Главная » Книги

Катков Михаил Никифорович - П. Н. Кудрявцев

Катков Михаил Никифорович - П. Н. Кудрявцев



М. Н. Катков

П. Н. Кудрявцев

   Тело П. Н. Кудрявцева было предано земле января 21-го. Накануне к выносу тела собралось так много лиц, знавших и чтивших покойного, что квартира его не могла вмещать всех, и улица перед домом была заставлена толпами. По панихиде, которую служил архимандрит Леонид, давший последнее благословение и праху Грановского, товарищ покойного профессор С.М. Соловьев произнес следующее слово:
   Друзья! Смерть страшно свирепствует в наших рядах! Целыми семьями вырывает она у нас лучших людей! Две семьи, где мы находили такой успокоительный приют, где было так много отрады и укрепления для человека, неравнодушного к высшим интересам жизни, две эти семьи исчезли бесследно! Два имени, неразлучные в устах русских людей, любящих науку, два имени, которыми так радовались и гордились воспитанники нашего университета в разных углах России, эти два имени - уже прошедшее... Замолк навсегда и тихий голос Кудрявцева! Но как могущ был этот тихий голос, как глубоко западал он в душу, когда возбуждал молодое поколение к благотворному труду, указывал пути к занятиям! Как привлекателен был этот прекрасный и грустный образ, предвозвещавший, что дорогой брат не долго прогостит между нами! Дети с шумным восторгом стремились к нему: это был один от них, чистый сердцем; дитя среди детей, наставник среди возрастных. Да, это был наставник в высоком искусстве забывать себя для других, погружаясь в интересы другого, уничтожать свою личность; другой подле него чувствовал, что живет двойною жизнию от этой близости, от этой теплоты участия; вспомним беседы Кудрявцева, в большом ли обществе, один ли на один: все внимание и слово отдано интересам другого или интересам общественным, ничего не оставлено для себя. Такого-то общественного человека потеряло наше общество! Но что же, придем ли в отчаяние от этих тяжелых ударов, от этих скорбных лишений? Нет, друзья! Не так мы должны почитать намять подобных людей. Наша обязанность показать, что они недаром жили среди нас, что дух их деятельности остался среди нас и останется вечно; мы должны показать, что могущество смерти бессильно порвать предания, так бережно хранившиеся нашими славными наставниками и собратиями; после каждого удара судьбы теснее будем соединяться вокруг водруженного ими знамени, на котором начертано: свет, правда и добро.

Дорогой брат! Мы передаем твои останки в храм Божий! Чистый сердцем! Тебе обетование зреть Бога, а мы всегда будем зреть в тебе один из лучших даров Божиих, ниспосланных нашему обществу.
   Гроб был перенесен студентами на руках в университетскую церковь. Студенты же читали псалтырь во всю ночь.
   Литургию и отпевание совершал архимандрит Леонид с многочисленным духовенством. Пред окончанием литургии профессором протоиереем П.М. Терновским произнесено было надгробное слово. Обширная университетская церковь была полна теми, которые пришли отдать последний долг усопшему. Кроме университетского начальства, кроме товарищей и слушателей покойного, много посторонних лиц присутствовали при печальном обряде. Здесь были люди всех возрастов и поколений, всех классов общества. Слезы были проливаемы многими, не принадлежавшими к кругу близких знакомых покойного. Друзьям его особенно приятно было видеть только что возвратившегося из Петербурга графа С.Г. Строганова, которого имя так тесно связано с Московским университетом и который умел оценить дарования и нравственные достоинства покойного. Он знал Петра Николаевича еще студентом; им покойный отправлен за границу и им же возведен на кафедру всеобщей истории.
   Тело погребено на Даниловском кладбище за Серпуховскою заставой, одном из самых отдаленных московских кладбищ. Несмотря на мороз и глубокий снег, студенты донесли на руках гроб от университетской церкви до самой могилы. Между ними соблюдалась очередь, и далеко не всем из желавших удалось поднять дорогое бремя. Стечение провожавших было огромное, и печальное шествие тянулось версты на две*. Долго еще собравшиеся оставались над раскрытою могилой; несколько теплых и благородных слов сказано было учениками над могилою любимого наставника. Нельзя было без умиления видеть это доброе юношество, которое так свято чтит память благородного и чистого человека, нелицемерно служившего святому делу науки.
   ______________________
   * Передовые факельщики были уже близко от заставы, когда задние экипажи только что успели проехать церковь Вознесения у Серпуховских ворот.
  
   Впервые опубликовано: "Русский Вестник". 1858. Т. 13. No 1.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа