Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 23

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

я каменная стена, огораживающая внутренний город ("Охабень") от внешнего ("Застенья") и носящая название "Довмонтовои стены". Очевидно, он много заботился о самом городе и его укреплениях, и вообще оставил по себе весьма добрую память*.
   ______________________
   * О Федоре Ростиславиче Ярославском и Смоленском в летоп. Лаврент., Воскреси., Никон. Как о Святом см. в Степей, кн., 397 стр. и в Опис. Румянц. Музея Востоковым на 433 стр. Житие его в Макарьевских Минеях. Сентябрь. Его грамоту к Рижским властям о свободной торговле Смоленска с Ригою в 1284 г. в Собр. Гос. Грам. и Дог. II. N 3. Грамоты к нему Рижского архиепископа в Русско-Ливон. актах, N XXXIV. О его жалованной грамоте Спасоярославскому монастырю в "Истории Рос. иерархии". VI. 299, Сказание о Петре, царевиче Ордынском, издано в Православном Собеседнике 1859 г. Март. А отрывки из него в "Истории Рус. церкви" Материя. IV. 339. Рассуждение о нем см. у Буслаева "Исторические очерки народ, словесности и искусства". II. 159.

О князьях Ростовских после Батыева разорения см. Корсакова "Меря и Ростовское княжество", гл. IV. О митрополите Кирилле II и его Правиле 1274 года в Истории Русс. Церкви Филарета, II и в "Истории Русс. Церкви" Макария, IV. Правило это находится в списках Кормчей. Оно издано в Русс. Достопамятностях. I. 196. Поучения или Слова Серапиона, в числе четырех, найдены архиеп. Филаретом, автором Истории Русс. Церкви и изданы в "Прибав. к Творен, св. Отцев". М. 1843. Пятое Слово Серапиона найдено профес. Шевыревым. См. его "Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь". II. 36. и "Лекции" по Истории Русс. Словесности. III. 34. Ярлык или льготная грамота, 1277 г., данная ханом Менгу-Темиром при митрополите Кирилле II русскому духовенству об освобождении его от всяких даней и налогов, напечатана Б Собр. Гос. Грам. и Догов. II N 2. Об окончательном переселении митрополита Максима из Киева во Владимир см. лет. Лавр., Новг., Воскресен., Никонов.

О баскаке Ахмате и Северских князьях в Лавр., Воскрес, Никонов.иу Татищева. Любецкий синодик в Чт. О. И. и Д. 1871. II. О Новгородских и Псковских событиях в сводах Новгородских, Псковских и Софийских. Любопытная грамота шведского короля Биргера от 4 марта 1295 года гражданам Любека и других ганзейских городов о дозволении их купцам ездить в Новгород, но под условием не приводить туда оружия, железа и стали, издана в Codex juris diplomatic! Lubecensis N DCXXXI и у Дрейера в Specimen juris publici Lubecensis. CLXXIV. Новгородские Скры или Ганзейские уставы Немецкого двора в Новгороде, а также указание на разные ливонские и ганзейские документы, заключающие подробности о торговых сношениях Новгорода с Ганзою и завистливой политике Ливонских немцев см. в приложениях к упомянутому выше сочинению Андреевского.
   ______________________
  
  

Xvi. Даниил, Миндовг и Русь Юго-Западная

Возвращение Даниила. - Построение Холма. - Крамольные бояре. - Борьба с Ростиславом. - Ярославская битва. - Даниил в Орде. - Австрийское наследство. - Союз с Белою IV и свидание в Пожоге. - Вопрос об унии с Римскою церковью и королевская корона. - Попытка свергнуть татарское иго. - Бурундаево нашествие. - Союз с поляками и походы на ятвягов. - Значение Даниила. - Литва и Черная Русь. - Объединительная деятельность Миндовга. - Его крещение и ловкая политика. - Возвращение к язычеству и гибель Миндовга. - Смуты в Литовско-Русском княжении. - Войшелг. - Галицко-Волынскаа Русь после Даниила. - Отношения ее к татарам и полякам. - Участие в татарских походах. - Владимир Василькович. - Выбор его наследника. - Происки Льва Даниловича. - Болезнь и кончина Владимира. - Отношения польские

   Во время татарского нашествия на Юго-Западную Русь Даниил Романович с приближенными боярами удалился в Венгрию, а оттуда в Польшу, где вместе с семейством нашел убежище у своих родственников и друзей, Конрада, князя Мазовецкого, и сына его Болеслава. Последний предоставил Даниилу собственный замок Вышгород, лежавший в безопасной, уединенной местности над Вислою. Здесь Галицкий князь оставался до того времени, когда пришло известие, что татары вышли из Русской земли и направились в Венгрию. Тогда Даниил и брат его Василько воротились в свои земли, где ожидало их печальное зрелище разорения и другие перемены. Своевольные бояре, пользуясь отсутствием князей, снова забрали силу и засели в некоторых городах, уцелевших от татар. Так, воевода, державший пограничный с ляхами Дрогичин Надбужский, не впустил князей в город; имея при себе малую дружину, Романовичи принуждены были пока оставить мятежника в покое и подниматься далее по Западному Бугу. Другой значительный город на этой реке, Берестье, до того был завален трупами жителей, избитых татарами, что от страшного смрада нельзя было в него войти. То же самое оказалось и в стольном Владимире-Волынском. Трупами особенно были наполнены каменные храмы, так как в них обыкновенно собирались женщины, дети и старики, в то время как способные носить оружие гибли в последней битве на городских валах. Первою заботою воротившихся князей было очищать города от мертвых и созывать остатки живых, уцелевшие по окрестным лесам и пещерам, возобновлять храмы и городские стены. На Волыни благодаря преданности населения своему княжескому дому довольно скоро водворялся общественный порядок и жизнь принимала свое обычное течение. Но в земле собственно Галицкой предстояла новая борьба с боярскою крамолою. Бояре галицкие хотя продолжали величать Даниила своим князем и действовали от его имени, но успели самовольно поделить между собою земское управление, присвоить многие княжеские имущества и доходы и окружить себя вооруженною силою. Даниил не поехал в стольный Галич, стены и укрепления которого были разрушены татарами, а стал жить в своем любимом, хорошо укрепленном Холме и отсюда постепенно возобновлять порядок в Галицкой земле.
   Еще до появления татар, когда Даниил княжил во Владимире-Волынском, однажды он забавлялся ловами на левой стороне Западного Буга и на берегу одного из его притоков увидал красивое возвышение, покрытое рощами и окруженное тучными зелеными лугами. Он спросил у жителей название этого возвышения и узнал, что оно называется просто "холм". Князю весьма понравилось место, и он заложил на нем городок, который быстро начал расти и украшаться. Кроме русских жителей князь поселил в нем многих выходцев немецких и польских. С особым тщанием он украсил главный храм, посвященный Иоанну Златоусту. По свидетельству летописи (Волынской), не вполне для нас ясному, его главные арки были утверждены на четырех человеческих головах, искусно изваянных художником. Три алтарных окна были украшены стеклами римскими (вероятно, расписанными), а своды покрыты лазурью и золотыми звездами (наподобие небесного свода); два алтарные столба высечены из цельного камня; помост церкви слит из меди и олова, бока и арки северных и южных дверей выложены белым галицким и зеленым холмским камнем с узорчатою резьбою какого-то "хитреца" (художника) Авдия; снаружи храм испрещен "прилепами" (т.е. резными изображениями), раскрашенными и отчасти позолоченными; между прочим над южными дверями изваян образ Спасителя, а над северными - Златоуста.
   Некоторые иконы, украшенные дорогими камнями и бисером, были принесены князем из Киева и Овруча, каковы: Спаса, Богородицы, Михаила и Сретения. Первые две из них сестрою князя Феодорою (супругой Михаила Черниговского) взяты из Киевского Феодорова монастыря; а Сретение была отцовская икона из Овруча. Колокола одни слиты на месте, а другие также привезены из Киева.
   Посреди города Даниил возвел на каменном основании белую деревянную вежу, с вершины которой открывался далекий вид во все стороны. Эта вежа служила сторожевою башнею и вместе украшением для города. Подле нее ископан чрезвычайной глубины студенец, или колодезь, долженствовавший снабжать водою жителей во время осады. Кроме того, в некотором расстоянии от города Даниил воздвиг каменный "столб", или четырехгранную башню, на верху которой стоял высеченный из камня двуглавый орел, изображавший знамя или герб его державы. Кроме этой башни до нашего времени сохранились остатки другой подобной, стоявшей также вне города. Надобно полагать, что они защищали подступы к городу и входили в систему внегородских валов и укреплений. Твердыни Холма были таковы, что во время Батыева нашествия он оказался в числе немногих городов, которые татары тщетно осаждали и не могли взять. Эта безопасность привлекла к нему еще более поселенцев. С особою охотою Даниил принимал сюда разных ремесленников, бежавших перед татарами, как-то: седельников, лучников, кузнецов и пр. С помощью их он еще более распространил и украсил Холм, который сделался столицею Червонной Руси на все остальное время Даниилова княжения.
   Во главе галицких бояр находились тогда два человека, которые в качестве княжих наместников начали самовольно распоряжаться целыми областями, именно: Доброслав Судьич, "попов внук" (м.б., один из сыновей или внуков Владимира Ярославича от попадьи), взял себе Понизье с городом Бакотой на Днестре; а дворский Григорий Васильевич забрал в свои руки горный край Перемышльский. Их самовластие, а также грабительства их сторонников и слуг скоро вызвали неудовольствие и волнение в народе.
   Даниил послал к Доброславу своего стольника Якова Марковича с упреками.
   "Я ваш князь, - велел он сказать, - а вы моих повелений не исполняете и губите землю. Тебе, Доброславе, я не велел принимать черниговских бояр, а приказал раздавать волости галицким, коломыйскую Же соль отчислить на меня" (т.е. доходы с соляных промыслов Коломыйского округа).
   "Пусть будет так", - отвечал Доброслав.
   Но во время их беседы вошли два галицкие мужа, происходившие "от племени смердьяго", Лазарь Домажирич и Ивор Молибожич. Они поклонились хозяину до земли. Яков удивился и спросил, что за причина такого низкопоклонства.
   "Я отдал им Коломыю", - сказал Доброслав.
   "Как же ты мог отдать ее без княжего повеления? Ведь, коломыйские доходы великие кнзья раздают своим оружникам. А эти люди и Вотнина (села) недостойны держать".
   "Что мне отвечать на это?" - усмехнувшись, отозвался галицкий наместник.
   Весьма опечалился Даниил, когда Яков донес ему о всем виденном и слышанном; но выжидал удобного случая вновь сломить боярскую гордыню. Вожди крамольников вскоре помогли ему собственными несогласиями. Доброслав, желая погубить Григория и одному всем распоряжаться, донес князю, что Григорий изменник. Князь позвал их обоих к себе. Они явились; но и тут не оставляли своей надменности. Так, Доброслав прибыл на коне в одной сорочке, т.е. без верхнего платья; он ехал, высоко подняв голову, окруженный толпою галичан, шедших у его стремени. Оба боярина приносили жалобу друг на друга и говорили льстивые речи князю. Посоветовавшись с братом Васильком, Данило воспользовался случаем: он приказал схватить обоих и посадить под стражу. Затем послал в Бакоту своего печатника Кирилла с отрядом войска, чтобы занять этот город, "исписать" грабительства бояр и успокоить население.
   Но крамолы галицких бояр не прекращались. Они были опасны своими изменами в особенности потому, что входили в союзы или с иными русскими князьями, или прямо с внешними врагами Руси, более же всего с соседними уграми. Они вновь выставили против Даниила его племянника по сестре и прежнего соперника по Галицкому столу Ростислава Михайловича Черниговского. К последнему пристали и мятежные князья Болоховские, которые не хотели подчиняться Даниилу. Ростислав подступил к Бакоте; но печатник Кирилл отразил его. Черниговский князь попытался переманить печатника на свою сторону; а последний стал усовещевать Ростислава и укорять его в неблагодарности к своим дядям, Даниилу и Васильку, которые еще недавно приютили его с отцом после взятия Чернигова татарами, когда черниговские князья тщетно искали убежища в Угрии и Польше. Напрасны были увещания. Ростислав ушел собирать новые силы, а Даниил обрушился на князей Болоховских. Он и брат его Василько во время татарского нашествия оказали этим князьям защиту от Болеслава Мазовецкого, который схватил их и хотел ограбить, когда они искали убежища в Мазовии. По усильным их мольбам Романовичи тогда горячо вступились за князей, и дело едва не дошло до войны. Василько сам поехал к Болеславу, просьбами и дарами склонил его отпустить князей с миром. Последние теперь заплатили Даниилу черной неблагодарностию за его благодеяние. Он в свою очередь побрал и разорил их города. Между тем Галич снова передался на сторону Ростислава; старый изменник боярин Володислав помог ему в этом случае с условием, чтобы галицкий Артемий был в согласии с боярами против Даниила. Перемышль также передался Ростиславу; ибо и перемышльский владыка был на его стороне. Здесь засел приятель Ростислава беглый рязанский князь Константин. Но когда Даниил и Василько приблизились с войском, Ростислав и епископ Артемий бежали из Галича, укрепления которого, разоренные татарами, не были восстановлены. На Перемышль Даниил послал своего дворского Андрея. И здесь Константин не стал ждать неприятелей; ночью он ускакал, так что посланная за ним погоня не могла его нагнать. Владыко Перемышльский также бежал. Погоня захватила только его гордых слуг, которых и разграбила, причем разобраны были их бобровые тулы (колчаны), барсуковые и волчьи прилбицы (чехлы на шлемах). Схватили также и словутного певца Митусю, который по гордости не захотел прежде служить князю Даниилу. Очевидно, епископы галицкие имели собственную конную дружину и не были чужды олигархических стремлений боярства; вероятно, как пример угорских и польских магнатов не оставался без влияния на привычки и притязания галицких бояр, так пример угорских и польских прелатов отразился на некоторых галицких епископах.
   В это самое время татары возвращались из Угрии и на обратном пути в степи вновь опустошили некоторые галицкие и волынские места; что прекратило на время борьбу Даниила и Василька с Ростиславом (1243 г.). Последний опять удалился к угорскому королю Беле IV.
   После татарского погрома король несколько изменил свою политику. Прежде он надменно отказывал Ростиславу в руке своей дочери, теперь же старался обезопасить себя с востока от нового нашествия татар союзом с русскими и польскими князьями. Одну свою дочь" Кунигунду, он выдал за князя судомирского Болеслава Стыдливого, а другую, Анну, за Ростислава Михайловича; причем решил помочь последнему в его борьбе с Даниилом Романовичем за Галицкое княжение. К этому союзу присоединился и Болеслав Стыдливый, ибо он враждовал с своим дядею Конрадом Мазовецким за старший Краковский стол; а Даниил и Василько помогали союзнику Конраду и не раз приходили воевать владения Болеслава.
   Решительное столкновение двух сторон произошло в 1245 году под городом Ярославлем, на берегах реки Сана. Столкновение это любопытно для нас по своим подробностям, на которые не поскупился волынский летописец.
   Имея вокруг себя галицких дружинников и получив сильные полки от короля Белы и Болеслава Стыдливого, Ростислав подступил к Ярославлю; но город был крепок, хорошо снабжен самострелами и камнеметными орудиями, или "пороками"; в нем начальствовали бояре, верные Даниилу и Васильку. Убедясь в необходимости начать правильную осаду, Ростислав отошел к недалеко лежавшему Перемышлю, который опять передался на его сторону. Здесь он собрал себе на помощь окрестных жителей, запасся снарядами, нужными для осады, и, воротясь к Ярославлю, занялся построением стенобитных машин. Так как осажденные беспокоили его своими пороками, то он отодвинул лагерь далее от крепости и окружил его валами и тыном. Не видя перед собой противников и вообразив, что Романовичи уклоняются от встречи в открытом поле, Ростислав начал говорить разные похвальбы, вроде того, что знай он, где найти Даниила и Василька, то поехал бы на них хотя бы с одним десятком воинов. Между прочими затеями, сокращавшими скучное время, князь устроил в виду города военные игры, или турнир, на котором состязались в искусстве владения оружием собравшиеся под его знаменами русские, польские и угорские витязи. Сам Ростислав сразился на конях с молодым польским воеводою Воржем, но неудачно: конь под ним упал, и князь вывихнул себе плечо. Случай этот сочтен недобрым знамением и произвел дурное впечатление на войско. Но благодаря ему мы узнаем из русской летописи, что военно-рыцарские забавы того времени не были чужды русским князьям и дружинникам, по крайней мере юго-западным.
   Между тем Данило и Василько не теряли времени; изготовляя собственное войско, они послали просить подмоги у Конрада Мазовецкого и Миндовга Литовского, "на ту пору также их союзника. Тот и другой исполнили просьбу; но помощь их пришла уже в окончании дела. Романовичи двинулись на освобождение Ярославля от осады, отрядив наперед дворского Андрея, чтобы известить граждан о близкой помощи. Когда войско приблизилось к Сану, оно остановилось в поле и стало готовиться к битве; всадники сошли с коней и надели брони; пехота также вооружилась (тяжелые части вооружения в походе обыкновенно следовали за войском на возах). В это время над полками слетелась огромная стая орлов и воронов, наподобие большого облака. Они начали играть, подняли веселый крик; клекчущие орлы красиво плавали в воздухе, распластав свои крылья. Хищные птицы, конечно, чуяли близкое пиршество; а начальники, ободряя воинов, толковали это явление добрым знамением. У Даниила был отряд половцев; подъехав к глубокому броду реки, они увидели на другом берегу стада, принадлежавшие неприятелям и никем не охраняемые; но без княжего повеления не смели перейти реку и захватить добычу, так что неприятели успели заметить опасность и угнали скот.
   Даниил и Василько переправили рать и тихо, но бодро пошли на Ростислава. Последний с своей стороны также приготовился к битве и двинулся навстречу, оставив часть пехоты у городских ворот, чтобы воспрепятствовать вылазке осажденных и оборонить от них осадные орудия. Пересеченная, лесистая местность разделила обе рати на части. Болеславовы ляхи встретились с Васильком; а сам Ростислав с галицкими боярами и уграми прошел какую-то глубокую дебрь и очутился против Даниила. Начальник передовой Данииловой дружины храбрый дворский Андрей стремительно ударил на Ростислава; поднялся копийный треск, и многие всадники с обеих сторон попадали на землю. Двадцать отборных мужей посланы на помощь Андрею; но его малочисленному отряду приходилось уже плохо, когда подоспел Даниил с главными силами и напал на большой полк Ростислава. Этим полком, состоявшим из угров, начальствовал известный их воевода Фильний; он стоял под хоругвию и ободрял своих словами: "Русь храбра только в начале боя; стерпим первый их натиск, и они не долго будут выдерживать сечу". Действительно, угры выдержали первый удар. Один из главных русских воевод, Шелв, был сбит с коня; юный Лев Данилович, порученный охране одного из Васильковых бояр, изломал свое оружие о доспехи Фильния; сам Данило едва не захвачен в плен. Но он пробился назад и потом с новой энергией ударил на Филъния, расстроил его полк и разорвал пополам его хоругвь. Угры побежали; вместе с ними побежал Ростислав. С вывихнугым плечом он не мог подавать надлежащий пример в битве, потерял в ней своего коня и спасением обязан одному угрскому боярину Лаврентию, который уступил ему своего собственного.
   Данило преследовал неприятелей через ту же глубокую дебрь. Но он беспокоился о брате своем Васильке, ибо видел только, как ляхи храбро наступали на него, громко возглашая обычный керлеш (т.е. Кирие элейсон, или Господи помилуй), и затем упустил его из виду. Но вдруг, выходя из дебри, он усмотрел победно развевавшуюся хоругвь своего брата и дружину его, гнавшую ляхов. Последние, вступая в битву, по обычаю времени, осыпали противников насмешками и кричали друг другу: "Погоним, погоним на великие бороды". Их насмешки еще более возбудили мужество русских. "Ваш глагол есть ложь! Бог нам помощник!" - воскликнул Василько, пришпорил коня и с такою силою ударил на врагов, что они держались недолго и побежали. Даниил стал под городом на могильном кургане, и здесь дожидался брата. Он хотел продолжать преследование врагов; но Василько отсоветовал, потому что наступала ночь. В числе пленных находился и сам надменный Фильний, которого захватил дворский Андрей; а воевода Жирослав схватил известного галицкого изменника, боярина Владислава. Оба они, Фильний и Владислав, были тотчас умерщвлены по приказу Даниила; многие пленные угры также были избиты. До такой степени дошло ожесточение, которое вызвали изменники бояре и их угорские союзники, губившие русскую землю, и столь великодушный князь, как Данило, дал полную волю своей мести. Битва происходила накануне праздника Флора и Лавра, следовательно, 17 августа. Не входя в город, Даниил, Василько и Лев остановились в поле в знак своей победы. Всю ночь воины с шумом и кликом забирали пленных и добычу как на поле сражения, так и в укрепленном неприятельском стане.
   Ярославская битва окончательно утвердила Червонную Русь за Даниилом Романовичем: присмирело и само крамольное боярство. Это было последнее покушение на Галич со стороны Ростислава Михайловича, последнее столкновение Ольговичей с Мономаховичами. Ростислав и его отец, Михаил Всеволодович, по своему характеру и по своей деятельности заключают собою ряд наиболее крупных представителей энергичного и предприимчивого рода Черниговских Ольговичей. С небольшим через год после того престарелый отец стяжал себе славу христианского мученика в Орде Батыевой. А сын провел остаток своей жизни вдали от родины, но, впрочем, посреди родственного славянского народа. Тесть его, король угорский Бела, дал ему в удел зависимое от Угрии княжение Мачву; то была часть Сербской земли на правой стороне Савы и Дуная, с лежащим при их слиянии стольным Белградом.
   Однако Даниилу не пришлось воспользоваться славою своей победы, чтобы спокойно владеть Галицией. Неопределенные отношения Галицко-Волынской Руси к татарским завоевателям после их возвращения из Угрии долее не могли продолжаться. Тщетно Даниил медлил последовать примеру северо-восточных князей и не ехал сам в Орду выпрашивать у хана ярлык на свои волости. В том же 1245 году пришло от Батыя грозное слово: "Дай Галич". Сильно опечалило князя это требование. Сопротивление тем более представлялось невозможным, что укрепления галицких городов большею частию не были восстановлены. Подумав вместе с братом Васильком, Даниил решился на время покориться и ехать к Батыю. Усердно помолясь Богу, он отправился в путь. Доехав до Киева, он был принят там наместником Ярослава Всеволодовича боярином Димитрием Эйковичем. В Михайловском Выдубецком монастыре он собрал братию с игуменом и попросил отслужить напутственный молебен. Тут же сел в ладью и поплыл к Переяславлю. Там уже встретили его татары и проводили к темнику Куремсе. Пришлось подвергаться тем унизительным церемониям, с которыми татарские воеводы принимали побежденных владетелей. Когда князь прибыл на Волгу в Золотую Орду, к нему явился один из слуг Ярослава Всеволодовича и сказал: "Брат твой Ярослав кланялся огню, и тебе кланяться". "Дьявол говорит твоими устами", - отвечал князь. Позвали его к Батыю, провели сквозь очистительные огни, ввели в ханский шатер и поставили на колена. Хан, видимо, был доволен покорностию такого знаменитого, сильного князя и хотел привязать его знаками благоволения.
   "Данило! - велел он сказать ему, - почему давно не приходил? Хорошо, что теперь пришел. Пьешь ли наше питье, кобылий кумыс?"
   "До сих пор не пил; а ныне, если велишь, выпью".
   "Ты уж теперь наш, татарин. Пей наше питье".
   Даниилу подали кумыс. Воздав установленное поклонение Батыю, он отправился на поклон к главной жене его. Та оказала ему почет: прислала чюм (мех) с вином и велела сказать: "Вы не привыкли пить наш кумыс, пей вино".
   25 дней Батый продержал Даниила в Орде; затем милостиво отпустил, утвердив за ним отцовские владения, конечно, с обязательством платить дань и выставлять вспомогательное войско. Тяжела показалась гордому русскому князю ханская милость, после того как пришлось унижаться перед варваром, становиться перед ним на колена и называться его холопом. С той поры свержение ига сделалось его заветною мечтою.
   Однако подчинение Даниила Батыю, по-видимому, сделало галицкого князя еще могущественнее в глазах его соседей; ибо он мог отныне иметь против них татарскую помощь. По крайней мере Бела Угорский, находившийся во вражде с Даниилом из-за Ростислава Михайловича, теперь сам у него стал заискивать и сам предложил для его сына Льва руку своей дочери, в которой прежде отказывал. Данило сначала не хотел мириться с Белою, быв несколько раз им обманут. Тот прибег к посредству русского митрополита Кирилла II, которому случилось тогда для своего поставления ехать в Грецию кружным путем чрез Угрию; так как прямой путь Днепром в Черное море был небезопасен от татар. Митрополит действительно примирил Даниила с Белою. Последний выдал дочь свою Констанцию за Льва; а первый возвратил угорских бояр и воинов, плененных в битве под Ярославлем. С этого времени тесный их союз продолжался почти до самой смерти Даниила. Мало того, такой союз повел за собою деятельное участие галицкого князя в событиях Средней Европы и едва не вовлек Галицию в систему государств западнославянских.
   Поводом к этому частию послужил вопрос об австрийском наследстве, т.е. вопрос о том, кому должны были достаться герцогства Австрия и Штирия, когда там прекратилась мужская линия дома Бабенбергеров (1245).
   В числе соискателей сего наследства был угорский король Бела IV. Но император германский (Фридрих II) занял Вену своим наместником и вообще принял в свое распоряжение герцогство Австрийское, как лен империи. Бела прислал к Даниилу просить помощи против императора, и тот действительно привел свое войско. Свидание произошло в городе Пожоге (Пресбург), где находились тогда король и послы императорские. Вместе с этими послами Бела вышел навстречу Даниилу. Немцы с любопытством и удивлением смотрели на русские полки, которые шли бодро, блистая своими доспехами и оружием; кони их были покрыты затейливой ременной сбруей. Сам Данило ехал подле короля, на великолепном коне, одетый по обычаю русских князей: на нем был кожух из дорогой греческой ткани (оловира), обшитый по краям и на груди золотою тесьмою; седло, колчан со стрелами и сабля были искусной работы, изукрашенные чистым золотом; сапоги из зеленого сафьяна, также с золотым шитьем. Король так был доволен, что сказал Даниилу: "И от тысячи серебра отказался бы за то только, что ты пришел ко мне по русскому обычаю". По-видимому, дело не дошло до битвы, и Данило на этот раз мирно воротился домой. Вопрос об Австрийском наследстве оставался нерешенным до смерти императора Фридриха II Гогенштауфена. Его решили сами земские чины Австрии, которые всем соискателям предпочли маркграфа Моравии Пшемысла Оттокара, сына короля чешского Венцеля (в 1251 г.). Чтобы укрепить за собою это избрание наследственным правом, молодой Оттокар женился на сестре покойного герцога Маргарите, пожилой вдове, и принял во владение Австро-Штирийскре герцогство. Но между тем угорский король объявил прямою наследницею племянницу покойного герцога Гертруду и устроил так, что она отказалась от своих прав в его пользу. Отсюда возникла борьба между Белою и Оттокаром, в которой Даниил Галицкий продолжал помогать своему свату и союзнику, королю Угорскому.
   Чтобы решительнее противопоставить чешскому королю галицкого князя, Бела предложил Даниилу женить его второго сына Романа на Гертруде, уже двукратно овдовевшей, и вместе с нею получить право на Австрийское герцогство. Даниил, и без того наклонный к западным связям, позволил увлечь себя этим, казалось, выгодным для него предложением. Следствием такого брака был поход Даниила на чехов вместе с другим союзником Белы и зятем его Болеславом Стыдливым Краковским в 1253 году. Союзники вступили в Моравию и дошли до Опавы (Троппау); но под этим городом потерпели неудачу и ушли назад, успев только варварски разорить страну на своем пути. Волынский летописец слагает вину отступления от Опавы то на ляхов, показавших слишком мало мужества, то на глазную болезнь Даниила, которою тот все время страдал, так что плохо видел. Он простодушно восхваляет своего князя за то, что тот ради славы и своего союзника воевал землю чешскую; чего не делал никто из его предков, ни Святослав-Храбрый, ни Владимир Святой. (Книжник забыл походы Владимира Мономаха и Олега Святославича с Болеславом Смелым на чехов в 1076 г.) Конечно, ни сам русский князь, ни его летописец не сознавали всей несправедливости этой братоубийственной помощи уграм против чехов. Но известно, что большинство славянских государей в то время не отличалось дальновидною политикой, и их союзы с иноземцами против своих же соплеменников были частым явлением. С своей стороны, Бела, желавший приобрести Австрию для себя лично, весьма мало заботился об исполнении своих обещаний Даниилу, и, когда Роман Данилович был осажден Оттокаром в городе Нейбурге (близ Вены), угорский король оставил его без всякой помощи, так что Роман принужден был тайком выбраться из города и уехать в Галицию*.
   ______________________
   * Летопись Волынская по Ипатьевскому списку. Битву под Ярославлем эта летопись относит к 1249 г.; но хронология ее, относящаяся к этой эпохе, вообще неверна; что ясно из сличения событий с иноземными известиями о них. На эту неверность обстоятельно указывает Дашкевич в своей монографии "Княжение Даниила Галицкого по русским и иностранным известиям". К. 1873. Некоторые упоминания о Ростиславе Михайловиче встречаются в латинских грамотах короля Белы, например, по поводу услуги Лаврентия, отдавшего своего коня королевскому зятю, т.е. Ростиславу (Imago novae Hungariae. Изд. Тимона). О дальнейшей судьбе этого князя и его семейства см. исследование Палацкого "О русском князе Ростиславе, отце чешской королевы и роде его" (в переводе Бодянского в Чт. Об. И. и Др. 1864. N 3). и Палаузова "Ростислав Михайлович, русский удельный князь на Дунае в XIII веке". СПб. 1851. Палаузов, между прочим, отождествляет его с тем загадочным Ρωξοξ Υροξ который является у византийского историка Акрополиты как тесть юного болгарского царя Михаила Иоанновича и его посредник при заключении мира с никейским императором Федором. Ласкарисом (Acrop. cap. 62); тогда как Палацкий полагает, что под этим Росос Урос надо разуметь сербского короля Стефана Уроша. Брун в своей статье "Догадка касательно участия русских в делах болгарских в XIII и XIV вв." (Журн. М. Напр. Пр. 1878. Декабрь) более наклонен к мнению Палацкого.
   Летопись Ипатьевская. Что Даниил уже в 1245 году отправился к Батыю, а не в 1250, как это сказано в Ипат. лет., о том ясно свидетельствует Плано Карпини. Рассказывая о свидании Даниила с Угорским королем и императорскими послами в Пожоге, или Пресбурге, Ипатьевская летопись говорит: "Немцы же дивящеся оружью татарском у: бе бо кони в личинах и в коярех кожанных, и людье во ярыцех и бе полков его светлость велика, от оружья блистающася. Сам же еха подле короля по обычаю Руску, бе бо конь под ним дивлению подобен" и пр. Татарское влияние, а следовательно, и татарское вооружение не могли еще проникнуть в отдаленную от Золотой Орды Галицкую Русь; для этого нужно значительное время; а Даниил только за три года перед тем признал себя данником хана. Хотя это свидание в Ипат. лет. помещено под 1252 г., но также не верно. Принимая в расчет участие в данных событиях императора Фридриха II (скончавшегося в 1250), оно происходило ранее 1249 года. Следовательно, было бы ошибкою принимать буквально помянутое выражение летописи о татарском вооружении галицкого войска. Это вооружение и сбруя были чисто русские, хотя и отзывались восточным характером: сношения с востоком и восточное влияние существовали с незапамятных времен. Едва ли в войске Даниила находился какой-либо вспомогательный татарский отряд.
   ______________________
  
   Родство и тесное сближение с западными соседями, т.е. угорскими и польскими государями, частое их посещение с самого детства, большую часть которого Даниил провел при их дворах, - все это не могло остаться без влияния на его отношения к католической пропаганде, никогда не покидавшей своей заветной цели: церковного подчинения Руси папскому престолу. Между тем со времени понесенного унижения в Орде и наложения тяжких даней симпатии Даниила к Западу, естественно, должны были усилиться. Только отсюда стал он ожидать помощи своему намерению свергнуть постыдное иго. Особенно с той поры, когда попытка его зятя Андрея Всеволодовича Суздальского была подавлена, и Восточная Русь еще глубже впала в татарское рабство, Даниил сделался еще более доступен мысли о церковном подчинении папе, который по отношениям и понятиям того времени только один мог подвигнуть европейских государей и рыцарство на новые крестовые походы против восточных варваров. Первая попытка папы Иннокентия IV завязать с галиц-ко-волынскими князьями переговоры о соединении церквей была сделана тем самым монахом Плано Карпини, который был послан папою к монгольскому хану. Мы видели, что Васильке Романович пока уклонился от этих переговоров, ссылаясь на отсутствие своего брата Даниила. Последний по возвращении своем из Орды не замедлил отозваться на папскую грамоту и отправил послом в Рим одного из русских игуменов для переговоров о борьбе с татарами и единении церквей. Обрадованный тем Иннокентий IV отвечал целым рядом лестных для русского князя посланий, в которых именовал его королем, обещал ему, его брату и сыну покровительство апостола Петра, а вместе с тем спешил принять меры, чтобы ускорить подчинение себе Галицко-Волынской церкви. Так, он назначил двух миссионеров, доминиканского монаха Алексия с товарищем, для постоянного пребывания при дворе Даниила; архиепископу Пруссии и Эстонии поручил быть своим легатом в России; а Даниила просил пользоваться его советами. Чтобы облегчить воссоединение Русской церкви с Римскою, он дал разрешение русским епископам и пресвитерам совершать службу на заквашенных просфорах; кроме того по просьбе Даниила запретил немецким крестоносцам и латинским духовным лицам приобретать имения в областях русского князя без его дозволения и признал законным новое супружество его брата Василька Волынского с своею родственницею (какою-то княжною Дубровскою). Таким образом, когда в 1247 году Плано Карпини, возвращаясь из великой Орды, вновь проезжал чрез владения Даниила, сношения последнего с папой уже имели весьма деятельный, дружеский характер. Даниил и Василько усердно угощали папского посла и продержали его у себя восемь дней; если верить его запискам, они в это время созвали род собора из своих епископов, игуменов и бояр, который рассуждал о предложениях папских и будто бы единодушно заявил Карпини о желании иметь папу своим владыкой и отцом; после чего князья отправили к папе новое посольство.
   Возможно, что надежда или, точнее, сильное желание получить помощь против татар заставили и часть самого русского духовенства склониться на убеждения Даниила и благодушно относиться к мысли об унии с Римскою церковью. Галицко-волынское духовенство, по давнему и близкому соседству с католическими землями, могло менее чем какое другое в России оказать сопротивление в этом деле. Но нет сомнения, что была и здесь партия людей строго православных и не хотевших подчиниться Риму. Даниил, очевидно, хитрил, тянул переговоры и не спешил с открытым присоединением к Римской церкви, выжидая, чем разрешится вопрос о помощи против татар. Скоро обнаружилось, что все благодеяния Рима сводятся к королевскому титулу, который папа предлагал Даниилу. Последний пока отказался от этой чести, говоря: "Татарская рать не перестает угнетать нас; что же я приму венец, не имея от тебя нужной помощи?" Но помощь не являлась. Даниил начал холодно относиться к папским посланиям и ласкательствам, оставлял их без ответа и даже выгнал из своих владений присланного вторично латинского епископа. Но свояк его, угорский король Бела, вовлекши Даниила в вопрос об австрийском наследстве, постарался помирить его с папою. Тогда сношения с Римом возобновились.
   В 1253 году, когда Даниил возвращался из чешского похода с Болеславом Стыдливым, он дорогою остановился у последнего в Кракове; здесь явились к нему послы Иннокентия IV с папским благословением, с королевскою короною и с обещанием подмоги против татар. "Непристойно нам видеться с вами в чужой земле", - отвечал им Данило. Побуждаемые папскими послами, князья польские Болеслав Стыдливый и Семовит Мазовецкий (сын умершего в 1247 г. Конрада), также и бояре их поддержали папские настояния на том, чтобы Даниил торжественно короновался венцом королевским, а вместе с тем, конечно, ввел бы у себя унию. Даже мать Даниила присоединилась к этим просьбам. Галицкий князь и сам не был равнодушен к королевскому венцу, но он, очевидно, не хотел ради одного титула пожертвовать независимостью Русской церкви. Наконец он дал свое согласие, но, по-видимому, с условием, чтобы папа предоставил вопрос об унии обсуждению особого духовного собора, следовательно, опять выгадывал время, отлагая установление унии до получения помощи против татар. В Галицию прибыл папский легат Ониз и совершил обряд королевского венчания над Даниилом в городе Дрогичине (в конце 1253 г. или в начале 1254 г.), где находился тогда последний, отправляясь в поход на ятвягов.
   Междутем Иннокентий IV действительно в том же 1253 году велел проповедовать крестовый поход против татар жителям Богемии, Моравии, Сербии (Лужицкой) и Померании, а в следующем году поручил к тому же возбуждать рыцарей Прусского и Ливонского орденов. Но эти воззвания оставались бесплодны и обнаружили только упадок папского авторитета. Притом невозможно было и ожидать, чтобы жители отдаленных областей стали усердствовать в борьбе с татарами, тогда как они имели ближайших врагов. Рыцари орденов Тевтонского и Ливонского имели довольно дела с туземными язычниками и особенно с усилившимися литовскими князьями. Более сильные и более естественные союзники Руси против татар были бы угры, поляки и отчасти чехи, но польские князья, кроме частых войн с ятвягами и литовцами, были заняты своими взаимными спорами и междоусобиями. А короли Угорский и Чешский тратили свои силы в борьбе за Австрийское наследство. Иннокентий IV хотя не одобрял этой борьбы, в которой держал сторону Оттокара, но не имел настолько влияния, чтобы воздержать Белу. Последний же, как мы видели, вовлек в нее часть поляков и Даниила Романовича. Галицкий князь, увлекшийся честолюбивыми видами на водворение своего дома в Австрии и надеявшийся иметь в угорском короле сильного союзника против татар, увидал наконец, что все эти расчеты оказались ошибочны и что сам он на Западе тратил для чуждого дела свои средства, необходимые против его собственных врагов на Востоке. К тому же Иннокентий IV, посвящавший большое внимание отношениям к татарам, умер в конце 1254 года; а преемник его Александр IV мало заботился об этих отношениях, будучи поглощен своею борьбою с Манфредом Гогенштауфеном, сыном императора Фридриха II и наследником его итальянских владений.
   Ввиду таких обстоятельств, Даниил Романович, конечно, и не думал исполнять папские настояния относительно унии Западнорусской церкви с Латинской и совсем прервал свои сношения с Римской курией; впрочем, королевский титул удержал за собою. Тщетно Александр IV посылал ему укорительные грамоты и отечески увещевал возвратиться под сень апостольского престола. Очевидно, вся эта затея об унии со стороны Даниила была только делом ловкой политики, и едва ли он относился к ней серьезно. Подобные примеры неудавшейся унии были и прежде. Так, в начале того же XIII века болгарский царь Калоян обязался перед папою Иннокентием III ввести унию, имея нужду в союзе с Римом и получил от папы также королевскую корону, но впоследствии уклонился от унии. Потом современник Даниила византийский император Михаил Палеолог, восстановитель Греческой империи, тоже затевал унию из политических видов, как делали позднейшие его преемники во время опасности, грозившей от турок. Но латинство не любило помогать православию в борьбе с варварами. Иногда оно являлось даже союзником магометан против православных народов. (Чему пример мы видели и в наши дни.)
   Между тем Юго-Западная Русь успела отдохнуть от Батыева погрома, Даниил и Василько деятельно укрепляли города и привлекали поселенцев из соседних земель. Благодаря плодородной почве и довольно развитой промышленности стали заживать раны Галицко-Волынской Руси. Она снова почувствовала свою силу. Данило, украшенный теперь королевским титулом, хотя и обманутый надеждою на крестовые походы против татар, стал, однако, действовать решительней. С одной стороны, его ободряли слабость и неспособность ближайшего татарского темника Куремсы; с другой - известие о смерти Батыя и преувеличенный слух о некоторых замешательствах в самой Орде также побуждали к более энергичным действиям. Таким образом, когда татары стали распространяться по низовью и баскак татарский вздумал завладеть главным его городом Бакотою, Даниил послал с войском своего сына Льва, который отнял у них Бакоту и взял в плен баскака. Куремса подступил было к Кременцу, но не мог его взять. Тогда же один из северских князей, Изяслав Владимирович (внук героя "Слова о полку Игореве"), с соизволения Куремсы завладел было Галичем. Даниил послал на него сына Романа. Так как стольный город оставался неукрепленным после Батыева разорения, то Изяслав, подобно угорскому королевичу (Коломану), заперся было со своей дружиной наверху соборного храма Богородицы; но на четвертый день принужден был сдаться от жажды.
   Начав таким образом открытую борьбу с татарами, Даниил поспешил усилить себя союзом с недавним своим врагом, именно с литовским князем Миндовгом, который также ради политические видов признал себя сыном католической церкви и получил от папы королевский венец, а потом разорвал с ним свои сношения. Общая опасность от татар сблизила Даниила с Миндовгом, и союз свой они скрепили браком младшего сына Даниилова Шварна на дочери Миндовга; а другой сын Даниила, упомянутый выше Роман, получил от Миндовга в удел Новгородск-Литовский с некоторыми другими городами.
   Ободренный первым успехом обороны против татар, Галицкий король в 1257 году вместе с братом Васильком и сыновьями своими сам начал против них наступательное движение и отнял у них волынские города, лежавшие на верховьях южного Буга и Случи, которыми татары владели непосредственно; взял землю Болоховскую и распространил свои завоевания на Киевскую землю по реке Тетереву. Между прочим, он сжег город Возвягл на Случе (ныне Новгород-Волынский); а жителей его разделил между братом и сыновьями за то, что они сначала поддались было Даниилу и приняли тиуна от его сына Шварна, но не дали ему тивунить и заперли свои ворота перед Галицким королем. Любопытно, что в эту смутную эпоху нашлись города, предпочитавшие непосредственную зависимость от татар господству русского князя. Вероятно, татары, кочевавшие неподалеку от тех мест, обложив эти украйные города известною данью и пощадив от новых разорений за их покорность, на первое время не вмешивались в их внутренние дела, т.е. предоставляли им самоуправление, а жители или боялись навлечь новые татарские погромы, подчинившись возмутившемуся против татар государю, или легкомысленно считали возможным процветание под непосредственною татарскою зависимоетию, при отсутствии княжеских тиунов и других нелюбимых чиновников Древней Руси.
   У Возвягла к отцу, дяде и братьям своим пришел Роман Данилович из Новгородка вместе с литовскою помощью от Миндовга. Но она явилась поздно: уже город был сожжен и жители выведены. Хищные литовцы, по замечанию волынского летописца, "как псы" начали рыскать по обгорелому городищу и, не находя никакой добычи, вопили: "Янда! Янда!", призывая своих богов, Андая и Диверикса. Чтобы вознаградить себя, они на обратном пути принялись грабить окрестности Луцка; но тут напали на грабителей некоторые воеводы Даниила и большую часть их истребили; причем пал и воевода их Хвал.
   Когда Данило и Василько воротились домой и распустили на отдых свою рать, робкий Куремса решил наказать их за восстание и внезапно явился под Владимиром-Волынским. Однако он был отбит гражданами и затем пошел на Луцк. Здесь татары поставили порок, или камнеметное орудие; но поднялся такой противный ветер, что камни падали почти на самих осаждающих; наконец и самое орудие сломалось. Куремса без всякого успеха ушел в степь, не дожидаясь Данила и Василька, которые собирали против него свои силы (1259). Он не сумел воспользоваться тем смятением и переполохом, которые произошли по случаю пожара в Холме. Во время появления татар у Владимира-Волынского местопребывание Даниила, город Холм, загорелся от неосторожности одной простой женщины; пожар испепелил весь город. Пламя было так сильно, что ночью его видели из дальних мест. Жители их подумали, что Холм уже взят и зажжен татарами; повсюду распространился ужас; народ во множестве спасался в леса и дебри, так что Даниил и Василько долго не могли собрать достаточно войска, чтобы идти на Куремсу. Сгоревший Холм и храмы его были вновь построены Даниилом; причем он создал и украсил новый храм во имя Богородицы. Только высокой, белой вежи он не успел возобновить, потому что много было ему тогда хлопот с постройкою и укреплением разных городов на случай нового татарского нашествия. И нашествие это не замедлило.
   С утверждением Кубилая в великой Орде улеглись смуты на востоке, и тогда хан Беркай мог свободно заняться татарскими делами на западе. Он отозвал Куремсу, а на его место прислал с новыми полчищами старого Бурундая, известного военачальника Батыева. Опытный Бурундай прежде всего постарался перессорить Галицкого короля с Миндовгом, союз которых и без того не был прочен. Сначала он обратился на последнего, а к Даниилу послал приказание идти вместе с ним на Литву. Смутился король Галицкий и начал советоваться с своим братом и неизменным другом Василько. Так как ехать к татарам самому Даниилу значило бы отдать себя в их руки, то порешили, чтобы вместо него поехал брат с галицкой дружиной. Даниил проводил Василька до Берестья; в ближнем городке Мельнике была икона Спаса Избавника; король усердно молился ей и дал обет богато украсить икону, если брат благополучно воротится. Василько начал усердно воевать Литву, чем и заслужил одобрение Бурундая; хотя последний был недоволен тем, что Даниил не явился лично. Татарин достиг своей цели: Литва была разгромлена, и между бывшими союзниками возникла отсюда жестокая вражда. В следующем году он явился снова.
   Король Галицкий с сыновьями Львом и Шварном и с боярами своими пировал во Владимире-Волынском у брата Василька на свадьбе его дочери с одним удельным князем, когда пришли гонцы от Бурундая с словами: "Встретьте меня, если вы мирны со мною; а кто не встретит, тот со мною ратен". Опять сильно смутились Галицко-Волынские князья, хорошо понимавшие, к чему вела эта встреча. Собственными силами сопротивляться было бы бесполезно; помощи ждать было неоткуда. А наиболее сильный союзник Даниила, король Угорский Бела IV, если бы и пожелал, то едва ли мог оказать серьезную помощь своему свату. Не далее

Другие авторы
  • Репнинский Яков Николаевич
  • Морозов Иван Игнатьевич
  • Бентам Иеремия
  • Гиппиус Зинаида Николаевна
  • Виардо Луи
  • Шатров Николай Михайлович
  • Полянский Валериан
  • Гельрот Михаил Владимирович
  • Ибрагимов Николай Михайлович
  • Деларю Михаил Данилович
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Вчера и сегодня. Литературный сборник, составленный гр. В. А. Соллогубом...
  • Качалов Василий Иванович - Записка Е. Б. Вахтангову
  • Измайлов Владимир Васильевич - Измайлов В. В.: Биографическая справка
  • Чулков Георгий Иванович - Красный призрак
  • Каменский Андрей Васильевич - Роберт Оуэн. Его жизнь и общественная деятельность
  • Полевой Николай Алексеевич - Рука Всевышнего Отечество спасла
  • Скиталец - Кузнец
  • Игнатьев Алексей Алексеевич - А. А. Игнатьев: биографическая справка
  • Льдов Константин - Стихотворения
  • Стасов Владимир Васильевич - В. В. Стасов: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 369 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа