или в стране безлюдной и пустой.
  Везде крепка и холодна могила
  И ласкова к нам мать сыра земля.
  
  
  1-й казак
  
  Конечно так!
  
  2-й казак
  
  Все правда.
  
  3-й казак
  
  Я не спорю,
  Однако же не худо бы пожить.
  
  2-й казак
  
  Ах! для чего послушались мы слепо,
  Когда нас атаман повел в Сибирь?
  
  Старый казак
  
  Эх, братцы, с ним не станешь много спорить.
  Поверьте мне, я знаю Ермака:
  Не званием, не властью атаманской
  Вселяет страх он в смелых казаков.
  Нет! Власть свою он получил от бога.
  Бесстрашных птиц немало в небесах;
  Когда ж орел, их сизый царь, летает,
  Не все ль они спускаются к земле?
  Таков наш атаман. Когда хотите,
  Я расскажу вам , как он избран был.
  
  Все казаки
  
  Скажи, скажи!
  
  Старый казак
  
  Мы плыли вниз по Волге...
  
  1-й казак
  
  Тс! Атаман идет сюда.
  
  3-й казак
  
  Смотри,
  Как он печален!
  
  1-й казак
  
  Да, теперь недаром
  Печален он.
  
  Старый казак
  
  Послушайте, друзья!
  Пойдемте лучше в ставку. Пусть с собою
  Раздумает он общую беду.
  
  3-й казак
  
  И вправду, как Ермак нахмурит брови,
  Так от него подале отходи.
  
  Ермак
  
  Проклятие отца! в душе моей
  Ты возлегло, как тягостное бремя.
  Всегда, везде ты следуешь за мной,
  Как грозный глас неотвратимой кары;
  Всечасно слух тебе внимает мой
  Средь бурных сечь, среди победных кликов,
  Среди молитв, средь тишины ночной.
  Где отдохнуть? Чем сердцу возвратится
  Невинная беспечность юных дней?
  Когда нибудь в груди моей усталой
  Восстанет ли счастливая заря
  И тишины, и мира , и покоя?
  Звезда отрад, средь черных жизни туч
  Блеснет ли мне твой светлый луч?
  Воспоминанья, вы вокруг меня теснитесь,
  Пылаете в сердечной глубине;
  И адский дух, грядущей вестник муки,
  Там написал негаснущим огнем
  Слова: "разбой, убийство и проклятье!"
  Забвение! вотще зову тебя!
  Живешь ли ты над светлыми звездами,
  Слети ко мне, о ангел тишины!
  Слети; коснись холодными перстами
  Груди моей, горящего чела!
  Ты лучше счастья; твой сосуд целебный
  Есть неба дар, всех лучше благ земных!
  Дай омочить уста в струе волшебной
  И совестью уснуть хотя на миг.
  
  И вот оставил я свой край родимый,
  Извлек я меч, чтоб за Россию мстить,
  Изгладить стыд свой, с небом примириться
  И укротить сибирского царя.
  Меня влекла невидимая сила
  В далекий путь, чрез горы и леса.
  И пало все, и все мне покорилось;
  И я стою на бреге Иртыша!
  Уж вижу я Сибири гордой стены,
  Уже настал последней битвы час!...
  О счастие! Победа! И венцами
  Еще украсится глава моя;
  И имя громкое я передам потомкам,
  И с славою в могилу лягу я.
  Меня певцы... Опомнися, безумный!
  Куда летишь надменною мечтой?
  Ермак! Ермак! что вечный стыд твой смоет?
  Ты вождь разбойников! Какой венец
  Твое чело преступное покроет?
  Ермак! Ермак! тебя проклял отец.
  
  Но я свершу предпринятое мною.
  Без сладостной надежды, без наград
  Пройду я путь, указанный мне небом,
  Путь примиренья, но кровавый путь.
  А ты, Сибирь, подвластная России,
  Цвети, цвети над гробом Ермака,
  Как памятник раскаянья - не славы,
  Как памятник моих горючих слез!
  Ах, может быть, тогда проклятье снимет
  С главы моей прощающий отец
  И с благостью, и с миром наконец
  Земля мой прах в свои объятья примет.
  
  Но я устал, глаза смыкает сон...
  Ах! не уснуть в душе моей печали!
  
  Небесный царь, благослови меня!
  
  Мещеряк
  
  Скажите им, что завтра с ранним солнцем
  Увидим мы бесчисленных врагов;
  Что войска новые из стран далеких
  Стекаются вокруг сибирских стен;
  Что, побежденные, мы не найдем спасенья,
  Что, победители, мы мира не найдем.
  Поверьте мне, вспылает бой за боем,
  И из земли, где пал сраженный враг,
  Противу нас сто мстителей восстанут.
  Труды и битвы, битвы и труды -
  Вот всех побед, всех подвигов награда!
  
  Один из казаков
  
  Ты правду говоришь; но, может быть,
  Еще спасет нас счастье атамана.
  
  Мещеряк
  
  Надеяться на счастие! глупец!
  Верь тишине обманчивого моря,
  Словам врага, любови женской верь,
  Но счастию не верь: оно изменит.
  Я вам, друзья, от сердца говорил,
  Я не сокрыл от вас своей печали
  И с горестию повторяю вам...
  Но дело сделано; теперь уж поздно!
  Вы помните, уже давным-давно
  Я предсказал беду.
  
  Казаки
  
  Да, помним, помним.
  
  Мещеряк
  
  Да нет! Тогда не слушали меня...
  Подите! сон перед сраженьем нужен.
  
  Мещеряк
  
  Ермак да атаман! Все речь одна
  В устах толпы. Мои усилья тщетны!
  Для них он бог, он посланный с небес,
  Он им залог и счастья и победы.
  Заруцкий! Вся душа моя кипит
  Досадою , отчаяньем, враждою;
  Заруцкий! я лишился всех надежд.
  
  Заруцкий
  
  Стыдись! придет и наша череда:
  Не так же ли, как ты, я недруг атаману?
  
  Мещеряк
  
  Как я? Нет, нет! твой брат не умерщвлен;
  Не Ермаком разрушены надежды,
  Сиявшие в твоей младой душе;
  Ты никогда руки нетерпеливой
  Не простирал на атаманский меч.
  А я!.. Ермак мне боле ненавистен,
  Чем цепи рабские, чем смерть сама.
  
  Заруцкий
  
  Да! Сладок он, сосуд кровавый мщенья!
  И я, как ты, в нем жажду утолю;
  И я, как ты, в душе своей храню
  Безмолвный гнев и память оскорбленья;
  И чувствую, что скоро он придет,
  Счастливый день, давно желанный мною,
  Когда Ермак заплатит кровью нам,
  Тебе за брата смерть, мне за обиду.
  
  Мещеряк
  
  Ах, сколько раз надежда мне
  И сколько раз я ею был обманут!
  Бессильны мы противу Ермака!
  Всегда, везде, водимый счастьем,
  Над нашей местю смеется он.
  
  Заруцкий
  
  Пусть он высок, пусть он храним судьбою,
  Он должен пасть. Кто в памяти своей,
  Кто сердца в бездне сокровенной
  Так, как залог святой, как клад неоцененный,
  Обиду хоронит, ей дышит, ей живет,
  Тот, поздно ль, рано ли, для мщенья час найдет.
  
  Мещеряк
  
  Ты прав, ты прав! О друг мой, ты не можешь
  Постичь вражду, кипящую во мне,
  Когда бы с юных лет - нет, с колыбели -
  Ты мысль одну лелеял и питал;
  Когда бы все надежды, все желанья
  Ты в ней и в ней одной соединял,
  И видел наконец, свершились ожиданья,
  К мечте своей ты руку простирал,
  И в этот миг... пришелец ненавистный
  Венец трудов похитил у тебя!
  Тогда б ты мог понять мои мученья;
  Т огда б ты мог в душе моей читать.
  С тех самых лет, как стали проясняться
  Мечты незрелые в младеньческой главе,
  Я помню: все в одну соединялись,
  В одну лишь мысль стекалися оне.
  Я рос, она со мною возрастала;
  Все страсти юности слились в нее,
  И ей одной вся грудь моя пылала,
  В ней видел я и жизнь, и бытие.
  Я ночью сна, я днем не знал покоя;
  Сжигаемый огнем души моей,
  Как часто среди хлада, среди зноя
  Бежал я в глубь свободную степей!
  Я не желал любви и наслажденья,
  Я не хотел ни злата, ни богатств,
  И рано оценил я призрак славы.
  Но властвовать, другим повелевать -
  Вот, вот к чему мое рвалося сердце,
  Вот что одно пленяло юный дух.
  Зачем рассказывать, как вслед за сей мечтою
  Стремлся я и в мире и в войне;
  Как часто был обманут я надеждой,
  Как горько об обманах слезы лил!
  Но сердце пылкое, как волны от оплота,
  Кипело все свирепей и сильней,
  Я к казакам прошел. - И тут, казалось,
  Я достигал венца надежд своих.
  По Волге, по степям мое гремело имя,
  И казаки, дивясь моим делам,
  Мне атаманский меч вручить хотели.
  И вдруг!..
  
  Заруцкий
  
  Ермак пришел.
  
  Мещеряк
  
  Да, он пришел!
  С ним было все: и счастье, и победа,
  И мужество, и слава чудных дел.
  Он первой родины прешел границы
  И в чуждый край помчал разбой и брань.
  Я был забыт: он избран в атаманы,
  И я, я сам ему свой голос дал.
  
  Заруцкий
  
  Ты? Но скажи, какое ослепленье!
  Ты уступил ему свои права,
  Ты отдал плод трудов своих и крови!
  О, лучше б умереть.
  
  Мещеряк
  
  Нет: лучше мстить.
  Что мог я против всех? Мой слабый голос,
  Как чайки крик средь шумных бурь морских,
  Потерян был бы средь рукоплесканий;
  И легче бури эти укротиь,
  Чем усмирить восторг толпы безумной.
  Что мог я? Он являлся среди нас,
  Как некий сын возвышенного мира;
  Бестрепетный, не знающий преград,
  Непобедимый. Он всё увлекал с собою
  И силою, и прелестью речей,
  И пламенем души непостижимой;
  И на его задумчивом челе,
  Казалося, природа положила
  Могущества, владычества печать.
  О! я отмщу!
  
   Заруцкий
  
  Но мы теряем время.
  
   Мещеряк
  
  Заруцкий! Нет, не кровию одной,
  Но славою, но честию своею,
  Но всем, чем он досель гордиться мог,
  Заплатит он!
  
  Ермак
  (спящий)
  
  Отец мой.
  
  Мещеряк
  
  Что я слышал?
  Кто говорил?
  
  Заруцкий
  (подходя к камину, на котором спит Ермак)
  
  Ермак!
  
  (Мещеряк хватается за кинжал.)
  
  Остановись!
  В сем голосе судьба нам говорила,
  Об осторожности напоминая нам.
  
  Мещеряк
  (задумчиво)
  
  Он спит!.. Заруцкий, ты иди по стану
  Сзывать людей и возмущать толпу.
  Напоминай минувшие страданья;
  Страши картиною грядущих бед;
  Льсти суеверию сердец бессильных,
  Льсти всем страстям.О, если бы хоть раз
  С улыбкою ко мне судьба склонилась
  И месть моя достойно совершилась,
  Тогда, тогда прийди мой смертный час!
  Иди.
  
  (Заруцкий уходит.)
  
  ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
  
  (Мещеряк и спяший Ермак.)
  Мещеряк
  Он спит! Вокруг нас все безмолвно,
  Как будто б в гробе.
  
  (Подходя ближе к Ермаку)
  
  Сон его глубок...
  Он мог бы вечным быть!.. Одно движенье,
  Один удар, и никогда заря
  Его к боям и к славе не пробудит.
  Везде покой, и в стане шум умолк...
  Что ж медлю я, чего страшуся?
  Свидетеля не будет на меня.
  Никто меня не видит. Ночь сгустила
  Непроницаемый и дружеский покров.
  Луна сокрылася: одни лишь звезды,
  Небес всегда открытые глаза,
  Вдали над головой моей мерцают
  И, кажется, взирают на меня.
  Пусть смотрят.
  
  (Вынимает кинжал.)
  
  Пусть свидетелями будут,
  Их голоса не слышны на земле.
  
  (Почти нагнувшись над Ермаком.)
  
  Явление седьмое
  
  Те же и Кольцо (входит).
  
  Кольцо
  
  Где атаман?
  Ты что-то странно говоришь. Сей вид
  Тяжелого, несносного мученья
  Ужель твой взор и душа веселит?
  Когда б я знал!
  
  Мещеряк
  
  О нет! я только думал
  О том, что Ермак и атаман,
  Но не счастливее он казака простого
  И что не всё то злато, что блестит.
  
  Кольцо
  
  Послушайся меня: будь осторожным!
  Давно я замыслы твои проник:
  Твою вражду, твое я сердце знаю;
  Но берегись.
  
  Мещеряк
  
  Не думаешь ли своей угрозой
  Меня пугать!..
  
  Кольцо
  
  Молчи, у Ермака
  Спокойствие в лице изобразилось,
  И на глазах его блестит слеза.
  Он просыпается.
  
  Eрмак (просыпаясь, садится на камене)
  
  О мой отец!
  Но где же он?.. Ах! Это лишь мечтанье!
  Какой чудесный сон! Кольцо, ты здесь?
  И Мещеряк? Друзья, какие вести?
  
   Кольцо
  При входе в стан сибирский ждет посол.
  
   Ермак
  Что он принес?
  
   Кольцо
   Дары и речь о мире.
  
   Ермак
   (вставая)
  
  Я знаю их: один пустой обман
  И хитрые слова и обольщенья.
  Но ты иди, мой верный Мещеряк.
  И, сотников в мою созвавши ставку,
  Введи туда Кучумова посла.
   Мещеряк выходит.
  
  Явление восьмое
  
   Ермак, Кольцо.
  
   Кольцо
   (указывая на Мещеряка)
  
  Не верь ему! Тебя он ненавидит.
  
   Ермак
  За что?
  
   Кольцо
  
   О, кто в сердечной мгле прочтет,
  За что любовь иль ненависть пылает?
  Но помнишь ли: когда был брат его
  Советом осужден к позорной смерти,
  Не ты ли первый голос подал свой?
  
   Ермак
  Не я его - законы осудили.
  За это ли мне Мещеряк отмстит?
  
   Кольцо
  Он горд и жаждал атаманской власти.
  
   Ермак
  Так что ж? Он сам в вожди меня избрал.
  
   Кольцо
  Поверь мне: не мечтою я обманут.
  
   Ермак
  Любовь ко мне твой ослепляет взор.
  
   Кольцо
  О, ты погибнешь! Сердцем благородным
  Чуждаяся обмана и измен,
  Ты веришь всем.
  
   Ермак
  
  Ты слишком недоверчив!
  Эх! жизнь того не стоит, чтобы я
  Стал мучиться, терзаться подозреньем,
  Обман и ложь читать во всех глазах,
  Страшиться, друга к сердцу прижимая,
  И в чаше круговой отраву пить.
  Не лучше ль разом смерть, чем жизнь влачить,
   Всечасно смерти ожидая?
  Но прекрати сей тщетный разговор.
  К чему сомнением холодным
  И горестью торжественный сей час,
  В котором тишина и луч отрады
  Моим глазам блеснули в первый раз?
  О друг мой, знай: моя судьба решилась.
  Когда мне сон сомкнул усталый взор,
  Отчаянье в груди моей гнездилось
  И в будущем являлися очам
  Лишь труд и смерть, за смертию мученья, -
  Степь беспредельная, где я блуждал
  Без отдыха, покоя, утешенья ,
  Без цели, без надежды, без похвал
  И без всего! отверженный Россией,
  Отверженный из самых недр земли,
  Носящий на челе печать проклятья,
  Предмет презрения для самого себя.
  О сладкий сон!Мои сомкнувши вежды,
   Ты радость в грудь мою пролил;
   Мои мечты, мои надежды
   В увядшем сердце пробудил.
  Не смейся! Не игра воображенья:
  В нем истина, мой друг, явилась мне.
  
  Кольцо
  
  Твоим словам охотно верю я.
  Когда в тени родительского крова
  Я жил еще на берегах Оки -
  Ах светлая Ока! ее теченью
  Уже давно не радовался я -
  Тогда мне говорил святой отшельник,
  Что в тихий час, когда все в мире спит,
  И в нас молчит страстей волненье бурных,
  Спокойный дух наш ближе к небесам,
  И ночи мрак нам открывает тайны,
  Безвестные заботливому дню.
  
   Ермак
  
  То не было мечтание пустое;
  Нет, друг мой, то был глас небес благих.
  Он мне шептал: "Покой и примиренье";
  Он усыплял мучения мои.
  Я чувствую, мне сердце в том порукой,
  Грядущего завеса поднялась;
  Вся жизнь моя открыта предо мною,
  Я в небесах судьбу свою читал.
  Пойду на смерть, но смелою стопою:
  Мне сладкий глас прощенье обещал.
  Послушай! Завтра пред дружиной нашей
  Падут толпы несметные врагов,
  Падут врата Кучумовой столицы
  И древнего царя златой престол;
  Наш меч расширит родины границы,
  К ее венцам придаст еще венец.
  Тогда, мой друг, в Россию возвратися,
  Иди в Москву, неси к ногам царя
  И злато и меха, добычу брани,
  Скажи ему: "Вот наших плод трудов!
  Со мной к тебе сии прислало дани
  Раскаянье преступных казаков".
  
  Кольцо
  
  Но как, скажи, предстану к Иоанну?
  Уже давно я осужден на смерть,
  И ждет меня правдивый меч закона,
  И мне ль главу на плаху несть?
  
  Ермак
  
  С тобой
  Богатый выкуп дам я - жезл Сибири.
  Нас Иоанн простит: его рука
  Разрушит приговор законов строгих.
  О, ты постиг ли, как счастливы мы?
  Мой друг! мы будем вновь сыны России,
  Она в свои объятья примет нас.
  У нас отчизна будет, братья будут,
  Законы, церковь, царь, победы, гордость, честь.
  О край родной! нам можно будет
  Тебя своим назвать,
  Жить за тебя и за твоё величье
  В сраженьях славных умирать!
  
  Кольцо
  
  Ты помнишь ли, Ермак, когда по Волге
  С богатою добычей плыли мы,
  Я говорил: "Возьмите всё богатство,
  Но дайте право мне хоть раз сказать:
  "Мои сограждане, моя Россия!"
  Но я не смел такого счастья ждать.
  
  Ермак
  
  Исполни, друг, ещё одно прошенье!..
  На волжских берегах там, где в неё
  Впадает Кама, бедная деревня
  Скрывается в лесу, и близ неё,
  Между кустарников, к реке спускаясь,
  Чуть видится смиренной хаты кров.
  Мне этот кров дороже всей вселенной!
  Там, друг мой, там живет она - она,
  Которую любил я боле жизни,
  Которую любить не смею я.
  Ах, прежде взор её, её улыбка
  Средь жизненных трудов казались мне
  Звездами счастья, миром, небом, раем.
  Она меня любила: я мечтал,
  Что с нею жизнь как сон промчится сладкий. -
  Всё, всё утрачено! Но, верный друг,
  Скажи, как я раскаялся, терзался,
  Как я страдал, какие слезы лил.
  И если не совсем она забыла
  Преступника, который в прежни дни
  Её любил так пламенно, так нежно,
  Скажи, что он, как прежде, верный ей,
  Хранит в душе её прекрасный образ.
  Я об одном молю: не о любви,
  Давно забытой ею, не о дружбе;
  Нет: лишь о том прошу, чтобы она
  Не ненавидела, не презирала,
  Молилась за меня. Её мольбам
  Доступны небеса; они внимают
  Прошению её невинных уст
  И, может быть, со мною примирятся.
  Короткий срок назначен дням моим;
  Но я бы лёг спокойнее в могилу,
  Когда бы мог ещё пред смертью знать,
  Что обо мне хоть раз вздохнула Ольга.
  
  Кольцо
  
  Но в этой хижине ужель она
  Одна живет?
  
  Ермак
  (с напряжением)
  
  Нет... с нею старец...
  О друг!.. сей старец был... моим отцом.
  Но он проклял меня.
  
  Кольцо
  Бесчеловечный!
  
  Ермак
  
  О нет! он прав был. На руках моих
  Убитых мной невинных кровь дымилась.
  Да, он был прав, и грозное проклятье
  Исполнилося надо мной: оно
  На Ермака весь ад вооружило;
  И злобный дух преследует меня;
  Он шепчет мне всечасно: "Что ты медлишь?
  Тебя давно уж ждет подземный мрак.
  Ермак! Земля благосновенна небом,
  Проклятому нет места на земле!"
  
  Кольцо
  О полно!
  
  Ермак
  
  Светлый мир мне гроб пространный;
  Средип живых как мертвый я брожу.

Другие авторы
  • Качалов Василий Иванович
  • Гейнце Николай Эдуардович
  • Эвальд Аркадий Васильевич
  • Жданов В.
  • Майков Леонид Николаевич
  • Ротштейн О. В.
  • Иванчина-Писарева Софья Абрамовна
  • Песковский Матвей Леонтьевич
  • Козин Владимир Романович
  • Кокорев Иван Тимофеевич
  • Другие произведения
  • Холодковский Николай Александрович - Иоганн Вольфганг Гете. Фауст
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Клотильда
  • Блок Александр Александрович - Русские дэнди
  • Козлов Петр Кузьмич - З. И. Горбачева. П. К. Козлов и "Тангутская филология" Н. А. Невского
  • Добролюбов Николай Александрович - Лаокоон
  • Сиповский Василий Васильевич - Коронка в пиках до валета
  • Мякотин Венедикт Александрович - Мякотин В. А.: биографическая справка
  • Башкирцева Мария Константиновна - Переписка с Ги де Мопассаном
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Гоголь
  • Екатерина Вторая - Горебогатырь Косометович
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 278 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа