Главная » Книги

Херасков Михаил Матвеевич - Освобожденная Москва, Страница 3

Херасков Михаил Матвеевич - Освобожденная Москва


1 2 3 4 5 6

                              Леон
  
   Увы! любви твоей, княжна, ко мне не вижу;
   Твой голос, смутный вид и каждый твой ответ
   Терзает грудь мою, на части сердце рвет.
  
                              София
  
   Я чувствую к тебе душевное почтенье.
  
                              Леон
  
   Почтенье за любовь есть то же, что презренье.
   Всех должно чтить людей.
  
                              София
  
                                                  Но льзя ли всех любить?
   Услуг твоих, мой князь, не можно мне забыть.
   Ты два раза меня от пагубы избавил
   И благодарной быть вовек себе заставил.
  
                              Леон
  
   Благодарение едина жертва есть,
   Котору воздают за благо долг и честь;
   Хотение мое ко чувствам сим не жадно,
   Там жарки правилы,- однако сердце хладно.
   О! как бывает страсть несчастна и бедна,
   Коль благодарностью питаться лишь должна!
   Взаимно можно ль быть и мне великодушным,
   Дабы словам твоим соделаться послушным?
  
                              София
  
   Яви, Леон, яви величество души,
   Пожарскому меня представить поспеши.
  
                              Леон
  
   София, жалости поступок твой не кажет:
   Не любишь ты меня.
  
                              София
  
                                       Ах! время то докажет,
   Докажет, может быть, сомненье истребя,
   Люблю ль отечество и чту ли я тебя.
    
                          ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
  
                        Те ж, Руксалон и Минин
  
                              Руксалон
  
   С врученным воинством, с жезлом как будто царским
   Пойдем к сражению, врученным нам Пожарским.
   Но кто сей ратный муж? и кто сия жена?
  
                              София
  
   Увы! несчастная Пожарская княжна.
  
                              Леон
  
   Она желает быть ко брату провожденна;
   Но в ратный стан женам дорога запрещенна.
  
                              Минин
  
   Без исключения закона в мире нет!
   Пускай к Пожарскому сестра его идет;
   Мерилом совести законы должно мерить.
   Коль не Пожарскому, кому осталось верить?
  
                              Руксалон
  
   Россию целую я вверил бы ему;
   А вход его сестры на свой ответ приму.
   Препроводи ее.
  
                              София
  
                              Хоть их сердца не тлеют,
   Другие более, чем ты, о мне жалеют.
  
                              Леон
  
   Другим отцами их приказов не дано;
   Начальствовать и быть подвластным не равно.
   Что раздражу отца, я в том, княжна, уверен;
   Но жертвовать любви судьбой моей намерен.
  
                              София
  
   Почувствуй, чем тебе я жертвую, любя:
   Ты страстен, а тебе вручаю я себя.
   Пойдем!
                      (Удаляются.)
  
                              Руксалон
  
   Пойдем и мы на подвиги геройски!
                      (Вслед Леону.)
   Скажи, Леон, отцу, чтоб он прислал к нам войски,
   Которые прислать он в помощь обещал;
   Но более Литву, а меньше б жен стращал.
    
                         ЯВЛЕНИЕ ОСЬМОЕ
  
                     Князь Руксалон и Минин
  
                              Руксалон
  
   Приляжем с воинством мы к сей стране московской,
   Где всё опустошил наш враг, гетман Желковской.
   О! как сей тигр против Москвы ожесточен;
   Он в бурю кажется и в тучи облечен:
   Разит, сжигает, бьет, что в поле ни встречает;
   В пустыню превратить он всю Россию чает.
   Но мы от тяжких уз Москву не свободим,
   Доколе Вьянкина отца не истребим;
   Наполнен лютостью и хитростью литовской,
   На гибель прислан он, на казнь стране Московской.
   Ты видишь копий блеск, вдали ты видишь дым,
   Там в дебрях с воинством гнездится он своим.
   Держась разумного Пожарского совета,
   Ударим на него с зарей дневного света.
  
                              Минин
  
   Пойдем, доколь наш враг под сенью счастья спит;
   А войском свежим нас Димитрий подкрепит.
   Хотя не воин я, но мнится, в ратном поле
   Нам небо призывать на помощь должно боле.
   Я ныне зрел во сне двух бьющихся орлов,
   Они сражалися превыше облаков;
   С каким парением, с каким стремленьем смелым
   Российский вдруг орел с орлом сразился белым!
   Крылами бил его, когтями он терзал
   И кровь из белого ручьями источал;
   Трепещет, прячется, полет он обращает.
   Сей сон нам верную победу возвещает;
   Против чужих орлов, друзья мои, пойдем,
   Злодеев победим иль в брани все помрем.
               Воины извлекают мечи.
  
                              Один из воинов
  
   Хотя в сражении незнающи и новы,
   Но за отечество мы кровь пролить готовы.
    

КОММЕНТАРИИ

    
   И ратные уже нам слышны голоса, // Твердящи каждого биение часа... - Речь идет о перекличке часовых.
   В любви успехи нам всегда неимоверны... - Когда мы любим, не верим в свои успехи.
   Отдай убранства нам, отдай златые цепи... (Хочет ограбить). - В этой сцене творчески преломлены, по-видимому, следующие события: запертые в Кремле поляки и бояре, испытывавшие нехватку продовольствия, выставили всех жен, которых принял Пожарский и защитил от казаков, намеревавшихся их ограбить. Ср. д. 5, явл. 3.
   Приляжем с воинством мы к сей стране московской... (Ср.: И закипела брань с другой страны московской.) - Наше войско займет позиции с этой стороны Москвы.
   Российский вдруг орел с орлом сразился белым! - Подразумевается символика гербов: черный двуглавый орел российского герба и белый орел польского.
  
   ДЕЙСТВИЕ III
  
                          ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  
                              Князь Пожарский
                     (выходя из шатра своего)
  
   Благословенная и тихая заря!
   Ты предвещаешь дней пришествие царя;
   России тишина тобой да предвестится,
   И новый царь в сей день в Москве да воцарится!
   Довольно мы и так страдаем на земли,
   А ныне ад враги в столицу к нам внесли;
   И в поругание российския короны
   Предписывают нам кровавые законы;
   Как будто пленникам, как будто их рабам,
   Уничижение предписывают нам.
   Свирепость вобразив мучителей литовских,
   Я внемлю звук цепей на жителях московских;
   Разбои, грабежи в печальных зрю стенах;
   Любезная сестра мне зрится во слезах:
   Явилась мне она стеняща, огорченна,
   Бледна, отчаянна и в узы заключенна.
   Внемли мой, небо, глас!- молю не за себя;
   Отечество мое! молю я за тебя.
   Взгляни ты на Москву, взгляни, Творец вселенной!
   И дай отраду ей, слезами окропленной;
   Свои перуны нам и молнии вручи:
   Ко брани нашу грудь и руки ополчи,
   Да россами от бед избавится Россия!
    
                          ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  
               Пожарский, Леон и София
  
                              Леон
  
   Князь! шествует к тебе сестра твоя София.
  
                              София
  
   Возлюбленный мой брат! дозволь себя обнять
   И к сердцу твоему дозволь мне грудь прижать.
  
                              Князь Пожарский
  
   Любезная сестра! тебя ли я объемлю?
   Тебя ли вижу я и твой ли голос внемлю?
  
                              София
  
   Из града я пришла сквозь копья, сквозь мечи;
   Ограблена была злодеями в ночи.
  
                              Леон
  
   Мне небо помогло от бед ее избавить;
   Но должно мне теперь единых вас оставить;
   Меня уверила сестра твоя княжна,
   Что в град сей день пойдет отсель назад она.
   Препровести ее обязан я обратно.
                          (Ушел.)
  
                              Князь Пожарский
  
   Что ты ни делаешь, мне всё то, князь, приятно.
    
                          ЯВЛЕНИЕ ТРЕТИЕ
  
                 Князь Пожарский и София
  
                              Князь Пожарский
  
   Усерден к нам сей князь!
  
                              София
  
                                              Когда б не Руксалон,
   Мне видеться с тобой не допустил бы он.
   На гибель для сего отважилась я крайну;
   Но ах! скрывать ли мне иль вверить важну тайну?
   Скажи мне, тот ли ты еще мой нежный брат,
   Который уважал совет мой столько крат?
  
                              Князь Пожарский
  
   Я тот же брат тебе, но грустный, огорченный
   И бедством собственным и ратным отягченный,
   Воображающий в пленении тебя.
   Вверь другу, брату вверь, ах! вверь ты мне себя.
   Ты плачешь и молчишь!
  
                              София
  
                                             Россия погибает!
  
                              Князь Пожарский
  
   Погибла уж!- Но Бог Россию защищает!
  
                              София
  
   Есть средство тишину России возвратить.
  
                              Князь Пожарский
  
   Для средств таких хочу до капли кровь пролить.
  
                              София
  
   Россию видишь ты расторженну на части,
   Попранную Литвой, у польских сил во власти;
   В печальные для нас и бедственные дни
   Имеют жалость к нам поляки лишь одни.
   Россияне любовь к России истребили;
   Не те они, не те, которы прежде были,
   Когда, с литовцами вступя в кровавый бой,
   Стояли за Москву и за народ с тобой;
   А ныне, завистью и злобой распаленны,
   Московски жители на части разделенны:
   Одни поляков чтут, другие их винят;
   На сей мятеж они спокойным духом зрят.
   Признаться надлежит, что их почтенны свойства.
   Чего они хотят? Россиянам спокойства,
   Которого, имев мятежные умы,
   Восставить не хотим или не можем мы;
   Им наш приятен мир, приятна наша слава;
   Дарует Сигисмунд нам сына Владислава,
   Который россиян от всех избавит зол,
   Когда взойдет в Москве на праздный он престол;
   Корона кем ему московская вручится,
   Тот знатной почестью от прочих отличится.
   Подумай, князь...
  
                              Князь Пожарский
  
                                 Постой, не продолжай речей таких;
   Я слышать не хочу и ужасаюсь их;
   Не свиделся б с тобой, когда б твой умысл ведал.
   Ты хочешь, чтобы я престол полякам предал?
  
                              София
  
   Внемли, ты мне внемли!
  
                              Князь Пожарский
  
                                             Нет, слов твоих не внемлю!
   Я их кинжалами душе моей приемлю;
   Кто, кто тебя к таким изменам преклонил?
   Кто дух твой, русский дух в литовский пременил?
  
                              София
  
   Несчастья общие, несчастия семейства
   Такие мысли мне внушили, не злодейства.
   Я вверилась тебе, отечество любя,
   Спаси меня, спаси Россию и себя;
   Любезный брат, твои объемлю я колена!
    
  
                          ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
         Те ж, князь Димитрий и другие вельможи
  
                              Князь Димитрий
  
   Измена здесь, друзья, предательство, измена!
   В порядок ратников приводим мы своих;
   Мы гоним жен отсель, а князь приемлет их.
  
                              Князь Пожарский
  
   Героям женский взор не может быть ужасен!
  
                              Князь Димитрий
  
   Не женский взор - нам ты, начальствуя, опасен.
   Достиг до Понтуса о сем поступке слух
   И возмутил его сумнительствами дух;
   Он мне сказал: "Когда с Литвою вы согласны,
   Так подвиги мои за ваш престол напрасны",-
   И хочет с воинством поспешно отступить.
  
                              Князь Пожарский
  
   Не Понтус - правилы нас должны подкрепить;
   За что? за что я, князь, твои упреки внемлю?
   За то ли, что сестру в моем шатре приемлю?
   Давно ли связи нам запрещены родства?
   Родных любить велят законы естества.
  
                              Князь Димитрий
  
   При смутных временах, при ратном ополченье
   Виновным делает людей и подозрение.
   Предстань к суду!
  
                              Князь Пожарский
  
                                   Не тот преступник, кто судим,
   Но тот, кто осужден по винностям своим!
   Готов на суд с тобой, готов пред небесами;
   Но с чем она пришла, ее спросите сами.
  
                              София
  
   Так! душу я мою пред вами отворю
   И брату данные советы повторю.
   Вельможи! правьте вы меня или вините,
   Но прежде на дела внимательно взгляните.
   С чем, с чем дерзаете против поляков вы?
   Без войска, без людей, без пищи, без главы;
   Ах! вы, царя предав, главы теперь лишенны.
   И что осталось вам?- Поля опустошенны,
   Непотушаемы в окрестностях огни,
   Пожары, ужас, дым и гробы лишь одни.
   Отечество лежит Литвою пораженно;
   Отчаянье у всех в очах изображенно;
   Отважность прежнюю дух польский погасил.
   Как можно воевать против Литвы без сил?
   Россия вся теперь сходна дрожащим теням;
   Поляки - львам, а вы подобитесь еленям.
  
                              Князь Димитрий
  
   Открылась нам ее душа!
  
                              Князь Пожарский
  
                                             Слова ее
   Не есть ни правилы, ни мнение мое;
   Я стыд мой без тебя почувствовать умею;
   Краснею, что сестру толь подлую имею,
   Которая на честь отечества не зрит
   И гордо о Литве пред нами говорит.
  
                              София
  
   Взвожу печальные на град столичный взоры,
   Кто бед его виной?- Боярские раздоры.
   Мне мнится, лучше вам Россию погубить,
   Чем шаг во первенстве друг другу уступить.
   И льзя ль подумать мне, что россы россов любят.
   Когда невинных жен и ближних грабят, губят?
  
                              Князь Димитрий
  
   Неволят к грабежам отчаянье и глад;
   Но Понтус с войском здесь, я с ними, здесь твой брат.
   Поляков страшными не будем чтить вовеки,
   Обуздывать и львов удобны человеки.
   Не жены нам совет, дает советы честь.
  
                              София
  
   Ах! счастье на войне непостоянно есть;
   Слепому случаю вверять себя опасно!
   Я с вами говорю, вельможи, беспристрастно:
   Вы можете полки ко брани воружить,
   Но тем удобно вам поляков раздражить;
   На храбрость можете, на случай положиться,
   Но ваш мятежный дух пред ними обнажится.
   Когда ж обманет вас в отважности успех,
   Лишат поляки вас последних выгод всех.
   И вот что верная вещает вам София:
   Тогда повергнется в оковы вся Россия;
   Соделать из друзей вы можете врагов;
   Включитесь из бояр во звание рабов;
   Избавьте нас от слез, Москву от разоренья.
  
                              Князь Димитрий
  
   Чего ж ты требуешь от нас?
  
                              София
  
                                                   Повиновенья!
  
                              Князь Димитрий
  
   Повиновения... одумайся, кому?
  
                              София
  
   Несчастным случаям и небу самому!
  
                              Князь Пожарский
  
   Врагам отечества нас учишь покориться?
  
                              София
  
   Бог сам на их стране, Бог сам, и счастье зрится!
   Но крайних бед они России не хотят;
   Они боярское вам право возвратят;
   В отечестве покой и тишину восставят,
   От бед и мятежей полночный край избавят;
   Ни веры не лишат, ни древних царство прав;
   Лишь только бы от вас венчался Владислав,
   Сей князь, рожденный князь от древней царской крови.
   Царю ли не иметь ко подданным любови?
  
                              Князь Димитрий
  
   Умолкни!
                               (Боярам.)
                     Слышите, вельможи, сей совет;
   Что нам ответствовать?
  
                              Князь Пожарский
  
                                            Я дам сестре ответ!
   Хотя ответов ты моих и недостойна,
   Но кровь моя кипит! и совесть беспокойна.
   Ты веру, ты закон, ты честь пренебрегла,
   Поляков предпочесть россиянам могла;
   Сестра моя дает изменничьи советы
   Нарушить данные священные обеты.
   Ты хочешь устрашить нас дерзкою Литвой;
   Но знай, что с нами Бог и верность под Москвой;
   Мы не с надменными к врагам пойдем речами,
   Мы придем с молнией, с кровавыми мечами:
   Отечества врагов, и кто подобен им,
   Презренью, мщению и казни предадим;
   Ни тени наших стен литовцам не уступим,
   России каждый шаг мы кровию искупим;
   Все грады сокрушим, и лучше все помрем,
   Чем польский восприять на выю нам ярем.
   Возможно ль тех терпеть, которы царство губят?
  
                              София
  
   Итак, отечество нежняе жены любят.
   Мы жалость чувствуем, взглянув на праздный трон,
   Внимая плач детей, внимая старцев стон,
   Московских жителей, как теней, видя бледных,
   Священный чин в слезах, вельможей сирых, бедных;
   Преобразились в ад прекрасные места!
   Москва нам кажется бесчадна и пуста.
   Вы нудите нас пить толь горькую отраву,
   Упорствуя поднесть корону Владиславу;
   Почти в руках его теперь московский трон;
   Но если силою на царство вступит он-
   Внесет с победою в Россию меч и пламень,
   И не останется в Москве на камне камень.
  
                              Князь Димитрий
  
   Напрасно в ужас нас ты чаешь привести;
   Нет, нет! никак себя успехами не льсти.
   Чьи мысли черны суть, чьи души подлы, низки,
   Те должны трепетать, а не сердца российски.
  
                              Князь Пожарский
  
   И ты, несчастная, должна вострепетать,
   Когда дерзаешь нам Литву предпочитать.
   Жалею, если ты в их пользу убежденна,
   Что матерью одной со мною ты рожденна.
   Ах! жизнь тебе хотя в России и дана,
   Но польским упилась дыханием она.
   Ты так же нам грозишь, как нам грозил Хоткеев;
   Ты голос приняла и наших вид злодеев.
   Какой я за тебя, София, стыд терплю!
  
                              София
  
   Но мало ли мое отечество люблю
   И мало ли к нему усердием пылаю?
   Спокойство нужно вам - спокойства я желаю;
   Хотите вы раздор в России прекратить,
   Короне прежний блеск и славу возвратить,
   Прервать смятение, народны кончить бедства -
   Я предложила вам к тому ближайши средства;
   Тебе представила, о мой любезный брат!
   Как можно приобресть без крови здешний град,
   Как можно лаврами без браней увенчаться
   И сладкой тишиной в России наслаждаться.
  
                              Князь Димитрий
  
   Не может власть ничья россиян услаждать,
   Которую не Бог благоизволит дать.
   Склонить ты хочешь нас ко хищникам престола;
   От вашего всегда сей лести ждал я пола;
   Во мраке замыслов я зрю твое чело;
   Под кровом таинства творится часто зло.
   Мне всё сумнительно в ответах ваших темных.
                               (Пожарскому.)
   Сии ль твои дела с толпою войск наемных?
  
                              Князь Пожарский
  
   Вот грудь моя! на ней дела мои прочти
   И раны прежние, коль хочешь, изочти;
   Написаны они не хитростью, но кровью,
   Которая торит к отечеству любовью.
   Пройди всю жизнь мою и думай обвинять;
   Я с честью возмужал, мне поздно изменять.
  
                              Князь Димитрий
  
   А мне, плывущему к брегам во время грозно,
   Корабль отечества блюсти всегда не поздно.
  
                              Князь Пожарский
  
   Пойдем против врагов! пойдем, явим сей час,
   Кто любит более отечество из нас,
   Кто жаждет более России защищеньем,
   Кто более горит за ближних отомщеньем.
    
                          ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
                  Те ж, Руксалон и Минин
  
                              Руксалон
                          (вонзая копье)
  
   Никак нельзя служить!.. Вот меч, мое копье,
   Я в руки не приму оружие сие;
   Здесь власть верховная доколь не утвердится,
   Мы должны воздуха, лесов и гор стыдиться.
   Имея пламенну к отечеству любовь,
   Мы ратуем и льем во бранях нашу кровь;
   А нам, воюющим, друзья не помогают
   И жизнью нашею в бою пренебрегают,
   Как будто б были мы презренные скоты.
  
                              Князь Димитрий
  
   Кто жизнью ратников не уважает?
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 221 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа