Главная » Книги

Гуревич Любовь Яковлевна - Предисловие к книге "Беседы К. С. Станиславского"

Гуревич Любовь Яковлевна - Предисловие к книге "Беседы К. С. Станиславского"


  
   Беседы К. С. Станиславского. В студии Большого театра в 1918-1922 гг. Записаны заслуженной артисткой РСФСР. К. Е. Антаровой
   Под общей редакцией Ю. С. Калашникова
   Второе дополненное/издание
   М., Всероссийское театральное общество, 1947
  

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

  
   Беседы К. С. Станиславского в Студии Большого театра, записанные К. Е. Антаровой и публикуемые Всероссийским театральным обществом, происходили в 1918-1922 годах, но они касаются очень острых вопросов настоящего времени - вопросов трудовой и художественной дисциплины актера, его этики, его воспитания. Станиславский постоянно думал на эти темы, сталкиваясь с ними как в своей практической театральной деятельности, так и в теоретической работе над своей "системой", и всегда они волновали его. Сестра его З. С. Соколова, много лет работавшая рука об руку с ним в студиях, которыми он руководил, в письме своем к К. Е. Антаровой по поводу опубликования ее записей говорит: "Константин Сергеевич очень печалился, что не успеет написать книгу об этике, особенно - актера. В ваших записях, особенно в первых двенадцати беседах, он много говорит об этике, да и в остальных беседах не мало разбросано мыслей этического характера. Не раз брат говорил мне: "Может быть книга об этике - самая нужная, но... не успею написать".
   Этого свидетельства достаточно, чтобы понять в основном и характер публикуемой книги, и ценность ее. Но, читая ее, видишь в ней еще и отражение того исключительного подъема, который принесли Станиславскому первые годы революции, когда все житейские испытания - холод и голод послевоенного времени - не только не заслоняли для него величия совершающегося, но, раздвигая его жизненный горизонт, вызывали в нем целую бурю новых идей и новых формулировок того, что смутно бродило в нем уже и ранее. Его потребность нести свое творчество широким народным массам нашла свое выражение еще в пору создания Художественного театра, которому только внешние обстоятельства не позволили сохраниться в качестве "Художественно-общедоступного театра". Впечатления империалистической войны привели его к признанию неполноценности всей буржуазной культуры. Октябрьская социалистическая революция побудила его предъявить особенно строгие требования к театру и всем его работникам. "Героическая эпоха нашей жизни требует и актера другого", - говорит он в одной из публикуемых бесед. И он ищет путей к тому, чтобы воспитать театральную молодежь в духе героического, самоотверженного служения своей стране, в полной отрешенности от всяких мелких личных интересов. Он стремится показать в своих беседах, что и само художественное творчество может расцвести только у тех, кто сумеет ощутить глубочайшую связь театрального дела и его художественных заданий со строительством обновляющего свою жизнь народа и кто наполнит всякий свой день, "всякое летящее мгновение в нем" высокими мыслями, чувствами и настроениями. К неустанной работе над собой, к победам своего сознания и своей воли над всем, что мешает актеру полностью отдаться своему делу, зовет Станиславский в этих своих беседах, и голос его звучит в них всей силой цельного, страстного убеждения.
   Исследуя путь внутреннего развития Станиславского, начиная с юных лет, нашедших свое отражение в его "Художественных записях 1877-1892 годов", до поры его духовной зрелости, когда были написаны им книги "Моя жизнь в искусстве" и "Работа актера над собой", - мы ясно видим, что вся его собственная жизнь была полна той борьбой с несовершенствами своей природы, к которой он зовет в своих беседах.
   Всякий, кто имеет мало-мальски живое представление о нем, знает и то, что никогда он не довольствовался достигнутым - ни в своем творчестве, ни в своем теоретическом мышлении, ни в своей работе над собой, как человеком. Но несомненно, что найдется не мало людей, склонных к дешевому скептицизму, которые, читая его беседы, скажут, что требования, предъявляемые им к молодым актерам, вообще неисполнимы и даже излишни, потому что подавляющее большинство актеров, не исключая крупнейших, никогда не ставило их себе, и, однако, это не мешало им проявлять свои таланты на сцене, а каковы они были за пределами сцены - это их личное дело.
   Станиславский, конечно, не раз выслушивал такие соображения, но не мог принять их. Веди всякий художник в любой области искусства наполняет свои создания собственным идейным и психологическим содержанием, а к актеру это относите", понятно, еще в большей мере, чем к какому-нибудь иному художнику. И если талантливые люди, проявят как нэ сцене, так и за кулисами равнодушие к жизни своих товарищей и всего своего коллектива, пошлое тщеславие, распущенность и беспечность в отношении к своему и общему делу, все же достигали шумных успехов, то это значит только, что при взыскательном отношений к себе они дали бы в своем искусстве несравненно больше и подняли бы театр на такую высоту, какой он еще далеко не достиг.
   Станиславский всегда разделял мысль, высказанную еще в XVIII веке умным немецким актером Иффландом, что лучшее средство быть благородным на сцене в своей роли - это" быть благородным в действительности, в собственной жизни. Примеры наших великих артистов Щепкина, Ермоловой, отдававшихся искусству со всем благородством, какое было свойственно им в жизни, хотя их время далеко не благоприятствовало высокому полету настроений и художественных помыслов, стояли перед глазами Станиславского. Он всегда верил в возможность безраздельного, героического служения искусству, а в нашу эпоху, требующую и рождающую героев на разных жизненных поприщах, в эпоху, когда театр должен по меньшей мере не отставать от жизни и, выйдя из замкнутого круга своего прежнего мечтательного существования, жить всей полнотой своих сил "на земле и для земли", - мог ли он, Станиславский, не требовать от актеров того, к чему влекла его собственная горящая, героическая натура?
   Исследуя в своих беседах вопрос о подготовке к творчеству и об организации актером своего творческого процесса, он все время подчеркивает ту огромную роль, какую играют при этом развитое человеческое сознание и воля к победе над ограниченностью своих природных средств. И если в это время, задолго до того, как его "система" отлилась в книгу: "Работа актера над собой", многое формулировано в беседах не так четко, то некоторые стороны "системы", которые он хотел полнее осветить в дальнейших своих трудах, раскрыты здесь уже во всей глубине. Таков, кроме всего отмеченного выше, вопрос о характере подлинно-художественного творчества. Посвященные ему здесь страницы ясно показывают, что в годы, к которым относятся беседы, Станиславский, не изменяя реализму, но углубляя понятия о нем, уже полностью отошел от всякого натурализма даже в том плане, который он называл "психологическим натурализмом".
   Необходимость художественного обобщения в изображение всякого характера, и всякой страсти при соблюдении величайшей конкретности образа показана в беседах с большой убедительностью. Всяческое углубление изображаемого, показ человеческих фигур во всей сложности их противоречивых свойств и стремлений, трактовка каждого жизненного Явления, как некоего единства в многообразии и притом в определенном идейном освещении, - вот чего добивается здесь Станиславский от молодых актеров. Тем самым он требует от них высокого интеллектуального уровня и умения глубоко и тонко вникать в человеческую психологию не только при работе над ролью, но и при наблюдении людей в жизни. Образцы психологического анализа, которые он дает в своих беседах, работая в Студии Большого театра над постановками опер "Вертер" и "Евгений Онегин", являются в этом отношении чрезвычайно показательными.
   Что касается достоверности записей, которые К. Е. Антарова вела во время самих бесед полустенографическим способом и расшифровывала непременно в тот же день, то об этом говорят нам строки уже цитированного, выше письма З. С. Соколовой от 8 ноября 1938 года: "Удивляюсь, как вы могли так дословно записать беседы и занятия брата. Изумительно! - говорит она К. Е. Антаровой, возвращая ей рукопись ее записей. - При чтении их и после у меня было такое состояние, словно действительно, вот сегодня, я слышала его и присутствовала на его занятиях. Мне даже припомнилось, где, когда, после какой репетиции говорил он записанное вами...". В заключение своего письма З. С. Соколова еще раз подтверждает, что эти записи отчасти выполняют то, чего так хотел сам К. С. Станиславский, но чего он не успел выполнить лично.

Любовь Гуревич

   Январь 1939 рода.
  

Другие авторы
  • Фофанов Константин Михайлович
  • Российский Иван Николаевич
  • Башилов Александр Александрович
  • Чаянов Александр Васильевич
  • Гиппиус Василий Васильевич
  • Морозов Михаил Михайлович
  • Павлов Николай Филиппович
  • Измайлов Владимир Васильевич
  • Аристов Николай Яковлевич
  • Берг Николай Васильевич
  • Другие произведения
  • Масальский Константин Петрович - Черный ящик
  • Тютчев Федор Федорович - Беглец
  • Энгельгардт Егор Антонович - Письма к А. Б. Куракину
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Девица Малеен
  • Киреевский Иван Васильевич - Письмо к П. Я. Чаадаеву
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сочинения Александра Пушкина. Статья шестая
  • Покровский Михаил Николаевич - Русская история с древнейших времен. Часть 1
  • Колосов Василий Михайлович - На кончину Князя Италийского, Графа Аркадия Александровича Суворова-Рымникского
  • Хомяков Алексей Степанович - В. А. Кошелев. Пушкин и Хомяков
  • Захер-Мазох Леопольд Фон - Леопольд Захер-Мазох: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 309 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа