Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 19

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

ры наложили свое тяжелое ярмо, наши старинные книжники более оценили несчастное Калкское побоище и начали украшать его некоторыми сказаниями, например, о гибели семидесяти русских богатырей, в том числе Добрыни Златого Пояса и Александра Поповича с его слугой Торопом*.
   ______________________
   * Полн. Собр. Рус. летописей. Особенно Ипатьевский список, тождественный с ним Академический и Новгородская лет. В Лаврент. сокращено, хотя, очевидно, это рассказ одного и того же автора. В. Лаврент. и Акад. Калкская битва приведена под 1223 г., в Ипат. и Новгород. - под 1224 г. Вернее, первый год. См. Куника "О признании 1223 года временем битвы при Калке". (Учен. Зап. Акад. Наук по 1 и 3 отделению, т. II, вып. 5. СПб. 1854. Ibidem его же заметки: "О связи Трапезундско-Сельджукской войны 1223 года с первым нашествием татар на северное Черноморье". "О перенесении иконы Николая из Корсуня в Новгород в 1223 г.", "О походе татар по Нейбурской летописи" и пр.) Его же: Renseignements sur les sources et recherches relatives a la premiere invasion des Tatares en Russie (Melanges Asiatiques. Т. II. Вып. 5. S-Ptrsb. 1856 г.).

О гибели 70 богатырей, или "храбров", упомянуто в позднейших сводах (Воскресенском, Никоновском, Тверском, Новгородском четвертом). Главным героем сказания о них является тот же ростовский богатырь Александр Попович с своим слугою Торопом, которые отличились в Липицкой битве. Сказание (помещенное в Тверском своде) баснословит так: по смерти Константина Всеволодовича Ростовского этот Александр собрал других богатырей и уговорил их, вместо того чтобы служить разным князьям и в междоусобиях избивать друг друга, идти всем в Киев и поступить на службу к великому князю киевскому Мстиславу Романовичу. Вероятно, не без связи с этою богатырскою дружиною приведена и следующая похвальба Мстислава Романовича, сказанная при получении вести о нашествии татар: "Пока я сижу в Киеве, то по Яико и по Понтийское море, и по реку Дунай сабле (вражской) не махивати".

О событиях Юго-Запад. Руси см. Волынскую летопись по Ипат. списку. О землетрясении и солнечном затмении см. Лаврент.
   ______________________
  
   В это время Северная Русь сравнительно с Южной представляла значительное затишье и развитие мирной деятельности. Благодаря домовитому, благочестивому характеру суздальских князей и согласию, наступившему в семье Всеволода Большое Гнездо, Северная Русь делала очевидные успехи на поприще гражданственности. Между прочим, к тому же времени относятся особенно частые известия летописи о церковных торжествах, о построении и украшении храмов в главных суздальских городах. Некоторые из этих сооружений, сохранившиеся до сих пор, ясно свидетельствуют о развитии художеств в Северной Руси. Мирное течение жизни нарушалось, впрочем, походами на Мордву, Болгар, на Ливонских Немцев и Литву, а более всего смутами Новгорода Великого, который не ладил со своим князем Ярославом Всеволодовичем Переяславским и продолжал бороться против суздальского влияния.
   Но зато в Южной Руси по-прежнему длилась взаимная княжеская вражда и происходили междоусобные войны с участием иноплеменников, т.е. угров, поляков,и половцев. На великом княжении Киевском после гибели Мстислава Романовича сел его двоюродный брат Владимир Рюрикович; но он, кажется, не пользовался и тем значением между своими родичами, которое еще сохранял его предшественник, а заботился только о том, чтоб удержаться на великом столе. В Чернигове после Мстислава Святославича сел его племянник Михаил Всеволодович; но он должен был выдержать борьбу с своим соперником Олегом Курским. Междоусобие решилось в пользу Михаила, благодаря участию великого князя суздальского Георгия, которому Михаил приходился свояком. Георгий с своими племянниками, князьями Ростовскими, ходил к нему на помощь и помирил его с Олегом (1226). Примирению этому немало способствовал и присланный из Киева Владимиром Рюриковичем митрополит Кирилл, отличавшийся своей ученостью.
   Утратив политическую гегемонию над другими областями Руси, Киев пока еще не имел совместника в делах церковной иерархии, и сюда по-прежнему отправлялись из других областей паломники, а также вновь назначенные епископы, чтобы принять поставление из рук митрополита. Последнее торжество совершалось соборне и давало иногда повод к многолюдным съездам князей, духовенства, бояр и разных именитых послов. Так, северный летописец под 1231 г. описывает поставление в Киеве Кирилла во епископа Ростовского. Соименный ему митрополит посвящал его в служении с четырьмя епископами, Черниговским, Полоцким, Белгородским и Юрьевским, а также с игуменами киевских монастырей, между которыми первое место занимал Акиндин, архимандрит Печерский. Посвящение совершалось в соборном храме св. Софии, а обильная трапеза устроена была в Печерском монастыре. На этом празднике присутствовали многие областные князья, в том числе Михаил Всеволодович Черниговский с своим сыном Ростиславом. Их принимал великий князь Владимир Рюрикович; а "киевскую тысячу (главное воеводство) держал" боярин Иоанн Славнович.
   Самая тревожная воинственная деятельность кипела в то время на юго-западном крае Руси, вокруг Галича, который с своим крамольным боярством продолжал служить непрерывным яблоком раздора между соседними князьями, русскими и иноплеменными.
   Мстислав Мстиславич Удалой после Калкского поражения вернулся в Галич и, оставаясь неисправим в деле политики, продолжал делать одну ошибку за другой. Роль злого гения в Юго-Западной Руси долго играл князь Бельзский Александр Всеволодович, который сильно враждовал с двоюродными братьями, Даниилом и Васильком Романовичами, пытаясь отнять у них то ту, то другую волость. Этот Александр Бельзский сумел поссорить Мстислава Удалого с его зятем Даниилом Романовичем, оклеветав последнего в каких-то замыслах и даже в намерении убить своего тестя. Уже между ними началась братоубийственная война. Даниил и Василько, получив помощь от ляхов, повоевали землю Бельзскую и часть Галиции; а Мстислав призвал Владимира Рюриковича Киевского и Котяна с Половцами. К счастью, клевета вскоре обнаружилась. Когда Мстислав потребовал от Александра доказательств, последний не посмел сам явиться к нему, а прислал своего боярина Яна, который очень неловко запутался в показаниях и тем изобличил своего князя. Мстислав помирился с Даниилом и наградил его великими дарами; между прочим, подарил ему своего борзого коня, которому не было равного. По своему добродушию он не лишил Александра его удела, вопреки совету других родичей; а оставил его безнаказанным.
   Но едва уладилась эта ссора, как обнаружилась другая клевета, которая также произвела большой переполох. Один из вероломных галицких бояр по имени Жирослав уверил своих товарищей, будто Мстислав хочет выдать бояр Котяну Половецкому на избиение. Бояре поспешили спастись бегством в Карпаты и оттуда вступили в пререкания с князем, ссылаясь на Жирослава. Князь послал к ним своего духовника Тимофея, который присягнул перед боярами в том, что у Мстислава ничего подобного не было на уме. Бояре воротились. Уличенный во лжи Жирослав был только изгнан из Галича и удалился на службу к другому южнорусскому князю.
   Самым естественным преемником Мстислава Удалого на Галицком столе являлся зять его Даниил Романович, которого отец также занимал этот стол, и сам он в малолетстве уже княжил в Галиче. Народ полюбил его и желал снова иметь своим князем; Мстислав также склонялся в его сторону. Но между галицкими боярами существовала сильная партия, которую можно назвать Угорскою. Эта партия хлопотала во что бы то ни стало устранить Даниила и вообще помешать утверждению новой Русской династии, помешать упрочению над собой туземной княжеской власти. Боярство галицкое неуклонно стремилось к своеволию, к безусловному захвату высших земских должностей, поземельных владений и разного рода доходных статей, которые должны были поступать собственно в княжую казну. Особенно пример своевольных угорских магнатов заразительно действовал на Галицкое боярство. Значительная часть его склонялась к тесному союзу с уграми и предпочитала иметь на своем столе иноплеменного королевича: привыкший к угорским порядкам, обязанный своим столом боярской партии и принужденный опираться на нее, естественно этот королевич менее кого-либо мог стеснять боярские вольности. Близорукий Мстислав приблизил к себе тех самых бояр, которые были ревностными сторонниками угров, именно Судислава и Глеба Зеремеевича. И вот эти лица начали смущать Мстислава, уверяя его, что ему невозможно удержаться в Галиче, что бояре не хотят его и что единственное средство предотвратить мятеж - это выдать поскорее меньшую свою дочь за угорского королевича Андрея и посадить его на Галицком столе. "Если отдашь Галич королевичу, - говорили советники, - то всегда можешь взять его назад; а если отдашь Даниилу, то во веки не будет твой Галич". Очевидно, под старость Мстислав окончательно лишился здравого смысла: он послушался советников и отдал Галич Андрею (сыну короля Андрея II); за собой оставил только Понизье и удалился в город Торческ. Здесь в следующем 1228 году окончил свою бурную жизнь этот столь знаменитый и вместе столь легкомысленный русский князь.
   С вокняжением королевича Андрея на берегах Днестра руководителем его и главным правителем земли сделался боярин Судислав. Отсюда начинается самая тревожная, самая неустанная деятельность Даниила Романовича Волынского, направленная на добывание Галицкого княжения. Приступая к описанию этой деятельности, Волынский летописец говорит: "Начнем рассказывать бесчисленные рати и великие труды, частые войны, многие крамолы, частые восстания и многие мятежи; они (т.е. два брата Романовича) уже с малых лет не имели покою". При смерти Мстислава Удалого, Романовичи владели только частью Волынской земли; но благодаря их неразрывному согласию и замечательной энергии Даниила спустя десять лет они владели уже почти всей Юго-Западной Русью, т.е. всей Волынью, Галицией и даже Киевской землей. Даниил начал с того, что занял оставшееся, от Мстислава Понизье; затем подчинил себе князей Пинских, которым помогали князья Черниговские и Владимир Рюрикович Киевский. Союзником Даниила является Лешко Польский, который вскоре был убит своими соперниками, Святополком Одоничем и Владиславом Старым. В происшедшей отсюда польской усобице Даниил и Василько в свою очередь помогли брату Лешко Кондрату Мазовецкому; причем, по замечанию летописи, так далеко ходили в Ляшскую землю, как никто из русских князей, кроме Владимира, "который землю крестил". Вслед затем Даниил с помощью преданных себе Галичан "изгнал королевича Андрея из Галича вместе с боярином Судиславом. Народ провожал последнего камнями и кричал ему: "Ступай вон из города, мятежниче земли!" Но за сына вступился король угорский Андрей II; произошла упорная война с переменным счастьем. В ней с обеих сторон участвовали наемные Половцы. Даниилу кроме того помогали ляхи; а на стороне угров действовали изменник Александр Бельзский и часть крамольных галицких бояр.
   Руководимые семьей Молибоговичей бояре составили даже заговор на жизнь обоих братьев Романовичей. Однажды Василько Романович в шутку обнажил меч против кого-то из заговорщиков; они испугались, думая, что их намерение открыто, и некоторые, в том числе Молибоговичи, бежали. Но остальные не покинули своего замысла, и один из них пригласил Даниила на пир с намерением его умертвить; в заговоре участвовал и помянутый Александр Бельзский, надеявшийся занять Галицкий стол. Тысяцкий Даниила предупредил его о заговоре, и князь, уже ехавший на пир, воротился с дороги. Он схватил 28 заговорщиков, но по доброте своей не предал их казни и простил. Бояре не оценили этой доброты и тем еще высокомернее стали обращаться с князем. Раз один из них на пиру плеснул из чаши вином в лицо Даниилу. Но он и тут стерпел обиду. Отправляясь в поход на изменника Александра Бельзского, он мог собрать вокруг себя только восемнадцать отроков, оставшихся ему верными. Князь созвал галичан на вече и спросил, сохранит ли к нему верность народ в его отсутствие? "Мы верны Богу и тебе, господину нашему, - закричало вече, - ступай с Божьей помощью". При этом сотский Микула напомнил ему поговорку отца его: "Господине, не погнетши пчел, меду не есть".
   Александр бежал к угорскому королю и побудил его вновь идти на Даниила. Война на этот раз была неудачна для последнего. Некоторые города сдались уграм. Король подступил к Владимиру Волынскому, который был хорошо укреплен и имел значительный гарнизон. Воины со щитами, в блистающих доспехах стояли на стенах. Король подивился красивому виду и (если верить Волынскому летописцу) заметил, что такого города он не встречал и в немецких странах. Во Владимире начальствовал старый пестун Даниила Мирослав, обыкновенно отличавшийся храбростью. Но тут, Бог весть почему, он смутился перед неприятелем, впустил короля в город и без согласия княжего заключил с ним мир, по которому Александр получил Бельз и Червен. Братья Романовичи много укоряли Мирослава за то, что, имея значительную рать, он согласился на подобный договор. Боярин утверждал, будто Червен не был включен им в "ряд" с королем.
   Галич вследствие боярской измены снова попал во власть угров и королевича Андрея (1231). Однако, спустя три года, Даниил с помощью преданных ему граждан опять отвоевал стольный город Червонной Руси; а королевич Андрей умер во время его осады. За изменником Александром Бельзским Галицкий князь гнался без отдыха три дня и три ночи; наконец схватил его близ городка Полоного на Хоморском лугу (Хомора - левый приток южной Случи). Неизвестно, что сталось с пленником; только летопись о нем более не упоминает.
   Но вопрос о Галицком наследстве все еще не был разрешен окончательно.
   Одновременно с борьбой за Галич возобновилась борьба за Киев между старыми соперниками, Мономаховичами и Ольговичами: Михаил Всеволодович Черниговский оспаривал Киевский столу Владимира Рюриковича. Даниил был союзником последнего и не раз помогал ему; а на противной стороне находились враждебные ему князья Болоховские. Однажды под Торческом он вместе с Владимиром Рюриковичем потерпел поражение от Чернигово-Северских князей и наемных половцев; причем Владимир захвачен в плен Половцами. Крамольные галицкие бояре воспользовались несчастьем князя и призвали на свой стол Михаила Всеволодовича Черниговского (1235). А Киев в это время переходил из рук в руки: мы видим здесь то Северского князя Изяслава Владимировича (внук героя "Слова о полку Игореве"), то успевшего выкупиться из плена Владимира Рюриковича, то известного Ярослава Всеволодовича Переяславско-Суздальского. Когда же во время Батыева нашествия Георгий II был убит и брат его Ярослав удалился на север, чтобы наследовать великое княжение Владимиро-Суздальское, тогда Михаил Черниговский захватил для себя Киев, а в Галиче оставил сына своего Ростислава. Неопытностью последнего и воспользовался Даниил Романович.
   Ростислав отправился в поход на литовцев, и в его отсутствие Даниил подступил к Галичу. Подъехав к стенам, он начал взывать: "О мужи градские! Доколе хотите терпеть державу князей иноплеменных? " Граждане, всегда склонявшиеся на его сторону, услыхав его голос, начали говорить друг другу: "Вот наш державец, данный нам Богом" и, по словам летописца, "пустились к нему как дети к отцу, как пчелы к матке, как жаждущие к источнику". Тщетно пытались удержать народ черниговские сторонники, с дворским Григорием и епископом Артемием во главе; наконец и сами они, скрывая досаду и приняв на себя умиленный вид, вышли к Даниилу и сказали: "Приди, князь, и прими город". Данило вступил в Галич, принес благодарственные молитвы в соборном храме Богородицы и водрузил свое знамя на "Немецких" воротах. Тогда бояре, бывшие в походе с Ростиславом, также поспешили к Данилу, и, упав ему в ноги, просили прощения за то, что держали иного князя. Данило простил их. На этот раз он окончательно утвердился на Галицком столе. Вскоре потом, когда Михаил Всеволодович из страха перед татарами бежал в Угрию, Галицкий князь захватил в свои руки и самый Киев. Брат его Василько держал Волынь. Следовательно, Романовичи располагали теперь силами почти всей Юго-Западной Руси; оставшиеся в ней мелкие удельные князья были их подручниками. Казалось бы, эти объединенные земли могли противостать надвигавшейся татарской туче. Но объединение было только кажущееся, поверхностное; обширные владения не имели тесной сплоченности; не существовало необходимой для борьбы с татарами и хорошо устроенной военной силы; да и было уже слишком поздно для того, чтобы приготовить какой-нибудь действительный отпор.
   Время между Калкской битвой и Батыевым нашествием замечательно еще обилием летописных известий о разных бедствиях и явлениях природы, которые, естественно, должны были смутить умы и настроить их тревожным образом. Таковы: огромные пожары, например, в Новгороде Великом и во Владимире-на-Клязьме; явление кометы (1233 г.); необыкновенная засуха на севере, от которой загорались леса и далеко распространялся дымный туман; чрезвычайно сильные дожди, сопровождаемые наводнениями (в Новгородской земле в 1228 г. и в Галицкой в 1229 г.); страшный голод, повлекший за собой мор во многих местах Руси, особенно в Новгороде Великом (1230 г.). В том же 1230 г. 3 мая случилось большое землетрясение, которое отозвалось и на севере, в Новгороде и Владимире, но особенно сильно было в Киеве и Переяславле-Русском. В Печерском монастыре храм Богородицы расступился на четыре части, то есть дал большие трещины. Там в этот день праздновали память Феодосия Печерского; присутствовали митрополит Кирилл, великий князь Владимир Рюрикович с боярами и толпой киевлян; в каменной трапезнице сверху попадали камни и уничтожили кушанья и напитки, приготовленные для празднества. А в Переяславле-Русском соборный храм св. Михаила расселся на две стороны и упала часть храмового верха; причем попортила иконы и паникадила. Любопытно, что вскоре затем, в том же мае месяце, случилось на Руси солнечное затмение, которое в Киевской земле сопровождалось какими-то огненными и разноцветными столпами (северным сиянием?), что навело великий ужас на жителей. Многие вообразили, что настал конец миру, и начали прощаться друг с другом. Спустя шесть лет солнечное затмение повторилось.

* * *

   Между тем с востока, из Азии, надвинула грозная туча. Кипчак и всю сторону к северу и западу от Арало-Каспия Чингисхан назначил своему старшему сыну Джучи, который должен был докончить покорение этой стороны, начатое Джебе и Субудаем. Но внимание монголов пока еще было отвлечено упорной борьбой на востоке Азии с двумя сильными царствами: империей Ниучей и соседней с ней Тангутской державой. Эти войны с лишком на десять лет отсрочили разгром Восточной Европы. К тому же Джучи умер; а за ним вскоре последовал и сам Темучин (1227), успев перед смертью лично разрушить царство Тангутское. В живых оставалось после него три сына: Джагатай, Огодай и Тулуй. Преемником своим, или верховным ханом, он назначил Огодая как наиболее умного между братьями; Джагатаю предоставил Бухарию и восточный Туркестан, Тулую - Иран и Персию; а Кипчак должен был поступить во владение сыновей Джучи. Темучин завещал своим потомкам продолжать завоевания и даже начертал для них общий план действия. Великий курултай, собранный на его родине, то есть на берегах Керлона, подтвердил его распоряжения. Огодай, еще при отце начальствовавший в Китайской войне, неустанно продолжал эту войну до тех пор, пока не разрушил вконец империи Ниучей и не утвердил там своего владычества (1234 г.). Тогда только он обратил внимание на другие страны и между прочим начал готовить великий поход на Восточную Европу.
   В течение этого времени татарские темники, начальствовавшие в Прикаспийских странах, не оставались в бездействии; а старались удержать в подчинении кочевников, покоренных Джебе Субудаем. В 1228 г., по известию русской летописи, "с низу" (с Волги) прибежали в пределы болгар саксины (неизвестное для нас племя) и Половцы, теснимые татарами; прибежали также из страны Прияицкой разбитые ими сторожевые отряды болгарские. Около того же времени, по всей вероятности, были покорены башкиры, соплеменники угров. Спустя три года татары предприняли разведочный поход вглубь Камской Болгарии и зазимовали в ней где-то не доходя Великого города. Половцы с своей стороны, по-видимому, пользовались обстоятельствами для того, чтобы оружием отстаивать свою независимость. По крайней мере их главный хан Котян впоследствии, когда искал убежища в Угрии, говорил угорскому королю, что он два раза разбил татар.
   Покончив с империей Ниучей, Огодай главные силы монголо-татар двинул на завоевание Южного Китая, Северной Индии и остальной части Ирана; а на покорение Восточной Европы отделил 300 000, начальство над которыми вручил молодому племяннику своему Батыю, сыну Джучиеву, уже успевшему отличиться в азиатских войнах. В руководители ему дядя назначил известного Субудай-Багадура, который после Калкской победы вместе с Огодаем докончил покорение Северного Китая. Великий хан дал Батыю и других испытанных воевод, в том числе Бурундая. В этом походе участвовали и многие молодые Чингисиды, между прочим, сын Огодая Гаюк и сын Тулуя Менгу, будущие преемники великого хана. От верховьев Иртыша полчище двигалось на запад, по кочевьям разных турецких орд, постепенно присоединяя к себе значительные их части; так что за реку Яик оно перешло в количестве полумиллиона ратников по крайней мере. Один из мусульманских историков, говоря об этом походе, прибавляет: "От множества воинов земля стонала; от громады войска обезумели дикие звери и ночные птицы". Это уже не была отборная конница, предпринявшая первый набег и сражавшаяся на Калке; теперь медленно двигалась огромная орда с своими семьями, кибитками и стадами. Она постоянно перекочевывала, останавливаясь там, где находила достаточные пастбища для своих коней и прочего скота. Вступив в Поволжские степи, Батый сам продолжал движение на земли Мордвы и Половцев; а на север отделил часть войск с Субудай-Багадуром для завоевания Камской Болгарии, которое сей последний и совершил осенью 1236 года. Это завоевание по обычаю татарскому сопровождалось страшным опустошением земли и избиением жителей; между прочим Великий город был взят и предан пламени.
   По всем признакам, движение Батыя совершалось по заранее обдуманному способу действия, основанному на предварительных разведках о тех землях и народах, которые решено было покорить. По крайней мере это можно сказать о зимнем походе на Северную Русь. Очевидно, татарские военачальники уже имели точные сведения о том, какое время года наиболее благоприятно для военных действий в этой лесистой стороне, изобилующей реками и болотами; посреди них движение татарской конницы было бы весьма затруднительно во всякое другое время, за исключением зимы, когда все воды скованы льдом, достаточно крепким, чтобы выносить конные полчища.
   Только изобретение европейского огнестрельного оружия и устройство больших постоянных армий произвели переворот в отношении народов оседлых и земледельческих к народам кочевым, пастушеским. До этого изобретения перевес в борьбе часто был на стороне последних; что весьма естественно. Кочевые орды почти всегда в движении; части их всегда более или менее держатся вместе и действуют плотной массой. У кочевников нет различия по занятиям и привычкам; все они воины. Если воля энергичного хана или обстоятельства соединили большое число орд в одну массу и устремили их на оседлых соседей, то последним трудно было оказать успешное сопротивление разрушительному стремлению, особенно там, где природа имела равнинный характер. Рассеянный по своей стране земледельческий народ, привыкший к мирным занятиям, не скоро мог собраться в большое ополчение; да и это ополчение, если успевало выступить вовремя, далеко уступало своим противникам в быстроте движений, в привычке владеть оружием, в уменьи действовать дружно и натиском, в военной опытности и находчивости, а также в воинственном духе.
   Всеми подобными качествами в высокой степени владели монголо-татары, когда они явились в Европу. Темучин дал им главное орудие завоевания: единство власти и воли. Пока кочевые народы разделены на особые орды, или роды, власть их ханов имеет, конечно, патриархальный характер родоначальника и далеко не безгранична. Но когда силой оружия одно лицо подчиняет себе целые племена и народы, то, естественно, оно поднимается уже на высоту недосягаемую для простого смертного. Старые обычаи еще живут у этого народа и как бы ограничивают власть верховного хана; охранителями таких обычаев у монголов являются курултаи и знатные влиятельные роды; но в руках ловкого, энергичного хана уже сосредоточено много средств, чтобы сделаться безграничным деспотом. Сообщив кочевым ордам единство, Темучин еще усилил их могущество введением однообразной и хорошо приспособленной военной организации. Войска, выставленные этими ордами, устроены были на основании строго десятичного деления. Десятки соединялись в сотни, последние - в тысячи, с десятниками, сотниками и тысячниками во главе. Десять тысяч составляли самый большой отдел под названием "тумана" и состояли под начальством темника. Место прежних более или менее свободных отношений к предводителям заступила строгая военная дисциплина. Неповиновение или преждевременное удаление с поля битвы наказывались смертью. В случае возмущения не только участники его подвергались казни, но и.весь род их осуждался на истребление. Изданная Темучином так называемая Яса (род свода узаконений) хотя и была основана на старых монгольских обычаях, но значительно усиливала их строгость по отношению к разным поступкам и носила поистине драконовский или кровавый характер.
   Беспрерывный и долгий ряд войн, начатых Темучином, развил у монголов замечательные по тому времени стратегические и тактические приемы, т.е. вообще военное искусство. Там, где местность и обстоятельства не мешали, монголы действовали в неприятельской земле облавой, в которой они особенно привычны; так как этим способом происходила обыкновенно ханская охота на диких зверей. Полчища разделялись на части, шли в обхват и потом сближались к заранее назначенному главному пункту, опустошая огнем и мечом страну, забирая пленников и всякую добычу. Благодаря своим степным, малорослым, но крепким коням, монголы могли делать необыкновенно быстрые и большие переходы без отдыхов, без остановок. Кони их были закалены и приучены переносить голод и жажду так же, как их всадники. Притом последние обыкновенно в походах имели с собой по нескольку запасных коней, на которых пересаживались по мере надобности. Неприятели их были часто поражаемы появлением варваров в то время, когда считали их еще на далеком от себя расстоянии. Благодаря такой коннице разведочная часть у монголов стояла на замечательной степени развития. Всякому движению главных сил предшествовали мелкие отряды, рассеянные впереди и с боков, как бы веером; позади тоже следовали наблюдательные отряды; так что главные силы были обеспечены от всякой случайности и неожиданности.
   Относительно вооружения монголы хотя имели копья и кривые сабли, но по преимуществу были стрелки (некоторые источники, например, армянские летописцы, называют их "народ стрелков"); они с такой силой и искусством действовали из лука, что длинные стрелы их, снабженные железным наконечником, пронизывали твердые панцири. Обыкновенно монголы старались сначала ослабить и расстроить неприятеля тучей стрел, а потом уже бросались на него врукопашную. Если при этом встречали мужественный отпор, то обращались в притворное бегство; едва противник пускался преследовать их и тем расстраивал свой боевой порядок, как они ловко повертывали коней и вновь делали дружный натиск по возможности со всех сторон. Закрытие их составляли щиты, сплетенные из тростника и обтянутые кожей, шлемы и панцири, также сделанные из толстой кожи, у иных покрытые еще железной чешуей. Кроме того, войны с более образованными и богатыми народами доставляли им немалое количество железных кольчуг, шлемов и всякого рода вооружения, в которое облекались их воеводы и знатные люди. На знаменах их начальников развевались хвосты коней и диких буйволов. Начальники обыкновенно сами не вступали в битву и не рисковали своей жизнью (что могло произвести замешательство), а управляли сражением, находясь где-нибудь на возвышении, окруженные своими ближними, слугами и женами, конечно, все верхом.
   Кочевая конница, имея решительный перевес над оседлыми народами в открытом поле, встречала, однако, важное для себя препятствие в виде хорошо укрепленных городов. Но и с этим препятствием монголы уже привыкли справляться, научившись искусству брать города в Китайской и Ховарезмской империях. У них завелись и стенобитные машины. Обыкновенно осажденный город они окружали валом; а где был лес под руками, то огораживали тыном, таким образом прекращали самую возможность сообщения города с окрестностями. Затем ставили стенобитные машины, из которых метали большие камни и бревна, а иногда и зажигательные вещества; таким образом производили в городе пожар и разрушение; осыпали защитников тучей стрел или приставляли лестницы и лезли на стены. Чтоб утомить гарнизон, они вели приступы беспрерывно днем и ночью, для чего свежие отряды постоянно чередовались друг с другом. Если варвары научились брать большие азиатские города, укрепленные каменными и глиняными стенами, тем легче могли они разрушать или сжигать деревянные стены русских городов. Переправа через большие реки не особенно затрудняла монголов. Для того служили им большие кожаные мешки; их туго набивали платьем и другими легкими вещами, крепко стягивали и, привязав к хвосту коней, таким образом переправлялись. Один персидский историк XIII века, описывая монголов, говорит: "Они имели мужество львиное, терпение собачье, предусмотрительность журавлиную, хитрость лисицы, дальнозоркость вороны, хищность волчью, боевой жар петуха, попечительность курицы о своих ближних, чуткость кошки и буйность вепря при нападении".
   Что могла противопоставить этой огромной сосредоточенной силе древняя раздробленная Русь?
   Борьба с кочевниками турецко-татарского корня была для нее уже привычным делом. После первых натисков и Печенегов, и Половцев раздробленная Русь потом постепенно освоилась с этими врагами и взяла над ними верх. Однако она не успела отбросить их назад в Азию или покорить себе и воротить свои прежние пределы; хотя кочевники эти были также раздроблены и также не подчинялись одной власти, одной воле. Каково же было неравенство в силах с надвигавшей теперь грозной монголо-татарской тучей!
   В военном мужестве и боевой отваге русские дружины, конечно, не уступали монголо-татарам; а телесной силой, несомненно, их превосходили. Притом Русь, бесспорно, была лучше вооружена; ее полное вооружение того времени мало чем отличалось от вооружения немецкого и вообще западноевропейского. Между соседями она даже славилась своим боем. Так, по поводу похода Даниила Романовича на помощь Конраду Мазовецкому против Владислава Старого в 1229 г. Волынский летописец замечает, что Конрад "любил русский бой" и полагался на русскую помощь более, чем на своих ляхов. Но составлявшие военное сословие Древней Руси княжие дружины были слишком малочисленны для отпора напиравшим теперь с востока новым врагам; а простой народ в случае надобности набирался в ополчение прямо от плуга или от своих промыслов и хотя отличался стойкостью, обычной всему русскому племени, но не имел большого навыка владеть оружием или производить дружные, быстрые движения. Можно, конечно, обвинять наших старых князей в том, что они не поняли всей опасности и всех бедствий, грозивших тогда от новых врагов, и не соединили свои силы для дружного отпора. Но, с другой стороны, не должно забывать, что там, где предшествовал долгий период всякого рода разъединения, соперничества и развития областной обособленности, там никакая человеческая воля, никакой гений не могли совершить быстрое объединение и сосредоточение народных сил. Такое благо дается только долгими и постоянными усилиями целых поколений при обстоятельствах, пробуждающих в народе сознание своего национального единства и стремление к своему сосредоточению. Древняя Русь сделала то, что было в ее средствах и способах. Каждая земля, почти каждый значительный город мужественно встречали варваров и отчаянно защищались, едва ли имея притом какую-либо надежду победить. Иначе не могло и быть. Великий исторический народ не уступает внешнему врагу без мужественного сопротивления, хотя бы и при самых неблагоприятных обстоятельствах.
   В начале зимы 1237 года татары прошли сквозь мордовские леса и расположились станом на берегах какой-то реки Онузы. Отсюда Батый отправил к рязанским князьям, по словам летописи, "жену чародейку" (вероятно, шаманку) и при ней двух мужей, которые потребовали у князей части их имения в людях и в конях.
   Старший князь, Юрий Игоревич, поспешил созвать на сейм своих родичей, удельных князей рязанских, пронских и муромских. В первом порыве мужества князья решили защищаться, и дали благородный ответ послам: "Когда мы не останемся в живых, то все будет ваше". Из Рязани татарские послы отправились во Владимир с теми же требованиями. Видя, что рязанские силы слишком незначительны для борьбы с монголами, Юрий Игоревич распорядился таким образом: одного из своих племянников послал к великому князю Владимирскому с просьбой соединиться против общих врагов; а другого с той же просьбой направил в Чернигов. Затем соединенное рязанское ополчение двинулось к берегам Воронежа навстречу врагу; но избегало битвы в ожидании помощи. Юрий попытался прибегнуть к переговорам и отправил единственного своего сына Феодора во главе торжественного посольства к Батыю с дарами и с мольбою не воевать Рязанской земли. Все эти распоряжения не имели успеха. Феодор погиб в татарском стане: если верить преданию, он отвечал отказом на требование Батыя привести ему свою прекрасную супругу Евпраксию и был убит по его приказанию. Помощь ниоткуда не являлась. Князья Чернигово-Северские отказались прийти на том основании, что рязанские не были на Калке, когда их также просили о помощи; вероятно, черниговцы думали, что гроза до них не дойдет или еще очень от них далека. А нерасторопный Юрий Всеволодович Владимирский медлил и также опоздал со своей помощью, как в Калкском побоище. Видя невозможность бороться с татарами в открытом поле, рязанские князья поспешили отступить и укрылись со своими дружинами за укрепления городов.
   Вслед за ними полчища варваров хлынули на Рязанскую землю, и, по своему обычаю, охватив ее широкой облавой, принялись жечь, разрушать, грабить, избивать, пленять, совершать поругание женщин. Нет нужды описывать всех ужасов разорения. Довольно сказать, что многие селения и города были совершенно стерты с лица земли; некоторые известные имена их после того уже не встречаются в истории. Между прочим, спустя полтора столетия путешественники, плывшие по верхнему течению Дона, на холмистых берегах его видели только развалины и пустынные места там, где стояли когда-то цветущие города и села. Опустошение Рязанской земли производилось с особой свирепостью и беспощадностью еще и потому, что она была в этом отношении первой русской областью: варвары явились в нее, исполненные дикой, ничем не обузданной энергии, еще не пресыщенные русской кровью, не утомленные разрушением, не уменьшенные в количестве после бесчисленных битв. 16 декабря татары обступили стольный город Рязань и обнесли его тыном. Дружина и граждане, ободряемые князем, в продолжение пяти дней отражали нападения. Они стояли на стенах, не переменяясь и не выпуская из рук оружия; наконец стали изнемогать, между тем как неприятель постоянно действовал свежими силами. На шестой день татары сделали общий приступ; бросали огонь на кровли, громили стены бревнами из своих стенобитных орудий и наконец вломились в город. Последовало обычное избиение жителей. В числе убитых находился Юрий Игоревич. Его супруга с своими родственницами напрасно искала спасения в соборной Борисоглебской церкви. Что не могло быть разграблено, сделалось жертвой пламени. Рязанские предания украшают рассказы об этих бедствиях некоторыми поэтическими подробностями. Так, княгиня Евпраксия, услыхав о гибели своего супруга Феодора Юрьевича, бросилась из высокого терема вместе с маленьким сыном своим на землю и убилась до смерти. А один из рязанских бояр по имени Евпатий Коловрат находился на Черниговской земле, когда пришла к нему весть о татарском погроме. Он спешит в отечество, видит пепелище родного города и воспламеняется жаждой мести. Собрав 1700 ратников, Евпатий нападает на задние отряды татар, низлагает их богатыря Таврула и наконец, подавленный многолюдством, гибнет со всеми товарищами. Батый и его воины удивляются необыкновенному мужеству рязанского витязя. (Подобными рассказами, конечно, народ утешал себя в прошлых бедствиях и поражениях.) Но рядом с примерами доблести и любви к родине между боярами рязанскими нашлись примеры измены и малодушия. Те же предания указывают на боярина, изменившего родине и передавшегося врагам. В каждой стране татарские военачальники умели прежде всего отыскать предателей; особенно таковые находились в числе людей, захваченных в плен, устрашенных угрозами или соблазненных лаской. От знатных и незнатных изменников татары узнавали все, что им было нужно, о состоянии земли, о ее слабых сторонах, свойствах правителей и т.п. Эти предатели служили также лучшими проводниками для варваров при движении в странах, дотоле им неведомых.
   Из Рязанской земли варвары двинулись в Суздальскую, опять в том же убийственном порядке, облавой охватывая эту землю. Главные их силы пошли обычным суздальско-рязанским путем на Коломну и Москву. Тут только встретила их суздальская рать, шедшая на помощь рязанцам, под начальством молодого князя Всеволода Юрьевича и старого воеводы Еремея Глебовича. Под Коломной великокняжеское войско было разбито наголову; Всеволод спасся бегством с остатками владимирской дружины; а Еремей Глебович пал в битве. Коломна взята и разорена. Затем варвары сожгли Москву, первый суздальский город с этой стороны. Здесь начальствовали другой сын великого князя, Владимир, и воевода Филипп Нянька. Последний также пал в битве, а молодой князь захвачен в плен. С какой быстротой действовали варвары при своем нашествии, с такой же медленностью происходили военные сборы в Северной Руси того времени. При современном вооружении Юрий Всеволодович мог бы выставить в поле все силы суздальские и новгородские в соединении с муромо-рязанскими. Времени для этих приготовлений было бы достаточно. Более чем за год нашли у него убежище беглецы из Камской Болгарии, которые принесли вести о разорении своей земли и движении страшных татарских полчищ. Но вместо современных приготовлений мы видим, что варвары уже двигались на самую столицу, когда Юрий, потерявши лучшую часть войска, разбитого по частям, отправился далее на север собирать земскую рать и звать на помощь братьев. В столице великий князь оставил сыновей, Всеволода и Мстислава, с воеводой Петром Ослядюковичем; а сам отъехал с небольшой дружиной. Дорогой он присоединил к себе трех племянников Константиновичей, удельных князей Ростовских, с их ополчением. С той ратью, какую успел собрать, Юрий расположился за Волгой почти на границе своих владений, на берегах Сити, правого притока Мологи, где и стал поджидать братьев, Святослава Юрьевского и Ярослава Переяславского. Первый действительно успел прийти к нему; а второй не явился; да едва ли и мог явиться вовремя: мы знаем, что в то время он занимал великий Киевский стол.
   В начале февраля главная татарская рать обступила стольный Владимир. Толпа варваров приблизилась к Золотым воротам; граждане встретили их стрелами. "Не стреляйте!" - закричали татары. Несколько всадников подъехали к самым воротам с пленником, и спросили: "Узнаете ли вашего княжича Владимира?" Всеволод и Мстислав, стоявшие на Золотых воротах, вместе с окружающими тотчас узнали брата, плененного в Москве, и были поражены горестью при виде его бледного, унылого лица. Они рвались на его освобождение, и только старый воевода Петр Ослядюкович удержал их от бесполезной отчаянной вылазки. Расположив главный свой стан против Золотых ворот, варвары нарубили деревьев в соседних рощах и весь город окружили тыном; потом установили свои "пороки", или стенобитные машины, и начали громить укрепления. Князья, княгини и некоторые бояре, не надеясь более на спасение, приняли от епископа Митрофана пострижение в иноческий чин и приготовились к смерти. 8 февраля, в день мученика Феодора Стратилата, татары сделали решительный приступ. По примету, или набросанному в ров хворосту, они влезли на городской вал у Золотых ворот и вошли в новый, или внешний, город. В то же время со стороны Лыбеди они вломились в него через Медные и Ирининские ворота, а от Клязьмы - через Волжские. Внешний город был взят и зажжен. Князья Всеволод и Мстислав с дружиной удалились в Печерный город, т.е. в кремль. А епископ Митрофан с великой княгиней, ее дочерьми, снохами, внучатами и многими боярынями заперлись в соборном храме Богородицы на полатях, или хорах. Когда остатки дружины с обоими князьями погибли и кремль был взят, татары выломали двери соборного храма, разграбили его, забрали дорогие сосуды, кресты, ризы на иконах, оклады на книгах; потом натаскали лесу в церковь и около церкви, и зажгли. Епископ и все княжее семейство, скрывшееся на хорах, погибли в дыму и пламени. Другие храмы и монастыри владимирские были также разграблены и отчасти сожжены; множество жителей подверглось избиению.
   Уже во время осады Владимира татары взяли и сожгли Суздаль. Затем отряды их рассеялись по Суздальской земле. Одни пошли на север, взяли Ярославль и попленили Поволжье до самого Галича Мерского; другие разграбили Юрьев, Дмитров, Переяславль, Ростов, Волоколамск, Тверь; в течение февраля было взято до 14 городов, кроме многих "слобод и погостов".
   Между тем Георгий Всеволодович все стоял на Сити и поджидал брата Ярослава. Тут пришла к нему страшная весть о разорении столицы и гибели княжего семейства, о взятии прочих городов и приближении татарских полчищ. Он послал трехтысячный отряд для разведок. Но разведчики вскоре прибежали назад с известием, что татары уже обходят русское войско. Едва великий князь, его братья Иван и Святослав и племянники сели на коней и начали устраивать полки, как татары, предводимые Бурундаем, ударили на Русь с разных сторон, 4 марта 1238 года. Сеча была жестокая; но большинство русского войска, набранное из непривычных к бою земледельцев и ремесленников, скоро смешалось и побежало. Тут пал и сам Георгий Всеволодович; братья его спаслись бегством, племянники также, за исключением старшего, Василька Константиновича Ростовского. Он попал в плен. Татарские военачальники склоняли его принять их обычаи и заодно с ними воевать Русскую землю. Князь с твердостью отказался быть предателем. Татары убили его и бросили в каком-то Шеренском лесу, подле которого временно расположились станом. Северный летописец по этому поводу осыпает похвалами Василька; говорит, что он был красив лицом, умен, мужественен и весьма добросердечен ("сердцем же легок"). " Кто ему служил, хлеб его ел и чашу его пил, тот уже никак не мог быть на службе у иного князя", - прибавляет летописец. Епископ ростовский Кирилл, спасшийся во время нашествия в отдаленный город своей епархии, Белозерск, воротясь, отыскал тело великого князя, лишенное головы; потом взял тело Василька, принес его в Ростов и положил в соборном храме Богородицы. Впоследствии нашли также голову Георгия и положили в гроб его.
   В то время как одна часть татар двигалась на Сить против великого князя, другая дошла до новгородского пригорода Торжка и осадила его. Граждане, предводимые своим посадником Иванком, мужественно защищались; целые две недели варвары потрясали стены своими орудиями и делали постоянные приступы. Тщетно новоторы ждали помощи из Новгорода; наконец они изнемогли; 5 марта татары взяли город и страшно его опустошили. Отсюда их полчища двинулись далее и пошли к Великому Новгороду известным Селигерским путем, опустошая страну направо и налево. Уже они дошли до "Игнач-креста" (Крестцы?) и были только в ста верстах от Новгорода, как вдруг повернули на юг. Это внезапное отступление, впрочем, было весьма естественно при обстоятельствах того времени. Выросшие на высоких плоскостях и на горных равнинах Средней Азии, отличающихся суровым климатом и непостоянством погоды, монголо-татары были привычны к холоду и снегу и могли довольно легко переносить северорусскую зиму. Но привычные также к сухому климату, они боялись сырости и скоро от нее заболевали; их кони, при всей своей закаленности, после сухих степей Азии также с трудом переносили болотистые страны и влажный корм. В Северной России приближалась весна со всеми ее предшественниками, т.е. таянием снегов и разлитием рек и болот. Рядом с болезнями и конским падежом грозила страшная распутица; застигнутые ею полчища могли очутиться в весьма затруднительном положении; начавшиеся оттепели могли наглядно показать им, что их ожидало. Может быть, они проведали также о приготовлениях новгородцев к отчаянной обороне; осада могла задержать еще на несколько недель. Есть, кроме того, мнение, не лишенное вероятия, что тут сошлась облава, и Батый за последним временем счел уже неудобным составлять новую.
   Во время обратного движения в степь татары опустошили восточную часть Смоленской земли и область Вятичей. Из городов, ими разоренных при этом, летописи упоминают только об одном Козельске, по причине его геройской обороны. Удельным князем здесь был один из Черниговских Ольговичей, малолетний Василий. Дружинники его вместе с гражданами решили защищаться до последнего человека и не сдавались ни на какие льстивые убеждения варваров.
   Батый, по словам летописи, стоял под этим городом семь недель и потерял множество убитыми. Наконец, татары своими машинами разбили стену и ворвались в город; граждане и тут продолжали отчаянно обороняться и резались ножами, пока не были все избиты, а юный князь их будто бы утонул в крови. За такую оборону татары по своему обыкновению прозвали Козельск "злым городом". Затем Батый докончил порабощение половецких орд. Главный их хан Котян с частью народа удалился в Венгрию, и там от короля Белы IV получил земли для поселения, под условием крещения половцев. Те же, которые остались в степях, должны были безусловно покориться монголам и увеличить их полчища. Из половецких степей Батый рассылал отряды, с одной стороны для покорения Приазовских и Прикавказских стран, а с другой - для порабощения Чернигово-Северской Руси. Между прочим, татары взяли Южный Переяславль, разграбили и разрушили там соборный храм Михаила и убили епископа Симеона. Потом они пошли на Чернигов. На помощь последнему явился Мстислав Глебович Рыльский, двоюродный брат Михаила Всеволодовича, и мужественно защищал город. Татары поставили метательные орудия от стен на расстоянии полуторного перелета стрелы и бросали такие камни, которые с трудом поднимали четыре человека. Чернигов был взят, разграблен и сожжен. Попавший в плен епископ Порфирий оставлен в живых и отпущен на свободу. Зимой следующего 1239 года Батый посылал отрядына север, чтобы докончить покорение Мордовской земли. Отсюда они ходили в Муромскую область и сожгли Муром. Потом опять воевали на Волге и Клязьме; на первой взяли Городец Радилов, а на второй - город Гороховец, который, как известно, составлял владение Успенского Владимирского собора. Это новое нашествие произвело страшный переполох во всей Суздальской земле. Уцелевшие от прежнего погрома жители бросали свои дома и бежали куда глаза глядят; преимущественно спасались в леса.
   Покончив с сильнейшей частью Руси, т.е. с великим княжением Владимирским, отдохнув в степи и откормив своих коней, Татары обратились теперь на Юго-Западную, Заднепровскую Русь, а отсюда положили идт

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 315 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа