Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 15

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

одручных. Были ли сии последние не что иное, как местные владетельные роды, признававшие над собой господство болгарского царя, или это были члены одного княжеского рода, получавшие уделы, подобно потомству Владимира Великого, - достоверно мы не знаем; возможно, что там существовало и то, и другое. Во всяком случае, очевидно, в Камской Болгарии, как и на Руси, происходили иногда споры и междоусобия за волости, и точно так же раздробление мешало политическому могуществу. Поэтому в войнах с Русью болгарские князья большей частью оказывались слабейшей стороной, т.е. принужденными к обороне собственной земли. Однако об их воинственности, искусстве укреплять и оборонять свои города свидетельствуют те же походы русских князей, которые обыкновенно ограничивались погромом сельских жителей и редко брали болгарские города. Эти города, как свидетельствуют их остатки, большей частью окружены были высоким тройным валом и соответствующим рвом; летописи наши указывают еще на наружный дубовый тын, или частокол, и двойной оплот, т.е. двойную бревенчатую стену.
   Средоточием, или столицей Болгарской земли, был город Булгар, в наших летописях известный под именем Великого города или "славного" города Бряхимова (т.е. Ибрагимова, по имени царя, современного Андрею Боголюбскому). Он находился в земле так наз. Серебряных Болгар, на левом берегу Волги, немного ниже устья Камы. Высокие массивные минареты вместе с развалинами каменных мечетей, надгробных молелен и бань до нашего времени указывали место этого когда-то действительно великого и славного города. Главное русло Волги протекает от него в значительном расстоянии; но долина, находящаяся между руслом и городом, изрезана протоками реки, а в вешнюю пору покрывалась водой; без сомнения, в эту пору суда могли приставать к тому возвышенному берегу, на котором стоял город, и именно к той его внешней части, в которой проживали иноземные христианские торговцы, преимущественно русские и армянские.
   Кроме стольного, или "Великого", нам известны еще несколько других болгарских городов, каковы: Ошел, недалеко от столицы, только на другом, нагорном берегу Волги; Биляр, на Малом Черемшане, который, соединяясь с Большим Черемшаном, впадает в Волгу с левой стороны; Жукотин, на левом берегу Камы (близ нынешнего Чистополя); Собекуль, Челмат и другие, которых положение в точности неизвестно*.
   ______________________
   * Для Рязанской земли см. "История Рязанского княжества". Д. Иловайского. М. 1858. (Там указаны источники и пособия.) На это сочинение рецензия Устрялова в "Отчете о пятом присуждении наград гр. Уварова". СПб. 1862. "О князьях Муромских, причтенных к лику святых" Квашнина-Самарина в упомянутых трудах Тверского Археол. съезда. По археологии края см. А.В.Селиванова "О раскопках в Старой Рязани" (Рязань. 1890) и о "Раскопках Борковского могильника" (Труды IX Археол. съезда. Т. I. М. 1895). О том же могильнике см. Черепнина (Труды Рязан. Архив. Комисс. за 1895 г.). Его же "Зарайский курган и Кузьминский могильник" (Ibid, за 1895 г.). Его же "Раскопки Пронских курганов" (Ibid. 1898). Рождественского "Черепа из древних могил Рязан. губ" (Ibid. VIII. 1893).

Главным источником для знакомства с Камской Болгарией в XI - XIII вв. служат наши летописи, т.е. известия о походах русских князей в ту сторону. К тем пособиям, которые упомянуты в 4 примечании, должно присоединить Гергарда Миллера - Abhandeung von den Volkern, welche vor Alters in Russland gewohnet haben (Magazin Бюшинга. XVI. 305 - 320. Halle. 1782) и прекрасный труд Шпилевского - "Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии". Казань. 1877. Здесь находится и подробное указание на литературу предмета. Только мнение его, что под Великим Городом наши летописи разумеют не Булгар на Волге, а Бюлар на Черемшане - это мнение пока ожидает подтверждений. Его же "Город Булгар" (Труды IV Археол. Съезда. Т. I. Казань 1884). Муллы Багауддинова "Очерки истории Болгарского и Казанского царств" (Ibid.). Лялина "Обозрение сочинения С.М. Шпилевского" (Сборник Археол. Института. II. СПб. 1879). Исслед. В. Н. Поливанова "Муранский могильник". М. 1896. (Близ Самар. луки, считается Мордовским.) Упомяну еще "Три надгробные булгарские надписи" муллы Хусейн-Фейз-Ханова (Извест. Археолог. Об. IV. 395). Самое богатое собрание булгарских древностей находилось у г. Лихачева в Казани. (О нем см. в Известиях Петерб. Археолог. Общ. Т. VI. 182 стр.)
   ______________________
  
  

XIII. Строй и гражданственность Древней Руси

Условия национального единства. - Стародавность княжей власти. - Дружина. - Ее оседлость и содержание. - Дружинно-княжеский быт. - Земское вече. - Многочисленность и характер древних городов. - Сельская община. - Земледелие. - Скотоводство и рыболовство. - Соль. - Бортничество. - Жилища и зодчество. - Утварь. - Русские художники. - Иконопись. - Оригинальность орнаментов. - Одежда и ее украшения. - Вооружение. - Сообщения. - Торговля внутренняя и внешняя. - Монета. - Русская церковь и остатки язычества. - Духовные писатели. - Книжное просвещение. - Заточник. - Летописи. - Поэзия

   Что такое была Русь в эпоху предтатарскуго?
   Собрание земель, более или менее обособленных, имевших во главе разные ветви одного княжего рода, которые успели приобрести значение местных династий, за исключением Великого Новгорода и стольного Киева. Сии последние получали князей из той или другой ветви, смотря по обстоятельствам, следовательно, оставались, так сказать, в общем владении потомков Владимира Великого. Киев сохранял еще значение средоточия в церковном и вообще гражданском отношении. Сам Владимир-Залесский подчинялся его главенству в этом отношении. Хотя Суздальская Русь и преобладала над остальными землями своим могуществом, но ее политическое верховенство не было общепризнанным. Она выступила с своими притязаниями только при двух князьях (Андрее Боголюбском и Всеволоде III), умевших держать в единении самое Суздальскую землю; а потом, при их преемниках, на время утратила свое преобладание, по причине собственного раздробления. Следовательно, в данную эпоху Русь почти не имела политического средоточия. Историк может наблюдать в ней то же самое явление, какое видим и в других странах, когда они предоставлены самим себе, т.е. когда над ними не тяготеет сильное внешнее давление: естественным путем, чувством самосохранения начинает вырабатываться некоторая система политического равновесия. Если какое-либо княжение слишком усиливалось и начинало теснить соседей, то вызывало против себя союзы других князей. Союзы эти часто видоизменяются и усложняются; но в конце концов обыкновенно успевают отстоять политическое существование отдельных земель и препятствуют упрочению какого-либо могущества, опасного для их самостоятельности.
   Хотя Русь была окружена более или менее неприязненными ей народами, но никто из этих соседей не был настолько силен чтобы угрожать ее независимости. Поляки, в то время сами раздробленные на уделы, Угры, Литва, Немцы, Шведы, Камские Болгаре и Половцы могли угрожать только пограничным владениям. Они иногда временно господствовали в какой-либо области, как Угры в Галиче, или захватывали земли, населенные инородцами и мало ценимые Русью, как Немцы и Шведы на Балтийских побережьях, или разоряли своими набегами русские украйны, как Половцы; но более ничего не могли сделать. Не стесняемый извне, русский народ имел возможность беспрепятственно развивать свой удельно-вечевой порядок и свою самобытную гражданственность.
   При всем дроблении на отдельные самостоятельные земли и недостатке политического средоточия, Русь того времени все-таки представляет важные и разнообразные условия, которые связывали ее части в одно целое и до некоторой степени налагали на них печать национального единства:
   1. Уже самый характер природы препятствовал полному обособлению отдельных земель - характер равнины, не разделенной никакими естественными преградами и покрытой огромной сетью внутренних вод. Три главные ее бассейна, Волжский, Днепровский и Двинский, сближаясь своими вершинами и переплетаясь бесчисленными притоками, связывали части этой равнины естественными и по тому времени наиболее удобными путями сообщения; следовательно, поддерживали живое единение, промышленное и торговое, а вместе с тем влияли на единение политическое.
   2. Один и тот же богатый русский язык царил на всем этом огромном пространстве. Два его главных наречия, северное и южное (впоследствии великорусское и малорусское), хотя уже существовали в те времена, но, по-видимому, были еще так близки, что стояли скорее на степени говоров, легко понятных друг другу. Областные отличия уже тогда были многочисленны, вырабатываясь под влиянием географического разнообразия и местных инородческих примесей; но они не нарушали единства языка. Сильным связующим началом для всех областей служила и книжная словесность, в основу которой лег церковнославянский язык со своими переводами богослужебных и священных книг. Письменная речь также разнообразилась по областям под влиянием местных говоров; но и это влияние, пока еще слабое, не нарушало единства книжного языка.
   3. Православная церковь служила могущественной связью, распространяя единение религиозных догматов и обрядов, налагая на все русские области единство своей иерархии. Старые языческие предания, конечно, продолжали жить в народе: они разнообразились по различным местным условиям и инородческим примесям и вторгались в религиозную жизнь народа в виде многочисленных суеверий. Но христианская церковь везде противопоставляла им свою непреложную систему вероисповедания, строго выработанную и закрепленную вселенскими соборами. Греческое православие распространяло во всех русских областях одни и те же виды храмового зодчества, иконописания и других художеств, служащих для внешнего украшения и благолепия церкви, и тем неотразимо влияло на объединение как самих приемов в образных искусствах, так и вообще художественных вкусов.
   4. Хотя разнообразие климата, почвы, естественных произведений, инородческих примесей и других областных условий способствовало развитию некоторых отличий в быте и характере населения, но эти отличия не нарушали единства основных черт и общего склада русской жизни, как семейной, так и общественной. Во всех областях Руси, мы находим одни и те же семейные отношения, общественные учреждения, сословия, тот же характер княжеской власти, суда и управления, то же отношение между дружиной и земством, те же вечевые обычаи - по крайней мере в общих, главных чертах.
   5. Единение русских земель в особенности поддерживал один и тот же княжеский род - многоветвистое потомство Старого Игоря, долгое время сообща владевшее всеми этими землями и наблюдавшее известный порядок родового старшинства при замещении Киевского и других главных столов. Если князь умирал, не достигнув старшего стола, то его сыновья теряли право на этот стол. Но происходившие отсюда князья-изгои, упорно отстаивали свое право на участие во владении Русскою землею. (Оттуда, как известно, многие междоусобия.) Кроме того, порядок родового старшинства уже рано встретил себе противника в стремлении князей наследовать дедину и отчину.
   6. В неразрывной связи с потомством Игоря распространились повсюду и русские дружины, которых первоначальное ядро составила Среднеднепровская, или Киево-Черниговская, Русь. Разместясь со своими князьями в разных областях Восточной Европы, эти дружины постепенно слились с высшим слоем туземного населения, как славянского, так отчасти и инородческого, и везде послужили основой местной аристократии, военной и землевладельческой.
   Понятие о неразрывности русских земель с одним княжеским родом успело настолько везде вкорениться, что в самом Новгороде Великом, при всем его стремлении к самобытности и народоправлению, не возникала еще и мысль о возможности управляться без русского князя, происходившего из того же племени Игоревичей. При постепенном упадке великого Киевского княжения, объединившего все русские земли, областные ветви этого племени все еще не забывали о своем общем происхождении, о своем общем владении Русскою землею, о необходимости действовать сообща в некоторых случаях. Сознание этой кровной связи и этой общности яснее всего выразилось в княжеских съездах, которые являются как бы верховным судилищем для самих князей и верховным советом или рядом для важнейших вопросов, каковы в особенности раздел волостей между князьями и совокупные предприятия против внешних врагов. В течение почти двух столетий, от Ярослава до монгольского ига, мы видим довольно частые княжеские съезды, как поместные, касавшиеся только известной области, так и более общие, на которых обсуждались дела или целой Руси, или значительной ее части. Однако таких почти всеобщих и знаменитых съездов, как Любецкий и Витичевский, мы уже почти не встречаем во второй половине XII и в первой XIII века. (Исключение составляет Киевский съезд при первом появлении Татар.)
   Та степень единения, на которой в это время находились русские земли, была более или менее дейсвительна для охранения Руси от соседних народов. Но она оказалась далеко не достаточна, когда с востока, из Азии, надвинули новые полчища варваров, направляемые одной деспотичной волей, одним хищным стремлением.
   Тщетно стали бы мы искать строго (юридически) определенных общественных отношений и учреждений, т.е. стройного государственного порядка на Руси в домонгольскую эпоху. Ее общественный строй носит на себе печать неопределенности и бесформенности в смысле наших настоящих понятий о государственном быте. Общественные слои находятся еще в периоде брожения и не застыли в известных рамках. Писаный закон и юридические уставы едва только проникают в народную жизнь; обычаи и предания, унаследованные от предков, еще господствуют над всеми ее сторонами; но в то же время постепенно уступают влиянию греческой церкви и других начал, принесенных извне или вытекающих из столкновения и перекрещивания с инородцами. И однако в этой Руси, разделенной на несколько земель и подразделенной на множество волостей, мы уже видим твердые основы государственного быта и ясно обозначенные ступени общественной лестницы.
   Первой и самой прочной основой является родовая наследственная княжеская власть, без которой почти все русские люди искони не могли себе и представить существование своей земли. Мы видим, что неумеренное самовластие или тирания некоторых князей возбуждали неудовольствие и даже месть со стороны дружинников или народной толпы. Но при этом самое понятие о княжеской власти, как необходимой общественной связи, не только не страдало, а иногда, с помощью церкви и книжников, поднималось еще на более ясную степень сознания, в особенности после неурядиц безначалия. Любопытны, например, рассуждения русского летописца по поводу убиения Андрея Боголюбского и мятежа черни, которая избила его детских и мечников и разграбила их дома, будучи озлоблена против них за разные поборы и притеснения. "Они не видели глаголемого: где закон, там и обид много, - замечает летописец. - Пишет апостол Павел: всяка душа властем повинуется, власти бо от Бога учинены суть; естеством бо царь земным подобен есть всякому человеку, властью же сана вышыпи, яко Бог. Рече великий Златустец: яже кто противится власти, противится закону Божью; князь бо не туне носит меч, Божий бо слуга есть". Вот уже когда наши церковные книжники стали переносить на русскую почву и применять к своим князьям византийскую теорию царской власти.
   Князь и его дружина - эти две неразрывные основы государственного быта - продолжают служить его представителями и охранителями в данную эпоху. Князь неразлучен с своей дружиной; с ней он "думает", или совещается, о всех делах, ходит на войну, на охоту, в объезд или полюдье; с ней же пирует и бражничает. Дружины наших древних князей вышли из того энергичного славянского племени, которое обитало на среднем Днепре, в Киево-Черниговской области, и называло себя Русью. Вместе с потомством старого Игоря дружины эти распространились по другим областям Восточной Европы, объединили их и постепенно сообщили им свое имя Руси (которое и получило обширный смысл). Мало-помалу они складывались в особое военнослужащее сословие, которое, однако, еще долго не имело замкнутого характера; по мере новых завоеваний оно принимало в себя как местные славянские дружины, так и военных людей из инородцев. Кроме того, князья охотно принимали в свою службу иноземных выходцев, каковы были варяги, немцы, поляки, угры, половцы, хазары, или черкесы, ясы, или алане, и пр. Но эти иноземцы, вступая в среду дружины, нисколько не нарушали ее чисто русского характера и нередко становились родоначальниками знатных русских фамилий. Дружина полунала от князя содержание и жалованье деньгами, съестными припасами и другими естественными произведениями, которые она собирала для него в виде даней. Кроме того, уже в ранние времена дружинники получают земельные участки и угодья и владеют селами. Семьи старших дружинников, или бояр, сосредотачивая в своих руках значительную поземельную собственность, и иногда в разных областях Руси, естественно полагают основание высшего сословия на Руси, или родовой землевладельческой аристократии.
   С разделением Игорева потомства на отдельные ветви, имевшие характер местных династий, дружинники также приобретали все большую и большую оседлость в качестве военного, правительственного и владельческого класса. Соперничество удельных князей и желание иметь около себя возможно более сильную и преданную дружину, конечно, возвысили значение и права дружинников. Они считали себя людьми военными, людьми, которые служат кому хотят; не понравится у одного князя, они переходят к другому. Не должно думать однако, чтобы такие переходы в действительности случались часто. Напротив, верность дружины своему князю, по понятиям народным, составляла одно из первых ее качеств. Переход был затруднен и тем, что он сопровождался лишением и отчуждением пожалованного князем недвижимого имущества. Сыновья дружинников обыкновенно становились такими же верными слугами князя или его преемника, как их отцы. Древнерусская дружина была выделившееся из народа военное сословие, а не отряд каких-нибудь наемников вроде варягов, немцев, половцев и пр. На это указывает отчасти ходившая на Руси в XI и XII веке любимая княжеская поговорка, приписанная Владимиру Великому: "Была бы дружина, с нею я добуду серебро и золото".
   В противном случае князь говорил бы наоборот: "Было бы серебро и золото, а с нею я добуду себе дружину". С деньгами действительно можно было добыть себе дружину, но уже наемную, и преимущественно иноплеменную.
   О размере денежного жалованья в те времена можно судить по следующему указанию летописи, относящемуся к первому периоду татарского ига. Сетуя на усилившуюся роскошь князей и дружинников и на их несправедливые поборы, летопись вспоминает древних князей с их мужами, которые умели оборонять Русскую землю и покорять другие страны. "Те князья, - говорит она, - не собирали многое имение, не выдумывали новых вир и продаж с народа; а если были справедливы виры, то брали их и давали дружине на оружие. А дружина добывала себе корм, воюя иные земли, и билась, говоря: "Братья, потягаем по своем князе и по Русской земле". Не говорили тогда: "Князь, мне мало двести гривен"; не возлагали на своих жен золотых обручей; но жены их ходили в серебре. Те князья и дружина расплодили землю Русскую". Следовательно, в эпоху предтатарскую двести гривен серебра было приблизительно обычным жалованьем, которое получали старшие дружинники; а младшие, конечно получали менее.
   В XII веке часть младшей дружины, отроков и детских, жившая при князе, на его дворе, в качестве его телохранителей и слуг, судя по прямым указаниям летописи, стала называться дворянами; этому названию впоследствии суждено было получить обширное значение. При размножении Игорева потомства и дроблении земель на уделы численность отдельных дружин, постоянно находившихся при князе, не могла быть велика; в данную эпоху она обыкновенно состояла из нескольких сот человек. Число это было достаточно для охранения внутреннего порядка и для мелких междоусобных войн. Но в случае больших предприятий и в войнах с соседями князья созывали свою дружину, рассеянную, по городам и волостям, и, кроме того, набирали рать из городского и сельского населения; причем помогали ее вооружению из собственных запасов. Дружинники составляли ядро этой временной рати, большей частью пешей; тогда как княжая дружина была обыкновенно конная. При воинственном духе русского народа, при его наклонности к удальству и при отсутствии сословной замкнутости того времени нередко простолюдины, особенно побывавшие на войне, уже не расставались с оружием и поступали в разряд дружинников. Князья охотно брали в свою службу всяких удалых людей; таким образом, дружина их всегда могла подкрепляться приливом свежих энергичных сил из народа. Простолюдин, отличившийся ратными подвигами, мог возвыситься даже до боярского сана; но подобные случаи были, кажется, редки; по крайней мере в дотатарскую эпоху, за исключением летописного предания о Яне Усмовиче, победившем в единоборстве печенежского богатыря при Владимире Великом, можем привести указание только на две галицкие боярские семьи, возвысившиеся из простолюдинов, именно: Домажиричи и Молибоговичи, которые происходили "от племени смердья" (Летописное упоминание о том под 1240 г.).
   Дружина, служившая вооруженной охраной княжеской власти, естественно сделалась главным органом управления и суда. Из среды своих бояр и отроков князья назначали посадников, тысяцких, тиунов, биричей и т.п. В те времена еще не было распределения власти по различным отраслям, и княжие чиновники часто соединяли в одном лице заведование как военными и гражданскими делами, так судебными и хозяйственными. Кроме жалованья от князя, в их пользу шла некоторая часть вир и продаж, т.е. судебных пеней и пошлин. По Русской Правде, при посещении волостей жители верви, или общины, обязаны были доставлять судьям, их помощникам и служителям потребное количество съестных припасов и корм для их коней на все время судебного разбирательства. Мало-помалу вошло в обычай, чтобы чиновники и судьи вообще получали от жителей подарки и приношения как деньгами, так и естественными произведениями.
   Отсюда развилась впоследствии целая система так называемого кормления. Летописи и другие источники сообщают нам иногда о народном неудовольствии на княжих посадников и тиунов, которые угнетали население произвольными поборами, продажами (судебными пенями) и разными вымогательствами; что особенно случалось при князьях беспечных и слабых характером или при таких, которые слишком потворствовали своим дружинникам. Преимущественно страдало от них население в том случае, если князь приходил на стол из другой области и приводил с собой иногороднюю дружину, которой раздавал места правителей и судей. Примеры тому мы видим, во-первых, в Киеве, когда великим столом завладели Всеволод Ольгович, пришедший с черниговцами, а потом Юрий Долгорукий, окруженный своими суздальцами; во-вторых, в Суздальской земле, когда внуки Долгорукого, два Ростиславича, пришли из Чернигова в Ростов и Суздаль с южнорусскими дружинниками и позволяли им обижать жителей своим лихоимством. И наоборот, князья деятельные, справедливые и твердые характером старались не давать в обиду земство своим боярам и слугам; сами надзирали за всем управлением; не ленились часто отправляться в полюдье, т.е. совершать объезды по городам и волостям, причем сами разбирали тяжбы и наблюдали за сбором даней. Примеры таких князей представляют в особенности Владимир Мономах и его внук Всеволод Большое Гнездо.
   Содержание своей семьи и дружины или своего двора требовало от князей больших расходов и, конечно, заставляло их постепенно изыскивать новые источники, так что к концу данного периода последние успели развиться в довольно сложную и разнообразную систему. В первоначальную эпоху главными источниками служили военная добыча и дань с покоренных народов - доходы, подверженные многим случайностям. С развитием большей оседлости и мирных отношений к соседям, с утверждением более государственных порядков в собственной стране доходы получили более определенные и постоянные виды с различными их подразделениями. На первом месте остались дани, которыми облагались волости по количеству своего населения и по богатству естественных произведений. Затем идут виры и продажи, более разнообразные торговые пошлины, в особенности мыт, взимавшийся с провозимых товаров. Кроме большого количества съестных припасов, мехов и других естественных произведений, которые в виде даней и оброков население доставляло в княжью казну, русские князья имели и свое собственное хозяйство, более или менее обширных размеров - хозяйство, которое они вели собственной челядью или рабами. У них были свои особые села; а при некоторых селах находились княжие дворы с кладовыми и погребами, в которых накоплялись большие запасы железных и медных вещей, меду и всякого товару; на гумнах стояли сотни стогов разного хлеба; на лугах паслось по нескольку тысяч коней и пр. Князья имели также по волостям своих рыболовов, бобровников, бортников и других промышленников. А княжая охота, достигавшая иногда весьма значительных размеров, хотя служила для князей предметом забавы и телесных упражнений, в то же время доставляла им большое количество всякого зверя и дичи, следовательно, и мясо для потребления, а также меха и кожи. При совокупности всех этих источников весьма естественно, что те князья, которые отличались хозяйственным характером, домовитостью и бережливостью, накопляли иногда у себя большие богатства, состоявшие из драгоценных металлов, одежды, оружия, утвари и всяких товаров.
   Уже в ту эпоху мы находим вокруг князя выделившиеся из дружины придворные чины для разного рода службы (большая часть их впоследствии получила характер почетных титулов). Таковы: дворский, стольник, меченоша, печатник, ключник, конюший, ловчий, седельничий; кроме того писец, или дьяк. Были еще выбиравшиеся из бояр кормильцы, или дядьки, которым отдавались под присмотр юные княжичи. Домашним и сельским хозяйством князя, кроме ключников, заведовали старосты, тиуны конюшие, и т.п., которые назначались как из дружинников, то есть людей вольных, так и из челядинцев или рабов.
   Вообще дружинно-княжеский быт Древней Руси пред: ставлял многие черты еще языческой эпохи, слегка изменившиеся под влиянием времени, особенно под влиянием Греческой церкви и живых связей с Византией. Напр., одним из важных обрядов в княжеском быту представляются "постриги". Очевидно, этот обряд идет из глубокой древности и находится в связи с обычаем знатных людей у русских и болгар брить бороду и выстригать волосы на голове, за исключением чуба, как это мы видим на примере Святослава Игоревича и древних болгарских князей. Когда мальчик достигал приблизительно трехлетнего или четырехлетнего возраста, ему впервые остригали волосы и торжественно сажали на коня, который вообще служил неразлучным спутником воинственных русских князей и дружинников. Родители ребенка сопровождали это торжество пиром и попойкой, смотря по степени своего богатства и своей знатности. В христианские времена сарматский обычай древних руссов полностью выстригать голову и брить бороду постепенно смягчался под влиянием Византии. Князья и бояре начали отпускать бороды, сначала небольшие, а также носить короткие волосы на голове. Но обычай совершать торжественно постриги над ребенком и сажать его на коня еще оставался и сопровождался пиром. Только этот обряд был уже освящен благословением церкви; острижение волос, вероятно, производило духовное лицо, а у князей, может быть, сам епископ. Точно так же участие церкви освятило и важный обряд вокняжения, или "посажения на стол", конечно, существовавший уже в языческие времена. Теперь он совершался в соборном храме; а затем, конечно, следовали пиры и угощения. Особенно щедрым угощением и обильными попойками сопровождались браки русских князей, которые заключались весьма рано, обыкновенно в отроческом возрасте. Вообще русские князья и дружинники как истые Славяне любили весело жить. Когда князья не были заняты войной или охотой, то свой день с раннего утра посвящали правительственным и судебным занятиям вместе с княжею думою, состоявшей из бояр; а после обеда проводили время с дружиной за стопами крепкого меду или заморского вина, причем нередко их забавляли рассказчики, песенники, гусляры и разного рода "игрецы" (плясуны, скоморохи и акробаты). Надобно полагать, что наиболее богатые дворы княжеские изобиловали людьми, искусными в такого рода увеселениях. Некоторые музыкальные и акробатические забавы, по всей вероятности, распространились на Руси особенно из Византии. (Фрески на лестницах Киево-Софийского собора дают наглядное представление об этих разнообразных забавах.)
   Бояре очень естественно старались подражать князьям в своем быту. Они тоже имели на своем дворе многочисленную челядь или рабов, которыми также вели большое хозяйство и на своих землях. На войну или на охоту они выступали в сопровождении собственных вооруженных слуг, или отроков, так что имели как бы собственную дружину. Особенной пышностью и многолюдством окружали себя те бояре, которые занимали должности воевод, посадников и тысяцких. За исключением отправлявших службу по городам и волостям, бояре обязаны были ежедневно рано поутру являться в терем к своему князю, чтобы составлять его совет, или думу, и вообще помогать ему в делах. Между боярами и дружинниками упоминаются иногда любимцы, или "милостники", которые пользовались особым доверием князя, что, конечно, возбуждало зависть и неудовольствие в других думцах. Любопытно еще обстоятельство, что молодые сыновья бояр, по-видимому, жили при самом князе и входили в состав его отроков, или младшей дружины. От них-то, вероятно, впоследствии и распространилось на всю эту младшую дружину название "дети боярские".
   Живя по-дружески, по-братски с дружиной, советуясь с ней о всех делах, творя с ее помощью суд и расправу, князь в важных случаях призывал на совет городских мужей или старцев, то есть собирал вече. Русское вече, или обычай сходки, совещания об общем деле есть такое же древнее учреждение, как и княжеская власть. В эпоху историческую видим совместное их существование на Руси, но при явном подчинении вече князю. Междоусобная борьба князей за волости и частая нужда искать поддержки у местного населения способствовали развитию и укреплению вечевых обычаев. Вече старших, или стольных, городов приобрело такую силу, что нередко решало и самый спор князей о том, кому сесть на стол. Решению его обыкновенно подчинялись и пригороды, то есть города областные, младшие. Припомним слова летописи, сказанные по поводу соперничества Владимира Залесского с Ростовом и Суздалем, которые считали его своим пригородом: "Новгородцы бо изначала и Смольняне, Кияне и Полочане и вся власти, якоже на думу, на веча сходятся; на, чем же старейшие сдумают, на том и пригороды станут". Наибольшего развития своего народное вече достигло в Новгороде Великом, где оно приобрело значение верховной власти и стало выше власти княжеской. Оно присвоило себе право выбирать и низлагать князей, епископов, посадников и другие правительственные лица, а также, в случае народного неудовольствия, карать самых знатнейших своих граждан смертью, изгнанием и разграблением имущества. Своим вечевым народоправлением Новгород все более и более выделялся из ряда Русских земель. Мы видим, однако, что и в Суздальской земле выступают на передний план веча Ростовское и Владимирское в тревожную пору, наставшую за смертью Андрея Боголюбского. Вообще народный совет усиливается во времена смутные, беспокойные, в особенности междукняжеские. Вече стольных городов не только поддерживает или призывает на свой стол кого-либо из спорящих князей, но и заключает с ним ряд; следовательно, принимает его на известных условиях, на договоре и, сажая его на свой стол, заставляет целовать крест, то есть присягать на этом договоре (что в Новгороде вошло в постоянный обычай). Но в спокойное время, особенно в тех землях, где какая-либо ветвь получила оседлость и значение местной династии, встречаем редкое упоминание о вечах.
   За исключением Великого Новгорода, народное вече нигде не представляет нам твердых определенных форм, и мы тщетно пытались бы разъяснить вечевые обряды, способ собирания голосов, пределы вечевой власти и т.д. Можем указать только некоторые общие черты. Обыкновенно вече выбирал сам князь или его посадник, тысяцкий или другой какой-либо сановник. Созывали его биричи и подвойские (иногда с помощью набатного колокола). Местом собрания служили или княжий двор, или площадь подле соборного храма. Сановник с какого-либо возвышения, например, с церковной паперти (если не было особо устроенного помоста, как в Новгороде), обращался с речью к народу и объявлял, зачем он созван. Граждане после беспорядочного совещания друг с другом более или менее шумными кликами выражали свое мнение; а вопрос о большинстве просто решался на глазомер, без точного счета голосов. Так называемого ценза не существовало, и в вечевых собраниях участвовали все свободные граждане, но не молодежь. При сильном развитии семейной или отцовской власти в Древней Руси младшие братья, сыновья и племянники не имели особого голоса в присутствии главы семейства; а потому, если и приходили на вече, то для того только, чтобы слушать молча совещания старших людей или поддерживать своих в случае какого насилия. Пригорожане могли иногда участвовать в вече своего главного города, и наоборот, жители последнего участвовали в вече пригорода.
   Большое народное вече, как мы сказали, собиралось не часто, а только в важных случаях, преимущественно во времена смут и безначалия. Более постоянным учреждением является, по-видимому, малое вече, когда лучшие люди, т.е. городские старцы или домовладыки, наиболее зажиточные и семейные, созывались на княжий двор для совещания вместе с его боярами и дружиной под непосредственным председательством самого князя. Иногда приглашалось к князю на вечевое совещание духовенство; а в особенно важных случаях призывались дружинники и земские лучшие люди из пригородов и волостей, пример чему мы видели в истории Ярослава Осмомысла и Всеволода Большое Гнездо, вздумавших изменить общий порядок при наследовании главного стола. (Из этих именно собраний впоследствии развилось то, что известно под именем земского собора, или "великой земской думы".) Обычай собираться на сходку для совещаний был, очевидно, распространен издревле в земском населении Руси и производился не только в городах, но и в волостях, т.е. между сельскими жителями, особенно по вопросам хозяйственным, например: по разделу или переделу полей, по раскладке и разверстке княжих даней и разных повинностей, по снаряжению людей на войну и т.п. Вечевые обычаи не оставляли земских людей даже и в военных походах.
   Городское население в древней России составляло главную основу государственного быта и решительно преобладало над сельским населением. Летописи упоминают в дотатарскую эпоху до трехсот городов. Но, без сомнения, это число далеко не соответствует их действительному количеству, если под городом разуметь то, что и разумелось в древности, то есть всякое укрепленное или огороженное поселение.
   До объединения Руси под одним княжеским родом и вообще в языческую эпоху, когда каждое племя жило особо и дробилось на многие общины и княжения, не только внешние враги, но и частые взаимные ссоры заставляли население огораживаться от неприятельского нападения. Города неизбежно и постепенно умножались вместе с переходом славянорусских племен от кочевого и бродячего быта к оседлому. Еще в VI веке, по известию Иорнанда, леса и болота заменяли славянам города, т.е. служили им вместо укреплений против неприятелей. Но и это известие нельзя принимать буквально. Уже в те времена, по всей вероятности, были укрепленные поселения и даже существовали значительные торговые города. С большим развитием оседлости и земледелия число их сильно возросло в последующие века. Около трех столетий спустя после Иорнанда другой латинский писатель (неизвестный, по имени географ Баварский) перечисляет славянские и неславянские племена, населявшие Восточную Европу, и считает у них города десятками и сотнями, так что в сложности получается несколько тысяч городов. Если бы его известие и было преувеличено, все-таки оно указывает на огромное количество городов в древней России. Но из такого количества еще нельзя заключать о густоте и многочисленности самого населения страны. Города эти были собственно городки или небольшие селитьбы, окопанные валом и рвом с прибавлением тына, или частокола, и только частью имели стены из плетней и бревенчатых срубов, наполненных землей и камнями с башнями и воротами. В мирное время население их занималось земледелием, скотоводством, рыбным и звериным промыслом в окрестных полях, лесах и водах. На эти сельские занятия горожан прямо указывает летопись, влагая в уста Ольги следующие слова, обращенные к осажденным жителям Коростеня: "Чего хотите досидеться; все ваши города уже передались мне и обязались платить дань и возделывают свои нивы и свою землю; а вы хотите лучше голодом поморить себя, чем заплатить дань". Но при первой военной тревоге население укрывалось в свои городки, готовое выдержать осаду и дать отпор неприятелю. Сообразно с потребностями защиты и самое место для города обыкновенно выбирали где-нибудь на береговом возвышении реки или озера; по крайней мере с одной стороны он примыкал к дебрям и болотам, которые не только препятствовали неприятельскому нападению с этой стороны, но и служили укрытием на случай взятия городка. Разумеется, чем открытее была страна, чем более подвергалась неприятельским нападениям, тем большая потребность существовала в поселениях, окопанных валами, как это и было в южной полосе Древней Руси. В местах же лесистых, болотистых и вообще защищенных самой природой, укрепленных таким способом селений встречалось, конечно, меньше.
   Когда русское племя посредством собственных дружин распространило свое господство в Восточной Европе и когда эти дружины объединили восточных славян под властью одного княжеского рода, естественно, должны были уменьшиться и опасность от соседей, и взаимные драки между славянским племенами. Русь, с одной стороны, обуздывала внешних врагов, которых нередко громила в их собственной земле; а с другой стороны, княжеская власть запрещала в своих владениях драки, возникшие из-за обладания полем, лесом, пастбищем, рыбною ловлею или из-за похищенных женщин, а также нападения с целью грабежа, добычи рабов и т.п. Налагая дани на туземное население, князья взамен, кроме внешней защиты, давали им суд и расправу, т.е. обязывались более или менее защищать слабых от обид сильнейшего, другими словами, полагали начало государственному строю. Поэтому жители множества городков вследствие большей чем прежде безопасности могли постепенно расселяться по окрестным местам в неукрепленных хуторах и поселках, чтобы удобнее заниматься сельским хозяйством; самые городки нередко получали более мирный характер, постепенно превращаясь в открытые селения. Отсюда все более и более размножалось сельское население, преданное земледелию и другим хозяйственным занятиям. Так было преимущественно во внутренних областях; но по окраинам и там, где существовало более опасности, а также в землях покоренных инородцев князья уже сами заботились о поддержании и сооружении хорошо укрепленных городов, в которых размещали своих дружинников. Вообще в эту русско-княжескую эпоху постепенно выработалось различие между городским и сельским населением.
   Если число укрепленных селитьб не было так многочисленно, как прежде, зато самые города сделались значительнее и стали вмещать в себе население более разнообразное по своему делению на классы и сословия. Они постепенно становятся средоточием для окрестной области как в военно-правительственном отношении, так и в промышленно-торговом; по крайней мере, это должно сказать о городах наиболее значительных. Такие города обыкновенно состояли из двух главных частей: "детинца" и "острога". Детинец, иначе кремль, считался внутренней частью, хотя он редко приходился внутри, а обыкновенно одной или двумя сторонами был расположен над самым береговым спуском. В нем помещались соборный храм и двор князя или его посадника, а также дворы некоторых бояр и духовных лиц. Здесь пребывала и часть младшей дружины, или детские, составлявшие городскую оборону (от них и название "детинца"). Острогом назывался внешний, или окольный, город, примыкавший к детинцу. Он также опоясывался валом, стенами и башнями, а с наружной стороны - еще рвом, наполненным водой; такой крепостной ров обыкновенно назывался греблею. Стены и башни в Древней Руси были деревянные; только в немногих городах встречались каменные. Понятно, что при обилии леса и недостатке гор и камня укрепления в Восточной Европе носили иной характер, чем в Западной, где замки и города укреплялись еще по образцу римских колоний. Впоследствии окольный город стал более известен под именем "посада"; в нем преимущественно жило население торговое и разного рода ремесленники. Необходимой принадлежностью его было "торговище", или "торжок", куда в известные дни съезжались люди из окрестных деревень для обмена своих произведений. В больших городах с умножением населения вокруг острога заводились новые селитьбы, носившие названия "предгородия", "застенья", а впоследствии - "слобод", обитатели которых занимались или земледелием, или огородничеством, рыбной ловлей и другими промыслами. Эти предгородия в свою очередь опоясывались валом. Кроме того, около больших городов в более или менее значительном от них расстоянии насыпались валы с той целью, чтобы в случае неприятельского нашествия окрестные сельские жители могли укрыться за ними не только с своими семьями и с хлебными запасами, но и со своими стадами. Особенно в Южной Руси, где грозила постоянная опасность от кочевников, и доселе можно видеть остатки многочисленных валов по соседству с важнейшими древними городами.
   В те времена, когда еще не было строгого деления по сословиям и занятиям, когда была так сильна потребность в защите себя, своей семьи, своего имущества и жилища, все свободное население должно было иметь привычку к оружию, чтобы в случае нужды встать в ряды войска. Горожане по преимуществу сохраняли свой воинственный характер; при обороне городов, равно и в больших походах княжие дружинники составляли только ядро военной силы; но, конечно, они были и лучше вооружены, и более привычны к воинскому делу, более искусны в употреблении оружия. Земская рать, по-видимому, имела своих особых начальников в лице "тысяцких" и "сотских". Названия эти напоминают те времена, когда все свободное население делилось по тысячам и сотням и с таким делением выступало на войну. А потом сотские и десяцкие обратились в земских чиновников, заправлявших некоторыми текущими делами, особенной раскладкой и сбором даней и повинностей*.
   ______________________
   * Пособиями для общественных отношений и учреждений Древней Руси служат Плошинского "Городское состояние русского народа в его историческом развитии". СПб. 1852. Погодина "Исследования и лекции". Т. VII. Соловьева "История отношений между князьями Рюрикова дома". М. 1847. В. Пассека "Княжеская и докняжеская Русь" (Чт. Общ. И. и Др. 1870, кн. 3). Сергеевича "Вече и князь". М. 1867. (Подробную рецензию Градовского на это сочинение см. в Ж. М. Н. Пр. 1868. Октябрь.) Беляева "Лекции по истории русского законодательства". М. 1879. Лимберта "Предметы ведомства веча в княжеский период". Варшава. 1877. Самоквасова "Заметки по истории Русского государственного устройства и управления" (Ж. М. Н. Пр. 1869. Ноябрь и Декабрь). Его же "Древние города России". СПб. 1870. Его же "Начала политического быта древнерусских славян". Вып. I. Варшава. 1878. В двух последних сочинениях проф. Самоквасов доказывает несостоятельность прежде господствовавшего мнения о малочисленности городов в древнейшей Руси - мнения, основанного на нескольких гадательных фразах летописца о быте русских славян до так наз. призвания Варягов. (Некоторые писатели, по недостатку критики, до того полагались на эти фразы, что самое построение городов на Руси считали делом призванных Варягов.) Лучшая рецензия по теории о городах проф. Самоквасова принадлежит проф. Леонтовичу (Сборник Госуд. Знаний. Т. II. СПб. 1875).

В последнем сочинении г. Самоквасова ("Начало полит, быта") представлен обзор разных теорий политического быта русских славян в эпоху призвания; таковы теории: родовая, общинная, задружно-общинная и смешанная. Представителями патриархального и родового быта являются Соловьев и Кавелин, общинного - Беляев, Аксаков и Лешков, задружно-общинного - Леонтович (см. его статью в Ж. М. Н. Пр. 1874. NN 3 и 4), а смешанного - Затыркевич ("О влитии борьбы между городами и сословиями на образование строя Русского государства в домонгольский период". Чт. Об. И. и Др. 1874). Критика на него проф. Сергеевича в Ж. М. Н. Пр. 1876. N 1. Проф. Никитский ("Теория родового быта в древней Руси". "Вестник Европы". 1870. Август) развивает теорию рода фиктивного или политического. Помянутого проф. Самоквасова "Главнейшие моменты в государст. развитии древней Руси". Варшава. 1886. (Примыкает к родовой теории междукняжеских отношений.) Проф. Хлебникова "Русское государство и развитие русской личности (Киев. Университет. Известия. 1879. N 4). Мы не входим в разбор всех этих теорий; так как они более или менее исходным своим пунктом берут мнимое призвание Варяжских князей, считая его историческим фактом и полагая его началом Русской государственной жизни. Даже г. Затыркевич, признавая более древнее происхождение Русского государственного быта, в то же время как-то сплетает его с призванием Варягов и считает Русь выходцами из Скандинавии. С своей стороны мы возводим начало нашего государственного быта с туземными русскими князьями во главе ко времени гораздо более раннему, чем эпоха мнимого призвания Варягов. Во внутренних отношениях видим в Древней Руси существование общины и веча рядом с дружинно-княжеским началом, но при явном подчинении сему последнему. (Несколько моих мыслей о происхождении государственного быта вообще см. в Известиях Моск. Общ. Естествознания, Антропологии и Этнографии за 1879 г.: "О некоторых этнографических наблюдениях".) Что касается до местных славянских князей, существовавших до подчинения их Киеворусскому княжему дому, то летопись сохранила нам несколько имен. Таковы: в X веке древлянский Мал и полоцкий Рогволод, а позднее встречаем у Вятичей Ходоту, современника Владимиру Мономаху. Вятичи позднее других племенных князей подчинились Киевскому княжему роду. Этот род на место побежденных князей сажал своих членов, или своих посадников.
   ______________________
  
   Сельское население Древней Руси, как мы сказали, мало отличалось от городского. В мирное время оно занималось земледелием, звериным или рыбным промыслом, смотря по характеру природы, и жило в тех хуторах и поселках, которые были рассеяны вблизи городов. С развитием большей безопасности размножилось число хуторов и деревень, и даже самые городки превращались в открытые селения. Тогда и название "смерд", обозначавшее вообще простых горожан и сельчан в совокупности, постепенно усвоилось сельскому, земледельческому населению по преимуществу. По мере размножения этого населения составлялись поземельные общины, носившие разнообразные названия "верви", "волости", "погоста" и пр. Главной связью между селениями, входившими в состав такой общины, служили общее пользование землей, а также совокупная уп

Другие авторы
  • Куликов Ф. Т.
  • Герцык Аделаида Казимировна
  • Лютер Мартин
  • Уманов-Каплуновский Владимир Васильевич
  • Бедье Жозеф
  • Тегнер Эсайас
  • Верещагин Василий Васильевич
  • Аникин Степан Васильевич
  • Волков Федор Григорьевич
  • Бальдауф Федор Иванович
  • Другие произведения
  • Мопассан Ги Де - Ржавчина
  • Нарежный Василий Трофимович - Запорожец
  • Чарская Лидия Алексеевна - Король с раскрашенной картинки
  • Некрасов Николай Алексеевич - Драматический альбом для любителей театра. Книжки 1 и 2
  • Волконский Михаил Николаевич - Мальтийская цепь
  • Салиас Евгений Андреевич - Пандурочка
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории...
  • Семенов Сергей Терентьевич - К. Н. Ломунов. Писатель-крестьянин и его рассказы о детях
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Мужик и чёрт
  • Колбасин Елисей Яковлевич - Воейков, с его сатирою "Дом сумасшедших"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 360 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа