Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 16

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

лата даней и оброков в княжую казну. Общинное пользование землей существовало у Русских Славян, как у всех народов, у которых земли было изобилие, а обработка ее находилась еще на низкой ступени развития. Киево-русские князья, объединившие этих славян, конечно, не создали поземельной сельской общины; они нашли ее уже в обычаях и нравах народных и пользовались ей для собирания своих даней и оброков, а равно судебных вир. Понятно, что княжим волостелям и тиунам при этих сборах удобнее было иметь дело с общиной, или вервью, нежели с каждой отдельной семьей, а потому при князьях Игорева дома славянская поземельная община получила поддержку и дальнейшее развитие.
   При неутвердившихся еще понятиях о личной поземельной собственности, при подвижности сельского населения, всегда готового в случае опасности или истощения почвы оставить свои непрочные жилища и перейти на другие, более удобные земли, при большом запасе пространства, еще незаселенного и невозделанного, весьма естественно, что русские князья-завоеватели смотрели вообще на Русскую землю как на собственность своего рода и за пользование ею облагали население разными повинностями, данями и оброками. Поэтому они жаловали своим дружинникам и духовенству не только земли еще пустые, но и заселенные. В последнем случае князь передавал владельцу свое право собирать с населения те дани и оброки, которые платились за пользование землей, и сверх того взимать некоторые судебные пошлины; следовательно, передавалось также право суда и расправы, но обыкновенно за исключением татьбы и убийства, т.е. уголовных преступлений, подлежащих суду князя и его тиунов, или суду, так сказать, государственному.
   Не одно совокупное пользование землей заставляло сельское население соединяться в отдельные общины и верви. К тому же влекла сводных людей и самая потребность общежития, столь развитая у славянорусского племени, а также потребность взаимной поддержки и помощи как для охранения своих земель и угодий от захвата соседними жителями, так и при исполнении больших работ, например, при постройке плотины, моста или гати, при расчистке лесных пространств под нивы и пажити. Последнее условие в особенности влияло в северных областях, обильных дремучими лесами и дебрями. Здесь на укрепление и развитие общинного быта влияло еще то обстоятельство, что славянское население в тех краях было пришлым, и, чтобы удержать свое господство над туземными народцами, оно должно было держаться более в совокупности.
   Сельские общины долгое время по своему быту не отличались от городских и сохраняли те же вечевые обычаи, собираясь на мирские сходки для раскладки и разверстки повинностей, вообще для обсуждения своих хозяйственных нужд. Но члены этих общин не были закреплены за той землей, которой пользовались; нередко отдельные семьи и даже целые поселки, недовольные налогами или скудной почвой, оставляли прежнюю оседлость и переселялись на новые места. Такая подвижность земледельческого населения, конечно, немало препятствовала правильному развитию сельского хозяйства; но она же много способствовала русской колонизации, т.е. заселению или обрусению обширных пространств Восточной и особенно Северо-Восточной Европы.
   Рядом с свободной сельской общиной возникали еще деревни и поселки из людей несвободных. Как сами князья, так и пожалованные землями дружинники нередко поселяли на пустующих местах своих челядинцев, или холопов, и устраивали там дворы с разными хозяйственными заведениями. Но в эпоху дотатарскую количество такого холопского населения было еще незначительно в сравнении с свободным сельским населением.
   Уже в ту эпоху преобладающею на Руси промышленностью является земледелие. Развитие его, конечно, находилось в тесной связи с почвой и климатом. Между тем как в черноземной полосе южнорусской оно приносило богатую жатву, хотя и страдало иногда от засухи, саранчи, землеройных животных, червей и т.п. врагов; в северных краях, особенно в Новгородской земле, земледелие развивалось с великим трудом. Ранние осенние или поздние весенние морозы нередко побивали хлеб и производили голодные годы, и только подвозы из других русских областей или из чужих стран спасали население от мора. Между тем как в южной полосе обилие свободных тучных полей, при относительной малочисленности населения, давало возможность часто распахивать и засевать целину, или новину, т.е. девственную почву, а потом в случае истощения запускать ее на долгое число лет, в северной полосе земледелец должен был вести упорную борьбу со скудной почвой и непроходимыми лесами. Чтобы добыть кусок удобной земли, он расчищал участок леса, вырубал и жег деревья; остававшаяся от них зола служила удобрением. Несколько лет такой участок давал порядочный урожай, а когда почва истощалась, земледелец покидал ее и углублялся далее в лес, расчищая новый участок под пашню. Такие расчищаемые из-под леса участки назывались притеребы. Вследствие подобного передвижного земледелия и самое крестьянское население усвоило себе подвижной характер. Но вместе с тем наше крестьянство далеко во все стороны распространяло славянорусскую колонизацию и своим потом или своей страдою (тяжелой работой) закрепляло новые земли за Русским племенем.
   Разные свидетельства удостоверяют нас, что обработка земли производилась теми же орудиями и способами, какие сохранились на Руси до нашего времени. Весной сеяли хлеб яровой, а осенью - озимый. Но юге точно так же более пахали "плугом", а на севере - сохой, или "ралом"; запрягали в них коней, но, по всей вероятности, употребляли для плуга и волов; вспаханную ниву, или "ролью", проходили бороной. Колосья снимали также "серпом" и "косою". Сжатый или скошенный хлеб, складывали в копна, а потом свозили его в гумна и клали там в "скирды" и "стола"; перед молотьбой просушивали его в "овинах", а молотили "цепами". Обмолоченное зерно, или "жито", держали в "клетях", "сусеках" (закромах), но большей частью хоронили в ямах. Мололи зерно в муку преимущественно ручными жерновами; о мельницах упоминается еще редко и только о водяных. Сено убирали так же, как теперь, т.е. косили траву на лугах (иначе "сеножатях", или "пожнях") и складывали в стога. Главную статью хлебных произведений и народной пищи уже тогда составляла рожь, как самое подходящее для русской почвы растение. На юге производилась и пшеница; кроме того, упоминаются просо, овес, ячмень, горох, полба, чечевица, конопля, лен и хмель; только гречи в те времена не встречаем.
   Что касается до разведения овощей, или огородничества, то и оно не было чуждо древней России. Имеем известие об огородах, разводимых около городов и монастырей, особенно где-нибудь на болоньи, т.е. в низменном месте подле реки. Из огородных растений упоминаются репа, капуста, мак, тыква, бобы, чеснок и лук - все те же, которые доселе составляют обычную принадлежность русского хозяйства. Имеем указание на существование также в городах и монастырях садов, заключавших разные плодовые деревья, а главным образом яблоки. Орехи, ягоды и грибы, конечно, и тогда служили на потребу русского человека. Для зажиточных людей торговля доставляла дорогие иноземные овощи и плоды, привозимые с юга, из пределов Византийской империи, особенно сухой виноград, или изюм.
   Ржаной хлеб издревле пекли кислым. Во время неурожаев бедные люди подмешивали другие растения, особенно лебеду. Были хлебы и пшеничные. Из пшена приготовляли кашу, а из овса делали кисель, который ели иногда с медвяной сытой. Умели делать сладкие пироги с медом и молоком. Из конопляного и льняного семени выбивали масло; из молока также били масло; умели делать и сыр. Мясная пища, по-видимому, была весьма распространена в Древней Руси благодаря, между прочим, обилию дичи и постоянным занятиям охотой. Предки наши не только ели тетеревей, рябчиков, журавлей, оленей, лосей, туров, вепрей, зайцев, и пр., но не гнушались медвежатиной и белками, против чего восстало духовенство, относя их к "скверне", т.е. к нечистым животным. Духовенство восстало и против употребления в пищу животных, хотя бы чистых, но не зарезанных, а удавленных, считая последних "мертвечиной"; сюда относило оно тетеревей и других птиц, которых ловили силками. Во время голода простолюдины, конечно, не обращали внимания на подобные запрещения и ели не только липовую кору, но и псину, кошек, ужей ит.п., не говоря уже о конине, которая в языческие времена вообще употреблялась русскими в пищу. Главную же статью обычной мясной пищи доставляли, конечно, домашние птицы и животные: куры, утки, гуси, овцы, козы, свиньи и рогатый скот; последний в старину назывался "говядо". Строгое соблюдение постов, которым отличалось русское православие впоследствии, в первые три века нашего христианства еще только входило в число благочестивых обычаев, и, несмотря на усилия духовенства, многие русские люди пока не отказывались от употребления мяса в постные дни.
   Скотоводство было такое же распространенное на Руси занятие, как земледелие, но еще более стародавнее. Разумеется, оно не имело значительного развития в северной лесной полосе, а процветало более в южных землях, где было изобилие пастбищ и даже степных пространств. Впрочем, насколько эти земли изобиловали рогатым скотом, мы не имеем прямых сведений. Встречаем более указаний на процветание коневодства, но и то собственно княжеского. О размерах сего последнего можно судить по летописному известию о том, что у новгород-северских князей на одной только речке Рахне паслось несколько тысяч кобылиц (в 1146 г.). Впрочем, князья должны были прилагать особую заботу о конских табунах уже потому, что они доставляли коней не только своей дружине, но и частью земской рати, собиравшейся в военное время. Кони знатных людей обыкновенно отличались особым тавром, или "пятном". Южная Русь пользовалась также соседством кочевых народов и приобретала от них большое количество коней и волов путем торговли; а в военное время стада и табуны степняков служили главной добычей русских дружин; но и кочевники в свою очередь при набегах угоняли русский скот. Особенно славились иноходцы и скакуны угорские, которых летопись называет "фарами". Вообще "борзый" конь высоко ценился на Руси и составлял утеху русского молодца.
   Наряду с земледелием и скотоводством важное место в народном хозяйстве занимало рыболовство, при великом обилии рыбных озер и рек. Оно издревле производилось теми же снастями и орудиями, как в наше время, т.е. неводом, бреднем, длинной сетью, или мрежею, и удочкой. Наиболее распространенный обычай рыбной ловли был посредством еза, т.е. перегородки из кольев, набитых поперек реки, с отверстием в средине, тоже огороженным, куда заходит рыба. Наряду с дружинами звериных ловцов князья имели целые дружины ловцов рыбных; отправляясь на промысел, они обыкновенно назывались "ватагами", а начальник их именовался "ватаманом". Между прочим, новгородцы предоставляли своим князьям право посылать рыболовные ватаги на Северное Поморье, именно на Терский берег; а сами посылали свои ватаги на другие берега Поморья, где, кроме рыбы, ловили также моржей и тюленей. В местах особенно рыболовных издревле образовался целый класс людей, занимавшихся преимущественно этим промыслом. Вследствие запрещения мяса инокам монастыри особенно дорожили рыбными угодьями; а потому князья и богатые люди старались наделить их такими водами, где в изобилии водилась рыба. Иноки сами занимались ловлей и получали рыбный оброк с жителей, сидевших на монастырской земле. Наиболее ценной рыбой на Руси считался всегда осетр. Нужда запасаться рыбой на зимнее время, особенно с постепенным водворением постов, научила приготовлять рыбу впрок, т.е. вялить ее и солить. Русские уже тогда умели приготовлять икру.
   Соль получалась на Руси из разных мест. Во-первых, она добывалась в Галицкой земле на северо-восточном склоне Карпатских гор; особенно известны соляные ломки в окрестностях Удеча, Коломыи и Перемышля. Из Галича соляные караваны направлялись в Киевскую землю или сухопутьем через Волынь, или в ладьях спускались Днестром в Черное море, а оттуда поднимались вверх по Днепру. Во-вторых, соль добывалась из Крымских и Азовских озер. Частью она также развозилась морем и Днепром, а частью - сухопутьем на телегах. Уже тогда сущестствовал, по-видимому, особый промысел соляных возчиков (чумаков), которые ездили из Южной Руси к этим озерам за солью. Пошлина с соли составляла одну из статей княжих доходов; иногда торговля ею отдавалась на откуп. В Северной Руси соль или получалась путем иноземной торговли, или добывалась посредством выварки. Последняя производилась и на берегах Белого моря, и в разных других местах, где почва была пропитана соляными осадками; особенно в большом количестве добывалась она в Старой Русе. В Новгороде существовал целый ряд купцов, занимавшихся соляным промыслом и называвшихся "прасолы". В Суздальской земле известны своими варницами Солигалич, Ростов, Городец и пр. Выварка соли производилась очень просто: копали колодезь и делали в нем раствор; потом наливали этот раствор на большую железную сковороду ("црен") или в котел ("салга") и посредством кипячения вываривали соль.
   Обычные напитки Древней Руси составляли квас, брага, пиво и мед, которые варились дома; а вина получали путем иноземной торговли из Византийской империи и Юго-Западной Европы. Пиво варилось из муки с солодом и хмелем. Но особенно распространенным напитком был мед, который служил главным предметом угощения во время пиров и попоек. Он варился с хмелем и приправлялся некоторыми пряностями. Русь, как известно, любила выпить и с радости, и с горя, на свадьбе и на поминках. Знатные и богатые люди вместе с вином и пивом держали всегда большие запасы меда в своих погребах, которые назывались по преимуществу "медушами". Какие огромные запасы были у князей, мы видели при захвате двора северского князя в Путивле, в 1146 году, и это весьма понятно, так как князья должны были постоянно угощать крепким медом свою дружину. В те времена, когда еще не знали употребления сахара, мед служил на Руси приправой не одних напитков, но и сладких яств. Такому великому запросу на него удовлетворял широко распространенный пчелиный промысел, или бортничество. Бортью называлось естественное или выдолбленное в старом дереве дупло, в котором водились дикие пчелы; а роща с такими деревьями называлась бортным угодьем, или "ухожаем". Бортный промысел встречается на всем пространстве Русской земли, при различных условиях почвы и климата. Князья в своих волостях наряду с звериными и рыбными ловцами имели и особых бортников, которые занимались бортными ухожаями и варкой меда. Иногда эти ухожаи отдавались вольным людям с условием платить княаю известную часть меда. Кроме того, в числе даней и оброков в княжую казну видную часть составлял мед. Обычной мерой для того служило "лукно", или определенной величины короб из лубка (откуда наше "лукошко").
   Бортники в Северо-Восточной России назывались еще "древолазами": требовалась некоторая ловкость и привычка лазить по деревьям, так как мед приходилось иногда доставать на значительной высоте. Вообще бортный промысел был очень выгоден, потому что, кроме меда, он доставлял и воск, который не только шел на свечи для храмов и зажиточных людей, но и составлял весьма значительную статью отпуска в нашей торговле с иноземцами*.
   ______________________
   * От помянутых теорий древнего русского быта должно отличать еще вопрос о сельской общине в древней России, хотя в полемической литературе по этому вопросу он нередко смешивается с означенными теориями. Главными поборниками исконного общинного устройства крестьянского сословия и землевладения являются: К. Аксаков (его Сочч. М. 1861). В. Лешков ("Русский народ и Государство". М. 1858) и в особенности И.Беляев (Крестьяне на Руси. М. 1860). Представителем противного мнения выступил г. Чичерин (см. собрание его статей в "Опытах по истории Русского права". М. 1858). По его мнению, происхождение Русской крестьянской общины вытекло из финансовых установлений, т.е. из тягла и повинностей, обусловленных круговою порукою. (Ответы ему Беляева см. в Русс. Беседе 1857 г.) Довольно много остроумных соображений выставлено с той и другой стороны; но обе они происхождение нашей сельской общины приводят в связь с мнимым происхождением Русского государства и дают участие в этом вопросе пришлой варяжской дружине. Сторонники исконной поземельной общины имеют за собою более исторической правды; но они придают ей слишком договорный, юридический (искусственный), слишком идиллический характер; Преувеличивают значение и распространение в древней России общинного и артельного начала. Любопытно в этом отношении сочинение Соколовского "Очерк истории сельской общины на севере России". СПб. 1877. Оно отождествляет ее с волостью; но также мешает ее историю с мнимым призванием варягов и полагает, что прежнее (идиллическое) состояние северорусской общины нарушилось.с появлением иноземных князей и их чиновников.

Беляева "Несколько слов о земледелии в древней России" (Времен. Общ. И. и Др. XXII). Прекрасное сочинение Аристова "Промышленность Древней Руси". СПб. 1866. Кроме летописей, о земледелии, скотоводстве, рыболовном и бортном промыслах встречаются многие указания в Русской Правде, Житии Феодосия и Патерике Печерском, а также в договорных и жалованных грамотах. Например, о рыболовных ватагах говорится в договорах Новгорода с великими князьями (Собр. Г. Гр. и Дог. I).
   ______________________
  
   Жилища Древней Руси, при изобилии лесу, были сплошь деревянные, начиная от хижины бедного селянина до палат княжеских. Основой русского жилья послужил бревенчатый квадратный сруб, или так называемая "клеть"; а когда эта клеть снабжалась очагом или печью, то называлась "истопка" или "изба". Несколько клетей, связанных в одно целое, получали название "хором". Жилище богатого человека от бедного, собственно, отличалось количеством клетей или обширностью хором. Обыкновенно хоромы состояли из трех главных частей: во-первых, зимнее жилье, или изба, во-вторых, собственно клеть, или жилье летнее без печи, служившее зимой вместо кладовой; между ними находилась третья, просторная и светлая комната, называвшаяся сени или сенница, служившая приемной для гостей. Русские люди любили строить высокие хоромы; означенные три части составляли обыкновенно второй ярус здания; под ними находились подклеты, куда складывались разные хозяйственные припасы и принадлежности; в них же заключались погреба и медуши. А к сеням пристраивались на столбах ступени, или лестницы, с крытой площадкой наверху, что и называлось "крыльцом". Самые сени иногда утверждались на столбах, без подклета; по крайней мере так можно заключать из некоторых мест летописи, когда мятежная толпа подрубала или грозила подрубить сени. Над последними еще надстраивалась светлая горница, терем, или "повалуша"; потом словом "терем" стали обозначать вообще высокое жилье. Кровля обыкновенно делалась крутая, двускатная. Верхнее ребро этих скатов называлось "кнесом" (князем); по концам его обыкновенно красовались резные коньки, т.е. две конские головы, обращенные в разные стороны. Покрывалась кровля соломой, а у богатых - тесом или гонтом, т.е. мелкими дощечками, так что гонтовое покрытие имело вид чешуи. Хоромы стояли посреди двора, огороженного тыном, или плетнем; по углам и сторонам его располагались хлевы, конюшни и другие постройки для челяди, домашнего скота, птицы, для сена, хлеба и прочих хозяйственных предметов. Баня, или мовница, по-видимому, служила принадлежностью всякого зажиточного дома.
   Разумеется, чем зажиточнее был хозяин, тем просторнее его двор и сложнее его хоромы; они заключали по нескольку сеней, клетей и теремов. Судя по остаткам городских валов, видно, что в городах было немного места для дворов и вообще жили тесно. Поэтому богатые люди, в особенности князья, любили более пребывать в своих обширных загородных жилищах, называя их обыкновенно "раем", "красным двором", "красным селом" и т.п. Отличительной принадлежностью княжих хором, или теремов, между прочим, служили просторные сени или столовая комната, в которой князья проводили время с своей дружиной в совете и пирах; были особые клети для пребывания очередных гридей, или дружинников, охранявших князя; такие клети назывались "гридницей". Терема княжеские украшались резными карнизами, расписывались внутри и снаружи разноцветными красками. Наверху вдоль кнеса, по-видимому, шел гребень, расписанный разными узорами с позолотой; а может быть, позолотой украшался потолок; по крайней мере название терема "златоверхим" встречается и в народных песнях, и в "Слове о полку Игореве". Так, в "Слове" великий князь Святослав Всеволодович, передавая боярам свой недобрый сон, говорит: "Уже доски без кнеса (стоят) в моем тереме златоверсем". Свое пристрастие к пестрым, узорчатым украшениям Древняя Русь, без сомнения, вполне прилагала к жилищам. Затейливая резьба и раскраска покрывали, конечно, передние, лицевые стороны, особенно испещрялись ими наличники окон; так что древние русские хоромы, при недостатке правильности и соответствия в частях (симметрии), отличались несомненной живописностью и вкусом. Относительно узорчатой резьбы Русь издавна достигла значительной художественности. Вообще деревянное мастерство, или плотничество, несомненно, процветало на лесном Севере.
   Новгородцы особенно славились этим мастерством. Еще в начале XI века киевляне при встрече с ними, под Любечем, кричали: "А вы плотницы суще, а приставим вас хором рубити". По некоторым признакам уже тогда существовали плотничьи товарищества, или артели, и значительные постройки, каковы дома богатых людей, храмы, городские стены, башни, мосты и т.п., совершались на началах подряда артелями, во главе которых стояли известные мастера. А в Южной Руси, в местах бедных лесом, конечно, и в ту эпоху сельские жилища подходили к малорусским хатам нашего времени; т.е. стены их состояли из плетня или жердей, обмазанных глиной и выбеленных мелом.
   Каменные постройки на Руси были еще очень редки. Самое мастерство каменщиков стало распространяться только вместе с сооружением богатых храмов, башен, или веж, и некоторых городских стен, под влиянием мастеров греческих и немецких. Однако летопись еще до Владимира Великого упоминает в Киеве о каменном тереме княжеском. В следующие века число каменных теремов на княжих дворах, без сомнения, стало умножаться. В XII веке каменное мастерство уже настолько подвинулось в Суздальской Руси, что владимирцы сделались им особенно известны. Ростовцы недаром же отзывались о них в 1175 г.: "То наши холопы и каменщики". Не говоря о многих каменных храмах, воздвигнутых в этом крае, и доселе в Боголюбове сохраняется часть каменных палат, относимых к Андрею Боголюбскому.
   Деревянным постройкам Древней Руси соответствовала и домашняя утварь, которая также выделывалась по преимуществу из дерева. В источниках встречаем те же названия посуды и утвари, которые и доселе существуют в русском быту; например: стол, столец (стул), скамья, кровать ("тесовая"), ларь, бчелка (бочка), ведро, лохань, блюдо, чаша, локоть, ковш, ложка и т.д. Все это указывает на существование промыслов: столярного, токарного, бондарного и т.п. Были в большом употреблении изделия из лубка, лыка и мочала, каковы: сита, решета, коробья, лукна, рогожи и пр.
   Древняя Русь, однако, не ограничивалась одной деревянной утварью. Мы имеем положительные свидетельства, что существовали разные металлические мастерства; особенно процветал кузнечный промысел, который приготовлял домашние орудия и утварь из железа, меди и олова, например: котлы, сковороды, замки, пилы, косы, серпы, долота, заступы, рала, гвозди, ножи, топоры и т.п. Изделия из дорогих металлов, доступные только высшим сословиям или шедшие на украшения и утварь церковную, частью доставляла иноземная торговля, но частью и собственное русское мастерство. Так, встречаются известия о серебряных чашах, блюдах и ложках, золотых и серебряных кубках, турьих рогах, служивших вместо стаканов и оправленных в серебро или золото, а в особенности о серебряных и золотых оправах крестов, икон и богослужебных книг, преимущественно Евангелия, также о золотых и серебряных гривнах, обручах, монистах и других украшениях мужского и женского наряда. Изделия эти восходят ко временам еще языческим; ибо уже в договоре Игоря с Греками упоминается о русских печатях, золотых и серебряных: первые служили в Царьграде знаком русских послов, а вторые - гостей. В могильных курганах отдаленной эпохи встречается много украшений из золота и серебра, еще более, конечно, медных и железных вещей.
   Летописи упоминают о присутствии на Руси художников греческих и немецких (а в Юго-Западной Руси и польских). Но нет сомнения, что даровитый русский народ имел своих собственных мастеров почти по всем отраслям художества. Например, на существование русских литейщиков, приготовлявших вещи из свинца и меди, а также умевших делать из них сплавы вроде бронзы, указывают летописные известия, в особенности по поводу построения храмов; для сих последних отливались колокола, устроивались медные или бронзовые врата, медные или свинцовые кровли и помосты, иногда слитые из олова и меди. Для исполнения таких работ требовалось значительное количество людей сведущих.
   Источники передают нам немногие имена туземных мастеров той эпохи; тем с большим тщанием история должна сохранять эти имена для потомства.
   Из русских зодчих известны: "мастер" Петр, который, по словам летописи, "трудился" над сооружением каменного храма Св. Георгия в новгородском Юрьеве монастыре, по поручению князя Всеволода-Гавриила в 1119 году; "художник" Милонег, в крещении также Петр, возведший в 1200 г. стену под Выдубецким монастырем, по поручению великого князя Рюрика; Коров Яковлевич, "мастер" с Лубянской улицы в Новгороде, построивший каменную монастырскую церковь Св. Кирилла в 1201 г., на иждивение двух богатых бояр; Алекса, "мужхитр", которого в 1276 г. волынский князь Владимир Василькович послал строить город Каменец (Литовский) и который уже при отце его Васильке многие города "рубил" (то есть строил их дубовые стены). Рубруквис, посол французского короля Людовика IX к великому хану Мангу в половине XIII века, говорит об одном молодом Русском в Орде (не называя его по имени), который хорошо знал строительное искусство.
   Из других художников упоминаются: Авдий, "хитрец", или ваятель, который украсил резаными на камне узорами двери храма Св. Иоанна, воздвигнутого в Холме Даниилом Романовичем; золотых и серебряных дел мастер Лазарь Богша, соорудивший крест по заказу Евфросинии Полоцкой в 1161 г., и другой золотых дел мастер Кузьма, взятый в плен монголами, которого встретил в главной Орде Плано Карпини; последний видел его работы трон и печать, изготовленные для хана Гаюка.
   Далее известны: Нежила, "серебряник", и Гаврило, "щитник", оба новгородцы, павшие в бою с Литвой в 1234 г.; Антон, "котельник", тоже новгородец, который пал в известной Липицкой битве с суздальцами в 1216 году. А в 1200 г. в одной битве с Литвой в числе павших новгородцев находился Страшко "сребреник весец", то есть надзиравший за достоинством или пробою серебряных изделий, поступавших в торговлю; но, вероятно, он и сам был мастер.
   По поводу татарского нашествия волынский летописец говорит о великом числе всякого рода мастеров, бежавших от варварского плена; в том числе были "седельники" и "лучники", "тульники" и "кузнецы железу, меди и сребру".
   Относительно той отрасли художества, которая впоследствии приняла на Руси весьма обширные размеры, то есть церковного иконописания, мы имеем из эпохи дотатарской одно только русское имя; то был Алимпий, монах Киево-Печерской обители, ученик тех цареградских мастеров, которые расписывали Печерский Успенский храм. В этой отрасли учителями нашими были исключительно греки ("греческое" и "корсунское" письмо). По-видимому, все главные храмы русские того времени расписывались греческими мастерами, и сохранившиеся образцы церковных фресок свидетельствуют о полном господстве на Руси современного им византийского стиля с его соответствующими религиозному настроению строгими ликами и умеренными, сухими тонами раскраски. Нет сомнения, однако, что уже в ту эпоху греческие мастера имели многочисленных русских учеников. Кроме икон, писанных на доске, внутренние стены храмов тогда сплошь покрывались фресковым расписанием, так что одни греки уже с самого начала не могли удовлетворять великому запросу на иконописцев и, конечно, исполняли свои работы при помощи русских учеников. Вероятно, к концу данного периода уже существовали русские товарищества, или "дружины" иконописцев, которые работали под руководством своих "старейшин" и брали подряды на расписание церквей, как это мы видим немного позднее в Новгороде и вообще в Северной Руси. Но мастера, руководящие такими дружинами, по-видимому, еще долгое время были греки. Так, по известию летописи, в конце XII века в Новгороде расписал одну церковь на воротах кремля Гречин Петрович; имя его, однако, обличает в нем не природного грека, а скорее южного славянина, прибывшего из пределов Греческой империи.
   Стесненные твердо установленными преданиями и правилами греческого иконописания русские живописцы мало могли проявлять свои вкусы и свою творческую способность в произведениях этой отрасли искусства. Но есть другого рода памятники, которые наглядно свидетельствуют об их игривом воображении, об их способности не к одному только рабскому подражанию. Это рисунки заставок и заглавных букв, которыми обильно украшены страницы некоторых рукописных книг, дошедших до нас от той эпохи (начиная с Остромирова Евангелия). Образцами для них, конечно, послужили таковые же византийские и отчасти болгарские миниатюры; но русское художество внесло сюда много своеобразных подробностей, а также замечательное, живое сочетание красок и форм. Отличительную черту этих рисунков составляет прихотливое сплетение ремней и веток: с разными фантастическими зверями и птицами, особенно с драконами и змиями, которые своими хвостами перевивают фигуры людей и звериных чудовищ. Стиль этих произведений находится в полном соответствии с помянутыми выше затейливыми обронными узорами и изображениями на стенах суздальских храмов. Есть известия, что такие же обронные украшения на церковных стенах употреблялись не только на Северо-Восточной, или Суздальской Руси, но также и в Юго-Западной, или Волынско-Галицкой, и что скульптурные изображения покрывались еще разными красками и позолотой.
   Нет сомнения, что во всех подобных украшениях (орнаментах) в сильной степени проявилось самостоятельное русское художество и своеобразный русский вкус. Сей последний при известной даровитости племени с незапамятных времен воспитывался на роскошных образцах искусства и промышленности как греческой, так и восточной (преимущественно персидской), которые путем военной добычи, торговых и других сношений постоянно протекали в Восточную Европу, о чем наглядно свидетельствуют многие металлические изделия, покрытые изящными орнаментами, и остатки узорчатых тканей, находимые в могилах языческой Руси. Особенно замечательна в этом отношении пара турьих рогов, найденная в большом Черниговском кургане, окованная серебром с изображениями переплетающихся между собой фантастических птиц и растений.
   Как в своих жилищах и постройках Древняя Русь обнаруживала много своеобразного вкуса и соответствия с окружавшей природой, так своеобразна была она и в одежде своей, хотя многое заимствовала у других народов, особенно у византийцев по части дорогих тканей и украшений. Основную одежду составлялиполотняная сорочка или рубашка и узкое нижнее платье, запущенное в сапоги. Поверх сорочки надевались "свита", или "кожух". Это было платье с рукавами более или менее длинное, обыкновенно спускавшееся ниже колен и подпоясанное. Дружинники и торговцы поверх свиты надевали плащ, называвшийся "корзно" или "мятль" (т.е. мантия), который обыкновенно застегивался на правом плече, чтобы оставить свободной правую руку. У простых людей сорочки и свиты, конечно, делались из грубых полотен и шерстяных тканей; а богатые носили более тонкие суконные ткани и нередко шелковые. У людей знатных, у бояр и князей, на свиту употреблялись такие дорогие привозные ткани, как греческие паволоки разнообразных цветов, синие, зеленые и особенно красные (багряница, или червле-ница). Подол обшивался золотой или узорчатой каймой; нижняя часть рукавов покрывалась золотистыми "поручами"; атласный воротник был также золотистый. На груди нашивались иногда петлицы из золотого позумента; кожаный пояс или кушак богатых людей украшался золотыми или серебряными бляшками, дорогими камнями и бисером. Сапоги они носили из цветного сафьяна и нередко расшитые золотой ниткой. На корзно богатые люди употребляли самые дорогие ткани, особенно оксамит. Это была привозимая из Греции золотая или серебряная ткань, расшитая разноцветными шелковыми разводками и узорами, и очень плотная. Довольно высокая шапка или, как тогда называлось, "клобук", у знатных людей имел верх цветного бархата и соболиную опушку. Известно, что князья не снимали свои клобуки даже и при богослужении. В зимнее время были, конечно, в употреблении меховые одежды, у богатых - из дорогих мехов, а у простых людей бараньи. Самое слово "кожух" по всей вероятности" первоначально означало то же, что наше "полушубок", т.е. свиту из бараньего меха. Была также в употреблении теплая шерстяная свита, или фофудья (фуфайка).
   Роскошь наряда выражалось более всего в разного рода дорогих украшениях и привесках. Самым обычным и самым древним украшением Руси были гривны, или металлические обручи. Первоначально словом "обруч", по-видимому, означался браслет или прут, согнутый спиралью и надевавшийся на руку. "Гривною" назывался обруч, носимый на шее, или на гриве; у бедных это просто крученая проволока - медная или бронзовая, а у богатых - серебряная или золотая. Находимые нередко в числе других предметов древности попадаются русские гривны весьма изящной работы. Кроме гривны, носили еще на шее ожерелья, или мониста, которые состояли или также из крученой проволоки, или из цепи с разными привесками. Из последних наиболее распространенными были: металлические и финифтяные бляхи ("цаты"), спущенное на грудь подобие коня, составленное из пластинок и колец (вероятно, то, что в летописи названо "сустуг"), а в христианские времена и крест. Носились также металлические кольца на руках ("запястья"), шарообразные металлические пуговицы, пряжки для застегивания, перстни и т.п. Князья русские сверх того при парадной одежде имели бармы, т.е. широкое оплечье, шитое золотом или обложенное жемчугом, дорогими каменьями и золотыми бляхами с разными на них изображениями.
   Женский наряд отличался еще большим обилием украшений; между ними первое место занимали разнообразные ожерелья, бисерные или из цветных стеклянных бус, у бедных же просто из обточенных камушков. В особенности были обычны женские ожерелья, или мониста, украшенные монетами; для чего употреблялись монеты, получаемые из разных стран, но более всего серебряные восточные деньги. Пристрастие к металлическим обручам доходило до того, что в некоторых местах женщины когда-то носили браслеты на ноге или кольцо на большом пальце ноги. Серьги были в общем употреблении; их имели даже мужчины (обыкновенно в одном ухе). Самую обычную форму серег составляла кольцом завитая проволока с тремя надетыми на нее шариками, медными, серебряными или золотыми. Головные женские уборы также обсаживались бисером или жемчугом, обвешивались монетами и другими привесками. У замужних женщин было в обычае накрывать голову "повоем" (повойником). Выше мы видели свидетельство о том, как усиливалась роскошь особенно между женщинами при их страсти к дорогим нарядам. В XIII веке летописец, вспоминая простоту быта древних князей и дружинников, говорит, что последние не возлагали на своих жен золотых обручей; но ходили их жены в серебре. Роскошь выражалась также в дорогих мехах. Известный посол Людовика IX к татарам Рубруквис заметил, что русские женщины носили платья, внизу обложенные горностаями.
   Что касается волос и бороды, то Русь после принятия христианства, очевидно, подчинилась в этом отношении греческому влиянию; она покинула привычку выбривать почти всю голову и бороду, оставляя чуб и усы. На изображениях мы видим ее уже с довольно длинными волосами и с бородой; только юноши изображаются безбородые. Впрочем, обычай бриться уступал постепенно. Так, изображения князей в рукописях и на монетах XI века имеют коротко подстриженную бороду; а в конце XII века видим у них уже длинную бороду, по крайней мере на севере (изображение Ярослава Владимировича в Спас-Нередицкой церкви).
   Вооружение Древней Руси было почти такое же, как и других европейских народов в Средние века. Главную часть оружия составляли мечи, копья, или сулицы, и луки со стрелами. Кроме прямых обоюдоострых мечей, употреблялись и сабли, то есть с кривыми восточными клинками. Употреблялись еще секиры, или боевые топоры. Между простым народом было в обычае иметь при себе нож, который носили или за поясом, или прятали в сапог. Оборонительное оружие, или доспех, составляли: железная броня, преимущественно кольчужная, а иногда дощатые латы ("папорзи"); далее, железный шлем воронкообразной формы с кольчужной сеткой вокруг шеи и большой деревянный щит, обшитый кожей и окованный железом, широкий наверху и суживающийся к низу, притом окрашенный в любимый Русью красный цвет (червленый). Помянутый выше спиральный обруч, вероятно, служил не только украшением, но и защитой для руки. У знатных людей обручи были золотые или серебряные позолоченные. (На что указывает известная присяга старшей русской дружины при заключении Игорева дрговора с Греками.) Лучшее, дорогое оружие получалось путем торговли из других стран, из Греции, Западной Европы и с Востока. Так, "Слово о полку Игореве" воспевает шеломы латинские и аварские, сулицы ляцкие, а мечи называет "харалужными", то есть из восточной вороненой стали. У князей и бояр оружие украшалось серебром и золотом, особенно шлемы, на которых отчеканивались нередко лики святых и другие изображения. На шлем надевался иногда меховой чехол, или "прилбица". Тулы (колчаны), вмещавшие стрелы, также покрывались иногда мехом. Седла и ременная конская сбруя украшались металлическими бляхами и разными привесками.
   Стремена у князей, по-видимому, бывали позолоченные ("Вступи Игорь князь в злат стремен", говорит "Слово"). Верховая езда уже потому была в общем употреблении, что она служила главным средством сухопутного передвижения; на "колах" (то есть на телеге) и на санях перевозили тяжести, а также женщин, людей немощных и лица духовные. Любопытно, что в составе конской упряжи источники не упоминают о дуге; возница сидел верхом на запряженном коне; о чем свидетельствуют и некоторые рисунки в рукописях того времени*.
   ______________________
   * П. С. Р. Лет. Коплена Ober Alterthum und Kunst in Russland. Wien. 1822. Его же "Список русским памятникам". М. 1822. Забелина "Черты самобытности в древнерусском зодчестве" (Древн. и Нов. Россия. 1878. 3 и 4). Его же "О металлическом производстве в России до конца XVII века" (Зап. Археол. Общ. V. 1853). Хмырова "Металлы, металлические изделия и минералы в древней России". СПб. 1875. Сахарова "О рус. иконописании". СПб. 1850. Ровинского "История русских школ иконописания до конца XVII века" (Зап. Археол. Об. VIII. 1856). Буслаева "Общие понятия о Русской иконописи" (Сборник на 1866 г. Общества древнерус. искусства в Москве), "Христианские древности и Археология". СПб. 1863, 1864 и 1871. Изд. Прохорова. Его же "Русские древности". СПб. 1871 и 1875. "Древности Росс, государства", изданные роскошно по Высоч. повелению, по рисункам академика Солнцева. М. 1849 - 53. "Памятники древнего росс, зодчества". Изд. Рихтером. М. 1851. Histoire de l'omement russe du XI au XVI siecle d'apres les manuscripts. Avec 100 planches en couleur. Paris. 1872 - Издание, принадлежащее Художественно-промышленному музею в Москве, предпринятое его директором Бутовским. Своеобразное изящество собранных здесь русских орнаментов побудило знаменитого французского архитектора и ученого Виоле ле Дюка принять на себя особый труд, посвященный истории Русского искусства: L'art Russe, ses origines," ses elements constitutifs, son apogee, son avenir. Paris. 1877.

Талантливое сочинение Виоле ле Дюка, признающее за древнерусским искусством самобытное творчество и решительный перевес восточных, азийских влияний и элементов над западноевропейскими и отчасти над византийскими, возбудило оживление вопроса о Русском искусстве и вызвало довольно значительное число возражателей. Между цоследними наиболее заслуживают внимания: профес. Буслаев - "Русское искусство в оценке французского ученого" (Критич. Обозрение. М. 1879. NN 2 и 5). СПб. Его же "Русское искусство и архитектура в России от X по XVIII век". СПб. 1878 (издание гр. Строганова). Аббата Мартынова - L'art Russe (Revue de l'Art chretien. II serie, tome IX). Его же Architecture Romane en Russie. Эти возражатели, хотя и указали некоторые слабые стороны труда Виоле ле Дюка, но не могли опровергнуть главных его положений. Между прочим, они поддерживают преувеличенное мнение о влиянии западного Романского стиля на архитектуру и орнаменты Суздальских храмов XII - XIII вв. Из числа сторонников Виоле ле Дюка особенно энергично выступил автор помянутой "Истории Русского орнамента" Бутовский в своей брошюре "Русское искусство и мнения о нем" etc. M. 1879.

Источниками для изучения русских одежд служат древние фрески и рукописи, каковы особенно: фрески Киевософийские, Спас-Нередицкие, Староладожские; рукописи: Святославов сборник, житие Бориса и Глеба и др. Пособия: Срезневского "Древние изображения свв. князей Бориса и Глеба" (Христиан. Древности, изд. Прохорова. СПб. 1863). "Древние изображения Владимира и Ольги" (Археологич. Вестник. М. 1867 - 68). "Древние изображения князя Всеволода-Гавриила" (Свед. и заметки о малоизвест, памятниках. СПб. 1867). Прохорова "Стенная иконопись XII века в церкви св. Георгия в Старой Ладоге" (Христиан. Древности. СПб. 1871) и "Материалы для истории Русских одежд" (Русские Древности. СПб. 1871). Далее для наглядного знакомства с украшениями русской одежды представляет богатый материал множество разнообразных металлических вещей, добытых раскопками курганов или случайно найденных в земле. Кое-где сохранились, между прочим, и остатки самых тканей. Из множества заметок об этих находках укажу: "О великокняжеских убранствах, найденных в 1822 г. близ с. Старая Рязань". СПб. 1831. О тех же находках, с рисунками, см. письма Калайдовича к Малиновскому. М. 1822. Гр. Уваров о металлических украшениях и привесках, найденных в Мерянской земле ("Меряне и их быт" в Трудах первого Археологич. съезда. То, что автор относит здесь к Варягам, мы считаем недоразумением и относим к Руси). Филимонова "Древние украшения великокняжеских одежд, найденные во Владимире в 1865 г." (Сборник Москов. Об. Древнерус. искусства. 1866 г.). О том же владимирском кладе см. Стасова (в Известиях Петерб. Археологич. Об. Т. VI). Между прочим, г. Стасов замечает, что найденные при этом остатки шелковых одежд отличаются узорами византийского стиля, а золотые и позументные имеют затканные шелком фигуры фантастических животных того же стиля и соответствуют таковым же скульптурным изображениям на Дмитровском соборе во Владимире (130 стр.). Эту статью, дополняет заметка владимирского археолога Тихонравова (ibid. стр. 243). Он говорит, что в ризницах Владимирского Успенского собора хранятся лоскутки княжеских одежд, снятых при открытии их гробниц. Между прочим, в гробнице Андрея Боголюбского найдена шелковая материя с вытканными на ней узорами, травами и обращенными друг к другу львами, которые совершенно сходны с изваянными изображениями львов на наружных стенах Дмитриевского собора. Н.П. Кондакова "Русские клады". СПб. 1906. Тут о бармах и других украшениях княжеской одежды. Его же "Изображение русской княжеской семьи в миниатюрах XI века". СПб. 1906. Тут описаны 5 византийских миниатюр, найденных в "Кодексе Гертруды", или рукописной латинской псалтири, находящейся в Ломбардии. Автор полагает, что эти миниатюры исполнены во Владимире-Волынском незадолго до безвременной кончины князя Ярополка Изяславича, которого мать, бывшая польская княжна, носила католическое имя Гертруды. Для сравнения приводятся изображения на стенах Киево-Соф. собора и Спас-Нередиц. ц., миниатюры изборника Святослава и т.д. Максимович слово "фофудья" объяснял греческой тканью, из которой шились кафтаны с поясами, или "фофудаты" (его Соч. III. 424.). А слово "прилбица" он объяснял меховой шапкой (ibid). См. об этом слове в моих Историч. соч. Вып. 2-й. Там же моя заметка об обычае князей вешать свои одежды в храмах, по поводу вопроса о "Златых вратах" Владимирского Успенского собора, Тип Киевской серьги, см. Археолог, известия и заметки. 1897. N 3, стр. 74. Прозоровского "Обутварях, приписываемых Владимиру Мономаху" (Зап. отд. рус. и славян. Археологии. III. 1882). Для русского княжеского быта любопытно также исследование проф. Анучина "Сани, ладья и кони как принадлежности похоронного обряда" (Древности Моск. Археол. Об. XIV. 1890). Его же "О формах древних русских мечей". (Труды VI Археол. съезда. Т. I. Одесса. 1886).
   ______________________
  
   Главным средством сообщения служило судоходство: по рекам совершались и торговое движение, и военные походы. Но значительную часть года, особенно в Северной Руси, реки были покрыты льдом; кроме того, между речными системами залегали так называемые "волоки", по которым сообщение происходило сухопутьем, то есть перевозили товары и всякие тяжести на колах, или на санях. Самое удобное время для сухопутных обозов, конечно, была зима, когда речки, болота и топи затягивались крепкой корой; во всякое же другое время, особенно весной и осенью, грязи итопи представляли великие препятствия для сообщения. Непроходимые дебри и непроглядные лесные трущобы, обильные хищными зверями, также служили немалым затруднением; в последних легко было заблудиться и погибнуть без вести. Поэтому устройство гатей, мостов, лесных просек и речных переправ на важнейших путях издавна было одной из главных забот правителей и населения. Но и зимой русскому человеку нередко приходилось бороться с жестокими морозами, сильными вьюгами и глубокими снегами. В постоянной борьбе со всеми этими трудностями закалялись энергия и терпение русского народа. Он сумел преодолеть многочисленные естественные препятствия и воспользоваться некоторыми благоприятными условиями, особенно богатой речной сетью, чтобы проникнуть в самые далекие, глухие края Восточной Европы, проторить к ним дороги, завести в них поселения и починки и оживить их своей промышленной и торговой предприимчивостью.
   Рынки, или "торги", составляли необходимую принадлежность не только города, но и всякого значительного селения. Сюда собирались крестьяне из окрестных мест и обменивали свои произведения на железные или медные орудия, утварь и пр. Стольные княжие города были вместе и важнейшими торговыми пунктами, куда направлялись товары из далеких областей Руси. Главным средоточием торгового движения в Южной Руси служили Киев и Чернигов, а в Северной - Новгород и Смоленск. Например, в Киев направлялись караваны с солью как от таврических озер, так и с Карпатских гор из галицких копей. А в Новгород шли обозы с хлебом из краев суздальских и рязанских.
   Своей предприимчивостью во внутренней торговле северорусские торговцы, кажется, превосходили южнорусских. Так новгородских гостей, а отчасти и смоленских можно было встретить почти во всех областях русских; ростовско-суздальские гости ездили в Киев и Чернигов. Благодаря такому взаимному обмену товаров между русскими областями внутренняя торговля на Руси была довольно развита и удовлетворяла насущным потребностям населения. Зато в

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 341 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа