Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 22

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

При нем великий ханат обратился в Китайскую империю и постепенно утратил свою власть над другими монголо-татарскими владениями, так что последние преобразились в отдельные, самостоятельные государства. Из них Кипчакское ханство, или улус Джучиев, явился едва ли не самым могущественным и в то же время наиболее сохранившим характер Чингисовой империи, ибо в нем кочевой быт остался преобладающим благодаря обширным и привольным степям; тогда как в Китае, Персии и отчасти Туркестане монголо-татары подчинились влиянию туземной гражданственности и сделались оседлым населением. Зато Кипчакские Джучиды скорее других потомков Чингиса переменили веру своих отцов. Тот же Батыев брат Берке был первый золотоордынский хан, который принял мусульманство и начал усердно покровительствовать ему в своих владениях. Впрочем, эта перемена является вполне согласною с обстоятельствами.
   Улус Джучиев первоначально заключал в себе только небольшую часть настоящих монголо-татар, пришедших из собственной Монголии и составлявших ядро Батыевых полчищ. Большинство же этих полчищ было набрано из народов тюрко-татарских, обитавших в степях Средней Азии и Южной Сибири. В Восточной Европе тюркские орды значительно усилились присоединением покоренных половцев с остатками Торков и Печенегов, так что при самом дворе золотоордынских ханов недолго держалось их родное монгольское наречие. Господствующим языком сделалось наречие тюркское. Турецкие народы Средней Азии уже давно находились под влиянием соседней мусульманской гражданственности и отчасти уже приняли ислам, подобно своим соплеменникам туркам-сельджукам, завоевателям Передней Азии. Религия эта более чем какая-либо соответствовала их дикому состоянию и хищным инстинктам. Когда Джучиды утвердили средоточие своего царства на берегах Волги, то Золотая Орда, уже заключавшая в себе значительное число мусульман, подверглась еще сильному влиянию магометанской пропаганды с двух сторон: с севера из Камской Болгарии и с востока из Бухары и Хорезма. Город Великие Болгары, хотя и разоренный полчищами Батыя, как видно, успел вскоре оправиться от этого разорения благодаря промышленному характеру своих жителей и сделался даже обычным летним местопребыванием Кипчакских Джучидов. Любопытно, что дошедшие до нас монеты с именами этих ханов в первые полвека татарского владычества преимущественно биты в Булгаре, о чем говорят их арабские надписи; только в конце этого периода встречаются монеты, битые в Сарае и Хорезме. Замечательные остатки каменных мечетей и терм, относящиеся к эпохе Золотой Орды, ясно свидетельствуют, что Великие Болгары в ту эпоху вновь достигли процветания своей мусульманской гражданственности и, следовательно, оказывали значительное воздействие на своих завоевателей.
   Но и самая метрополия болгарского мусульманства, издавна славившаяся школами и проповедниками и отличавшаяся промышленным характером, т.е. часть Средней Азии, лежащая по Оксусу и Амударье (Хорезм и Бухара), состояла в деятельных торговых сношениях с Золотой Ордою и даже по временам входила в состав улуса Джучиева.
   Хивинский хан XVII века, Абульгази (потомок Батыева брата Шибана), рассказывает в своей летописи, что Берке был обращен в магометанство именно бухарскими купцами (а по другим известиям, неким дервишем из Хорезма). Тому же хану Берке приписывают построение и самого города Сарая на берегах волжского рукава Ахтубы; вероятно, он предпринял собственно построение дворцов, мечетей, терм и караван-сараев в этом зимнем местопребывании золотоордынских ханов. Число проживавших в Золотой Орде русских пленников, купцов, ремесленников и князей с их дружинниками было так значительно, что митрополит Кирилл поставил в Сарай особого епископа, Митрофана, конечно, с ханского дозволения, в том самом году (1261), к которому относят обращение Берке в ислам. Такое обстоятельство указывает, что хан этот не изменил своей веротерпимости в отношении к покоренным народам. Пределы новой епархии обнимали потом земли по нижней Волге и притокам Дона; почему она и называлась обыкновенно "Сарская и Подонская". (К ней же причислена епархия Южного Переяславля.)
   Раздор Берке с его двоюродным братом, персидским ханом Гулагу, возникший из-за пределов их владений, усилился с водворением ислама в Сарае, под влиянием мусульманских улемов. Гулагу, оставшийся язычником, около того времени окончательно разрушил Багдадский халифат и умертвил последнего халифа. Берке заключил союз против двоюродного брата с его злейшим неприятелем, сирийско-египетским султаном Бибарсом. Последний был родом из половцев; мальчиком татары продали его в Крыму венецианским купцам. Потом он попал в мамелюкскую гвардию египетского султана; возвысился до степени военачальника; наконец хитростию и преступлениями достиг престола. Он не забыл города Крыма, где его продали в неволю; посылал скупать здесь таких же молодых невольников в мамелюкскую гвардию и украсил этот город богатыми мечетями и караван-сараями.
   Междоусобие двух ханств, естественно, должно было ослабить татарское могущество и принести некоторое облегчение ига, наложенного на Россию; чем, как мы видели, искусно умел пользоваться Александр Невский. Беркай умер в Грузии посреди своей войны с преемником Гулагу, в 1266. Ему наследовал племянник его Менгу Темир. Наш летописец замечает, что на Руси сделалась тогда "ослаба от насилья бесерменского" и что татар было избито в междоусобной войне такое множество, как песку морского. В это время и в самой Золотой Орде уже начинаются внутренние смуты и разделение; к чему особенно подавала повод та же неопределенность престолонаследования.
   Еще при жизни Беркая из ордынских царевичей возвысился некто Ногай, который начальствовал над ордою, кочевавшею в степях между Доном и Днепром, и сделался самостоятельным ханом, грозным для своих соседей. Император Михаил Палеолог, знаменитый уничтожением Латинской империи в Константинополе и восстановлением Византийской, искал союза с Ногаем против Болгар Дунайских и не затруднился отдать ему в жены собственную дочь. Подобное раздвоение Золотой Орды, казалось, благоприятствовало дальнейшему облегчению ига, тяготевшего над Русью. Но не таковы были ближайшие преемники Александра Невского, чтобы воспользоваться обстоятельствами для блага отечества. Его вынужденную покорность перед ханами они обратили уже в простое раболепство, и в своей погоне за великокняжеским столом сами приводили татар для опустошения русских земель.

* * *

   Александр оставил после себя трех сыновей: Димитрия, удельного князя Переяславля-Залесского, Андрея Городецского и Даниила Московского. Во время его кончины они были еще очень молоды; а последний, Даниил, родоначальник великих князей и царей Московских, имел только два года. Стол великого княжения Владимирского, с соизволения хана, занимали по очереди младшие братья Александра, сначала Ярослав Тверской (до 1272 г.), потом Василий Костромской (до 1276). Любопытно, что уже Александр Невский не постоянно жил во Владимире; а братья его, добившись великого стола, редко посещали стольный город; но проживали более в своих наследственных уделах, т.е. в Твери и Костроме, где и были погребены. Начавшееся отчуждение великих князей от Владимира, кроме его разорения, может быть объяснено также пребыванием в нем баскаков с толпою татар, нагло, грубо обходившихся с жителями и неуважительно с самими князьями. Последние, конечно, избегали такого близкого соседства с варварами.
   Наиболее выдающимися в эту эпоху представляются события новгородские. После татарского нашествия, когда Киевское и Черниговское княжения окончательно упали и вообще порвалась прежняя связь Юго-Западной Руси с Северной, суздальские князья уже не встречают себе в Новгороде соперников между иными коленами Владимирова потомства. Со времени Александра Невского великие князья владимирские обыкновенно получают и княжение новгородское, которое держат посредством своих сыновей, племянников или наместников из бояр; а сами они только изредка приезжали в Новгород и гостили на Городище. При таких условиях, казалось бы, самобытности Великого Новгорода грозил скорый конец; тем более что неразборчивые на средства суздальские князья стали получать от ханов не одни ярлыки на какое-либо княжение, но в случае нужды и войско для приведения этих ярлыков в исполнение. Однако новгородцы не только сумели еще надолго отстоять свою самобытность; но в эту именно эпоху их народоправление и торговые обороты достигли еще большего развития, чем прежде. Если не существовало более южных Изяславов и Мстиславов, которых можно было противопоставить Суздалю, то в среде самих суздальских князей новгородцы умели находить союзников себе и соперников великому князю Владимирскому.
   В пользу тесного сближения Новгорода с Суздальскою Русью в XIII веке действовала продолжавшаяся опасность со стороны внешних врагов, т.е. шведов, эстонских датчан, ливонских немцев и Литвы. Без помощи низовых полков великого князя Владимирского новгородцам и псковичам трудно было бы отстаивать свою землю от сих алчных соседей. В этом отношении особенно замечателен Раковорский поход 1268 года.
   Новгородцы одновременно находились во вражде с немцами, с датчанами и с Литвою, так что не знали, куда обратить свои силы. Подумав на вече, решили идти за реку Нарову к городу Раковору (Везенбергу), т.е. на Эстонскую Чудь и ее владетелей датчан. Начали собирать войско; порочные мастера принялись строить стенобитные орудия (пороки) на дворе у владыки. Наместник великого князя Ярослава Ярославича, его племянник Юрий Андреевич послал просить помощи у дяди. Тот сам не пошел, а отправил низовые полки с своими сыновьями (Святославом и Михаилом) и племянниками; в том числе был сын Александра Невского Димитрий Переяславский. Услыхав о таких приготовлениях, ливонские немцы из городов Риги, Феллина, Дерпта и других прислали в Новгород послов с предложением мира и с уверениями, что они не будут помогать эстонцам. Послы присягнули в Новгороде; потом новгородское посольство ездило в Ливонию и приняло такую же присягу от ливонских епископов и рыцарей-меченосцев, или "божьих дворян", как их называет новгородская летопись. Русское ополчение вошло в Эстонию и по обычаю принялось опустошать неприятельскую землю. Между прочим туземная Чудь спряталась с своим имуществом в какой-то трудно доступной пещере, так что русские стояли три дня и не могли проникнуть в нее. Но один из порочных мастеров сумел как-то пустить в нее воду; Чудь выбежала вон и была избита, а имущество ее досталось в добычу. Затем русские приблизились к Раковору; но тут, к удивлению своему, увидели перед собою большую рать, подобную густому бору. Оказалось, что ливонские немцы обманули и соединились с датчанами. Однако русское ополчение не устрашилось и тотчас стало в боевой порядок. Новгородцы поместились в середине против главного немецкого полка, или железной свиньи; по сторонам стояли низовые полки и псковичи. Битва была очень упорна и напоминала Ледовое побоище. Русь наконец сломила железный полк рыцарей, гнала немцев до самого города Раковора и на расстоянии семи верст покрыла поля их трупами. Но вожди ее, увлекшись преследованием, как это часто бывает, забыли военные предосторожности. Возвратясь назад, они увидели, что запасный немецкий отряд ворвался в русский обоз. Молодежь хотела ударить на него. Наступила ночь, и опытные люди удержали ее, говоря, что в темноте может произойти беспорядок и избиение своих собственных людей. Немцы, не дожидаясь света, ушли. Победители стояли три дня на костях, т.е. на поле битвы, и затем воротились домой. Отступление это объясняется тем, что победа стоила очень дорого; особенно много потеряли новгородцы, сражавшиеся с главным рыцарским полком. В числе убитых бояр находился сам посадник Михаил, а тысяцкий Кондрат пропал без вести. Война продолжалась.
   В следующем году немцы пришли на Псков. Но псковитяне имели такого вождя, который был именно нужен в это трудное время. В соседних с Русью литовских землях произошли большие смуты и междоусобия по смерти князя Миндовга. Многие знатные литвины тогда бежали из отечества от преследования своих. Так, до 300 литовских семей удалились в Псков, где приняли крещение и поселились. Вслед за ними сюда же прибыл и один из литовских князей по имени Довмонт с своими родственниками и дружиною. Он также крестился и получил имя Тимофея. С помощью брака Довмонт породнился с русским княжим домом: он женился на дочери Димитрия Александровича, т.е. на внучке Александра Невского. Вскоре псковичи поставили его своим князем. Начальствуя во Пскове, он отличился ратными подвигами. Первые его подвиги были направлены на защиту Псковской области от своих соплеменников, которым он не раз наносил поражение, и сам ходил в землю Литовскую. При этом составитель Сказания о Довмонте, увлекаясь своим героем, рассказывает не совсем вероятные дела. Так, однажды он сделал обычный набег на землю литовского князя Герденя с тремя девяностами псковичей (они, как видно, считали свои дружины не сотнями, а девяностами). На обратном пути после переправы через Двину Довмонт послал два девяноста вперед с добычею и пленными, а с остальным расположился в шатрах недалеко от берега посреди рощи; он ожидал погони. Действительно, вскоре сторожа прибежали с известием, что идет сам Гердень с несколькими князьями и 700 воинов и уже перебродил реку. Тогда Довмонт обратился к своей дружине с такими словами: "Братья мужи псковичи, кто стар, тот мне друг, а кто молод, тот брат. Слышал я, что о мужестве вашем знают во всех странах. Потягаем, братья, за Св. Троицу и св. церковь, и за свое отечество!" Одушевленные им псковичи ударили на врагов и разбили их, так что Гердень едва спасся бегством с остатком своей дружины, а у псковичей пал только один человек. В другой раз Довмонт с 60 псковичами будто бы победил 800 немцев. Они укрылись на один речной остров; псковитяне зажгли на нем траву, и немцы, принужденные спасаться, частию потонули, частию были избиты. Довмонт по преимуществу сделался грозою сих надменных соседей, т.е. ливонских немцев. Он тоже участвовал в Раковорской битве и после нее сильно опустошил Виррию, или Раковорскую область, до самого моря. В следующем 1269 году сам магистр Ливонского ордена Отто фон Роденштейн прибыл с большим войском, сухопутьем и озером в лодках. Он разорил Изборск и подступил ко Пскову. Псковитяне послали гонцов в Новгород с просьбою о помощи и сами пожгли свои посады, чтобы они не достались врагу. Немцы сильно стеснили город, который начали громить из своих стенобитных орудий. Горожане собрались на торжественное богослужение в соборном храме Св. Троицы. Тут Довмонт положил свой меч пред алтарем и горячо молился. После богослужения игумен Исидор с духовенством препоясал этим мечом князя и благословил его на брань. Одушевленные верою Довмонт и небольшая, но храбрая псковская дружина сделали отчаянную вылазку, во время которой нанесли немцам большой урон. Когда же на десятый день осады магистр услыхал о приближении новгородского отряда с князем Юрием Андреевичем, то не стал дожидать его; а поспешно снял осаду и удалился.
   После того новгородцы начали собирать большое ополчение, чтобы предпринять новый поход вглубь неприятельской земли. Великий князь Ярослав, находившийся тогда в Новгороде, опять послал сына (Святослава) с низовою ратью; на этот раз к ней присоединился и великий баскак владимирский Амраган с своим отрядом. Услыхав о приготовлениях, немцы прислали с просьбою о мире и отступались от своих притязаний на земли по р. Нарове, Новгородцы, как люди торговые, не любили продолжительных войн и охотно заключили мир на этом условии. Дабы не отсылать свои полки назад без всякого дела и без всякой добычи, великий князь хотел отправить их на север за р. Неву на мятежную Карелу, державшую сторону датчан и шведов. Новгородцы, однако, упросили его отказаться от этого намерения и не разорять Карелу, своих данников.
   От времени Ярослава Ярославича дошли до нас две любопытные договорные грамоты новгородцев с сим князем - образчики тех рядов, которыми они определяли отношения княжей власти к своей земле. По первой грамоте, составленной при занятии Ярославом Новгородского стола, этот князь по примеру предшественников своих обязывается присягнуть на разных условиях, льготных для Новгорода Великого. Главные условия суть следующие. В правители новгородских волостей князь не может назначать собственных мужей, но только новгородцев, и не иначе как приучастии посадника, а без вины их не сменять. Ни сам он, ни дворяне его не могут покупать сел в новгородских волостях, или получать в дар, или выселять к себе оттуда людей. Князь не должен творить суд без участия посадника и не может требовать подсудимых для расправы к себе, в Суздальскую землю. Он получает с новгородских волостей установленные дани и судебные виры; пользуется исстари определенными для его двора сенокосами (пожнями); должен отступиться от тех пожней, которые захватил его брат Александр, и вообще отказаться от тех насилий, которые были учинены этим покойным князем; также пользоваться определенными местами для охоты и посылать своих ловчих только в известное время. Новгородские гости в Суздальской земле платят на мытных заставах не более двух векшей с воза или с ладьи.
   Очевидно, сильные суздальские князья не всегда стеснялись подобными договорами и, смотря по обстоятельствам, более или менее отступали от них. Ярослав Ярославич, кроме собственных сил опиравшийся на поддержку татар, ознаменовал свое княжение в вольнолюбивом городе разными самовластными поступками. Пока была опасность со стороны Ливонских и Эстонских соседей, новгородцы, нуждаясь в помощи суздальских полков, молчали. Но когда опасность миновала, противная великому князю партия зашумела, взяла верх на вече, и тут же на Ярославом, или вечевом, дворе начала расправляться с его сторонниками. Некоторые из них спаслись в храме Св. Николая, другие убежали к князю на Городище, в том числе тысяцкий Ратибор; народ разграбил их дворы и разрушил дома. Вече прислало князю грамоту с исчислением его неправд. "Зачем, - говорилось в этой грамоте, - отнял Волхов гогольными ловцами, а поле заячьими? Зачем взял двор у Олексы Мартинича, а серебро (деньги) у Никифора Манускинича, Романа Балдыжевича и Варфоломея? Зачем выводил иноземцев, которые у нас живут?" Были исчислены и другие неправды; а в заключение объявлялось, чтобы Ярослав уезжал из Новгорода; новгородцы же промыслят себе другого князя. Ярослав вступил было в переговоры с вечем; обещал исправить свои вины и вновь присягнуть на всей воле новгородской. Но вече осталось непреклонно и грозило всем городом идти на Городище, чтобы силою прогнать князя. Ярослав удалился. Новгородцы послали было за сыном Невского Димитрием Переяславским, который уже княжил у них прежде. Но тот отвечал, что не возьмет стола перед дядею. Между тем великий князь велел захватить новгородских торговцев в суздальских городах, и не только начал собирать против Новгорода низовые полки, но и послал в орду Ратибора просить помощи у хана. Изменник своему родному городу, Ратибор возбуждал хана такими наговорами: "Новгородцы не хотят тебе покоряться: мы просили у них дани для тебя, а они нас кого выгнали, кого избили, дома наши разграбили; Ярослава обесчестили". Менгу-Темир уже приказал войску выступить на помощь великому князю, когда новгородцы нашли себе заступника; то был родной брат Ярослава, Василий Костромской. "Кланяюсь Св. Софье, - прислал он сказать в Новгород, - жаль мне своей отчины". С некоторыми новгородскими боярами Василий отправился в Орду и уговорил хана воротить войско, раскрыв перед ним клеветы Ратибора.
   Ярослав и без татар собрал большие силы; при нем находились также племянник Димитрий с переяславцами и Глеб с смольнянами. Но и новгородцы, руководимые любимым посадником Павшею Ананьичем, были единодушны и энергически приготовились к защите. Они возвели новые укрепления вокруг города, вооружились от мала до велика и вышли в поле; пехота стала за ручьем Жилотугом, конница - за Городищем. Узнав о том, Ярослав не пошел прямо на Новгород, а повернул на Русу и оттуда вновь вступил в прежние переговоры. Новгородцы, однако, стояли на своем, а когда к ним подошла помощь из пригородов и волостей, псковичи, ладожане, карела, ижора и вожане, новгородская рать сама двинулась в Русу и остановилась ввиду суздальской рати на другой стороне реки Шелони. По желанию великого князя в распрю вступился митрополит Кирилл и прислал новгородцам увещательную грамоту, в которой убеждал их помириться с великим князем и брал на себя епитимию, если они присягнули друг другу не возвращать его на княжение. В случае же непослушания митрополит грозил наложить на новгородские церкви запрещение. Новгородцы наконец уступили, и вновь приняли на свой стол Ярослава. Написали опять договорную грамоту, которая дошла до нас в подлиннике. В ней к прежним условиям прибавились новые, каковы: отпустить гнев на владыку, посадника и мужей новгородских; не принимать доносов от раба на господина; отпустить задержанных новгородцев; не стеснять привилегий немецкого гостиного двора, торговать с ним только при посредстве новгородских купцов и пр. Любопытно, что на обороте этой грамоты помечено: "Сажали Ярослава татарские послы Чевгу и Бакши с грамотою Менгу-Темира". Следовательно, не одни увещания Кирилла заставили уступить Новгород. Хотя хан отменил поход татарского войска, однако прислал Ярославу свой ярлык на Новгородское княжение.
   Из эпохи того же великого князя дошли до нас еще два замечательных письменных памятника новгородской гражданственности. Это "Устав Ярослава о мостовых" и торговый договор с немецкими городами и Готландом. Первый был составлен до Раковорской битвы, а второй - вскоре после этой битвы, как надобно полагать. Устав заключает в себе раскладку для мощения Волховской набережной в Новгорде, площадей и улиц. Расходы распределены между купеческими сотнями и городскими обывателями. В этих расходах участвовали и власти по месту своих дворов, т.е. князь, владыка, посадник, тысяцкий; последние двое, по-видимому, также помещались в казенных общественных зданиях. Торговые дворы иностранцев (немцев и готов) тоже обязаны были мостить примыкающие к ним части.
   Около того времени возвышается знаменитый союз северонемецких городов, или Ганза, которая имела деятельные торговые связи с Новгородом, но пока все еще при посредстве Готланда. Упомянутый договор с немцами и готами дает некоторые привилегии немецким и готландским гостям и вообще определяет их положение в Новгороде. Так, например, при проезде по Неве и Волхову о гостях должны были уже заботиться новгородские приставы. Гостей нельзя было посадить в тюрьму за долг; возникшая ссора их с новгородцами должна была разбираться на дворе у Св. Иоанна на Опоках, где находилась судебная палата для купцов. Безопасность Немецкого и Готландского торговых дворов также ограждена некоторыми правилами; назначены виры за убийство, раны, побои и пр*.
   ______________________
   * Летописные своды Новгородские, Псковские, Софийские, Воскресенский и Никоновский. Сказание о Довмонте, вошедшее почти во все эти своды (из Новгородских только в Четвертый), относит его блистательную вылазку против осаждавших немцев к 1272 году. Не тут очевидная хронологическая ошибка. Соображая разные обстоятельства, мы относим данное событие к осаде 1269 года, о которой своды упоминают вскользь и очень глухо, как будто там в это время не было Довмонта. См. Карамз. к Т. IV прим. 128 и Ав. Энгельман "Хронологические исследования в Области Русской и Ливонской истории в XIII и XIV вв.". СПб. 1858. Между прочим, см. хронологическое сличение с Ливонской рифмованной Хроникой (стр. 20 и далее). Но в изложении событий эта хроника страдает явным пристрастием; например, по ее словам, русские будто бы понесли совершенное поражение (Scriptores Rer. Livon. 1.652). Еще см. Боннеля Russisch-Liwlandische Hronographie. St. 1862.

Договорные грамоты Ярослава Ярославича с Новым городом 1265 и 1270 гг. изданы в Собр. Госуд. Грам. и Договор. I. NN 1 - 3. Устав о Мостовых неверно приписывали Ярославу I; а потому издавали и объясняли его вместе с Русской Правдой. Приводимые в нем имена Кондрата и Ратибора ясно указывают на время около Раковорской битвы. Договор Новгорода 1270 года с немецкими городами и Готландом сохранился в Любекском архиве на Нижненемецком языке. Влервые он был отпечатан Лаппенбергом в изданном им сочинении Сарториуса Urkundliche Geschichte des Ursprunges der deutschen Hanse и в V Codex juris diplomatici Lubecensis; потом у Тобина (Sammlung krit. bearb. Ouellen der Gesch. des Russ. Rechtes) и Бунге (Liv-Estnund Kurland, Urkyndenbuch). Договору 1270 года посвящено прекрасное исследование И.Андреевского. СПб. 1855, где помещен Нижненемецкий текст его с переводом на Верхненемецкий и русский языки. Кроме этого трактата в Любекском архиве сохранилась еще договорная грамота Новгорода с Ганзою и Готландом на латинском языке. По некоторым признакам ее относят ко времени между 1209 и 1270 гг. и считают только ганзейским проектом договора; на что ясно указывают отсутствие подписей и печатей и такие привилегии немецким купцам в Новгороде, на которые едва ли новгородцы могли согласиться. Он напечатан впервые Дрейером в Specimen juris publici Lubecensis. 1762; потом в упомянутых изданиях Сарториуса и Любского Кодекса. Извлечение из него по-русски сделано Карамзиным в прим. 244 к т. Ш. См. о той же грамоте в "Исследованиях" Лерберга. Кроме того, пособиями для вопроса о помянутых договорах служат: Круга - Ober den Vertrag des Fursten Jaroslav Jaroslavitsh и пр. vom Jahr. 1209. (Forschungen. II. Th). Сарториуса Geschichte des Hans. Bundes. Бермана De Skra von Nougarden (т.е. устав о Немецком договоре в Новгороде). Германа Beitrage zur Geschichte des Russischen Reiches. Розенкамфа Der Deutsche Hof zu Nowgorod. Плошинского "Городское или среднее состояние Рус. народа". Славянского "Историч. Обозрение торговых сношений Новгорода с Готландом и Любеком". Андреевского помянутое сочинение. Сравнение латинского проекта с договором 1270 см. у Фортинского "Венские города". Стр. 370 - 371. Бережкова "О торговле Руси с Ганзой". Он доказывает, что грамота 1269 г. была не проект, а первая латинская редакция договора 1270 г. (Стр. 189 и далее). См. еще договорную грамоту Александра Невского и сына его Димитрия с немцами относительно их новгородской торговли в "Русско-Ливонских актах" N XVI.
   ______________________
  
   По смерти великого князя Василия Костромского (1276), последнего из братьев Александра Невского, наступил черед его сыновей; старший из них Димитрий Переяславский получил княжение Владимирское, а вместе с ним и стол Новгородский. Но достаточно было возникнуть обычным распрям новгородцев с Суздальским князем, как уже нашелся ему соперник. Это был родной брат его Андрей Городецкий. И прежде князья не уважали иногда родового старшинства, а теперь, когда воля ханская решала главным образом вопрос о княжениях, соперники еще менее стали обращать внимание на старшинство. Андрей, получив от Менгу-Темира ярлык на Владимирское княжение, начал целый ряд междоусобных войн с переменным счастьем. Он три раза приводил татарские войска на старшего брата, и бедная Северо-Восточная Русь платилась новыми разорениями за честолюбие недостойных князей. Особенно тяжел был третий приход, когда татарский воевода Дюдень, посланный на помощь Андрею ханом Тохтою (сын Менгу-Темира), взял Владимир; причем татары вновь разграбили соборный храм Богородицы и вообще взяли и разорили 14 суздальских городов, в том числе Переяславль и Москву (1293). Во время этих междоусобий Дмитрий однажды бежал за море, вероятно, в Скандинавию, и воротился с наемного дружиною; а в другой раз удалился на юг к хану Ногаю, сопернику волжских ханов, и получил от него войско, с помощью которого воротил себе престол. После третьего нашествия Андрея с татарами Димитрий в следующем 1294 году скончался.
   Андрей занимал великокняжеский стол еще десять лет, т.е. до самой смерти своей. Но смуты и междоусобия в Суздальской земле не прекращались. Некоторые удельные суздальские князья восставали против него и соединялись для этого в союзы. В числе его противников находились младший брат его Даниил Александрович Московский и двоюродный брат Михаил Ярославич, один из основателей сильного Тверского княжения. Таким образом, Москва и Тверь, эти будущие соперницы, являются союзницами в борьбе со старшим Владимирским князем, очевидно, старший, или великокняжеский, город Северной Руси Владимир, неоднократно разоренный татарами, постепенно терял прежнее значение. Некоторые младшие города уже не признают этого первенства и стремятся сами сделаться ядром, около которого собирались бы другие волости. Только этим исканием нового крепкого ядра, новой княжеской ветви, которая повела бы далее историю Северной Руси, и можно объяснить те, по-видимому, лишенные исторического смысла споры и междоусобия, раболепие перед татарами и предательства, которыми ознаменован период русской истории, наступивший после Александра Невского и продолжавшийся до того времени, когда ясно обозначился перевес Москвы над всеми ее соперниками.
   Андрей также имел союзников; из них самым усердным является Феодор Ростиславич, по прозванию Черный, князь Ярославский - одна из более выдающихся личностей между современными ему удельными князьями. Он принадлежал к ветви Смоленских князей, был внуком Мстислава Давидовича (известного своим торговым договором с немцами) и владел первоначально уделом Можайским. Вступив в брак с княжною ярославскою Марией, он получил Ярославский удел; овдовев, женился на дочери хана Менгу-Темира. По смерти старших своих братьев он наследовал и княжение Смоленское; но, впрочем, поручил его своему племяннику (Александру Глебовичу), а сам остался в Ярославле. Феодор был усердным слугою ханов. Тем же раболепием перед ханами отличались и князья Ростовские, Борис и Глеб Васильковичи, сыновья того Василька, который, как известно, не согласился служить Батыю и был убит татарами. Эти князья часто ездили в Орду с поклонами и подарками и подолгу там проживали. Глеб женился также на татарке, подобно Феодору Ростиславичу Черному, а Борис там и умер во время приготовлений к походу на ясов. Александр Невский, как мы заметили, умел отклонять участие русских дружин в войнах татар с другими народами; но при его ничтожных преемниках мы видим эту повинность в полной силе. Так в 1277 году северорусские князья по повелению Менгу-Темира ходили вместе с татарами в Кавказские страны и помогли окончательно покорить воинственное племя ясов, или алан.
   В некоторых местах Суздальской земли, очевидно, с появлением баскаков и других чиновников ордынских, возникли значительные татарские поселения. Особенно много татар, кажется, находилось в Ростове и его окрестностях. Жители, конечно, терпели от них большие притеснения. Однако и здесь проявлялась иногда сила высшей, христианской гражданственности: некоторые знатные люди из татар принимали крещение и сделались родоначальниками многих дворянских фамилий в России. Любопытно особенно местное ростовское предание о некоем ордынском царевиче, который был окрещен ростовским епископом Кириллом и получил имя Петра. Этот царевич Петр купил в Ростове у князя Бориса Васильковича участок земли, на котором построил церковь и основал монастырь (Петровский) с благословления преемника Кириллова, епископа Игнатия. Князь Борис потом так сдружился с Петром, что побратался с ним, и они любили вместе заниматься охотою с ловчими птицами на берегу Ростовского озера. Усердное служение ростовских и других князей татарским ханам, впрочем, не оставалось без некоторой выгоды для покоренного народа; ибо, пользуясь милостивым расположением завоевателей, князья эти многих христиан спасали от рабства и других бедствий. Однако население Суздальской Руси по всем признакам не столь легко мирилось с постыдным игом, как их князья, и не один раз поднимало мятеж. Так, в 1289 г., уже при сыновьях Бориса Васильковича, жители Ростова с негодованием смотревшие на большое количество татар в своем городе, опять по звону вечевого колокола поднялись на своих притеснителей, разграбили их дома и выгнали их из города. Один из сыновей Бориса (Константин) поспешил в Орду и, вероятно, так умел повернуть дело, что хан оставил этот мятеж без наказания. А изгнанные татары воротились в Ростов. Эти ростовские князья, раболепствовавшие перед татарскими ханами, очевидно, не пользовались большим уважением своих соотечественников, если и самые пастыри церкви позволяли себе иногда поступки такого рода. Когда умер младший из сыновей Василька Глеб, упомянутый епископ Ростовский Игнатий совершил его погребение в соборном храме. Но спустя девять недель епископ вздумал за что-то осудить покойного князя и велел ночью перенести тело его как недостойного из соборной церкви в Спасский монастырь (1280). Еще жив был митрополит Кирилл II. Приехав в это время из Киева в Суздальскую землю и услышав о поступке Игнатия, он отрешил его от служения. Но за епископа вступился новый ростовский князь Димитрий Борисович, племянник Глеба (может быть, имевший неудовольствие на дядю), и выпросил ему прощение у митрополита. Прощая, митрополит сказал Игнатию: "Брате и сыну возлюбленный! До самой смерти своей плачься и кайся о таком грехе, что осудил мертвеца прежде суда Божия. А при жизни его, когда можно было его исправить, ты не только не исправил, но смирялся перед ним, брал от него дары, ел и пил за его столом. Прости тебе, Господи". В том же году этот уважаемый всеми митрополит скончался в глубокой старости, в Переяславле-Залесском, после тридцатисемилетнего управления Русскою церковью; тело его отвезено было для погребения в древнюю русскую митрополию, т.е. в Киев.
   Ни один русский митрополит не предавался такой неустанной беспокойной деятельности, как Кирилл II. Его продолжительное пастырское служение совпало с первым периодом татарского ига, когда бедствия варварских нашествий и разорений глубоко потрясли и гражданский, и церковный порядок, когда за нищетою и отсутствием безопасности неизбежно начали распространяться тьма невежества, грубые, беспорядочные нравы, проникшие в самую среду духовенства. Кирилл предпринимал частые и трудные путешествия по разным краям Руси и везде старался восстановить устроение и благочиние церковное. Памятником его заботливости о своей пастве служит так называемое "Правило Кирилла Митрополита", составленное им сообща с русскими епископами на церковном соборе, происходившем во Владимире-Суздальском в 1274 году. В этом правиле главное внимание обращено на то, чтобы епископы не ставили в священники лиц недостойных и не брали бы никакой мзды за ставление. Предписывается также строго соблюдать уставы при совершении литургии, миропомазания и крещения; относительно последнего постановлено никоим образом не обливать, а крестить в три погружения. Далее это соборное правило восстает против народных языческих игрищ, которые сопровождались жестоким пьянством и боями; причем бились дреколием и иногда до смерти (особенно в "пределах новгородских"). Таких убитых на игрище собор лишает христианского погребения; о чем строго приказывает священникам.
   Собор 1274 года был созван митрополитом по поводу рукоположения киево-печерского архимандрита Серапиона во епископа Владимиро-Суздальского. Этот Серапион (скончавшийся в следующем 1275 году) принадлежал к ученейшим книжникам своего времени и известен своими красноречивыми Поучениями, или Словами; из них некоторые дошли до нас. Содержание сих поучений составляют увещания против грабительства, пьянства, прелюбодейства, воровства, "резоимства" (ростовщичества) и пр., в особенности против некоторых суеверных обычаев, например, сожигания волхвов, выгребания из могил утопленников и удавленников во время какого-либо физического бедствия и т.п. Серапион в своих Поучениях чертит яркие картины татарского нашествия и призывает народ к покаянию. Не должно забывать при этом, что такие пастыри и учители духовные, как Кирилл митрополит и Серапион епископ, по своему воспитанию и образованию принадлежат еще к дотатарской эпохе, т.е. к более просвещенной, нежели последующая за ней.
   Кирилл II был родом русский; избрание его в митрополиты состоялось по желанию галицкого князя Даниила Романовича в смутное время, последовавшее за татарским погромом, в эпоху бедствий самого греческого патриархата. Но после падения Латинской империи возобновились сношения русской иерархии с Константинополем, и патриарх преемником Кирилла снова назначил грека по имени Максима. Этот Максим едва ли не первый из русских митрополитов являлся в Орду для изъявления почтения хану и для получения льготных грамот, или ярлыков, в пользу духовенства. Впрочем, таковые ярлыки уже получал предшественник его Кирилл II. Митрополит Максим замечателен переменою своего местопребывания. Уже Кирилл, как мы видели, мало жил в разоренном Киеве и подолгу пребывал на севере в земле Суздальской. Близость татар и постоянные от них насилия не давали нашей древней столице возможности оправиться от жестокого разорения. Напротив, по свидетельству летописи, около 1300 года, большинство оставшихся жителей ее опять разбежалось от этих насилий по другим городам. Тогда же митрополит Максим окончательно покинул Киев; со всем своим причтом и митрополичьим двором он переселился во Владимир-на-Клязьме и сам занял Владимирскую кафедру, а бывшего здесь епископа Семена перевел на кафедру Ростовскую.
   Если Суздальская земля была тяжко угнетена татарским игом, то понятно, как тяжело ложилось оно на ближайшие к Орде русские украйны, каковыми были земли Рязанская и особенно Северская. Рязанские князья безусловно покорностию ханам и частыми путешествиями в Орду, подобно суздальским, сумели сохранить свои владения от совершенного расстройства, а впоследствии даже вновь усилиться и развить рязанскую самобытность. Несмотря на покорность татарам, однако не один рязанский князь погиб жертвою ханского самовластия. Особенно замечателен в этом отношении Роман Ольгович. Когда он был в Орде, кто-то донес Менгу-Темиру, что князь произносит хулы на царя и его веру. Хан передал его в руки татар, которые стали принуждать Романа к мусульманству. Роман смело продолжал славить христианскую веру и порицать бесерменскую; за что и был изрезан в куски (1270 г.).
   Еще печальнее было положение земли Чернигово-Северской. После убиения в Орде Михаила Всеволодовича она раздробилась на многие мелкие владения, утратившие взаимную связь. Из князей черниговских в это время выдается только один Роман Брянский, который давал чувствовать свою силу соседним князьям Смоленским и Литовским. Затем, при частых разорениях, близком соседстве с татарами и угнетении от баскаков, особенно на Северской украйне, нравы в скором времени так одичали, что местные князья не только истребляли друг друга, но с помощью татар иногда занимались простым разбоем. Любопытный пример тому представляет история двух князей Курской области, Олега Рыльского и Воргольского и Святослава Липецкого.
   В Курске жил ханский баскак по имени Ахмет. Он взял на откуп все дани Курского княжения и жестоко притеснял жителей, начиная от князей до простолюдинов. Не довольствуясь всякими вымогательствами, он устроил еще две слободы во владениях князей Олега и Святослава; перевел в них людей отовсюду и давал им волю безнаказанно обижать окрестных жителей. Князья Олег и Святослав были родственники и решили обратиться с жалобой в Золотую Орду. Олег отправился к хану Телебуге и получил от него приставов, чтобы вывести из слобод своих людей, а самые слободы разорить. Ахмет в то время находился в другой орде, у противника Телебуги, Ногая. Он начал возбуждать последнего против упомянутых князей, называя их разбойниками и его врагами. Для испытания их покорности он посоветовал Ногаю отправить своих сокольников в землю Олега, чтобы наловить лебедей вместе с князем, а потом позвать его к себе в Орду. Ногай так и сделал: но Олег уклонился и не пошел на его призыв. Тогда Ногай дал Ахмету войско, дабы наказать Олега и разорить его владения. Олег убежал к хану Телебуге, а Святослав спасся в леса воронежские. Татары повоевали их княжение; а добычу снесли в упомянутые две слободы, которые опять наполнились людьми, скотом и всяким добром. В числе пленников находилось 13 старейших княжих бояр, которых Ахмет велел убить; захваченных странников и купцов иноземных он отпустил на свободу, дав им часть одежды убитых бояр и сказав: "Ходите по землям и объявляйте всюду, что так будет всякому, кто станет спорить с своим баскаком". Мало того, трупы бояр он велел развесить по деревьям, отрубив у каждого из них голову и правую руку. Эти отрубленные члены он хотел послать на показ по волостям в устрашение людям; но некому было показывать; все или разбежались, или были захвачены в плен, и потому головы и руки побросали на съедение псам. Боясь, однако, мщения от князей, Ахмет ушел к Ногаю с татарским войском, а в слободах оставил двух своих братьев. Пылая мщением, князь Святослав Липецкий начал тогда действовать, как разбойничий атаман. Он подстерег на дороге между двумя слободами братьев Ахмета, шедших с малою дружиною из русских и татар, и перебил большую часть этой дружины, а потом напал на самые слободы и разграбил их. Жители их разбежались; братья Ахмета спаслись бегством в Курск.
   В это время (1284 г.) Олег Рыльский воротился от Телебуги и, совершив поминки по убитым боярам, послал сказать Святославу, что напрасно он стал действовать как разбойник, и тем положил позор на князей; пусть идет оправдываться в Орду к Ногаю. Но Святослав гордо отвечал, что он сам себе судья и что он прав в этом деле; так как мстил своим врагам, избил поганых кровопийц. Олег послал на это сказать; "Мы присягали друг другу быть обоим в одной думе; когда рать пришла, ты не бежал со мною к царю, а спрятался в Воронежских лесах, чтобы после действовать разбоем. Теперь нейдешь ни к своему царю (Телебуге), ни к Ногаю для оправданья; то пусть нас Бог рассудит". Олег снова отправился в Золотую Орду, привел оттуда татар, напал на Святослава и убил его. Но преемник последнего, брат Александр, в свою очередь пошел в Орду, дарами склонил хана на свою сторону, получил от него войско и убил Олега Рыльского с двумя сыновьями.
   В таком жалком положении находилась Северская Русь и так нравственно упали потомки рыцарственных героев "Слова о полку Игореве"!
   Только новгородцы в это тяжелое время ограничивались одною данью татарам и не испытывали той тяжести ига, которая налегла на остальные земли Северной и Восточной Руси. Они продолжали развивать свою торговлю и промышленность, а также свое народоправление, благодаря слабости и затруднениям великих князей Владимирских, преемников Александра Невского; причем умели пользоваться помощью последних против своих внешних врагов. В это время часто встречаем в летописи известия о враждебных столкновениях Новгорода с эстонскими датчанами и особенно со шведами. Главным поводом к вражде со шведами служила данница Великого Новгорода, отчасти перешедшая в русскую веру, Карела, которую шведы постоянно пытались подчинить себе и обратить в католическую религию. Во второй половине XIII века мы видим целый ряд крестовых походов, которые, как и во время Александра Невского, направлялись преимущественно в устье Невы и в Ладожское озеро. Но походы эти большею частию были отбиты новгородцами и ладожанами; а также и сама Карела, озлобленная постоянным требованием дани с двух сторон (от Руси и от шведов) и насильственным обращением в католичество, иногда платила шведам жестокими поражениями и истязаниями пленников, иногда восставала и против новгородцев, но обыкновенно была усмиряема. Возбужденное неудачами с этой стороны шведское правительство по временам старалось мешать торговле Новгорода с немецкою Ганзою; запрещало немецким купцам возить в Россию оружие и вообще железо.
   В конце XIII века в Швеции царствовал малолетний Биргер II под опекою деятельного, умного маршала Торкеля Кнутсона. В 1293 году шведы вновь завоевали часть русской Карелии и построили крепкий город Выборг в углублении одной из многочисленных бухт южного берега Финляндии, против Березовых островов; вследствие чего стали уже твердою ногою в завоеванном краю. Новгородцы пошли было против Выборга с малыми силами, но были отбиты и воротились назад. Успех подстрекнул шведов к дальнейшим попыткам укрепиться в том краю. В 1295 году они построили городок уже на берегу Ладожского озера (Кексгольм); на этот раз новгородцы ударили на них с большей энергией, взяли городок и раскопали его; причем избили весь гарнизон с его начальником Сигге. Но шведы упорно стремились к своей цели. В 1300 г. сам маршал Торкель Кнутсон с большим флотом вошел в Неву и заложил сильную крепость на устье реки Охты. Для этой цели папа даже прислал ему искусных градостроителей из Италии. Стены снабжены были камнеметательными орудиями. Новый город наименован Ландскрона ("Венец земли", как называет его русская летопись). Кнутсон оставил в нем сильный гарнизон под начальством Стена. Для Новгорода наступила большая опасность: шведы отрезывали ему великий водный путь в Балтийское море и во всякое время могли запереть торговое сношение с Ганзою. Новгородцы поняли ему опасность и с своей стороны повели дело энергически. Не довольствуясь собственными силами, они пригласили на помощь низовые полки. В мае месяце следующего года сам великий князь Андрей повел их на шведскую крепость; несмотря на храброе сопротивление, она была взята и совершенно раскопана; а гарнизон частию избит, частию уведен в плен. Новгородцы так высоко ценили эту победу, что уставили ежегодное поминовение русских воинов, павших под Ландскроною.
   Между тем как шведы стремились распространить свои завоевания на все северное прибрежье Финского залива, с рекой Невой включительно, т.е. отнять у новгородцев всю Карелу и часть Ижоры, датчане пытались то же сделать на своем южном прибрежье и отнять у Новгорода другую часть Ижоры, а также соседнюю часть Води. Если бы и тем и другим удалось, Новгородская земля была бы совершенно отрезана от Балтийского моря и от прямых сношений с Ганзою. Но и тут новгородцы оказали энергичное сопротивление и не допустили датчан перейти на правую сторону Наровы. С этими неприятелями в 1302 г. состоялся мир, для заключения которого новгородское посольство ездило в Данию к королю Эриху VI. Для обороны Водской области новгородцы построили близ Финского залива каменную крепость Копорье, в которой еще прежде пытались утвердиться датчане. Нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что с другой стороны, на Неве, новгородцы ограничивались пока уничтожением шведских укреплений вместо того, чтобы самим укрепиться в устье этой реки и тем обеспечить за собой весь водный путь.
   В то время как сами новгородцы вели борьбу со шведами и датчанами, псковитяне отстаивали пределы Новгородской земли от ливонских немцев. Здесь кипела редко прекращавшаяся мелкая война, сопровождавшаяся небольшими вторжениями с той и другой стороны, разорением пограничных сел, уводом пленных и т.п. Ливонские немцы, так же как шведы и датчане, завистливо смотрели на прямые торговые сношения Северной Руси с Ганзейскими городами и старались захватить посредничество в этой торговле. В конце XIII века они вздумали вновь напасть на самый Псков. Почти одновременно с попыткой шведов отрезать у Новгорода устье Невы, меченосцы внезапно подступили к Пскову, захватили внешнее поселение, или посад, с окрестными монастырями (Спасским и Святогорским), и осадили самый город (в марте 1299 года). Но еще жив был герой Довмонт. Не дожидаясь, пока соберется большая рать из волостей или пока прибудут на помощь новгородцы, он только с своей княжей дружиной и боярин Иван Дорогомилович с небольшой псковской дружиной ударили на немцев с такой отвагой и энергией, что притиснули их к крутому берегу р. Великой у церкви Петра и Павла и разбили наголову. Сам командор был ранен в голову и едва спасся бегством. То был последний подвиг престарелого героя. В мае месяце того же года этот любимый народом князь скончался от какой-то болезни, свирепствовавшей тогда во Пскове. Он был погребен в Троицком соборе, так же как и основатель этого собора Всеволод-Гавриил; там и доселе сохраняется его меч. Другим памятником его служит прочна

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 365 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа