Главная » Книги

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб, Страница 28

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

fy">                       Отец.
  
             Он меж людей
             Посеял смуту, злодеянья
             И заслужил он наказанье.
  
                       Юноша.
  
             Но друг наш тут пред нами говорил,
             Что речь его была белее, чище снега...
  
                       Отец.
  
             Не сократил он бега
             Своих речей: вот что, вот преступленье в чем.
             Катится снега ком
             И бел, и чист, пока не скатится в долину...
             Растает там в пыли,
             Потоком грязным он уносит все в пучину.
  
                         Юноша.
  
             Так непонятно все. Аллах, Али!
             Но есть снежинки гор высоких
             В потоках.
             Их пыль дорог грязнит.
             Его мы сами загрязняем.
             Когда течет поток по камню чистых плит,
             Он чист; то мы в него все грязное роняем.
  
                         Отец.
  
             Что мне сказать тебе...
  
                       Юноша.
  
             Ты в Кербеля
             Меня отправишь, да? Поедешь сам. Узнаем
             От мудрецов святых, - чем держится земля.
             Что видел я сейчас, все странно так, родитель...
             Ах, если б я понять все мог...
             Когда в моем саду растет цветок,
             Его я берегу... Неужто Вседержитель
             Прекрасные цветы... Нет, нет, Он не жесток...
             Покинут так! Не Он... То люди злы, родитель?
  
                         Отец.
  
             Пойдем, Он не жесток...
  
                       Юноша.
  
             Нет, нет, еще остаться
             Позволь мне здесь, отец... Я б все туда глядел...
             В убийственном огне он все ж остался цел!
             Всем не могло казаться...
             К народу подошел... Он поднял так глаза...
             С моими встретился глазами.
             Стрела, что на земле бросает в нас гроза,
             Не так проникнет в грудь, как он лучами
             Своих очей мне грудь пронзил, отец!
  
        ;                 Отец.
  
             Пойдем.
  
                       Юноша (плачет).
  
             Мне жалко так, мне жалко!
  
        ;                 Отец.

(тоже расстроен. Некоторые лица из толпы отделяют его от сына. Отец своему собеседнику тихо).

  
             Кровопролитию настанет ли конец?
             О двух концах острейших палка
             Такая казнь! Мой сын... Щемит от страха грудь!

Явление II.

(Широко открываются ворота. Оттуда выходит толпа знатных лиц со слугами).

  
                       Богатый купец.
  
             Иначе как-нибудь,
             Иначе потушить восстанье было надо!
             Не будет нам добра
             От казней всех. Пора опомниться, пора...
             Мы обратились все теперь в немое стадо,
             В нас чести нет.
             Окаменели мы...

(С боковых улиц являются торговцы и вполголоса предлагают).

  
                         1-й торговец.
  
             Шербет...
  
                         2-й торговец.
  
             Вода со льдом!
                         (С лотков предлагают).
             Вот розы из Шираза.
             Для обоняния отрада и для глаза.
  
                         Продавец шербета.
             Шербет! Шербет!

!!!!!!!!!!!!!

Явление III.

Хурет входит из ворот. Зейнеб в некотором отдалении за ней.

  
                         Юноша (у Музафера).
  
             Скажи мне, кто прекрасная та дева?
             Откинута чадра.
             Она его сестра?
                         (Из ворот еще выходят двое).
  
                         Первый.
  
             Какие нам плоды взойдут из их посева?
  
                       Музафер.
  
             Не знаешь Тагирэ? Хурет?
             Чистейшая она. Очей прекрасный свет...
                         (в толпе).
             О, Тагирэ... Хурет, Хурет!..
  
                         Хурет.
  
             Там, у позорного столба,
             Лежит он бездыхан... Свершилася судьба...
             Пойдемте, сестры все... Как месяц ясный,
             Лежит он бледен тих...
             О, сестры, прах его безгласный
             За золото купила я у них.
             Купила прах Агки. И оба праха наши...
             Там, там они лежат. Всех в мире этом краше,
             Как агнец кроткий, Баб... У ног его Агка!
             Ах, гнева мощная рука
             Их там повергла ниц... Пускай любви светило
             Теперь их вознесет!
             Из пламенных лучей венки для них сплетет!
             Рука мужей две жизни сократила...
             Мы жизни их продлим... Им, сестры, алтари
             В сердцах людей устроим...
             Когда последний луч зари
             Погаснет на земле, и вновь блестящим роем
             Светила тихие зажгутся в небесах,
             Могиле предадим их прах.
  
                       Все.
  
             Али, Али, Аллах.
  
                         Хурет.
  
             Мы будем плакать над курганом
             Вечернею порой,
             И слезы благостным туманом
             Взойдут над ним. Пойдем, сестрица за сестрой,
             Теперь мы к ним пойдем. О, женщины Ирана,
             В крови они лежат. Их кровь из каждой раны
             Мы оботрем чадрой,
             Ланиты их омоем
             Росою наших слез,
             И пологом покроем
             Из роз, ширазских роз!..
             Свершилось дело гнева.
  
                         Зейнеб.

(В это время покупает с лотков розы и передает Хурет и собравшимся женщинам).

  
                         Хурет.
  
             Свершим любви завет.
             И свет ее зажжем, ее чудесный свет,
             Мы, женщины и девы!
                       (Показывает на фонтан).
             Как тихая струя, прозрачна и чиста,
             Ушла и жизнь его... Погаснули навеки
             Прекрасные глаза... Умолкнули уста:
             И не польются вновь в пустыне жизни реки
             Его небесных слов. Шираз, родной Шираз!
             Нет сына твоего! О, лейтесь, лейтесь слезы!
             В короне родины прекраснейший алмаз
             Исчез навек! В чадры возьмите розы,
             Пойдем туда, туда...
             На темных небесах, - о лейтесь, лейтесь слезы...
             Погаснула волшебная звезда!
  

Юноша тоже берет несколько роз и уходит за женщинами. Когда процессия женщин и девушек направляется к воротам, оттуда с барабанным боем выходит взвод солдат. Женщины останавливаются и, когда солдаты исчезают в переулке, процессия входит в ворота. Народ, оставшийся на крышах, следит за происходящим. Многие хотят направиться за Хурет, но ворота со звоном запираются. Многие женщины, по примеру Хурет, откидывают чадру и тихо плачут.

Занавес.

Конец.

  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 144 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа