Главная » Книги

Кальдерон Педро - Жизнь есть сон, Страница 2

Кальдерон Педро - Жизнь есть сон


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

n="justify">  
   И что сказать тебе, не знаю,
  
  
   Не знаю, что тебя спросить.
  
  
   Скажу одно, что верно небо
  
  
   Сюда направило мой путь,
  
  
   Дабы утешенный в несчастьи,
  
  
   Я мог свободнее вздохнуть,
  
  
   Когда возможно, чтоб несчастный
  
  
   В своей беде был облегчен,
  
  
   Увидя, что другой печальный
  
  
   Несчастьем большим удручен.
  
  
   Один мудрец, в нужде глубокой,
  
  
   Среди таких лишений жил,
  
  
   Что только травами питался,
  
  
   Которые он находил.
  
  
   Возможно ли (так размышлял он),
  
  
   Чтоб кто беднее был? О, нет!
  
  
   И тут случайно обернулся
  
  
   И на вопрос нашел ответ.
  
  
   Другой мудрец, идя за первым,
  
  
   Чтобы своей нужде помочь,
  
  
   Те травы подбирал с дороги,
  
  
   Которые бросал он прочь,
  
  
   Я жил печальный в этом мире,
  
  
   И вот когда, гоним судьбой,
  
  
   Я вопрошал: ужели в мире
  
  
   Еще несчастней есть другой?
  
  
   Ты милосердно мне ответил,
  
  
   И вижу, что в такой борьбе
  
  
   Ты мог бы все мои несчастья,
  
  
   Как утешенье, взять себе.
  
  
   И ежели мои мученья
  
  
   Твой дух способны облегчить,
  
  
   Внимай, я разверну охотно
  
  
   Меня постигших бедствий нить...
  
  
  
  
  СЦЕНА 3-я
  
  
  Клотальдо, солдаты. - Сехисмундо,
  
  
  
   Росаура, Кларин.
  
  
  
  Клотальдо (за сценой)
  
  
   Солдаты, стражи этой башни,
  
  
   Вы испугались, или спали,
  
  
   Двоим дозволивши нарушить
  
  
   Уединение тюрьмы...
  
  
  
  
  Росаура
  
  
   Еще беда, еще смущенье!
  
  
  
  
  Сехисмундо
  
  
   Тюремщик это мой, Клотальдо.
  
  
   Так нет конца моим мученьям?
  
  
  
  Клотальдо (за сценой.)
  
  
   Сюда, и, прежде чем они
  
  
   Окажут вам сопротивленье,
  
  
   Возьмите их или убейте.
  
  
  
  Голоса (за сценой.)
  
  
   Измена!
  
  
  
  
  Кларин
  
  
  
   Стражи этой башни,
  
  
   Нас пропустившие сюда,
  
  
   Коль вы оставили нам выбор,
  
  
   Так нас схватить - гораздо легче.
  
  
   (Выходят Клотальдо и солдаты:
  
   он с пистолетом, и лица у всех закрыты.)
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
  (в сторону, к солдатам при входе.)
  
  
   Закройтесь все, нам очень важно,
  
  
   Чтобы никто нас не узнал,
  
  
   Пока мы здесь.
  
  
  
  
  Кларин
  
  
  
  
   Мы в маскараде?
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
   Вы, что вступили по незнанью
  
  
   В пределы этих мест, запретных
  
  
   По повеленью Короля,
  
  
   Велевшего в своем указе,
  
  
   Чтоб не дерзал никто касаться
  
  
   Своим исследованьем чуда,
  
  
   Что скрыто между этих скал, -
  
  
   Сложив свое оружье, сдайтесь,
  
  
   Иначе, аспид из металла {5},
  
  
   Вот этот пистолет, извергнет
  
  
   Двух пуль проникновенный яд,
  
  
   Чьим пламенем смутится воздух.
  
  
  
  
  Сехисмундо
  
  
   Сперва, мой повелитель-деспот,
  
  
   И прежде чем ты их обидишь,
  
  
   Я унизительным цепям
  
  
   Оставлю жизнь мою добычей;
  
  
   Свидетель Бог, я растерзаю
  
  
   Себя руками и зубами
  
  
   Среди угрюмых этих скал,
  
  
   Но допустить не пожелаю,
  
  
   Чтоб их постигло злополучье,
  
  
   И я оплакал их обиду.
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
   Ты, Сехисмундо, знаешь сам:
  
  
   Так велико твое несчастье,
  
  
   Что до рождения ты умер
  
  
   Согласно приговору неба;
  
  
   Ты знаешь, что твоя тюрьма -
  
  
   Для ярости твоей свирепой
  
  
   Узда суровая и вожжи,
  
  
   Чтоб удержать ее стремленье.
  
  
   Чего ж кричишь?
  
  
  
   (К солдатам.)
  
  
  
  
  
  Закройте дверь,
  
  
   Заприте узкую темницу;
  
  
   Пусть он войдет в нее.
  
  
  
  
  Сехисмундо
  
  
  
  
  
  
  О, Небо,
  
  
   Как хорошо, что ты лишило
  
  
   Меня свободы! А не то
  
  
   Я встал бы дерзким исполином,
  
  
   И чтоб сломать на дальнем солнце
  
  
   Хрусталь его блестящих окон, -
  
  
   На основаньях из камней
  
  
   Воздвиг бы горы я из яшмы.
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
   Быть может, именно затем-то,
  
  
   Чтоб этого не мог ты сделать,
  
  
   Ты терпишь ныне столько зол.
  
  
  (Несколько солдат уводят Сехисмундо
  
  
   и запирают его в тюрьме.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 4-я
  
  
  Росаура, Клотальдо, Кларин, солдаты.
  
  
  
  
  Pосауpа
  
  
   Увидевши, что так глубоко
  
  
   Тебя надменность оскорбила,
  
  
   Несведущим я оказался б,
  
  
   Когда б смиренно не просил
  
  
   Дать жизнь, что пред тобой во прахе,
  
  
   Ко мне проникнись милосердьем;
  
  
   Чрезмерно это было б строго,
  
  
   Когда бы так же ты казнил
  
  
   Смирение, как и надменность.
  
  
  
  
  Кларин
  
  
   И коль Надменность и Смиренье,
  
  
   Сии почтенные особы,
  
  
   Что в тысяче Священных Действ
  
  
   Пред нами исполняли роли {6}, -
  
  
   Коли они тебя нисколько
  
  
   Не трогают, я, не смиренный
  
  
   И не надменный, но меж двух,
  
  
   Как серединная тартинка,
  
  
   Тебя прошу, дай нам защиту.
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
   Сюда!
  
  
  
  
  Солдаты
  
  
  
   Сеньор...
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
  
  
  
  Взять у обоих
  
  
   Оружие и завязать
  
  
   Глаза им, чтобы не видали,
  
  
   Куда и как отсюда выйдут.
  
  
  
  
  Pосауpа
  
  
   Тебе свою вручаю шпагу.
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
   Как имя?
  
  
  
  
  Pосауpа
  
  
  
  
  Должен
  
  
   Я умолчать.
  
  
  
  
  Клотальдо
  
  
  
  
   Откуда знаешь,
  
  
   Или откуда заключаешь,
  
  
   Что в этой шпаге тайна есть?
  
  
  
  
  Pосауpа
  
  
   Кто дал ее, сказал: "Отправься
  
  
   В Полонию и постарайся
  
  
   Уменьем, хитростью, иль знаньем
  
  
   Так сделать, чтобы показать
  
  
   Особам знатным эту шпагу:
  
  
   Я знаю, между благородных
  
  
   Найдется кто-нибудь, кто будет
  
  
   Твоим защитником в нужде";
  
  
   Назвать его не захотела,
  
  
   Не зная, жив он или умер.
  
  
  
  Клотальдо (в сторону)
  
  
   О, небо, помоги! Что слышу?
  
  
   Я даже не могу решить,
  
  
   Виденье это или правда.
  
  
   Я эту шпагу дал когда-то
  
  
   Давно прекрасной Виоланте,
  
  
   Как знак того, что если кто
  
  
   Ко мне придет, ею опоясан,
  
  
   Где б ни был я, во мне он всюду
  
  
   Найдет и любящего сына,
  
  
   И милосердного отца.
  
  
   О, горе! Что же буду делать
  
  
   Я в затруднении подобном,
  
  
   Коль тот, кто нес с собой защиту,
  
  
   С собою смерть принес свою,
  
  
   Придя приговоренный к смерти?
  
  
   Какое страшное смущенье!
  
  
   Какая горестная участь!
  
  
   Какой непостоянный рок!
  
  
   Мой сын родной передо мною,
  
  
   Приметы мне о том вещают,
  
  
   И вместо указанья сердца
  
  
   О том мне ясно говорят:
  
  
   Оно, едва его увидя,
  
  
   В груди моей крылами бьется,
  
  
   И также, как тюремный узник,
  
  
   На улице услышав шум,
  
  
   Хотел бы разломать засовы,
  
  
   И чувствуя свое бессилье,
  
  
   Спешит скорей взглянуть в окошко,
  
  
   Оно, тревогу услыхав,
  
  
   Не зная, что там происходит,
  
  
   Спешит разведать, что случилось,
  
  
   И заблиставшими слезами
  
  
   Глядит из окон сердца глаз.
  
  
   Что делать? (Небо, помоги мне!)
  
  
   Что делать? Если, по закону,
  
  
   Я к Королю его отправлю,
  
  
   Я поведу его на смерть.
  
  
   Скрывать от Короля виновных,
  
  
   Как верноподданный, не смею.
  
  
   И вот в одно и то же время
  
  
   В моей душе встает любовь,
  
  
   И с ней в борьбу вступает верность.
  
  
   Но, впрочем, что ж я сомневаюсь?
  
  
   Не предпочтительней ли жизни
  
  
   И чести - верность Королю?
  
  
   Так верность пусть живой пребудет,
  
  
   И пусть мой сын погибнет смертью.
  
  
   Притом, принявши во вниманье,
  
  
   Что он явился отомстить
  
  
   За оскорбленье, - оскорбленный
  
  
   Бесчестен. - Значит он не сын мой,
  
  
   И нет в нем крови благородной.
  
  
   Но если случай был такой,
  
  
   Была опасность, от которой
  
  
   Еще никто свободен не был?
  
  
   Ведь по самой своей природе
  
  
   У всех настолько честь хрупка,
  
  
   Что от единого поступка,
  
  
   От одного движенья ветра
  
  
   Она способна разломиться
  
  
   Или запятнанной предстать,
  
  
   Что может сделать благородный,
  
  
   Что может совершить он,
  
  
   Как не пойти искать виновных
  
  
   Ценой опасностей таких?
  
  
   Он сын мой, да, моей он крови,
  
  
   Коль так в беде неустрашим он.
  
  
   Итак, меж этих двух сомнений,
  
  
   Идти я должен к Королю,
  
  
   И это будет лучшим средством -
  
  
   Сказать ему. "Перед тобою
  
  
   Мой сын. Убей его". - Быть может,
  
  
   Тогда его он пощадит,
  
  
   Моей покорностью растроган.
  
  
   Коли останется в живых он,
  
  
   Я помогу его отмщенью.
  
  
   Но если смертный приговор
  
  
   Король во гневе постановит,
  
  
   Умрет он, так и не узнавши,
  
  
   Что я отец его. - Идемте.
  
  
  
  (К Росауре и Кларину.)
  
  
   Не бойтесь, путники, что вам
  
  
   В несчастьи быть одним придется:
  
  
   Когда сомненье возникает,
  
  
   Жить или умереть, - не знаю,
  
  
   В чем скрыта большая беда.
  
  
  
  
  (Уходят.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 5-я
  
  
  Зал в Королевском Дворце, в столице. Астольфо и солдаты, выходят с одной стороны, с другой инфанта Эстрелья и
  
  придворные дамы. За сценой военная музыка и залпы.
  
  
  
  
  Астольфо
  
  
   Увидя светлую комету,
  
  
   Ей птицы свой привет поют,
  
  
   Под звуки труб журчат фонтаны
  
  
   И барабаны звонко бьют.
  
  
   И в благозвучии согласном
  
  
   Они играют пред тобой,
  
  
   Здесь - роем звонких птиц из меди,
  
  
   А там - пернатою трубой.
  
  
   И величает, как царицу,
  
  
   Тебя стозвучная стрельба,
  
  
   А птичьи стаи - как Аврору,
  
  
   А переливная труба -
  
  
   Как всепобедную Палладу,
  
  
   Как Флору нежную - цветы,
  
  
   И, день сияньем затемняя,
  
  
   Ты, в блеске юной красоты,
  
  
   Аврора в радостном весельи,
  
  
   Паллада воинских страстей,
  
  
   И Флора в мире, и царица
  
  
   Над любящей душой моей.
  
  
  
  
  Эстрелья
  
  
   Когда слова у человека
  
  
   Должны поступкам отвечать,
  
  
   Тебе совсем не нужно было
  
  
   Таких приветствий расточать:
  
  
   Вся эта воинская пышность,
  
  
   С которой я борюсь душой,
  
  
   Твоим словам противоречит;
  
  
   И раз я вижу пред собой
  
  
   Такие строгости в поступках,
  
  
   Как льстивым верить мне речам?
  
  
   Заметь еще, что это низко
  
  
   И подобает лишь зверям,
  
  
   Лишь зверю, матери обмана,
  
  
   Медоточивым ртом ласкать
  
  
   И замыслом одновременно
  
  
   Изменнически убивать.
  
  
  
  
  Астольфо
  
  
   Ты ошибаешься, Эстрелья,
  
  
   Мне веры в этот миг не дав;
  
  
   Лишь выслушай, что сообщу я,
  
  
   Увидишь, прав я иль неправ.

Другие авторы
  • Гурштейн Арон Шефтелевич
  • Толстой Петр Андреевич
  • Иванов Федор Федорович
  • Воейков Александр Федорович
  • Вельяминов Николай Александрович
  • Гольцев Виктор Александрович
  • Фрэзер Джеймс Джордж
  • Сухонин Петр Петрович
  • Григорьев Василий Никифорович
  • Успенский Глеб Иванович
  • Другие произведения
  • Семенов Сергей Терентьевич - Дворник
  • Корнилов Борис Петрович - Воронова О. П. Корнилов Б. П.
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Сигнал
  • Рейснер Лариса Михайловна - H. Гумилев. "Гондла".
  • Помяловский Николай Герасимович - Два слова о двух статьях
  • Короленко Владимир Галактионович - Голос из плена
  • Станюкович Константин Михайлович - На другой галс
  • Аксаков Иван Сергеевич - О жизни мудрствуем, а жизнью не живем
  • Бобров Семен Сергеевич - Бобров С. С.: Биобиблиографическая справка
  • Шершеневич Вадим Габриэлевич - Открытое письмо М. М. Россиянскому
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 174 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа