Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 9

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

сподствовало у восточных Финнов. Оно преимущественно известно под именем Керемети. Этим именем стало называться и самое место жертвоприношений, устроенное в глубине леса, где в честь божества закалывали овец, коров, коней; причем часть жертвенного мяса откладывается богам или сожигается, а остальное служит для пиршества вместе с приготовленным на тот случай одуряющим напитком. Понятия финнов о загробной жизни весьма незатейливы; она представлялась им простым продолжением земного существования; почему с покойником, как и у других народов, зарывалась в могилу часть его оружия и домашней утвари. Несколько менее мрачное религиозное настроение встречаем у западных финнов, которые издавна находились в сношениях с германскими и славянскими племенами и подвергались некоторому их влиянию. У них преобладает почитание верховного стихийного существа Укко, впрочем, более известного под общефинским именем Юмала, т.е. бога. Он олицетворяет видимое небо и повелевает воздушными явлениями, каковы облака и ветер, гром и молния, дождь и снег. Скандинавские саги сообщают любопытный рассказ о святилище Юмалы в легендарной Биармии. В первой половине XI века (1026 г.), следовательно, во времена Ярослава I, норманнские викинги снарядили несколько кораблей и отправились в Биармию, где наменяли у туземцев дорогих мехов. Но этого им показалось мало. Слухи о близ находившемся святилище, наполненном разными богатствами, возбудили в них жажду добычи. У туземцев, как им сказали, был обычай, чтобы часть имущества покойников была отдаваема богам; ее зарывали в священных местах и сверху насыпали курганы. Таких приношений особенно много скрывалось вокруг идола Юмалы. Викинги пробрались к святилищу, которое было огорожено деревянным забором. Один из них, по имени Торер, хорошо знавший финские обычаи, перелез через забор и отворил ворота товарищам. Викинги разрыли курганы и набрали из них много разных сокровищ. Торер захватил чашу с монетами, лежавшую на коленях идола. На шее у него висело золотое ожерелье; чтобы снять это ожерелье, разрубили шею. На происшедший отсюда шум прибежали сторожа и затрубили в рога. Грабители поспешили спастись бегством и успели достигнуть своих кораблей.
   Рассеянная на обширных равнинах Северо-Восточной Европы, Финская семья жила отдельными родами и племенами в глуши первобытных лесов на ступенях патриархального быта, т.е. управлялась своими старшинами, и, по-видимому, только в некоторых местах старшины эти получили такое значение, что могли быть приравнены к славянским и литовским князьям. Несмотря на свой непредприимчивый невоинственный характер, финские народцы, однако, нередко находились во враждебных между собой отношениях и нападали друг на друга, причем более сильные, конечно, старались обогатиться добычей на счет более слабых или отнять у них менее бесплодную полосу земли. Например, летопись наша упоминает о взаимных нападениях Карел, Еми и Чуди. Эти междоусобные драки, а также необходимость защищать себя от соседей иноплеменников порождали своего рода туземных героев, подвиги которых становились предметом песен и сказаний и доходили до позднейших поколений уже в образах весьма фантастичных. При сем вполне обнаруживается народная финская черта. Между тем как у других народов их национальные герои по преимуществу отличаются необыкновенной физической силой, неустрашимостью и ловкостью, причем элемент волшебства хотя и встречается, но не всегда играет главную роль, финские герои совершают свои подвиги преимущественно с помощью колдовства. Замечательны в этом отношении собранные в недавнее время отрывки западно-финского и собственно карельского эпоса, названные Калевала (страна и вместе потомство мифического великана Калева, т.е. Карелия). В песнях или рунах Калевалы сохранились, между прочим, воспоминания о прежней борьбе Карелов с Лопарями. Главное лицо этого эпоса - старый Вейнемейнен - есть великий чародей, в то же время вдохновенный певец и игрок на "кантеле" (род финской бандуры или арфы). Товарищи его тоже обладают даром волшебства, именно искусный купец Ильмаринен и молодой певец Леминкейнен. Но и противники их также сильны в колдовстве, хотя, конечно, не в равной степени; с той и другой стороны постоянно борются вещими словами, заклятиями и другими чарами. Кроме наклонности заниматься колдовством и слагать руны в этом эпосе отразилась еще любимая черта финнов: влечение к кузнечному ремеслу, олицетворением которого является Ильмаринен. Нельзя, однако, не заметить, что подобные вымыслы при всей плодовитости воображения страдают недостатком живости, стройности и ясности, которыми отличаются поэтические произведения арийских народов.
   Хотя финны умели иногда упорно оборонять свою независимость от иноплеменных завоевателей, как это мы видели на примере Эстонской Чуди, но большей частью при своем дроблении на мелкие племена и владения, при недостатке военной предприимчивости, а следовательно, и военно-дружинного сословия они постепенно подпадали зависимости более развитых соседних народов. Так, уже в первые века нашей истории мы находим значительную часть западных и северо-восточных финнов или вполне подчиненными, или платящими дань Новгородской Руси; часть поволжских и поокских народцев входит в состав земель Владимиро-Суздальской и Муромо-Рязанской, а еще часть поволжских и покамских туземцев находится в подчинении у Камских Болгар*.
   ______________________
   * Хотя литература о финском племени вообще довольно обширна, но обработка собственно их истории и этнографии еще весьма недостаточна. Известия о них находим преимущественно у следующих писателей, древних и средневековых; Тацит - De situ, moribus et populis Germaniae. Иорнанд - De rebus Geticis. Путешествие Отера и Вульфстана в IX в. (см. в Antiquites Russes и в Monumenta Бедевского). Константин Багрянородный - De administrando imperio. Адам Бременский - De situ Danaiae. Русские летописи. Арабские писатели (см. Френа Ibn Fozslan's und ander. Arab. Berichte). Ибн Батута (Defremeri et Sanguinetti). Ибн Ласта (Хвольсон). Скандинавские саги, особенно Heimskringla (см. Antiq. Russes).

Пособия:
Шлецера Allgemeine nordische Geschichte. Halle. 1771. Лерберга "О Югрии" и "О жилищах Еми" (см. его Исследования, перевод Языкова. СПб, 1819). Ф.Миллера Der Ugrische Vollksstam und Stromsystem der Wolga. Berlin. 1837 - 39.UIerpeHaHistorisch-ethnographischeAbhandlungeniiberdiefinnisch-russischen Norden. S-Ptrsb. 1861. Здесь особенно важны его следующие трактаты: Bericht uber die wissenschaftliche Reise zur Untersuchung der finnishen Volkschaften in Russlsand; Die Syrjanen, ein historisch-statistisch-philologischer Versuch; Ober die alteren Wohnsitze der Jemen" Wann und wie wurden Sawolotschje und die Sawolokschen Tschuden russisch; Zur Metakkunde der alten Finnen und anderer tschudischer Volker. Труды Кастрепа, изданные академиком Шифнером: Vorlesungen uber die Finnische Mythologie. S-Ptrsb. 1853. Ethnologishce Vorlesugen uber die aknaischen Volker. 1857. Reiseerinnerungen aus den Jahren 1838 - 44. S.-Pt. 1853. Reiseberichte und Breife aus den Jahren 1845 - 49. S.-Pt. 1856. Kleinere Schriften. 1862. (Путешествия и письма в русском переводе в VI томе "Магазина Землеведения и Путешествий" Фролова. М. 1860. Кроме того, об этих путешествиях и трудах Кастрена см. у Гартвига "Природа и человек на Крайнем Севере", перевод Усова. М. 1863). Шафарика "Славянские Древности", т. II. Записки о России иноземцев, особенно Герберштейна и Олеария. Путешествия академиков XVIII столетия, Палласа, Лепехина, Озерецковского, Гильденштеда, а также венгерского ученого Георги. Thomasson's Finnische Mythologie. Reval. 1821. (Перевод Хр. Петерсона с шведского на немецкий). Kalewala, das National-Epos der Finnen. Gelsingfors. 1852. Собрана доктором Ленротом. Немецкий перевод Шифнера. Еще прежде того она передана по-французски Лезон Ледюком в его La Finlande et le Calewala. Paris. 1845. См. также рассуждение Шифнера "Сам-по" - опыт объяснения связи между финскими и русскими сказками, особенно Калевалы и Калевича с Ильей Муромцем (Зап. 2 отд. Ак. Н. т. 1.1862 г.). "Заволоцкая чудь" Ефименка. Арх. 1869. (Вслед за Европеусом он относит эту Чудь к Угорской ветви.)

Многочисленные трактаты о разных сторонах Финской истории, этнографии и древностей рассеяны в след. изданиях: Записки Археолог. Общества (напр., Эйхвальд "О чудских копях" в т. VIII). Вестник, Записки и Этнографический сборник Географического Общества. (Также отчет посланной им экспедиции - "Северный Урал". СПб. 2 т. 1855 - 56). "Записки" и другие издания Академии Наук; из множества рассеянных в них статей о Финнах заслуживают, между прочим, внимания филологические и этнографические труды филологов Видемана и Шифнера. Журнал Министерства Народного Просвещения (Напр. Кеппена "Водь и Водская пятина" 1851, Европеуса "О народах, обитавших в России до Славян", 1868, и "О курганных раскопках", 1872 и статья Л.Н.Майкова в 1877 г. "О древней культуре западных финнов по данным языка", на основании сочинения Алквиста Die Kulturworter der Westfinnischen Sprachen. Helsingfors. 1877). Чтения Об. Истории и древностей при Моек, Универс. (напр., Сума "О Финнах", с датского перевод Сабинина. 1847. N 9 и Стрингольма "Походы Викингов" в переводе Шемякина. 1859 и 1860 гг.). Ученые Записки Казанского университета. Известия Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (Труды отделов этнографического и антропологического).

Труды Археологических съездов; особенно любопытно исслед. гр. Уварова "О Мерянах по курганным раскопкам" в Трудах Первого съезда (Об этом исследовании, а также о труде проф. Корсакова "Меря и Ростовское княжество". Казань. 1872, см. П.Д. Шестакова "Родственна ли Меря с Вогулами" в Учен. Зап. Казан. Универ, 1873. N 1.}. Отделу Эстонской Чуди много трактатов посвящено в Vorlesungen Дерптского Эстонского Общества и разные монографии ученых Прибалтийского края. Напр.: Х.Нейса Esthnische Vollkslieder. Rev. 1850, и Фр. Крейцвальда вместе с Нейсом Mythische und Magische Lieder der Ehsten. S.-Ptsb. 1854. Kalewipoeg, erne esthnische Sage в немецкой передаче Карла Рейнталя. Dorpat. 1857. По так наз. доисторической археологии Финского севера заслуживают внимания труды шведских и финских ученых, каковы: Монтелиус, Аспелин, Алквист и др. Любопытна, между прочим, основанная отчасти на русских источниках диссертация Рейна и Стенбека De Curonibus saeculis XII et XIII Fenniam in festantibus. Helsingfors. 1829. Множество заметок о Финских народцах разбросано в неофициальном отделе губернских и епархиальных ведомостей губерний северной и средней полосы, а также в "Списках населенных мест". См. также "Хронологический указатель материалов для истории инородцев Европейской России" Кеппена. СПб. 1861. Наконец книга Гельсингфорсского проф. Коскинена Finnische Geschichte von den fruhesten Zeiten bis auf die Gegenwort. Leipzig. 1874. Это собственно история прибалтийского Финляндского края. Лихачева "Скифские элементы в чудских древностях" (Труды VI Археол. съезда. Т. I. Одесса. 1886).

Из ряда отдельных вопросов, относящихся к древней истории Финского севера России, укажу на составившееся представление о какой-то самобытной Финской гражданственности, стоявшей когда-то на довольно высокой степени в стране, известной под именем Биармии. Представление это основалось, во-первых, на рассказах Скандинавских саг о Биармии, во-вторых, на многих ценных предметах, находимых случайно или добытых раскопками, преимущественно в Пермском крае. По моему крайнему разумению, означенное представление о древней цветущей Биармии и самобытно развившейся там финской гражданственности основано на некоторых преувеличениях и недоразумениях. Например, рассказ Хеймскринглы о викингах, разграбивших богатства, хранившиеся в святилище Юмалы, отзывается явным преувеличением относительно захваченных сокровищ и в сущности не дает пока основательного повода предположить существование особой, развитой финской культуры. Монеты и лучшие вещи из драгоценных металлов, находимые в Пермском крае, конечно, не туземного происхождения, а добывались с помощию привозной торговли. Говоря о Биармии, не надобно забывать существование промышленного народа Камских Болгар, которых торговцы далеко на север и запад распространяли произведения как собственные, так и привозимые из мусульманской Азии. По всей вероятности, племя Зырян, или Пермяков, соседнее и отчасти подчиненное Болгарам, преимущественно под их влиянием развило свой более деятельный и промышленный характер, которым оно значительно отличается от других Финнов. Это-то Пермяцко-Зырянское племя отождествляют с Беормами и Биармийцами скандинавских саг; хотя последние указывают собственно на прибрежья Белого моря, т.е. на сторону Заволоцкой Чуди. Замечу, кроме того, что помянутые известия этих саг относятся к XI - XIII векам, то есть к тому времени, когда северо-восток Европы был также посещаем и русскими торговцами, и русскими сборщиками даней с туземцев; а от них наши первые летописцы могли получать современные им сведения о народах той стороны и даже о более отдаленной Югре, и, как мы видим, действительно получали (напр., рассказ Гюряты Роговича). Но в летописях наших не находим никаких указаний на существование какого-либо Биармийского царства или высокой Биармийской гражданственности. Из новейших писателей о Биармии укажем г. Тиандера "О происхождении имени Пермь" (Ж. М. Н. Пр. 1901. январь. Он доказывает тождество названий Биармия и Пермь) и его же "Поездка Норманнов на Белое море" (Известия отд. Рус. яз. и слов. Акад. Н. т. VII, кн. 3.1902); а в особенности любопытное исследование С. К. Кузнецова "К вопросу о Биармии". М. 1905 (оттиск из "Этнографич. Обозрения"). Он приводит источники и обширную литературу предмета. В конечных выводах автор различает Биармию и Пермь и доказывает, что источники говорят не об одной, а о нескольких Биармиях, что, кроме Заволоцкой Чуди или Беломорского прибрежья и Северной Двины, Биармию можно приурочивать и к Лапландии, и к Приладожской Карелии, и, пожалуй к Эстонской Чуди.
   ______________________
  
   Когда-то в незапамятные времена поселения славянских кривичей, распространяясь далее и далее на север от верховьев Днепра и Западной Двины, отчасти потеснили, отчасти подчинили себе туземные финские народны. Одна часть этих поселений по реке Великой направилась к Чудскому озеру; другая продвинулась на северо-восток в область верхней Волги; главным же их средоточием сделались прибрежья озера Ильменя. Исток сего последнего, Волхов, послужил славянам прямой дорогой в Ладожское озеро; а отсюда широкая Нева приводила их уже к самому морю. Эта большая дорога к морю навсегда определила в общих чертах дальнейшую историю ильменских славян, много способствуя развитию их торговой предприимчивости. С другой стороны, неизмеримые земли, простирающиеся на север и северо-восток со своей сетью озер и судоходных рек, представляли обширное поприще, где их подвижность и предприимчивость нашли себе свободное поле. Там до самых Уральских гор не встретили они ни сильных народов, ни естественных преград, которые могли бы остановить распространение их господства.
   По всей вероятности, довольно значительное развитие общественной жизни и деятельности, с которым ильменские кривичи являются в истории, наступило в ту пору, когда к ним пришли южные их соплеменники, т.е. энергичное племя Руси со своим княжеско-дружинным строем, со своими объединительными стремлениями и торговой предприимчивостью. История знает Новгородскую Русь в политическом единении с Киевом и находит киевских князей и посадников как в ее стольном городе, так и в областях. Но это было уже такое время, когда славянорусское племя здесь достаточно окрепло, имело обширные владения, значительную торговлю, сознавало свою силу и начало стремиться к более самобытной жизни, т.е. к ослаблению киевской зависимости и развитию народоправления. Стремление это выражалось главным образом в сокращении даней, платимых великому князю Киевскому, в расширении прав народного веча и в выборе князей и посадников, излюбленных самим народом. Благоприятные для таких стремлений обстоятельства начались особенно со времен Ярослава I, который, как известно, за оказанные ему услуги предоставил новгородцам некоторые льготы именно в помянутом выше смысле. По крайней мере впоследствии в своих договорах с князьями новгородцы постоянно ссылались на льготные Ярославовы грамоты.
   После Мстислава Мономаховича соперничество разных ветвей княжеского дома, постепенный упадок великого княжения Киевского и возраставшая самостоятельность областных княжений представляли для Северной Руси полную возможность Приобретать все большую независимость от великого князя Киевского и развивать свое народоправление. Новгородцы, смотря по обстоятельствам, получали князей то из рода Черниговских Ольговичей, то из какой-либо ветви Мономаховичей, Волынской, Смоленской или Суздальской. Между тем как в других русских областях княжеские семьи все более принимали характер местных династий, Новгород постоянно выбирал между ними и потому не получил собственного княжеского дома. Но такой широкий выбор князей в свою очередь послужил источником смут и раздоров в самом Новгороде, как это обыкновенно бывает при избирательном правлений, когда избрание не ограничено строго определенными порядками. А подобные смуты и раздоры задерживали укрепление политического строя и давали возможность каждому сильному властителю вмешиваться во внутренние дела новгородцев, иметь у них приверженную себе боярскую партию и давать им князя из своих рук.
   Частая смена князей началась в XI веке; а в XII она усилилась до того, что в одном этом столетии переменилось их в Новгороде до тридцати. Редкому князю удавалось оставаться здесь более трех лет сряду; а некоторые были призываемы и изгоняемы по нескольку раз. Рядом с избирательным началом шло стремление стеснить круг княжеской власти во внутренних делах Новгородской земли; поэтому, сажая на свой стол нового князя, вече обыкновенно издавало договорную грамоту и заставляло его присягнуть на исполнение заключенных в ней условий, что и означало принимать к себе князя "на всей воле Новгородской".
   При таком стремлении к народоправлению, казалось бы, и самое достоинство княжеское становилось излишним для Новгорода. Однако мы видим, что, наоборот, граждане не любили оставаться без собственного князя даже и на короткое время. Очевидно, понятие о княжеском достоинстве было издревле так присуще всему русскому племени и так укоренилось, что никакая часть этого племени не могла представить себе существование без князя и, прибавим, без княжеской дружины, без его двора. Кроме того, отношения к другим частям Руси также не дозволяли думать об устранении княжеского достоинства. Потомство Владимира Великого все-таки смотрело на Новгородскую землю как на свою прирожденную волость, приобретенную потом и великими трудами своих предков, и не потерпело бы совершенного изгнания отсюда своего рода. Принимая к себе того или другого князя, новгородцы на время его княжения состояли в союзе или под покровительством той ветви, к которой он принадлежал, и союз этот противопоставляли притязаниям других князей. Наконец, для каждой области князь почитался необходимым как верховный судья, а главное, как предводитель войска и защитник земли от внешних врагов; причем его собственная дружина, как военное сословие, составляла ядро земской рати. Русская рать в те времена не могла представить себя без предводителя-князя; ему одному она подчинялась безусловно ("а боярина не все слушали" - замечает летопись). Следовательно, издревле установившиеся понятия, привычки, отношения к соседям и весь склад Русской земли того времени не допускал мысли об устранении княжеского достоинства в Новгороде, при всем стремлении его к народовластию, при всех сменах и обидах, которые претерпевали там князья. И не только в самом Новгороде князь почитался необходимой властью; но в некоторых важнейших пригородах его замечается стремление иметь своих особых князей. Таковых встречаем иногда во Пскове, Торжке, Великих Луках и Волоке Ламском; города эти лежали на пограничье Новгородской земли и более других нуждались в присутствии князя для защиты от соседей. Вследствие стеснений, которые терпели князья в Новгороде и пригородах, они иногда сами покидали Новгородскую землю; но всегда находились другие, которые охотно заступали их место. Кроме чести быть князем богатого и славного Новгорода, их привлекали сюда большие доходы, получаемые от судебных и торговых пошлин, от земельных угодий и прочих статей, назначенных на содержание князя и его дружины. Едва только Новгородская Русь после Мстислава I почувствовала ослабление своей зависимости от Киевского стола и вообще от Южной Руси, как эта зависимость начала сменяться другой, более суровой: со стороны Суздальского княжения. Уже Юрий Долгорукий начал теснить Новгород и изъявил притязание сажать от себя князя, т.е. держать там своего подручника, или наместника. Суздальский князь, как сильный сосед, имел в своих руках весьма действенное средство смирять строптивых вечников. Он перехватывал новгородских даныциков, или сборщиков дани, с инородцев в Заволочье. Он не давал пути новгородским купцам через свои земли и тем прерывал их торговые сношения с востоком, особенно с Камскими Болгарами. Он мог прекратить подвоз хлеба из Низовых, или Поволжских, областей и тем произвести в Новгороде дороговизну, а в неурожайные годы и страшный голод. Ему легко было составить себе в Новгороде преданную партию из бояр, имевших земельные владения по соседству с его волостями, из купцов, торговавших с восточными странами, и т.п. Понятен отсюда гордый тон Андрея Боголюбского, который в 1160 г. послал сказать новгородцам: "Ведомо буди, хочу искати Новгорода добром и лихом". "И с того времени, - замечает летописец, - начались в Новгороде смятения и частые веча".
   Новгородцы искали защиты от Суздальского князя в союзе с волынскими и смоленскими Мономаховичами или с черниговскими Ольговичами. Известно, как в 1169 г. они с юным князем своим Романом Мстиславичем Волынским отразили многочисленную рать Андрея Боголюбского; но уже в следующем году смирились и приняли князя из его рук. Смуты, наступившие в Суздальской земле после убиения Андрея, на некоторое время дали Новгороду вздохнуть свободно с этой стороны. Но едва во Владимире на Клязьме утвердился младший брат Боголюбского Всеволод III Большое Гнездо, как он еще с большей настойчивостью пошел по следам отца и старшего брата и начал теснить Новгород, чтобы привести его в полную от себя зависимость. Он особенно гневался на новгородцев за то, что те приняли к себе двух его племянников, сыновей старшего брата Ростислава, которые были его соперниками в Суздальской земле. Вскоре потом новгородцы призвали на свой стол одного из смоленских Ростиславичей, Мстислава Храброго, известного в особенности отражением полков Боголюбского от Вышгорода.
   В 1178 году новгородские бояре приехали в Южную Русь просить Мстислава к себе на стол. Он не желал расстаться с братьями и с отчиной своей. Но его побуждала собственная дружина; старшие братья также сказали ему: "Тебя зовут с честью, ступай; разве там не наша отчина?" В этих словах ясно высказывается общий взгляд русских князей на Новгородскую землю, как на неотъемлемое владение своего рода. Мстислав послушал совета и отправился, хотя ему очень не хотелось покидать Южную Русь. Новгородцы устроили ему торжественную встречу. Архиепископ Илия, игумены и прочее духовенство встретили его с крестами, окруженные большой толпой народа; ввели его в собор св. Софии и там посадили на стол. Но недолго пришлось ему здесь княжить. В то время западные новгородские волости подвергались нападениям и грабежу своего исконного врага, Эстонской Чуди. Мстислав созвал вече и предложил поход на "поганых". "Если Богу угодно и тебе, князь, то мы готовы" - получил он ответ. С двадцатитысячною ратью Мстислав вступил в Чудскую землю, пожег и попленил ее и воротился со славой и добычей. На обратном пути он усмирил псковитян, схватил сотских, которые волновали народ и не хотели принимать к себе его племянника Бориса. Мстислав не любил сидеть сложа руки. На следующую весну он уже правил поход на полоцкого князя Всеслава: новгородцы вспомнили, что прадед его Всеслав пограбил их город и отнял у них один погост. Но известно, как заступничество старшего брата, Романа Ростиславича Смоленского, заставило Храброго от Великих Лук повернуть назад. Недаром ему не хотелось сменять благодатный южнорусский край на суровую северную природу; вероятно, он имел какое-то предчувствие. Вслед за полоцким походом Мстислав крепко заболел и скончался (1180). Его с великой честью погребли в Софийском соборе и положили в той самой каменной гробнице, где покоился Владимир, сын Ярослава I. По словам летописи, все новгородцы плакали и причитали над ним, прославляя его труды и благодеяния. Он замечает, что покойный князь был среднего роста, красив лицом и благонравен, любил свою дружину, не жалел для нее имения, равно прилежал к церкви и к духовному чину. "Плакали по нем его братья и вся земля Русская, памятуя его доблести, и все Черные Клобуки не могли забыть его приголубления". Он скончался еще в средних летах и оставил на попечение братьям и боярам своих несовершеннолетних сыновей, Владимира и Мстислава. Первого из них, бывшего, по-видимому, отцовским любимцем, мы видели неудачным князем Псковским во время утверждения немцев в Ливонии. Зато другой сын, Мстислав, прозванный Удалым, вполне поддержал славу своего рода.
   После Мстислава Храброго новгородцы против Суздальского князя искали опоры в Святославе Всеволодовиче Черниговском, который в то время утвердился на Киевском столе; они выпросили у него сына к себе в князья, с которым и участвовали в походе Святослава на Всеволода III и в битве 1181 года на реке Влене. В следующем году Всеволод отомстил им внезапным нападением на пограничный их пригород Торжок, который он взял после пятинедельной осады и сжег; а много жителей увел в плен. Любопытно, что столкновения Новгородской Руси с Суздальской в то время успели принять несколько народный характер. Суздальская дружина в этой борьбе стоит вполне на стороне своих князей и враждебно относится к строптивым вечникам за их измены, непостоянство, за их союзы с Ольговичами и другими южными князьями, вместе с которыми они иногда совершали разорительные нашествия на Суздальскую землю. Так, когда Всеволод осаждал Торжок, то граждане предлагали заплатить ему за себя окуп; однако в назначенный срок не заплатили. Князь медлил приступом; но дружина его начала роптать: "Мы не целоваться с ними приехали; они, князь, лгут перед Богом и перед тобою". Тогда сделан был приступ, и город взят на щит, т.е. попленен, разграблен и даже сожжен. Суздальцы поступили так жестоко с новоторами "за новгородскую неправду, за то, что в один и тот же день и крест целуют, и клятву преступают".
   Ввиду подобного разорения в самом Новгороде суздальская партия взяла верх. Граждане выпроводили от себя Святославова сына и просили себе князя у Всеволода. Он дал им свояка, безудельного Ярослава Владимировича. Последний был внуком Мстислава I и новгородской боярыни, сыном того "вертлявого" Владимира Мстиславича, которого мы встречали в борьбе дядей с племянниками за Киевский стол. Сидя в Новгороде, Ярослав, конечно, находился в послушании у суздальского князя; но он, по-видимому, не имел недостатка в уме и мужестве и предпринимал с новгородцами несколько удачных походов на внешних врагов; между прочим, отвоевал у Эстонской Чуди города Юрьев и Медвежью Голову. Он и его княгиня строили в Новгороде храмы и успели составить себе преданную партию. Однако трудно было ладить с непостоянными новгородцами и в то же время угождать Суздальскому князю. В течение семнадцати или осьмнадцати лет Ярослав Владимирович три раза был призываем на Новгородский стол и три раза удаляем из Новгорода; место его заступал кто-либо из смоленских или черниговских князей, смотря по изменчивости новгородских отношений и по тому, какая партия брала верх, суздальская или южнорусская. В последний, третий раз сам Всеволод отозвал его в 1199 г. На его место он послал сначала малолетнего сына Святослава с суздальскими боярами; но спустя несколько лет воротил его домой; причем велел сказать новгородцам: "В земле вашей рать ходит; а сын мой Святослав мал, даю вам сына своего старейшего Константина". Отпуская последнего, Всеволод вручил ему меч и крест с таким словами: " Сыну мой, Константине, на тебе Бог положил старейшинство в братье своей, а Новгород Великий имеет старейшинство княжения во всей Русской земле". Таким назначением и такою лестью Всеволод как ловкий политик угодил новгородцам. Архиепископ Митрофан со всем городом встретил Константина и торжественно в Софийском соборе совершил обряд его посажения на стол (1206 г.). Вместе с тем вече сменило посадника Михаила Степановича и дало посадничество Дмитру Мирошкиничу; а богатая семья Мирошки была главой суздальской партии.
   Влияние Всеволода на Новгород достигло своей высшей степени. Пользуясь обстоятельствами, он хотел навести страх на людей противной партии; по его наказу суздальские приверженцы убили боярина Алексу Сбыславича на самом вече, без объявления вины, с нарушением всех новгородских прав, и однако народ попустил это убийство безнаказанно. Только пущен был слух, что на другой день в церкви Иакова в Неревском конце показались слезы на иконе Богородицы. Вскоре потом новгородская рать участвовала в походе Всеволода на рязанских князей. По окончании похода он отпустил новгородцев домой, причем щедро одарил их, подтвердив их вольности и уставы, данные старыми князьями, и прибавил на словах: "Кто до вас добр, того любите, а злых казните". Но сына своего Константина удержал при себе, также и посадника Димитрия Мирошкинича, тяжело раненного стрелой при осаде Пронска. Очевидно, в политику суздальского князя входил и тот расчет, чтобы один князь недолго заживался в Новгороде и не слишком усвоивал интересы новгородские. Он опять назначил туда сына Святослава. Но прежде чем последний успел прибыть в Новгород, граждане воспользовались отсутствием князя и слишком буквально поспешили применить на деле слова Всеволода.
   Долго накоплявшееся негодование на посадника Димитрия и на всю семью Мирошкиничей за их дружбу с Суздалем и лишние поборы с купцов и волостей вдруг вспыхнуло с дикой силой. Против них собралось вече, и прямо с него народ пошел грабить их дворы; после чего дома самого Дмитрия и покойного Мирошки были зажжены; имущество их захвачено, села и челядь распроданы. Все это вечники разделили между собой; награбленного богатства было столько, что пришлось по три гривны на человека; "а кто захватил тайно, о том единый Бог весть и многие с того разбогатели", - прибавляет новгородский летописец. Когда же привезли вскоре тело посадника Димитрия, умершего от своей раны во Владимире, то город хотел совершить над мертвым свою обычную казнь, т.е. бросить его с моста в Волхов. Но архиепископ Митрофан уговорил толпу, и посадника погребли в Юрьеве монастыре подле отца. Захваченные при грабеже его двора "доски", или записи о деньгах, розданных в долг, народ отдал князю Святославу, когда тот прибыл в Новгород. Двух братьев покойного Димитрия и еще некоторых бояр новгородцы поклялись не держать у себя в городе; князь отправил их к отцу во Владимир. Посадником был поставлен любимый народом Твердислав, сын выше упомянутого Михаила Степановича. Но дело на том не остановилось: взрыв против своих бояр, друживших Суздалю, скоро перешел в открытую вражду и к самому суздальскому князю, который только на словах уважал новгородскую вольность. Всеволод прибег к обычным мерам, т. е. стал задерживать в своих волостях новгородских гостей и их товары. Тогда новгородцы тайком вошли в сношение с торопецким князем Мстиславом Удалым.
   Зимой 1210 года Удалой внезапно явился в Торжке, схватил Святославовых дружинников и заковал в цепи торжковского посадника; а в Новгород послал сказать: "Кланяюсь св. Софье, гробу отца моего и всем Новгородцам; я пришел к вам, слыша о насилии от князей; жаль мне стало своей отчины". Новгородцы тотчас засадили Святослава и его бояр под стражу на Владычнем дворе "до управы с его отцом"; а с Мстиславом отправили большое посольство. Он приехали с торжеством сел на Новгородском столе. Недолго думая, Мстислав воспользовался одушевлением граждан, собрал значительную рать и пошел на Всеволода. Последний хорошо знал противника и не любил рискованных войн. Он вступил в переговоры и получил мир на таком условии, чтобы новгородцы отпустили его сына с боярами, а он отпустил задержанных гостей и товары.
   Вскоре Всеволод III умер, и Новгород мог опять свободно вздохнуть с этой стороны, тем более что в Суздальской земле снова произошли смуты и междоусобия. Соревнуя своему отцу, мстившему новгородские обиды на Эстонской Чуди, Мстислав Мстиславич предпринимал на нее два похода: сначала на Чудь Торму к стороне Юрьева и Медвежьей Головы, а потом на Чудь Ереву; причем прошел и попленил Чудскую землю до моря. Но по обыкновению новгородцы не брали городов и не укреплялись в этом крае, ограничиваясь одним разорением, а иногда наложением дани. Захваченную в походе добычу Мстислав разделил на три части: две отдал новгородской рати, а третью дворянам, или собственной дружине (1214 г.). Но в этом же году двоюродные братья прислали к Мстиславу с жалобой на свои обиды от киевского князя Всеволода Чермного, который теснил их из Южной Руси. Мстислав собрал вече на Ярославском дворе и стал звать новгородцев с собой в поход на Чермного. Новгородцы отвечали ему: "Куда, князь, позришь своими очами, там головы свои повергнем". Новгородское ополчение с Мстиславом дошло до Смоленска и соединилось с смоленским; но тут оба эти ополчения повздорили между собой; причем один смолянин был убит. Новгородцы заволновались и не хотели идти далее. Они быстро забыли свой ответ Мстиславу и даже не пришли на вече, куда он их звал. Тогда этот добродушный князь, вместо упреков, простился с ними, перецеловал старших людей, низко поклонился войску и продолжал поход. Такой поступок тронул впечатлительных новгородцев, чем и воспользовался их посадник Твердислав. Собрав вече, он начал их уговаривать, прибавляя: "как наши деды и отцы страдали за Русскую землю, так и мы, братья, пойдем за своим князем". Вече решило идти. Ополчение догнало Мстислава и усердно помогало ему в удачной войне со Всеволодом Чермным.
   По возвращении из этого похода недолго оставался на севере неугомонный Мстислав. Бранные тревоги Южной Руси влекли его к себе сильнее, нежели торговый, вольнолюбивый Новгород. В следующем 1215 году Мстислав собрал вече и объявил гражданам: "Есть у меня дела в Руси; а вы вольны в своих князьях". И, поклонясь народу, уехал из Новгорода.
   Второе место после князя занимал в Новгороде посадник, а третье - тысяцкий. Первоначально эти сановники назначались князем из своих собственных бояр или из местных новгородских. Посадники здесь, как и везде на Руси, были княжескими наместниками. Но с того времени, как Новгород начал стремиться к самоуправлению, вместе с выборными князьями он хотел иметь собственных, излюбленных вечем посадников и тысяцких, чего и достиг в первой половине XII века. Посадник и тысяцкий наряду с князем заведовали судебной частью и начальствовали над войском. В отсутствие князя посадник заменял его. Он по преимуществу был председателем народного веча. По возвышенному помосту, или "вечевой степени", устроенной на дворе Ярослава при церкви Св. Николая, состоявшие в должности посадник и тысяцкий назывались "степенными". Покидая ее, они навсегда сохраняли свое звание и переходили в число "старых посадников" и "старых тысяцких", которые пользовались особым почетом перед другими боярами и принимали участие в важных делах, т.е. были воеводами, судьями, справляли посольства и заключали договоры, так что иногда наряду со степенным посадником и тысяцким скрепляли договорные грамоты собственными печатями. Кроме власти и почета с должностями посадника и тысяцкого связаны были значительные доходы и даже возможность наживать себе огромное состояние, разумеется, с помощью разных неправд и вымогательств, как это показывает пример посадника Мирошки и сына его Дмитрия. Отсюда понятно, что эти должности сделались главным предметом искательства со стороны новгородской знати, которой и удалось захватить их исключительно в свои руки, так что не можем указать примера не только простого человека, но и купца, который бы достиг посадничьего сана. И даже из боярских семей выделились немногие, которые приобрели как бы право доставлять Новгороду посадников. Их соперничество по этому поводу служило одним из главных источников смут и раздоров, наряду с выбором князей. Так как не выработалось определенного срока для высших должностей, то, естественно, каждый посадник должен был бороться с ухищрениями своих соперников, старавшихся его низвергнуть и сесть на его место. Отсюда такая же частая смена посадников, как и князей, притом находившаяся в непосредственной связи с последними; так что торжество Суздальской или другой партии при выборе князя часто вело за собой и перемену посадника в угоду этой партии. Только некоторым, умевшим приобрести народную любовь или заручиться внешней поддержкой, удавалось не раз возвращаться к должности степенного посадника или занимать ее значительное количество лет. Большей частью из тех же семей посылались посадники и в новгородские пригороды.
   Вот самые известные в летописях боярские роды, доставлявшие Новгороду посадников в эпоху дотатарскую.
   Во-первых, потомство Гюряты Роговича (которого рассказами пользовался наш первый летописец Сильвестр Выдубецкий). Его сын Мирослав Гюрятинич и внук Якун Мирославич по нескольку раз были выбираемы в посадники. На дочери Якуна Мирославича был женат один из внуков Юрия Долгорукого, Мстислав Ростиславич. Во-вторых, семья Мирошки Нездилича, который посадничал более десяти лет; причем два года содержался под стражей у Всеволода III во Владимире-на-Клязьме. Он умер монахом Юрьева монастыря в 1203 г. Его сыновья являются уже вожаками Суздальской цартии в Новгороде; из них Дмитрий, будучи посадником, получил смертельную рану под Пронском. Мы видели взрыв народного неудовольствия против Мирошкиничей, сопровождавшийся разграблением имущества и изгнанием их из Новгорода в начале XIII века. Однако впоследствии, в 20-х годах того же века встречаем любимого народом посадника Иванка Дмитровича, вероятно, внука Мирошки; а еще позднее - его правнука Твердила Иванковича. Последний является посадником во Пскове; но изменой и сообщничеством с немцами он окончательно уронил значение своего рода. Третья и наиболее любимая народом фамилия была та, главой которой является посадник Михаил Степанович; по всем признакам она соперничала с фамилией Мирошки и держалась партии народной, противусуздальской. Михалко умер монахом Аркажьего монастыря в 1206 г. Сын его Твердислав Михалкович избирался в посадники три раза и скончался монахом того же Аркажьего монастыря. А внук Степан Твердиславич посадничал целых тринадцать лет. За посадником и тысяцким следовали сотские и старосты, тоже выбираемые народом. Их значение и круг власти нам не вполне известны. Сотских, по-видимому, было десять. Это деление на сотни, как мы сказали, утратило уже свой старый военно-численный характер и означало деление земское; в особенности ему подлежало торговое сословие. Старосты представляют также весьма древнее славянское учреждение; каждый конец, каждая улица, каждое сословие имели своего старосту. Надзор за сбором податей и исполнением повинностей, а также избирательство менее важных дел и управление волостями, по всей вероятности, составляли круг деятельности сотских и старост. Собирание граждан на вече и другие сходки, вызов к суду и исполнение приговоров принадлежали биричам, шестникам и подвойским; следовательно, они представляли род исполнительных чиновников. Однако, по некоторым признакам, биричи и подвойские занимали видное общественное положение и иногда играли роль в военных походах и посольствах.
   Но самую высшую власть в Новгороде составляло народное вече, которое после упадка княжеской власти все более и более забирало силы. Оно приобрело себе право избирать и сменять сановников, служа для них верховным судилищем, далее: объявлять войну и заключать договоры, установлять подати и повинности, отменять и выдавать всякого рода постановления. Обычное, или правильное, вече собиралось на Торговой стороне, на так наз. "Ярославовом дворище", по зову вечевого колокола, висевшего подле церкви св. Николая. Созывал вече и председательствовал на нем посадник. Приговоры его и вечные грамоты писал и хранил особый вечный дьяк со своими помощниками и подьячими. Другим местом для веча служила иногда площадь у Софийского собора. Недостаток строгой определенности в отправлении вечевого совещания нередко подавал повод к отступлениям от общего правила. Решения, конечно, поставлялись большинством голосов. Но голоса, по-видимому, не считались; а усвоился обычай решать дела огульным криком или большинством на глазомер. Меньшинство иногда не соглашалось, шумело. В случаях смут и раздоров вече становилось орудием в руках какой-нибудь партии; созывалось без соблюдения должного порядка, даже не всегда в обычном месте, и, заключая в себе представителей только от некоторых концов и улиц, постановляло решения от имени всего народа. Бывали и такие случаи, что в одно время с правильно созванным вечем противное ему меньшинство собирало другое вече, и происходила борьба.
   В вечевых собраниях участвовали все свободные сословия Новгорода, которые составляли три главные степени: "бояре", " купцы" и "черные люди". Сословие боярское здесь, как и в других областях Руси, возникло отчасти из древней туземной знати, отчасти из старшин - дружинников, пришедших с русскими князьями на север. В Новгороде они ранее, чем в других землях сделались оседлым землевладельческим сословием; а подчиняясь промышленному характеру Новгородской Руси, начали принимать участие и в торговых делах. То же надобно сказать и о младших дружинниках, или гридях, примкнувших к туземному помещичьему классу; но, по всей вероятности, за ними еще сохранялась военная обязанность, так что они по преимуществу составляли гарнизоны в городах и лучшую часть земского ополчения. Сословие купцов, или гостей, в Новгороде было многочисленно и влиятельно. Хотя торговлей мог заниматься каждый гражданин, но в течение времени выделился особый купеческий класс со своими обычаями, уставами, со своим особым судом. Настоящий (или так наз. "пошлый") купец должен был принадлежать к известной сотне, т. е. к известной купеческой общине, и сделать свой вклад в общинный капитал. Подобно боярам, купцы участвовали в посольствах, судебных и других общественных должностях, а также не были избавлены от военной повинности, и в случае надобности входили в состав земской рати. Как бояре новгородские встречаются иногда под именем огнищан, так купцы, или гости, особенно наиболее богатые, имеют еще название житьих людей. Как бояре занимались иногда торговыми предприятиями, так и многие купцы были землевладельцами и имели большие вотчины в новгородских областях. Все остальное свободное население - мелкие торговцы, промышленники, ремесленники и земледельцы - носило общее название черных, или меньших, людей, а также смердов. Эти люди, конечно, и составляли ту народную толпу, которая наполняла вечевые собрания.
   Нам неизвестно, чем определялась правоспособность граждан участвовать своим голосом в верховном правительстве, т.е. в народном вече. Судя вообще по древнеславянскому родовому строю жизни, такое право принадлежало не каждому взрослому человеку, а только главе семейства, следовательно, отцу, дяде или старшему брату. Но уже самый недостаток строгой определенности этого права и возможность участвовать в совещаниях стольного города жителям областей и пригородов немало препятствовали вечу выработать надлежащую степень правильности и устойчивости. Как и во всех государствах с народоправлением, знатные люди, или бояре, благодаря своим богатствам и связям, успевали составить себе партию из черных людей и с их помощью влияли на постановления веча. Главные их усилия, конечно, направлялись на то, чтобы исключительно захватить в свои руки высшие должности; в чем они и успели. С этой стороны новгородская община может быть названа общиной аристократической. Высшие должности, конечно, помогали некоторым боярским фамилиям увеличивать свое богатство, связи и влияния. Но в то же время подобные должности служили постоянным яблоком раздора в их среде. А это обстоятельство в свою очередь давало другим сословиям (демократическому началу) средство сдерживать слишком большое усилие боярства и иногда напоминать о себе слишком энергичным способом, т.е. расправляться с боярином как с последним людином, казнить его, грабить, изгонять и вообще громко заявлять о своей, народной воле. Таким образом, внутренняя жизнь Новгорода или развитие его народоправления представляет постоянную борьбу двух начал исторической жизни: аристократического и демократического, впрочем, при явном преобладании последнего. Аристократическое начало вообще туго прививалось к славянским народам; оно не совсем для нас симпатично, хотя и встречается в довольно развитой форме там, где разные обстоятельства ему благоприятствовали.
   Рядом с князем и посадником в Новгороде является еще высшая выборная власть, и притом самая влиятельная. Это епископ, или владыка. Будучи главою местного духовенства, он в то же время принимал непосредственное участие в важнейших политических делах Новгорода, между прочим, в переговорах и договорах с русскими князьями и иноземными правительствами; а борьба разнообразных партий открывала широкий путь его влиянию на внутренние отношения. Мало-помалу установился такой обычай, что новгородцы не предпринимали никакого важного общественного дела без благословения владыки.
   Первоначально, как и все русские архиереи, новгородский епископ назначался киевским митрополитом, и преимущественно из греков. В случае какого обвинения он ездил в Киев на судебное разбирательство митрополита, и как последний строго обходился с епископами, видно из примера новгородского владыки Луки Жидяты, который по доносу его собственного холопа Дудика был подвергнут заточению в первой половине XI века. Но стремление новгородцев к политической самостоятельности не замедлило повести за собой и желание самостоятельности церковной: как народное вече выбирало своих князей и посадников, так желало оно выбирать и своих епископов. С другой стороны, политический упадок Киева естественно повлек за собой и ослабление его церковного авторитета. Мы видели, как новгородский епископ Нифонт, происхождением грек, не хотел признавать митрополитом Клима Смолятича, поставленного собором епископов, за что подвергся преследованию и был заключен в Печерский монастырь. Но и тут вражда князей из-за Киевского стола помогла ему: Юрий Долгорукий, завладев Киевом, освободил Нифонта. Это был один из самых энергичных и деятельных владык новгородских; между прочим, он много трудился над украшением св. Софии и построил каменные храмы св. Спаса в Пскове и св. 'Климента в Ладоге. В начале 1156 г. он прибыл в Киев навстречу новому митрополиту, греку Константину, назначенному от Византии вместо изгнанного из Киева Климента Смолятича; но не дождался его, скончался и был погребен в Киево-Печерской обители.
   Новгородцы воспользовались этими замешательствами митрополичьей кафедры и сами выбрали себе епископа из среды собственных игуменов, по имени Аркадия. Народ с князем Мстиславом Юрьевичем, весь Софийский клир, игумены и священники отправились в монастырь Богородицы, взяли оттуда Аркадия и торжественно ввели его во "двор св. Софии", т.е. в епископские палаты. Он вступил в управление Новгородской церковью, а в Киев на посвящение митрополиту Константину ездил уже через два года. Это был первый выборный владыка Новгородский. Преемником Аркадия является знаменитый Илья, более известный под своим монашеским именем Иоанна. Он с лишком двадцать лет управлял Новгородской церковью (1165 - 1186) и приобрел такую народную любовь, что в потомстве личность его окружилась легендарными рассказами. Так, предание связало отражение войск Андрея Боголюбского от Новгорода с молитвами Иоанна и с чудесным знамением от иконы Богородицы, которую владыка по гласу свыше взял из церкви Спаса и вынес на городскую стену. Далее известна легенда о том, как Иоанн, заключив беса в умывальный сосуд, съездил на нем в Иерусалим в одну ночь и как потом бес пытался отомстить святителю, являясь людям в виде девицы

Другие авторы
  • Мурзина Александра Петровна
  • Гарвей Надежда М.
  • Якобовский Людвиг
  • Верлен Поль
  • Зорич А.
  • Ильин Сергей Андреевич
  • Куприн Александр Иванович
  • Стриндберг Август
  • Старостин Василий Григорьевич
  • Зелинский Фаддей Францевич
  • Другие произведения
  • Розанов Василий Васильевич - Национальное и юридическое значение указа о Думе
  • Брюсов Валерий Яковлевич - А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
  • О.Генри - Призрак
  • Шевырев Степан Петрович - Римский карнавал в 1830 г. Письмо 4-е
  • Крайский Алексей Петрович - Стихотворения
  • Плетнев Петр Александрович - Плетнев П. А.: Биобиблиографическая справка
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 33
  • Страхов Николай Николаевич - Стихотворения Графа А. В. Голенищева-Кутузова. Спб. 1884
  • Неизвестные А. - Парамон и Варенька
  • Страхов Николай Иванович - Александр I. Спаситель Отечества и Европы
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 318 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа